bannerbannerbanner
Удавка для жрицы любви

Марина Серова
Удавка для жрицы любви

Глава 1

– Как мне это надоело! – ворчала я, подъезжая к дому. – И почему это в последний месяц заказы сыплются на меня как из ведра?! Может, это связано с солнечной активностью? – На этих словах двигатель удовлетворенно затих. – Пожалейте несчастную молодую красотку! Ведь у меня появятся ранние морщины, причем в первую очередь от недосыпания.

Ласково погладив бампер моей недавно отремонтированной старушки «девятки», я направилась домой. В кармане приятно хрустели новенькие доллары. Я только что получила гонорар за свое последнее расследование, и теперь в моей алчной женской душонке теплилась надежда полентяйничать хотя бы до середины следующего месяца, устроив себе двухнедельные осенние каникулы.

В доме меня ждал сюрприз. Около двери моей квартиры сидел огромный рыжий кот. Вернее, не сидел, а возлежал. Его зеленоватые глаза поблескивали в полумраке лестничной клетки.

– Мяу! – выдал кот, увидев меня, и приподнялся.

– Ты что, ко мне? – удивилась я.

– Мяу! – настойчиво повторил рыжий.

Меня удивил его голос, он как-то странно отличался от привычного кошачьего тембра. Слишком низкий и здорово похож на мужской.

– По крайней мере радует то, что ты мужского пола! – потянулась я погладить животное. – Две женщины в одной квартире не уживутся.

Я зашла в прихожую и оставила дверь открытой. Кот сидел на прежнем месте, преданно заглядывая мне в глаза.

– Ну что же ты, проходи! – предложила я.

Кот, грациозно выгнув спину, важным шагом продефилировал мимо меня на кухню.

– Ух ты, быстро же вы, сударь, освоились! – улыбнулась я.

Я достала из шкафчика миску и налила ему молока. Кот недоверчиво подошел и присел рядом.

– А ты, похоже, и не голодный вовсе! – удивилась я, глядя на кота, воротящего нос от миски. – Значит, так, сейчас перекусим – и баиньки! – объявила я тем временем, делая для себя несколько бутербродов с ветчиной.

Занимаясь приготовлением своего любимого кофе, я совсем забыла о присутствии кота, и он этого не простил. Обнаружилось это в тот момент, когда ветчина с моих бутербродов бесследно исчезла, а мой милый гость, состроив лукавую физиономию, осторожно, стараясь не сдвинуть с места кусок хлеба, сосредоточенно стаскивал с него последний ломтик ветчины.

– А ну-ка, брысь! – воскликнула я.

Котяра все-таки схватил его и исчез в гостиной.

– Вот тебе и урок, великий детектив! Даже в собственном доме смотри в оба, если не одна! – Направилась я в комнату, чтобы выдворить кота хотя бы на кухню, пока я еще не решила, что с ним делать.

Вообще-то я привыкла жить одна. И никакой компании мне не нужно: ритм жизни слишком интенсивный, а кошки, собаки и даже рыбки требуют не только ухода и питания, но и теплоты и внимания.

– Откуда же ты взялся? – задала я вопрос самой себе. – Ты ведь явно домашний!

В этом не оставалось сомнений при взгляде на гладкую, лоснящуюся шерсть длиной в добрых пять сантиметров. Однако кот не собирался помогать мне в разгадке тайны своего появления и упорно продолжал сидеть под диваном, не реагируя на мои призывы наподобие: «Кис-кис».

Неожиданно зазвонил телефон.

– Алло, Тань, Маркиз у тебя? – услышала я бойкий голос своей подруги Ленки.

– Кто-о? – удивилась я, мучительно припоминая всех своих знакомых, начиная от школьных друзей и заканчивая криминальными авторитетами.

Так ничего и не придумав, я пришла к выводу, что подруга просто переутомилась на работе или ее в очередной раз довели до белого каления ученики.

– Лен, ты в себе? – озвучила я свою мысль.

– Конечно, в себе, я про рыжего! Он у тебя?

– Не понимаю, о ком ты, – снова задумалась я. – У меня сейчас никого, ну никаких посетителей то есть, – для пущей убедительности подтвердила я.

– Ой, мамочки, неужели он сбежал?! Ведь я же сказала ему сидеть и тебя ждать, не сходя с места! – окончательно разволновалась подруга. – Понимаешь, я к тебе приехала, а дома никого нет! Я на вокзал опаздывала, поэтому и не стала тебя дожидаться. Возле двери кота оставила и убежала. Я думала, ты сама догадаешься…

Кажется, с этого места я начала немного понимать непредвиденное появление кота на пороге собственной квартиры. «А рыжий и Маркиз – это скорее всего имена моего пушистого гостя», – подумала я и на всякий случай переспросила:

– Этот огромный кот с приятным баритоном твой?

– Так ты все-таки нашла его? – незамедлительно обрадовалась Ленка.

– Вообще-то, да, но…

– Ой, Танюша, – перебила она меня, – пускай он поживет у тебя недельку, а? Мне его оставить совершенно не с кем. Мама отказывается, потому что он капризный очень, его желательно только мясом кормить. Зато с туалетом проблем не будет: он в унитаз ходит. Ну, как? – выжидательно замолчала она.

Ох, уж эта мне Ленка со своей любовью к животным!

– Ты где его откопала? У тебя его вроде бы не было…

– Это дети принесли, ну, не выбрасывать же его, в самом деле! – возмутилась она и тут же жалобно продолжила: – Он породистый: смесь «перса» и сибирской! Он почему-то прежнему хозяину надоел, тот его выгнал на улицу, а я как увидела – сразу влюбилась!

– В кого, в хозяина? – подшутила я.

– Да нет же! – начала раздражаться подруга.

– Ладно, – смирилась я со своей участью побыть немного «мамой» этому лохматому зверю. – Как до места добралась? – поинтересовалась я.

– Ой, Танечка, здесь так красиво! Природа, воздух! – начала восхищаться Ленка.

– Ну, ладно, приятного отдыха! – пожелала я и, попрощавшись с подругой, повесила трубку.

Дело в том, что Ленка уже давно мечтала съездить на морской курорт или хотя бы в самый захудалый дом отдыха. Но у работников образования чересчур смешные зарплаты, поэтому мечта оставалась просто нереальной. Пока вдруг моей подруге-учительнице за хорошую работу не дали путевку от школы. Конечно, коммунистические времена с бесплатными санаториями канули в Лету, но Ленке на этот раз просто повезло – поездка не сильно ударила по карману, так что теперь мне оставалось за нее только порадоваться.

Тем более что все лето моя замечательная подруга обычно проводила в городе, занимаясь бесконечными вареньями и соленьями даров тарасовской земли. Бархатный сезон тоже, к сожалению, совершенно не подходил Ленке в качестве времени для полноценного отдыха, потому как совпадал с началом учебного года. «Хорошо, что хотя бы в осенние каникулы появилась возможность немного отдохнуть», – искренне обрадовалась я за подругу, лелея надежду тоже отойти от трудов праведных в начале ноября.

Пока я была занята своими размышлениями, из-под дивана показалась хитрая рыжая мордашка моего постояльца. Он словно почувствовал, что говорили о нем, и теперь ждал приговора.

– Теперь, по крайней мере, я знаю, как тебя зовут и чем тебя кормить, – вздохнула я, пытаясь себе представить наше совместное проживание в течение последующей недели. – Маркиз, выходи, будем знакомиться по-настоящему, – предложила я в знак примирения.

– Мяу! – откликнулся мой новый знакомый и появился на свет.

Основательно накормив Маркиза и проявляя положенное гостеприимство, я предложила коту выбрать удобное место и немного подремать. А сама вознамерилась заняться делом более интересным и полезным. Дело в том, что уже давно я увлеклась одним гаданием, которое постепенно переросло из хобби практически в образ жизни. Три двенадцатигранные «косточки», будучи брошенными на ровной поверхности, составляли самые замысловатые комбинации чисел, по которым я определяла исход дела или недалекое будущее личной и профессиональной жизни.

Честно говоря, сначала я несколько скептически отнеслась к таким возможностям гадальных «костей». Но, с каждым разом убеждаясь в их полной правдивости, я стала им верить безоговорочно. Конечно, существуют и другие, более привычные, способы гаданий, но мне почему-то пришелся по душе именно этот. Может быть, с образом частного детектива, коим я по сути являюсь, это не очень-то сочетается, но на такие мелочи я вообще никогда внимания не обращала.

Я достала из сумки заветный мешочек, с которым не расстаюсь почти никогда, и задумалась о насущных проблемах. «Интересно, как я проведу свой законный отдых, который я заслужила после такого бешеного рабочего месяца?» Бросив «кости» на стол, я склонилась над выпавшей комбинацией: 13+2+25. «Ничего себе! Вот этого уж я никак не ожидала», – подумала я с усмешкой.

Двенадцатигранные помощницы обещали мне «необычное путешествие», в которое я должна отправиться в самое ближайшее время «в поисках счастья». Но не успела я обрадоваться хорошему предзнаменованию, как неизвестно откуда взявшийся Маркиз с диким воплем запрыгнул на стол и смахнул «косточки» на пол.

– Только этого мне не хватало, – возмутилась я, изо всех сил стараясь преодолеть желание посмотреть вниз.

На этот раз выпало следующее сочетание: 14+25+1. «Кажется, на вашем пути есть препятствие, но непредвиденная задержка в достижении цели пойдет лишь на пользу. Не следует слишком рваться вперед», – гласила расшифровка этой комбинации.

– Ну, вот! По-моему, я начинаю понимать, почему твои предыдущие хозяева хотели выкинуть тебя на улицу: счастья ты, увы, не приносишь.

Мне показалось, кот понял мои слова и тут же обиделся: склонил голову набок и с недовольным ворчанием удалился под диван. Но дело было сделано, поэтому теперь оставалось только подождать исполнения предсказаний. Правда, мои мечты о приятном отдыхе не оправдались: стоило мне положить голову на подушку, как в дверь раздался звонок.

– Только не еще один рыжий кот, – жалостно простонала я, приготовившись дать отпор любому, кто предложит мне на постой еще какую-нибудь живность.

Открыв дверь, я увидела на пороге красивую женщину лет сорока. Огромные карие глаза и короткие каштановые кудри – первое, что бросилось мне в глаза.

– Здравствуйте… Вы Татьяна Иванова? – робко поинтересовалась новая гостья.

 

– Да, проходите. – И я без лишних слов пригласила ее в квартиру.

Терпеть не могу держать людей на лестничной клетке, да еще под пристальным глазом соседей. К тому же совершенно незнакомые люди всегда приходили ко мне только по делу. Честно говоря, особой надобности в работе у меня сейчас не было: гонорар за предыдущую я еще не потратила. Оставался лишь один вариант. Если будет что-нибудь интересное – возьмусь за дело, а если нет… «Ну, на „нет“ и суда нет», – подумала я и закрыла дверь.

Женщина прошла в коридор и в нерешительности остановилась:

– Я, может быть, не вовремя?

В глазах незнакомки читались глубокая печаль и боль. Я удивилась:

– С чего вы взяли?

– У вас усталый вид. Наверное… – женщина заколебалась, – мне стоило бы прийти в другой день. Но я сегодня уезжаю, понимаете, я не местная.

Женщина говорила, словно стыдясь своих слов.

– Не стоит смущаться, – отмахнулась я, понимая, что отказать ей в помощи уже не смогу. – Проходите, – пригласила я ее в комнату.

Маркиз невозмутимо посмотрел на посетительницу взглядом хозяина и, лениво зевнув, обошел меня, направляясь к кухне. «Смылся, значит, будет жарко», – неожиданно подумала я, чувствуя себя так, словно меня предали. Чтобы заполнить паузу, я налила гостье стакан сока. В последнее время эта процедура стала почти ритуальной, потому что посетители мне попадались все больше нервные и издерганные. Ожидания меня не обманули и на этот раз: дело обещало быть серьезным и трудным, потому что сидевшая напротив меня женщина долго собиралась с силами, прежде чем начать свой рассказ.

– Знаете, мне стыдно признаться в этом даже самой себе…

– Подождите, если вам трудно, давайте, я буду задавать вопросы. Потом вы немного успокоитесь и расскажете все по порядку.

– Я даже не представилась, – извиняющимся тоном перебила меня посетительница. – Меня зовут Татьяна Михайловна Верещагина. Понимаете, кажется, убили мою племянницу…

– То есть как это «кажется»? – не поняла я.

– Ну, не знаю… – замялась Татьяна Михайловна. – Лучше начну с того, что мы – я, мой муж и еще несколько родственников – приезжали в Тарасов на похороны дочери моей родной сестры, Нины, которая живет здесь, в городе.

– Как это произошло? – попыталась уточнить я.

– Дело в том, что все мы чувствуем на себе ответственность за все случившееся, – словно не слыша вопроса, продолжала Татьяна Михайловна. – Ведь все родственники, включая мать убитой и брата с женой, были в этот момент в Хвалынске, на свадьбе у другой моей племянницы.

– У вас очень большая семья, – прервала я женщину. – Не могли бы вы мне подробнее рассказать о всех ее членах?

– Хорошо. Нас в семье четверо детей: Валя, Нина, Витя, я – младшая. Родители поженились в послевоенное время, а тогда, вы, наверное, знаете, все семьи были немаленькие. Так вот, все мы живем в Хвалынске, только одна Нина здесь. Она в молодости вышла тут замуж и осталась в Тарасове. А когда поняла, что муж – алкоголик, было уже поздно. Уже родился первенец, Мишка, а потом и Иринка, покойная теперь. Так и коротает с ним жизнь до сих пор. То дети маленькие были, куда уйдешь? Сейчас дети выросли, так квартиру жалко оставлять мужу. Он ведь пропьет ее за месяц. В общем, все так, но не нам судить. Каждый свое выбирает.

– Понятно. Тогда скажите, а почему все находились в Хвалынске, а погибшая Ирина была здесь?

– Дело в том, что Ирина была девочкой не совсем благополучной. В том смысле, что она нигде не училась, еле-еле мать заставила ее школу закончить. Она все больше с друзьями общалась, с подругами какими-то странными… Курила, пила не в меру. Скорее всего со многими парнями, так сказать, близкие отношения поддерживала. Чего стоит тот ее приезд в Хвалынск летом…

– Ну и что? Это ведь не преступление…

– Да, теперь мы уже и сами так думаем. Но когда всех приглашали на свадьбу, не хотелось, чтобы она позорила нашу семью… Нас ведь все знают в городе. Он небольшой. А еще мне кажется, Нине самой не очень хотелось, чтобы видели, какая у нее дочь.

– Ладно, так что все-таки произошло?

– Мы сидели ужинали, когда раздался телефонный звонок. Нина взяла трубку, звонила соседка по лестничной клетке, тетя Катя. Потом вдруг сестра выронила трубку и упала. Мы ничего не могли понять. А когда я сама взяла трубку, соседка сообщила, что Ирина повесилась на лестнице, ведущей на чердак.

– Что было дальше? – спросила я Татьяну Михайловну.

– Мы собрались и ночью выехали сюда. Винили себя. Знаете, говорят, у каждой семьи есть свой скелет в шкафу, который однажды, в самый неподходящий момент, с грохотом вываливается…

– Соседка рассказывала, как она обнаружила тело?

– Да, сначала она слышала шум на лестнице, но, выглянув, никого не увидела.

– Стоп, как она выглянула? Открыла дверь?

– Нет, она уже старушка и все время подсматривает в «глазок».

– Значит, она услышала шум и, посмотрев в «глазок», никого не обнаружила?

– Да, похоже, Иринка кого-то в квартиру впустила.

– Так, а что было потом?

– По словам соседки, через некоторое время она опять выглянула в «глазок» и увидела Ирину, стоящую в неестественной позе. Голова склонена набок, как она рассказывала. Она открыла дверь со словами: «Ирина, ты что здесь делаешь?» А когда присмотрелась, то увидела, что та висела всего в паре сантиметров от пола. Вообще-то, до этого в подъезде шум был какой-то, возня, но старушка как раз что-то интересное по телевизору смотрела и к двери уже позже подошла. У них в доме на это внимания не обращают, потому как пьяниц и дебоширов с лихвой хватает.

– А в милицию о происшествии с Ириной вы сообщали?

– Конечно, но там определили факт самоубийства! – На глазах женщины показались слезы. – О господи, грех-то какой!

– Почему они сделали такое заключение, они что, нашли какие-то улики?

– Я в этом не очень понимаю, но, наверное, из-за того, что моток такой же веревки, на которой висела Ира, и ножницы были найдены в их квартире. Все это лежало в шкафу. Собственно, мы и не сомневались сначала, потому как решили, что отец сказал ей, что ее все родственники бросили, и она от горя…

– В тот вечер она была в квартире с отцом?

– Да, как потом выяснилось, они с ним пили вдвоем. Но тот ничегошеньки не помнит. Перепил. Даже когда мы приехали – а это было через четыре часа после того, как нам сообщили, – он лыка не вязал.

– А почему вы потом решили, что это не самоубийство?

– Честно говоря, сомнения меня лично стали одолевать еще во время похорон. Меня смутил вид мужчин, которые подходили к гробу прощаться.

– Расскажите подробнее. Что именно привлекло ваше внимание?

– Ну вот, например, странным мне показался седовласый высокий мужчина лет сорока пяти или пятидесяти. Он пришел и плакал, плакал. Как будто это его дочь. Потом приходила целая свора накачанных парней, большинство, правда, дворовые. И был один неприятный субъект, весь в цепях золотых. Крест большой на груди. Он поцеловал ее в лоб.

– Кстати, сколько лет было Ирине?

– Восемнадцать лет ей исполнилось бы тринадцатого декабря.

– А что еще натолкнуло вас на мысль об убийстве?

– Дело в том, что, когда мы приехали сюда, избили моего мужа и брата.

– Расскажите по порядку.

– Если честно, я еще толком сама не знаю. Но могу передать то, что муж мне рассказал. Они съездили, договорились насчет похорон, машина там, гроб, венки, обычные в этих случаях атрибуты. А вечером решили заночевать прямо в машине около подъезда…

«Странно, что в квартире не нашлось места даже для близких родственников», – подумала я и тут же услышала объяснение клиентки по этому поводу.

– Стоянок охраняемых поблизости нет, а по двору какие-то странные личности еще днем шатались. И сестра говорила, что у одного из соседей на днях стекло разбили только потому, что яркий пакет увидели внутри. В нем только буханка хлеба была, зато за стекло хозяин раскошелился. Вот муж и решил, что никакая сигнализация не спасет, если те мальчишки просто захотят ради забавы стекло разбить, колесо снять или еще чего сделать. Ну, а если человек в машине будет, да еще не один, может, и подойти побоятся. Только это совсем не так оказалось, – усмехнулась она. – Пока муж ждал, когда позвонят из морга, чтобы забирать тело Ирины, тут беда и случилась. К ним подошли несколько парней и избили.

– Как, ни с того ни с сего? – удивилась я.

– Знаете, Таня, я не могла у мужа ничего толком узнать. Он лишь сказал, что им пригрозили, мол, если они не уедут, то машину сожгут и их вместе с ней.

– И они уехали? – спросила я.

– Да, они сразу же ночью и уехали. Остались мы, одни женщины. Честно говоря, было очень страшно. Я все время боялась, что кто-нибудь появится и разбираться начнет.

– А сами вы как думаете, почему напали именно на вашего мужа?

– Скорее всего из-за его профессии. Он у меня милиционер.

– А кто-нибудь знал об этом?

Татьяна Михайловна растерянно произнесла:

– Н-не знаю, родственники только. А так, может, Ирина кому-то рассказывала?..

– А какие отношения были у погибшей с родными? – спросила я, стараясь как можно больше узнать о семье, в которой произошло несчастье.

– В целом нормальные. Только вот старший брат, Мишка, недавно женился, и с женой его отношения не складываются ни у кого. Где он только нашел такую стерву?

– И в чем же проблемы? – решила уточнить я.

Ни для кого не секрет, что в большинстве семей снохам приходится несладко. Почти всегда свекровь считает, что именно эта женщина не подходит ее сыну.

– Нина отдала им одну комнату. Маленькую, где раньше жили Ирка с Мишкой. А теперь Марина, Мишина жена, свои порядки там навела. Конечно, Ирку родители в свою комнату забрали, но некоторые ее вещи пока все-таки у Михаила оставались, вот и приходилось девчонке иногда туда заходить. А Маринка против была, никому не разрешала входить. Из-за этого они постоянно ругались. Несколько раз даже дрались с Ириной.

– А почему Ирина сразу все свои вещи в комнату родителей не перенесла? – решила уточнить я.

– Так ведь отец-то пьет, – горько выдохнула Татьяна Михайловна, – так и норовит из дома чего продать. А у Иринки тряпки всякие, побрякушки блестящие, вот она и старалась все подальше прятать в своей бывшей комнате. А Марина проходу ей не давала, орала постоянно, выгоняла. В общем, Иринка ей как бельмо в глазу была.

– Как складывались у Марины отношения со свекровью? – перешла я к следующему вопросу.

– Никак не складывались. Нине, как матери, ясное дело, дочь жалко, а Маринка, стерва, еще и масла в огонь подливает: не разговаривает, вредничает или гадости про всех говорит.

– Ну, а муж ее как реагирует на все это?

– Он полностью попал под влияние этой молодушки. Так отбить мужа от всех родственников – уметь надо. Он полностью на стороне жены. И недавно даже скандал был, видите ли, Марина захотела отдельную квартиру! И сынок предложил матери разменять двухкомнатную на две однокомнатные и разъехаться. Конечно же, все были против.

Да, дельце вырисовывается довольно дурное, мутное, отягощенное огромным количеством родственников и родственных связей, в которых я уже запуталась. Вот еще не хватало разбираться в чисто семейных дрязгах! Скрепя сердце я все же заставила себя задать следующий вопрос:

– Сейчас они так и живут вместе с родителями?

– Да. Теперь там стало свободнее. – Татьяна Михайловна замолчала.

– А родители Марины как-нибудь участвуют во всех этих перипетиях?

– У нее одна мать. Она ее растила, периодически меняя при этом сожителей, так что в ее квартире молодым жить никак нельзя, видите ли, они помешают личной жизни тещи!

– То есть у Марины тоже не совсем благополучная семья?

– Да. Собственно говоря, для подтверждения этого достаточно сказать, что жили они с матерью в самой глуши Заводского района. Сами, наверное, знаете, что за район. Марина с Мишкой познакомились в какой-то компании, и он сразу же привел ее в дом. Некоторое время до свадьбы они жили у Нины. Неустроенные, своих денег практически нет, а они еще и семейные отношения строить пытались… – устало констатировала она, а я невольно усмехнулась, потому что последняя фраза была достойна какой-нибудь пенсионерки, а никак не молодой женщины.

Ладно, возьмусь я за это дело, хотя и не слишком оно мне импонирует. Собственно, такое решение я приняла уже в первые минуты встречи с этой женщиной. Однако теперь предстоит обсудить финансовые вопросы, а, надо сказать, в этом отношении я довольно щепетильная особа.

– Я согласна заняться вашим делом. Но – должна предупредить: беру дорого, – несколько сконфуженно произнесла я.

Причиной возникшего вдруг неудобства было следующее обстоятельство: моя посетительница была одета очень просто, хотя и со вкусом. Серый недорогой плащ, оригинальные ботиночки и удобная черная сумка, скорее всего из кожзаменителя, – вот весь прикид моей клиентки. Поэтому мне было немного не по себе, поскольку обычно мои заказчики выглядели посолиднее.

 

– Ничего страшного, двести долларов за сутки, ведь так? – ничуть не смутившись от моего проницательного взгляда, спросила моя заказчица.

– Да. Вы уверены, что в состоянии заплатить столько? – не переставала сомневаться я.

– Вот вам задаток за три дня. Остальное позже. – Татьяна Михайловна положила деньги на столик.

Я задумчиво поглаживала виски. Нужно было уточнить некоторые детали.

– Скажите, а что означали ваши слова насчет того, что в Хвалынске девушка вела себя не лучшим образом? Что именно там произошло?

– Дело в том, что пару месяцев назад она приезжала к нам и жила три недели. Когда я ее спрашивала, почему это она вдруг решила приехать, то в ответ слышала, что ей нужно перекрыться на некоторое время. Но причину тем не менее она не объясняла.

– Понятно. У меня пока больше нет вопросов, но они могут появиться в ближайшее время. Как мы с вами будем поддерживать связь? Ведь вы, как я понимаю, уезжаете?

– Да, но всего лишь на четыре дня, а потом снова вернусь. Вот вам адрес и телефон Гришиных. Нина в курсе того, какого мнения придерживаются родственники, так что вы можете обратиться за дополнительной информацией к ней.

Закрыв дверь за посетительницей, я снова налила себе кофе и закурила. Мой новый жилец Маркиз, чинно вышагивая, появился на пороге кухни.

– Мяу! Мр-р! – ехидно повиливая хвостом, котяра явно издевался над моим задумчивым видом.

Я уже ни капельки не сомневалась, что такое непонятное дело свалилось на мою голову не без кошачьего виртуального вмешательства. Даже несмотря на то что животное не имело черной окраски, традиционно присущей эзотерическим котам.

– Ну-ну, вот посмотрю я, как ты завоешь, если меня не будет пару дней дома. Голод не тетка, знаешь ли!

Но котяра лишь отвернулся и направился к миске с водой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru