Миры и параллели

Марина Васильевна Шипицына
Миры и параллели

Глава 1. Эгди и её компания

Эгди (сокращенное имя от Эаробигда) родилась на звездолёте и не знала другого мира, другой жизни. Своё существование она воспринимала естественным, само собой разумеющимся. Компания шумных и самодостаточных подростков во главе с Эгди, была 20 поколением рожденных на звездолете. С друзьями они исследовали самые отдаленные уголки их общего дома, однажды убежав из зоны обучения вышли без разрешения взрослых в открытый космос. Такое могло прийти в голову только Эгди, но после крутых разборок родителей между собой им разрешили покидать борт корабля.

Звездолет двигался вдали от опасных космических объектов, никто не хотел рисковать их единственным домом. Эгди прекрасно знала историю полета и часто с друзьями обсуждала, что было бы, если бы они остались на своей родной планете обитания – Марфулаксе. Но планета погибла от природного катаклизма, в зоне обучения они часто смотрели голографическое кино «Гибель Марфулаксы». Эгди, изображая из себя исследователя – путешественника, забиралась на склоны вулканов, заглядывая в раскаленное жерло, друзья уступали ей первенство во всем, довольствуясь тем, что тонули в раскаленной лаве, задыхались от дыма и пепла, а Эгди спускалась к ним на быстролёте и спасала всех до единого. Отваге Эгди не было предела, её деятельная натура требовала беспрерывного действия.

Родители Эгди только вздыхали, когда их отвлекали от космических наблюдений и размышлений, рассказывая очередную проделку дочери.

– Эгдиша, ты зачем отправила сегодня Еровира в космос без страховки? – строго спросил отец. – Ты ведь знаешь, что без страховки выход в космос запрещен?

– Знаю, что запрещен, но…теперь мы знаем, что даже без страховки далеко не улетишь от звездолета, так как он создаёт…, – девочка поискала подходящее слово, но отец опередил, – притяжение. – Молодец, Эгдиша, но вокруг нас много опасностей, о которых мы не знаем и выход за пределы звездолета без необходимости – недопустим.

Эгди подняла на отца невинные глаза и тот растаял, но вида не подал, в душе он очень гордился дочерью и её неординарным мышлением.

– Мать, скажи и ты, хоть, что – нибудь.

– Эгдиша, ты можешь сама летать сколько угодно, но друзей не подставляй.

– А как же я одна? Мне не обойтись без их помощи, – думала Эгди, согласно кивая головой.

– В следующий раз ты сначала подумай о последствиях, а потом делай, хорошо? – не дождавшись ответа родители вышли из каюты.

– Эгди, ты одна? – просунул голову в дверь Еровир, осмотревшись он махнул рукой и в каюту шумной толпой ввалились друзья.

– Ну, что сильно ругались? – поинтересовалась Орашени, подруга Эгди, вскакивая на аэрогироскутер и медленно поднимаясь вверх.

– Как всегда, – громко сказала Эгди, цепляясь руками за аэрогироскутер и повисая в воздухе, волосы её разметались по плечам щеки горели.

– Айда, за мной, – крикнула Эгди, она спрыгнула на пол и выскочила из каюты, захватив робота они всей группой устремились на третий уровень, где находись некоторые представители марфулаксанской флоры.

– Я сегодня катаюсь на Лексе, – крикнула Эгди, взбираясь на спину огромной прямоходящей птицы.

– А я на Мриле, – кричал Еровир.

Друзья седлали других птиц, те квохтали, но подчинялись, одомашненные много лет назад, они привыкли к детям. И вот уже птицы летают друг за другом по коридорам третьего уровня звездолета, сталкиваясь грудью норовят скинуть седока. Дикие вопли детей и квохтанье птиц, все смешалось в этой свистопляске.

– Вы что, птиц загоните, – крикнул отец Орашенки, – а ну, быстро слезайте.

Птицы остановились и громко заклекотали, им тоже нравилось летать.

– Ну, ну, хватит на сегодня, – отец Орашенки останавливал птиц и загонял их в вольер. – Покатались, а теперь за работу. Он выдал всем скребки, чесалки, мойки, подметалки, царапульки.

– Любишь кататься, люби и саночки возить, – сказал он странную фразу, наблюдая за вознёй подростков, которые мыли и чистили птиц.

– Что такое саночки? – тотчас прицепилась к незнакомому слову Эгди.

– Не знаю, Эгди, просто в памяти всплыло, – оправдывался мужчина.

– Папа, ты все знаешь, расскажи, чтобы и мы знали, – стала упрашивать отца Орашени.

– Спросите у нашей Марфулаксы, она не только расскажет, что это такое, но и покажет видео.

– Папа, у нас нет доступа к информационно – контролирующей системе, если только с тобой.

Отец Орашени задумался, навряд ли его поступок одобрит население звездолета, ведь знания Марфулаксы в уме Эгди могут стать разрушительными.

– Нет, нет и не проси, – отец Орашени наотрез отказался, он выгнал всех ребят с уровня, сказав, что птицам нужен отдых.

Однако слова о санях запали в душу Эгди, и она стала придумывать как пробраться в зал «Памяти и контроля» к Марфулаксе, ведь она знает все. Друзья шумной ватагой спустились на второй уровень и ввалились в столовую, где работала мама Еровира и естественно она накормит их всех без очереди.

– Мама, – громко закричал Еровир, влетая в столовую, – мы здесь и хотим есть!

– Рассаживайтесь и не шумите, вас слышно за версту, – улыбаясь проговорила мама, задавая роботам программу приготовления еды.

– А что такое верста? – спросила Эгди, – сегодня все говорят загадками.

– Не знаю, но это слово из памяти, – ответила женщина, а первые роботы уже раздавали пищу, быстро катаясь между столиками.

– Точно, сегодня мы проникнем в зал «Памяти и контроля» к Марфулаксе, – подумала Эгди, – и все у неё узнаем, – она заговорщицки затихла, переглядываясь с друзьями, было понятно, что девочка уже что – то задумала. Мама Еровира заметила эти взгляды и сразу сообщила в Центр управления о том, что Эгди находится в зоне выдумки, и чтобы все были настороже.

На звездолете были включены все точки и зоны видения, так что из поля зрения не исчезнет никто. Системой контроля занимались роботизированные системы (РС от 1 до 5 уровня), замаскированные под витые зеленые растения.

Но все эти системы слежения юная Эгди с друзьями научились обманывать так, что никто не мог догадаться, где подростки и что они делают. Вот и сейчас все работающие видеокамеры – растения на звездолете еле заметно светились, собирая информацию, которая сначала поступала в единый центр на обработку, а потом на Марфулаксу.

Бортовой компьютер – Марфулакса хранил все знания их бывшей планеты, знания всех эпох и народов. Только двум – создателю Марфулаксы и командиру звездолета разрешался доступ к этому компьютеру. Чтобы жители звездолета могли пользоваться знаниями, накопленными человечеством, они были разбиты на десятитерабайтные блоки, доступные каждому и назывались «мимозой» – мини модуль знаний.

Конечно, по разумению Эгди она давно переросла все «мимозы» вместе взятые и ей хотелось больше знаний и вообще больше самостоятельности, друзья разделяли её взгляды и во всем поддерживали.

Нужно сказать, что старшему поколению было известно, что, когда – нибудь Эгди достигнет Марфулаксы, что она узнает ответы на все вопросы и, объединив разделенные на части знания найдет планету, пригодную для их обитания, положив конец скитаниям. Летать на звездолете вечно нельзя, всему есть предел.

Вот мимо видеокамер третьего уровня пробежала ватага подростков, они двигались практически бесшумно, стараясь не привлекать к себе внимание, куда делся их шумный азарт?

– Эгди, ты уверена, что мы поступаем правильно? – тихо спрашивал Еровир.

– Еро, ты, что боишься? Ты ведь не боялся, когда летел в космосе без страховки? – также тихо отвечала девочка.

– Так там, космос, я был уверен, что ты меня спасешь.

– Что изменилось?

– Тихо, потом поговорим, сначала к Марфулаксе, – перебила друзей Орашени. – Эгдиша, а что будем спрашивать?

– Ну, сначала узнаем, что такое саночки, а потом – верста, – уверенная в значимости своих вопросов ответила Эгди.

– Бренни, ты куда? – спросил Еровир подругу, – не отставай.

– Я сейчас, только размажу изображение на видеокамерах, – ответила подруга, она подошла к центральной зеленой ветви и слегка нажала на несколько листочков.

В Центр управления полетом полетел сигнал: изображение с камер видео наблюдений размазан, картинка смазана. Оператор включил дополнительные функции, но это не помогло, изображение вообще исчезло, что вызвало панику у взрослых. Президенту тотчас доложили, что Эгди в зоне выполнения творения.

– Я знаю, где они, все подростки приходили к Марфулаксе, но никто не задал своих вопросов, – сказал президент Эркуфэс, он провел руками по груди и ногам, и тотчас домашняя одежда сменилась универсальным комбинезоном (уникомбезом). Идемте со мной, – президент Эркуфэс вышел из центра управления полетом и направился на пятый уровень звездолета, за ним следовали марфулаксы всех чинов и рангов.

А в это время подростки прошли в запрещенную зону, однако их никто не остановил и даже не препятствовал. Ничего интересного на пути не было, только гладкие зеркальные стены и узкие коридоры.

– Эгди, смотри там шар, он светится, – показал рукой Еровир.

– Мы пришли, – сказала Эгдиша, это – Марфулакса. Подростки стояли и смотрели на огромных размеров шар, тот начал медленно вращаться, активируя зоны познания. Друзья приблизились к Эгди и встали около неё стеной, защищая девочку. От шара подул легкий ветерок, и через матовую поверхность проступило вполне марфуланское лицо: оно было прекрасно, огромные черные глаза, ярко очерченный, маленький рот и гладкая без единого волоска голова. Марфулакса смотрела на подростков и ждала.

– Марфулакса, мы пришли узнать, что означают слова: саночки и верста, – громко, без тени испуга спросила Эгди.

Перед любопытными подростками появилось трехмерное изображение деревянных саней.

– Саночки, это уменьшительное от слова сани. Это предмет, который применяют зимой, на нем можно кататься, например: с горы. Смотрите, – голограмма ожила и с высокой заснеженной горы санки полетели вниз, на них ехали другие марфулаксы, похожие, но не из их роду – племени. Подростки стояли, раскрыв рты.

 

– Эгди, смотри, есть и другие марфулаксы, а мы и не знали, – возбужденно крикнула Орашени.

– А может – были? – сказал Еровир, – на нашей планете жили другие марфулаксы. Они погибли?

– Нет, «бронзовые марфулаксы» покинули нашу планету раньше, наш звездолет должен был их догнать в космосе, через месяц после старта, но встреча не состоялась, причины неизвестны.

– А, что такое верста? – спросила Бренни, от нетерпения она приплясывала на месте. Марфулакса безразлично улыбалась, таких наивных вопросов ей ещё никто не задавал

– Верста – мера измерения расстояния. Она равна…

Эгди слушала ответ компьютера и не могла поверить, что эти слова не означают какой – либо тип оружия или военный механизм.

В соседней каюте находился Президент со свитой, услышав вопросы детей он заметно успокоился.

– Подростки не доросли до серьезных вопросов, хотя нам нужно тоже иногда обновлять знания, ведь на эти вопросы мы тоже могли дать ответ, а не пропускать детей к Марфулаксе. Организуйте для всего взрослого населения звездолета дни обновления знаний, чтобы не провоцировать подростков на крайние меры. Он вышел из каюты и столкнулся с Эгди и её друзьями, едва заметно улыбаясь он спросил:

– Ну, что, Эгди, ты получила ответы на свои вопросы?

– Да, – крикнула неугомонная девочка, не замечая иронии и ускорила свой бег, а вместе с ней и все её друзья.

– На звездолёте растет настоящая амазонка, – Президент задумался. – А, кто такие амазонки? Он оглядел свое высокомудрое окружение.

– Амазонки, это женщины – воины, – ответил министр вооруженных сил звездолета. Подробнее только у Марфулаксы.

– Ладно, пойдемте в Центр, надо порешать кое – какие вопросы, в том числе и насчет учений наших вооруженных сил. Министр, сколько в этом году выпускников?

– Трое, мой Президент.

– На все типы вооружений у нас есть теперь специалисты?

– Да, только нет главнокомандующего сводными войсками звездолета, если что, вам придется брать управление на себя, так как вы единственный у кого есть знания в области управления всеми нашими вооруженными силами.

– Я, в курсе, почему не готовите мне замену в военной области? – спросил Президент, войдя в Центр управления полетом.

– Мы готовим, только процесс обучения идет медленно, претендент не обладает необходимым спектром возможностей, к сожалению.

Президент сел во главе круглого стола переговоров и задумался, из головы никак не шла бойкая девочка с друзьями.

– Да, хоть бы скорее подросли, – пробормотал он себе под нос, – вот на кого можно будет положиться.

– Вы, что – то сказали?

– Нет, просто задумался.

Глава 2. Пурпуш – стена

Эгди любила свой звездолет, она могла долгими часами вместе с друзьями бегать по всем уровням, им никто не запрещал, руководство было уверено, что только полная свобода поможет детям вырасти самостоятельными и ответственными.

Всё взрослое население звездолета, а это около ста человек постоянно было занято работой, в основном в области умственного труда. Обслуживание всех систем жизнедеятельности полностью лежало на плечах нейропрограммируемых роботов. Эгди, как только немного подросла, постоянно находилась в зоне зарядки роботов. Разборка роботов и их программирование было увлекательным занятием, сначала взрослые противились вмешательству подростков в эту зону, но постепенно они сдались, сейчас Эгди с друзьями проводили здесь большую часть времени.

– Эгди, – говорил Еровир, – из этого робота мы сделаем друга. Он будет выполнять работу там, где мы не сможем.

– Особенно в вакууме. Мы снабдим его системой навигации, чтобы он всегда мог ориентироваться на звездолет, мы сделаем у него отсек с запасом стимул – таблеток. О, это будет наш суперпомощник, – говорил Стас (полное имя Стасвенсимолун), тонким лазерным лучом он копался в микросхеме управления роботом.

– Мы придумали внешнюю форму робота, – сказала Орашени, переглянувшись с Брени, смотрите, – она провела пальцем по экрану голографа и тотчас появилась голограмма робота – помощника. Ребята расхохотались, так как робот получился многорукий и многоногий, с несколькими видео сенсорами.

– Это что такое, зачем вам столько рук и ног? – спросили парни.

– Многофункциональность, важнейший элемент в конструкции, он одновременно может защищать и делать массу полезных вещей, – подняв палец вверх сказала Эгди. За сборкой и программированием данного робота никто из взрослых не следил и когда за ребятами стал летать еще и робот, взрослые не удивились. Вскоре все роботы были обновлены и усовершенствованы.

Эгди уже хотелось выйти за пределы звездолета, и она снова вывела друзей на вакуум – прогулку, хотя двое малышей сопротивлялись, Эгди, не раздумывая, отвела их в столовую к маме Еровира, чтобы она присмотрела за ними.

– А вы – то куда? Уже поздно, Эгди, что ты опять задумала? Я сейчас позвоню в Центр, – мама Еровира нажала кнопку предупреждения, но она знала точно, что никто не успеет остановить беспечную молодежь.

Эгди вывела свою восьмерку в космос, но что – то сегодня было не так как всегда, она оглядывалась, пытаясь найти причину беспокойства, друзья тоже почувствовали дискомфорт, но отступать они не умели и ринулись в том направлении откуда веяло этим беспокойством.

– Эгди, слева от меня движущийся объект, – доложил Еровир, – я иду ему навстречу.

– Около меня тоже, Эгди, – Орашенка махнула рукой.

– Эгди, смотри за тобой что – то большое, – крикнула Бренни

– Группа врассыпную, по одиночке, встретимся через минуту на внешней площадке звездолета, – скомандовала Эгди поворачиваясь к объекту, очень похожему на медведя, тот схватил девочку за плечо, стараясь увлечь с собой. Эгди выполняла действие быстрей, чем думала, «медведь» был обречен, ядерный мини взрыв, разорвал объект в клочья. Эгди рванулась к звездолету, через секунду она уже была на внешней смотровой площадке, где её уже дожидались друзья. Эгди нажала на кнопку запасного люка и вскоре все были уже в переходной камере. На выходе из камеры их ждали родители.

– Что случилось? – спросила Эгди, – почему сегодня нас все встречают?

– Вы потревожили пурпуши, они нам отомстят, могут вообще уничтожить, – ответил папа Эгди.

– Кто такие пурпуши?

– Эгди, это сгустки первоматерии, из них потом образуются Вселенные, но до тех пор, пока не взорвутся они представляют собой реальную угрозу. Как разбуженные до времени животные опасны, так и пурпуши, – будем готовиться к худшему сценарию, жаль только, но вы ускорили созревание этих пурпуши.

– Раньше вы их встречали?

– Да, они сопровождают весь наш полет, их в пространстве много, но ты взорвала одного, а это значит в данном месте будет обрыв нитей жизни Галактик. Идите, хватит на сегодня приключений. Эгдиша, и когда ты успокоишься? Девочка беспечно улыбнулась.

– Айда, в зону биологии, – махнув рукой она увлекла всю группу за собой.

В зоне создания новых растений и фитоинжинеринга, каждый из группы подбежал к своим опытным образцам: девочки выращивали тонкие деревца с огромными красными цветами, распускающимися по программе в назначенное время; парни выращивали овощи, с заданными свойствами. Тотчас вся теплица огласилась громким криком ребят, казалось, что здесь присутствует не девять человек – экспериментаторов, а банда разбойников, недавно ограбивших караван. Смех и громкие крики неслись со всех сторон, казалось, что ребята нарочно кричат, чтобы не было скучно. Проверив образцы, ватага вылетела из теплицы. Следующий пункт назначения – зона представления и так каждую минуту и каждый день.

Пурпуши дали знать о себе на следующий день, образовав прямо по курсу следования звездолета огромную стену, плотные серые облака, сверкали изнутри молниями, было странно видеть в вакууме текущий процесс. Звездолет очень близко подошел к пурпуш – стене, он не рискнул войти внутрь, неизвестность пугала, да и терять не хотелось единственное жилье.

– Уважаемые работники умственного труда, всех, кто свободен, прошу собраться в зале, – вещал голос, казалось, прямо из стен.

К залу, в зону представлений потянулись со всех сторон взрослые марфулаксы.

– Что случилось? – спросил отец Эгди, – надеюсь, что Эгдиш здесь не при чем.

– Еще как причем, ты ведь вчера встречал дочь около камеры перехода и прекрасно знаешь, что подростки разбудили пурпуши. Это значит начался процесс сброса этой Вселенной и загрузка Новой Вселенной.

– О чем ты говоришь? Эти процессы занимают сотни тысяч лет… – он не успел договорить, родители вошли в зал и на огромном экране они увидели пурпуши – стену. Все присутствующие не могли отвести глаз от природной стихии, души их трепетали. Наконец на сцене появился Президент.

– Уважаемые, марфулаксы. В нашей истории только один раз звездолет встречался с пурпуши, все знают, что это очень опасно. Есть два варианта развития событий…– Президент осмотрел людей продолжительным взглядом и продолжил, – первый – идти напролом, сквозь стену и выйти в совершенно незнакомом нам мире, затем продолжить полет, если это будет возможно; второй – развернуться и двигаться в нашем мире, но не туда, куда было намечено, а куда – то и … тоже впереди неизвестность.

– Есть третий вариант, – все оглянулись, кто там такой смелый, в зал ворвалась ватага подростков и не спрашивая разрешения у взрослых устремилась прямо на сцену.

– Есть третий и множество других вариантов, – крикнула Эгди, – сейчас мы вам все расскажем и покажем. Пока Эгди говорила, Бренни и Стас установили робота – помощника, Еровир настроил, Орашени готовилась к выступлению, другие подростки стояли рядом с Эгди.

– Нами была обнаружена звезда спектрального класса F, температура её поверхностного слоя составляет около 7 000 градусов Цельсия. Около неё обращается двенадцать планет, последние пять – планеты – гиганты. Первые три планеты не имеют атмосферы и являются огромными каменными объектами, третья планета вращается в сторону противоположную первым, каждая из них имеет по одному спутнику. – Орашени говорила, как настоящий астроном, на экране мелькали слайды, иногда прямо перед слушателями появлялась голограмма планеты.

– Ничего себе наши ребятки, – думал Президент, – в образовании они уже достигли уровня специалиста. Судя по информации, которую излагают, они нам предложат колонизацию, но есть ли около этой звезды обитаемые планеты? Его размышления прервала Эгди.

– А вот еще четыре планеты, все они вращаются в одну сторону по орбите. Две из них имеют наклон оси в пределах 24 градусов, на них есть смена дня и ночи и смена времен года. В разговор вступил Еровир:

– Одна из четырех вращается лежа на боку, и еще одна не имеет угла наклона, он равен нулю.

Взрослые слушали молодую команду с большим вниманием.

– Так, что вы предлагаете? – спросил старейший житель звездолета Мрфлак. – Я помню, были времена…, – Мрфлак остановился, он просто забыл, что хотел сказать.

– Мы предлагаем облететь стену, – громко сказала Эгди, – и устремиться к найденной нами звезде.

– Как у тебя все просто, – остановил эйфорию Президент.

– Я предлагаю прислушаться к словам подростков, хотя бы в одном – облететь стену, – сказал Алдник, главный распорядитель хозяйственной жизни на звездолете, второй человек после Президента.

– Хотелось бы еще услышать другие варианты, – стали кричать с места взрослые.

– Пурпуш – стена хоть и имеет большие размеры, но она – конечна, мы можем пройти между стеной и нашим пространством, не провоцируя взрыв пурпуши, – проговорил вторую идею Еровир.

– Идея бредовая, пустого пространства не бывает, – проговорил один из ученых, физик – лирик, он смог соединить строгую науку с сочинением музыкальных произведений, к его мнению прислушивались в научном кругу.

– Я готов вам предоставить математический расчет возможного прохода, основанный на теории «нулевого пространства», – упрямо возразил Еровир. Эгди слушала, постоянно вскакивая с места.

– Есть еще одна идея, также подтвержденная математическими расчетами. Кориворо, – обратилась она к одному из своих друзей, – озвучь идею.

Кориворо, был самым вдумчивым и спокойным, но постоянно бывая с друзьями, он привык к молниеносным решениям, мгновенному результату, его мозг, в отличие от пухлого тела работал на таких же бешеных скоростях, как и у всех его друзей, независимо девочка ты или мальчик.

– Используя теорию «многовекторности космического пространства» я пришел к выводу, что, совершая вертикальный квантовый переход звездолет может перескочить через пурпуш – стену, независимо от высоты, толщины, сверху или снизу.

 

– Эта идея также абсурдна, принцип турбулентности пространства Ши запрещает квантовый переход вблизи линии перегиба Вселенных, – вновь возразил физик – лирик.

– Модель перехода перед вами, – Кориворо кивнул головой роботу – помощнику. В воздухе выросла стереометрическая модель измененного пространства, которая при приближении робота – помощника начала складываться как лист бумаги.

– Я думаю, что ваши проекты хороши, но они практически незрелы, – безапелляционно заявил Президент. – Я принял решение: звездолет развернется, потом мы отойдем на несколько миллионов километров от данной точки и совершим квантовый переход, поближе к предложенной вами звезде.

– Неужели мы сегодня полдня провели зря, – разочарованно сказала Эгди, надувшись от обиды, она направилась к выходу из зала, вся ватага гурьбой потянулась за ней.

– Вот это Эгди креативит, – одобрительно произнес физик – лирик, – товарищ Президент, я обязательно возьму их на заметку, думаю, что с них будет толк.

– Да, уж, обратите на них внимание. Кстати, я не заметил в их допусках очевидных ошибок и не считаю, все их идеи бредом, просто они еще очень молоды и не могут спокойно и взвешенно принимать решения. Я хорошо помню, – продолжил Президент, – как лет двадцать назад, мы слушали вашу докторскую работу, мне она тогда показалась свежей и прорывной, как идеи молодежи. Какой – то упрек был слышен в словах Президента и физик – лирик обиделся, он не пошел провожать Президента, а ушел в свою лабораторию.

– Ребята, айда на прогулку, подойдем поближе к пурпуш – стене, интересно, как все это выглядит вблизи, – идея Эгди была на грани жизни и смерти, ведь никто не знал, что такое пурпуш – стена вблизи. По коридору четвертого уровня, разнесся дикий вопль и ватага подростков, перегоняя друг друга устремилась в переходную камеру, будто то, что они задумали будет легкой и безопасной прогулкой. Один за другим они ссыпались в пространство, через несколько секунд Эгди взяла управление восьмеркой на себя, все ребята подлетели к ней, огромными космическими скрепами соединились в боевой треугольник, в котором все знали свое место и так начали тихонько дрейфовать в сторону пурпуш – стены.

Пурпуш – стена вблизи выглядела еще страшнее, серая облачная масса, вдоль и поперек ежесекундно разрывалась молниями, чем ближе подлетала Эгди с друзьями к пурпуш – стене, тем ярче обозначилась центральная темная область облаков. Мощные облака закручивались, образуя воронку, но не вглубь, а наоборот, выступающей башней во вне.

– Ребята, ну, что заберемся на башню? Пошалим чуть-чуть? – кричала бесшабашная Эгди.

– Да, – одним дыханием ответили друзья. Треугольник из живых марфулаксов приблизился к башне на минимальное расстояние.

– Товарищ Президент, дети в пространстве, они перестроились в боевой треугольник и двинулись к пурпуш – стене, – зазвучал голос оператора из ЦУПа, – они приблизилась на минимальное расстояние. Президент и все родители, участников бедовой девятки бежали в Центр управления, забежав в помещение они, на огромном экране, увидели мгновенное исчезновение подростков, будто провалились внутрь «башни». Страшный отросток втянулся в пурпуш – стену, не оставив и следа, только серые облака продолжали метаться. Все стояли потрясенные увиденным, никто еще не осознал, что дети – их дети погибли. Они всматривались в стихию серых туч и не верили своим глазам.

– Они вернуться, – сказала мать Эгди, – куда бы они не попали, Эгди придумает, нужно только немножко подождать.

– Марфулакса, ты права, нужно только немножко подождать, – успокоил людей Президент.

Серая, плотная стена облаков внезапно разделилась пополам, этот красно огненный разрыв стал быстро увеличиваться в размерах видно собираясь проглотить звездолет и все ближнее пространство.

– Все по местам, – закричал Президент, усаживаясь в кресло пилота и связываясь с Марфулаксой.

– Быстрее, быстрее, – подгонял жителей оператор, – готовимся к увеличению перегрузки в 10g, скорость звездолета увеличится скачком, всем пристегнуться, начинаю обратный отсчет: 5,4,3,2,1, пуск.

Как говорится, на чрезвычайный случай, у командования звездолета всегда был «запасной аэродром», но такой ситуации не было ни разу за пятьсот лет полета. Поэтому скоростной скачок был выполнен без подготовки, не были введены новые с поправкой координаты, куда вынесло звездолет никто не мог сказать. Президент Эркуфэс смотрел на экран, стараясь понять, где сейчас находится звездолет.

– Координаты перемещения звездолета, говорят о том, что мы находимся в пограничной зоне Галактик Магеллановых облаков.

А в каютах плакали родственники исчезнувших подростков, звездолет поменял свой маршрут и было непонятно, как Эгди с друзьями сможет его найти. Роботы неустанно двигались по всем уровням звездолета, они узнавали, все ли жители нормально перенесли увеличение скорости, нет ли погибших.

Между тем, разговор в Центре управления продолжался, Президент получал максимум информации, инженеры и ответственные за полет находились рядом и готовы были высказать свои соображения.

– Пограничная зона между Галактиками, это соединение двух пространств с разным числом степеней свободы. Магеллановы облака – это разные Галактики, в которых число степеней свободы разное: 6 и 11.

– Как, – вскричал физик-лирик, споривший с подростками в зале час назад. – Этого не может быть, потому что не может быть никогда. Нулевого пространства не существует.

– Как же не существует, если мы только что по нему прошли, практически без потерь, – возразил Президент.

– Пограничная зона, – продолжил бортовой компьютер, – не прямая линия, есть участки, где происходит взаимопроникновение Галактик и в таких смешанных зонах число степеней свободы может быть дробным, – в голосе супермозга послышалось сочувствие. Мы приближаемся к одной из таких зон, будьте осторожны.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru