banner
banner
banner
Повернуть назад

Марина Серова
Повернуть назад

© Серова М.С., 2023

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2023

Глава 1

Ранним утром в центральном городском парке города Тарасова еще достаточно тихо и немноголюдно. Кроме собачников и бегунов на длинные дистанции в семь утра сюда мало кто отважится прийти.

Я же отношусь ко второй категории. Бегать по утрам, можно сказать, мое призвание.

Меня зовут Татьяна Иванова. Я – частный детектив. Родилась в Тарасове двадцать семь лет назад и живу в нем по сей день. Многие мои клиенты удивляются, когда видят меня в первый раз. Как эта хрупкая блондиночка смогла раскрыть больше трехсот дел? А один клиент даже предположил, что у меня есть напарник, которого я от всех прячу. Конечно, потом, когда я вернула ему похищенного сына, он взял свои слова назад. Все свои дела я раскрываю сама. Конечно, не без помощи друзей. Но об этом позже.

Несмотря на то что наш губернский город не является крупным мегаполисом, работа для сыщика здесь всегда найдется. Мне довелось расследовать и убийства, и похищения, и кражи, и много чего еще, о чем сразу не припомнить. Порой без сна и выходных. Но работу свою я очень люблю. И даже к лучшему, что когда-то я ушла из прокуратуры на вольные хлеба. Ведь работать под чьим-то началом и слепо исполнять приказы большого босса с первых дней службы мне было не по душе. Поэтому, когда настало время увольняться из прокуратуры, я не пожалела об этом ни на секунду. И лицензия частного детектива, которую я получила сразу после ухода из надзорного ведомства, позволила мне реализовать свои амбиции в полной мере.

Обычно мое утро начинается не с кофе, хотя я его обожаю, а с пробежки в парке. Бегать по утрам я начала достаточно давно. Еще со времен юридической академии. К тому же в это время суток здесь особая атмосфера. Птицы поют громче, белочки смелее бегают по территории парка. А воздух такой прохладный и живительный.

К середине мая природа, кажется, уже окончательно проснулась после зимней спячки. Деревья полностью облачились в зеленые одежды, и в воздухе распространился стойкий цветочный аромат.

Поднявшись утром, как всегда, без будильника, я надела новый спортивный костюм, который привезла мне в подарок из Италии бывшая клиентка. С цветом она, конечно, угадала. Одежда мятного оттенка очень гармонично сочетается с цветом моих зеленых глаз.

Вставив наушники и включив любимую музыку, я побежала в сторону парка. Легкий прохладный ветерок шаловливо играл с моими волосами, ноги будто сами несли меня вперед. Хотелось оставаться в таком состоянии как можно дольше.

Пробежав пару километров, я решила присесть и восстановить дыхание. Откинувшись на спинку скамейки и вытянув ноги, я начала дышать так, как в свое время научил меня мой тренер.

Придя в себя, я взглянула на часы и поняла, что пора выдвигаться в сторону дома. Совсем скоро сюда нагрянут мамочки со своими детьми, велосипедисты и самокатчики. Тогда точно спокойно не побегаешь.

От сирени, стоявшей за скамейкой, доносился прекрасный аромат. Я повернулась, чтобы принюхаться, и заметила, что в кустах кто-то лежит. Не раздумывая, я кинулась к нему.

Это был молодой мужчина. На голове у него небольшое кровавое пятно. Это означало, что его ударили чем-то по голове. Мне удалось нащупать у него пульс. Значит, еще живой.

Пока я вызывала «Скорую» и полицию, уже набежали неравнодушные зеваки. Они столпились около той скамейки, на которой еще недавно сидела я, и любопытно высовывали свои головы, пытаясь разглядеть пострадавшего.

– Нож! Смотрите, девушка, рядом с ним лежит нож. И кажется, на нем кровь, – сказал мне мужчина из толпы, держа в руках своего шпица.

Я действительно сразу не заметила его рядом с пострадавшим.

– Ничего никому не трогать, – громко предупредила я всех собравшихся. – Это место преступления.

Толпа заахала от услышанного. Мужчина-потерпевший неожиданно дернулся и открыл глаза. Он попытался резко встать, но тут же упал обратно на землю. Потом схватился за голову и посмотрел вокруг. Затем он остановил свой взгляд на мне.

– Где я? – спросил меня незнакомец.

– Вы в Центральном парке. Что с вами случилось? Помните? Как вас зовут? – обратилась я к нему.

– Нет. Я ничего не помню, – мужчина потрогал свою голову в месте удара. – У меня на голове кровь?

– Лучше не трогайте. У вас там рана. Вы сможете присесть? – Я попыталась посадить его. – Так как ваше имя?

Мужчина попытался вспомнить, но ответа и на этот вопрос он тоже не смог дать. Сидеть он не смог, поэтому пришлось его снова положить на землю.

– Откуда здесь этот нож? – указала я ему на окровавленное оружие.

– Не знаю, – неизвестный закрыл глаза.

Было похоже, что он снова потерял сознание. В этот момент подъехала «Скорая», а вслед за ней и полиция.

Из служебного автомобиля вышел подполковник Владимир Кирьянов собственной персоной. Мой боевой товарищ, которому я могу позвонить среди ночи, и он примчится туда, куда я его позову. Разумеется, по работе. Поэтому я первая брошу камнем в того, кто мне скажет, что между женщиной и мужчиной не бывает дружбы. Мы дружим с Кирей очень давно. Периодически нам приписывают служебный роман, но дальше рабочих отношений у нас никогда не заходило. В свое время я немало сделала для того, чтобы Кирьянов дослужился до подполковника. Поэтому он всегда допускает меня близко к делу и телу. У меня, так сказать, ВИП-статус.

Мне повезло, что сейчас приехал именно он.

– Вот скажи мне, Таня, как тебе удается это делать? – встал передо мной Киря, пока медики возились с пострадавшим.

– Удается что? – переспросила я его.

– Ну, находить вот это все, – указывая на лежащего на траве мужчину, сказал он. – Они как мухи к тебе липнут, что ли?

– Я не специально, честно, Вов, – погладила я его по плечу. – Я бегала. Ты же знаешь, что я всегда здесь бегаю по утрам. Присела на скамейку перевести дух, а тут он.

– Так, что он говорит?

– Он не помнит ни кто он, ни что здесь делает. Про нож тоже ничего не знает.

– Не помнит или делает вид, что забыл? Учитывая то, что рядом с ним лежит окровавленный нож. Кстати, вокруг осматривалась? Нет ли тут еще и рояля в кустах?

– Нет, не успела. Думаю, нужно, чтобы твои ребята обыскали тут каждый уголок. Если жертва ранена, то далеко она уйти не могла.

Кирьянов отправил своих людей обыскать парк на наличие кого-то раненого или трупа. Но спустя десять минут они вернулись и доложили, что больше никого тут нет. Тем временем мужчину, которого я обнаружила, уложили на носилки и повезли в больницу. Из-за того, что он снова отключился, врачи торопились как можно скорее доставить его в медицинское учреждение.

Кирьянов подошел к толпе зевак. В основном это были пенсионеры, которые пришли в парк, чтобы прогуляться с четвероногими питомцами. Недавно здесь отгрохали большую площадку для собачников, вернее, для их подопечных. И теперь они съезжаются сюда чуть ли не со всего Тарасова.

– Кто-нибудь видел, что здесь произошло? – обратился к ним Кирьянов.

Все одновременно замотали головами.

– Тогда, может быть, кто-нибудь из вас видел и раньше здесь этого мужчину? – спросила тогда я.

И снова от них не последовало положительного ответа. Лишь одна женщина посмотрела мне в глаза, дав понять, что она его знает.

– Можно с вами поговорить? – подошла я к ней.

– Да, конечно.

– Как вас зовут? – отошли мы втроем в сторону.

– Я Антонина Дмитриевна. Живу вон в той пятиэтажке, – пенсионерка указала на кирпичный дом, стоявший за забором парка.

– Вы знаете пострадавшего?

– Я не могу назвать его имя, но видела его с девушкой здесь и раньше. Они гуляли со своей собачкой. Наши питомцы иногда играли друг с другом. Породы у них одинаковые. Кажется, их собаку звали Джек.

– Можете описать девушку? – обратился к ней Кирьянов.

– Высокая, как и этот мужчина. Длинные густые черные волосы. Она всегда собирала их в хвост и закалывала сверху заколкой в виде голубой бабочки. Такая блестящая. Еще у нее был большой голубой браслет на руке. Я как-то заинтересовалась этими украшениями. Уж больно понравились. Она сказала, что это подарок от бабушки. Еще у девушки родинка над верхней губой. Девушка очень красивая. Эффектная, как сейчас говорит молодежь.

– Может быть, они обращались друг к другу по имени?

– Я не слышала. Только запомнила кличку их песика. А его не нашли?

– Нет, только самого мужчину.

Только мы собрались расходиться, как Антонина Дмитриевна вспомнила еще одну важную деталь.

– Пождите, он же приезжал сюда на машине, – сказала она. – Я видела однажды, что они выходили из белой иномарки. Я почему обратила внимание на эту машину – у нее колеса красные.

– А марку машины вы, случайно, не запомнили? – спросила я на всякий случай.

– Запомнила, – радостно ответила мне женщина. – «БМВ». У моего сына такой же марки автомобиль. Поэтому и запомнила. Я вообще в них ничего не понимаю. В наше время было все просто – «Жигули», «Москвич», «Запорожец». А тут столько всего наизобретали, что и не упомнишь. И если этот кружочек, то я узнаю, но все остальные нет.

– Надо осмотреть парковку перед парком. Возможно, и в этот раз он приехал в парк на машине, – предложила я Кирьянову.

– Да, конечно, так и сделаем. Спасибо вам за помощь. Подойдите, пожалуйста, вот к этому лейтенанту, чтобы оставить свои контакты, – подвел Кирьянов к полицейскому Антонину Дмитриевну, а затем распорядился проверить парковку.

Информация, которой поделилась с нами пенсионерка, оказалась очень ценной. Полиция действительно обнаружила на парковке белый «БВМ» с красными колесами.

Пробив по базе номер, удалось выяснить, что она принадлежит тридцатипятилетнему жителю Тарасова Михаилу Хромову. Он работает юристом в крупной адвокатской конторе.

 

Узнав адрес его прописки, Кирьянов засобирался туда.

– Я с тобой, Вов, – решила я.

– С чего вдруг? Ты подкинула нам работенку, дальше мы уж как-нибудь сами, – попытался отмазаться он от меня.

– Хотя бы с того, что мне интересно, Хромов ли это на самом деле. И что рядом с ним делал нож, – объяснила я Кирьянову. – Тем более что у меня пока нет дел. И с утра, как говорил один персонаж в мультфильме, я совершенно свободна. К тому же мое нестандартное мышление может быть тебе полезным.

Я была уверена, что он не сможет мне отказать.

– Ладно, поехали, – сдался Володя. – Только давай без заездов домой. Начнешь сейчас переодеваться, краситься, еще чего-нибудь, чем вы, женщины, любите заниматься. Знаю я вас. Жену вечно по часу жду.

– Да нет, мой наряд меня сейчас вполне устраивает, – оглядела я себя. – Я же не как бомж какой-то одета. Или тебя что-то не устраивает?

– Тебе очень идет этот цвет. – Получить комплимент от Кирьянова может не каждый. – Ладно, поехали уже.

Ехать нам нужно было почти на другой конец Тарасова.

«И какой смысл ездить в такую даль, чтобы погулять с собачкой?» – подумала я.

Дом, в котором был прописан Михаил Хромов, оказался элитной двадцатиэтажной новостройкой. На первом этаже нас встретил консьерж, который любезно рассказал, что в этой квартире проживает не сам Хромов, а его мать Екатерина Ивановна.

На наше счастье, она была дома.

Женщина сразу опознала в пострадавшем, чье фото ей показал Кирьянов, своего сына.

– Как же так? Кто это сделал? – От неожиданной плохой новости она резко сползла на скамеечку, стоявшую в коридоре квартиры.

– Это мы и пытаемся выяснить, – ответил ей Кирьянов. – Что ваш сын мог делать в парке так рано?

– Понятия не имею. Он иногда ездил туда гулять со своей собакой. Там же большая площадка специально для выгула животных.

– Насколько близко вы общались со своим сыном? – обратилась я к Екатерине Ивановне.

– Он живет отдельно уже давно. Но мы созваниваемся каждый день. Сегодня он мне еще не звонил. Я так и подумала, что что-то могло случиться.

– А где именно он живет? Его квартира рядом с Центральным парком?

– В двух автобусных остановках от самого парка. Я дам вам его адрес.

– Он живет там с семьей?

– С первой женой он развелся пять лет назад. Она сейчас живет с их общей дочерью, моей внучкой, в Москве. Дашенька приезжает к папе только на летние каникулы. Через пару недель как раз она должна сюда прилететь.

– Значит, сейчас ваш сын живет один? – уточнил Володя.

– Нет, примерно десять месяцев назад он познакомился на работе с девушкой. Ее зовут Инга. Она работает у них помощником адвоката. Молодая и легкомысленная.

– Значит, она вам не нравится, – заключила я.

– Вы угадали, – ответила мне Екатерина Ивановна. – Уже через месяц после их знакомства Миша предложил ей переехать к нему. Она согласилась, недолго думая. Я была против, но сын уже взрослый, и к тому же вы, дети, никогда не слушаетесь родителей.

– Может, там любовь неземная? – усмехнулся Кирьянов, который сам сделал предложение своей девушке спустя несколько месяцев после знакомства.

– Да какая там любовь? Она же корыстная девица. Навешала ему лапшу на уши. Миша мой неплохо зарабатывает. Сам купил себе и мне квартиры и дорогую машину. А кто она? Вообще непонятно, откуда она взялась.

– Что значит непонятно откуда взялась? Поясните, пожалуйста, – уточнила я.

– Не местная она, не из Тарасова. Когда я спрашивала у Миши про нее, сказал, что приехала сюда из какого-то провинциального городка. И вообще, он практически ничего про нее не рассказывал. Я даже ходила к его начальнику, чтобы разузнать про нее.

– И что вы узнали?

– Руководитель отозвался о ней хорошо. Мол, исполнительная, трудолюбивая. Дипломированный юрист. Окончила пару лет назад университет в Новосибирске. Придраться не к чему, одним словом. Но все равно что-то было в ней не так.

– Может быть, вы действительно слишком к ней придирались? – спросила я.

– Девушка, я мать, и мое сердце меня не обманывает. У вас есть дети? – недружелюбно накинулась она на меня.

– Нет, но…

– Тогда не несите всю эту чепуху. Лучше скажите мне, где сейчас мой сын?

– Его отвезли в Первую городскую больницу, – ответил ей Кирьянов и кинул в мою сторону неодобрительный взгляд.

Я поняла, что мне лучше сейчас замолчать. Екатерина Ивановна спешно начала собираться.

– У меня еще к вам вопрос, – произнес Кирьянов. – Как позвонить этой Инге?

– У меня нет ее номера. Только у Миши. Посмотрите в его телефоне, – ответила она.

– Но при нем мы не обнаружили телефона, – задумчиво сказал Володя. – Продиктуйте мне его номер. Мы проверим, где он может сейчас находиться.

Кирьянов передал в отдел данные телефона Хромова и попросил коллегу узнать его местонахождение. А мы отправились вместе с матерью Михаила в больницу. Она поехала на своем автомобиле, мы с Кирьяновым – на его служебной машине.

– Нужно найти эту Ингу. Возможно, она уж точно должна знать, – стал размышлять Кирьянов по дороге в больницу.

– И выяснить, чья кровь на ноже, – добавила я. – Кстати, обратил ли ты внимание, что нож какой-то особенный? Резной и с эмблемой. Такой не продается в обычном магазине. Он явно коллекционный и не предназначен для нарезания хлеба или картофеля.

– Медэксперт уже работает над этим. Через пару часов мы должны узнать, чья это кровь. А пока навестим Хромова. Надеюсь, что он вспомнил, что с ним случилось.

Но чуда не произошло. Михаил Хромов, придя в сознание, так и не вспомнил ничего. Он по-прежнему не мог назвать ни свое имя, ни что с ним произошло. Врач поставил ему диагноз «сотрясение мозга». Он сказал, что амнезия после такого сильного удара по голове вполне объяснима. Возможно, сюда добавилась и психологическая травма, которую Хромов перенес вместе с физической болью. Поэтому никакие прогнозы в данном случае он давать не стал. Память не всегда возвращается.

– Похоже, что нам сейчас здесь делать нечего. Поеду в отдел. Если потерпевший не может вспомнить, как было дело, значит, мы сами восстановим картину преступления.

– Подбрось меня до дома, Вов. Думаю, что в отделе я тебе не понадоблюсь, – попросила я его.

Кирьянов отвез меня домой.

Первым делом я залезла под душ. Пробыв там минут пятнадцать, отправилась на кухню. Заправив кофемашину, я приготовила себе ароматный американо. Это то, что по-настоящему люблю. Предпочитаю пить именно свежесваренный кофе, а не растворимый. Да, я та еще кофеманка.

Поуютнее устроившись в любимом кожаном кресле с чашкой американо и сэндвичем, купленным в пекарне за углом моего дома, я решила полистать социальные сети. Мне стало интересно найти сегодняшнего пострадавшего в интернете.

Михаилов Хромовых я обнаружила несколько десятков. Один из них был из Тарасова. Владельцем этой страницы оказался именно тот, кого я искала. Хромов не был таким уж активным пользователем. Фотографий было мало, в основном с дочерью и собакой. Среди его друзей я нашла некую Ингу Суркову. Это не могло быть совпадением. Но, к сожалению, девушка не вела свою страницу и искать особо там было нечего.

На всякий случай я решила позвонить Кирьянову, чтобы рассказать то, что узнала. Но мои планы нарушил телефонный звонок. Фотография улыбающейся подруги красовалась на экране моего телефона.

Ленка-француженка – моя жизнелюбивая, неунывающая и немного невезучая подруга. Ее постоянно преследуют любовные катастрофы и неудачники. После развода Ленка осталась одна с двумя детьми. И как только на горизонте мелькнет подходящая кандидатура, подруга бросается в омут с головой. А потом, когда очередной кавалер разбивает ей сердце, она зарекается, что даже смотреть не будет в сторону мужского пола. Но раз за разом она продолжает наступать на одни и те же грабли.

А еще Ленка постоянно испытывает денежные проблемы. Учительница французского языка в школе не особо много зарабатывает, учитывая недетские потребности двух ее сыновей. Поэтому, когда в очередной раз подруга решила одолжить у меня вечернее платье, я, конечно же, согласилась. Из всего моего гардероба, который я даже сама не поняла, как умудрилась заполнить самыми разнообразными вещами, я ношу только пару джинсов и свитеров. Все остальное просто занимает место в шкафу. И иногда Ленка одалживает их у меня. Ну должен же хоть кто-то носить мои платья и юбки.

– Неужели снова идешь на свидание? – спросила я ее.

– Да! Представляешь, познакомилась сегодня в магазине с одним милым молодым человеком. Мы столкнулись с ним в отделе замороженной рыбы.

– О, начало мне уже нравится. Очень романтично, – перебила я ее.

– Тань, ну дослушай до конца.

– Извини.

– В общем, мы оба остановились у морозильника с рыбой. В этот момент я разговаривала по телефону с мамой, а он рассматривал ассортимент. Когда увидела его, то он показался мне похожим на моего любимого актера. Ну, того, из сериала, который играл крутого полицейского. И я сама не заметила, как уронила свой мобильник в морозильную камеру, пока пялилась на него.

Мне стало очень весело, и я живо представила себе произошедшее. Но старалась не показывать подруге, что смеюсь над ней.

– И что же было дальше?

– Телефон упал так глубоко, что нам пришлось доставать оттуда всю рыбу. Семен, так зовут молодого человека, был очень мил и смог выудить мобильный со дна морозильника. Потом мы с ним долго разговаривали, и он проводил меня до дома, взяв мой номер. А через два часа перезвонил и пригласил сегодня вечером посидеть в его ресторане.

– Он шеф-повар?

– Нет, круче. Он совладелец ресторана «Империя». Слышала о таком? Конечно, главный там его отец, но, по сути, всем занимается именно Семен.

– Шутишь, что ли? Туда запись, чтобы забронировать столик, на месяц вперед. И что же такой солидный мужчина, как этот Семен, забыл в обычном супермаркете?

– Он сказал, что приехал навестить бабушку. Оказалось, она живет в моем доме, только в соседнем подъезде. И я ее знаю. Вот так совпадение! Серафиму Петровну все любят в нашем дворе. Она рассказывала, что у нее трое внуков. Но Семена я никогда не видела. Или просто не обращала внимания.

– Так тебе поэтому нужно мое платье?

– Разумеется. Учитывая, что меня давно никто не приглашал в ресторан, вечерних платьев я не покупала. У меня их всего два, и те со школьных времен. Так ты дашь мне его?

– Конечно, дам, Лен. Приезжай и забирай. Я пока дома. Могу еще ожерелье к нему в придачу приложить.

– Не откажусь. Сейчас еще один урок проведу и приеду к тебе.

Интересно, сколько дней продержится ее новый роман? Хотя я искренне желаю ей счастья. Уж кто, как не она, его заслужила. Я же, наоборот, никогда не стремилась к тому, чтобы мне надели кольцо на безымянный палец. В силу своего характера я одиночка. Люблю быть одна и жить по своим правилам: разбрасывать вещи, оставлять на ночь немытую посуду в раковине, смотреть те фильмы, которые мне нравятся. Да, у меня бывают романы. Но они длятся недолго и ничем серьезным не заканчиваются. Уже половина моих соседок безуспешно пытались свести меня со своими сыновьями. И, разумеется, эти попытки заканчивались полным фиаско.

Я достала из шкафа платье, которое пообещала подруге, и вспомнила, что собиралась позвонить Кирьянову.

– Киря, как дела? Нашли Ингу?

– Подожди минутку, Таня… – Кирьянов зажал трубку рукой, но я слышала, как он кричал на кого-то. – Чего хотела?

– Я спросила про Ингу. Нашли?

– С какой целью интересуешься? Дело ведет полиция.

– Просто интересуюсь. Как никак Хромова ведь нашла я. И, кстати, если вы вдруг еще не нашли о ней данные, то ее фамилия Суркова.

– Как ты узнала?

– Володь, ты совсем отстал от жизни. Социальные сети теперь могут рассказать о человеке больше, чем ты думаешь.

– Я смотрю, тебе совсем скучно. Неужели нет дел?

– Пока мое дело – помочь вам. Так что с Ингой?

– В адвокатской конторе, где она работает, сказали, что сегодня Инга не вышла на работу. Ее телефон отключен.

– Ездили к ним домой?

– Пока только собираемся. Я созвонился с матерью Хромова. Она пока ухаживает за сыном в больнице. Через полчаса поедем к нему в квартиру.

– А что с телефоном Михаила?

– Пока не нашли. Все, Тань, мне пора.

Кирьянов оборвал разговор. Взглянув на часы, я поняла, что уже середина дня, а я до сих пор сижу дома. Уже забыла, когда в последний раз могла позволить себе бездельничать. Ощущение бесполезности меня съедает. Ленка считает, что моя проблема в том, что я не умею отдыхать.

– У тебя в голове одни преступники, – любит повторять мне подруга. – Лучше бы о детях подумала.

– Но у меня их нет, – отвечаю ей я.

– Вот именно. Сейчас их нет, а могли бы уже давно быть.

 

А потом начинаются долгие и бессмысленные тирады о женском предназначении. Не подумайте, я люблю детей. Они бывают очень даже милыми. Но в мой образ жизни эти маленькие шилопопы пока не вписываются.

За те пару часов, что я ждала Ленку, я успела помыть в квартире полы, перегладить гору белья, которая скопилась не помню с какой поры. И, что самое для меня несвойственное, я приготовила себе обед. Найдя в морозилке большой кусок говяжьего стейка, я засунула его в духовку, обваляв в специях. Получилось достаточно вкусно. Оставив Ленке половину стейка, я решила ей позвонить. Но не успела я набрать ее номер, как подруга сама позвонила в мою дверь.

– Наконец-то, – обрадовалась я ей. – Ты превратишь меня в домохозяйку. Я уже стала себя бояться.

– Где оно? – не успев войти, задала вопрос Ленка.

– Привет, подруга, заходи, – ответила я вслед уже устремившейся в комнату подруге. – У меня дела хорошо, если тебе еще интересно.

– Прости, Таня, я просто слегка волнуюсь. Хочу, чтобы все было сегодня идеально, – прощебетала она. – Давай мне его, буду мерить. А вдруг оно мне не подойдет?

Пока Ленка надевала платье, я продолжала поглядывать на телефон в надежде на то, что он зазвонит и наклюнется новое дело, которое вытянет меня из домашней рутины. Но он предательски молчал. А Ленка пыталась впихнуть свое тело в мое обтягивающее маленькое черное платье. Оно было явно ей не впору.

Сказать правду – подруга обидится и обвинит меня в том, что я считаю ее некрасивой, а хуже того, что завидую ей. Если соврать, то снова буду виновата я, потому что ее кавалер сочтет наряд слишком вульгарным. Учитывая его социальный статус, скорее всего, он общается с женщинами несколько иного круга, нежели моя Ленка. В любом случае я остаюсь в пролете.

– Может быть, примеришь другие платья? – деликатно предложила я ей. – Мне кажется, тебе подойдет вот это.

– В горошек? Ты серьезно? – Ленка презрительно сморщила нос.

– Тогда это, – я достала из шкафа темно-синее шифоновое платье. – Думаю, что оно подчеркнет все твои достоинства.

– А что, очень симпатичное, – похоже, мой вариант придал ей оптимизма. – В нем очень хорошо должна выглядеть моя грудь. Я его раньше у тебя не видела.

– Я берегла его на особенный случай. И, кажется, он настал. Примерь.

Платье село на Ленку идеально. Как она и предполагала, ее буфера смотрелись вполне неплохо. Намного лучше, чем мои.

У меня отлегло от сердца, когда подруга сделала свой выбор в его пользу. Это означало, что с примерками покончено. По крайней мере, на сегодня.

– Ты есть будешь? У меня осталась половина стейка, – спросила я Ленку, когда она закончила с примерками.

– А как же, я голодная как волк, – ответила подруга. – Одно дело сделано. Теперь остались прическа и макияж. Таня, ты должна меня уложить и накрасить.

Я чуть в осадок не выпала, когда услышала о таких перспективах.

– Слушай, Лен, может, тебе лучше сходить к профессионалу? Ты же знаешь, что я не особо умею это делать. Хочешь, я позвоню Светке? Она первоклассный мастер. Сделает из тебя конфетку. Договорюсь. Она тебя примет, даже если у нее забитый график. Для меня она сделает все.

– Тань, зачем куда-то ездить? Я уже здесь. Привезла всю свою косметику. Ты же сама как-то красишься. И мне сделай такой же макияж. – Ленка не оставила мне выбора.

Но тут свершилось чудо, которого я уже и не ждала. Зазвонил мой телефон.

– Только не говори, что ты сейчас сорвешься с места ради каких-то преступников, – укоризненно посмотрела она на меня.

– Лен, я только отвечу на звонок, а потом, так и быть, накрашу тебя. Клянусь, – пообещала я.

Кто-то звонил мне с неизвестного номера.

– Здравствуйте еще раз, Татьяна, – женский голос в трубке показался мне знакомым.

– Здравствуйте, простите, но, по-моему, мы с вами уже общались? – спросила я.

– Извините, что сразу не представилась. Я Екатерина Ивановна Хромова, мама Миши, которого вы сегодня утром обнаружили в парке.

– Чем могу вам помочь? – узнала я ее.

– Мне посоветовал нанять вас Владимир Кирьянов. Вы приезжали сегодня с ним ко мне домой.

– Простите, Екатерина Ивановна, но я не совсем понимаю, для чего вам нужны услуги частного детектива. Михаил ведь вроде пострадавший.

– За эти два часа все изменилось. Теперь мой Мишенька – подозреваемый.

– В чем же его подозревают?

– В убийстве.

– Кого? – опешила я.

– Инги, его девушки. Ее тело нашли сегодня утром в лесополосе недалеко от города. Как сказал следователь, кровь на ноже принадлежит Инге. Теперь Мишу считают виновным в ее смерти. Ведь на орудии убийства его отпечатки.

– А что говорит ваш сын?

– Он ничего не помнит, даже своего имени, – голос Екатерины Ивановны задрожал. – Понимаете, я не верю, что мой сын убийца. Мой добрый и ласковый мальчик и мухи не обидит. Так вы возьметесь за это дело? Владимир Сергеевич уверил меня, что вы – лучшая. К вам обращаются даже в самых безнадежных случаях. Думаю, что наша ситуация именно такая. Мишу могут посадить, и надолго.

– Хорошо. Я возьмусь за дело Миши, но сначала я должна поговорить с Кирьяновым. А потом перезвоню вам, и определимся с местом и временем встречи, – пообещала я Екатерине Ивановне.

– Хорошо, буду ждать звонка.

Закончив разговор, я заметила на себе осуждающий взгляд Ленки.

– Не пущу! – произнесла она.

– Кого и куда ты не пустишь? – испугалась я.

– Тебя не пущу, пока ты меня не накрасишь и не уложишь.

Пришлось выполнять свои обещания. К счастью, великий и могучий интернет обладает одной уникальной особенностью. В нем можно найти абсолютно любую информацию. И видеоролик с многообещающим названием «Как накраситься и уложиться за считаные минуты» очень сильно выручил меня. Действительно, мне потребовалось совсем немного времени, чтобы сделать из Ленки настоящую красавицу. Клиентка, к слову, осталась очень довольна.

– Тань, ты не задумывалась сменить сферу деятельности? У тебя определенно талант, – сказала она, детально разглядывая себя в зеркало.

– Мне вполне нравится то, чем я занимаюсь, – ответила я. – Кстати, о сфере деятельности. Я собиралась позвонить Володе. И к тому же меня ждет клиентка.

– Поняла. Я уже ухожу, – собирая свои вещи, сказала подруга. – Обязательно позвоню и расскажу тебе, как все прошло.

Но я уже не слушала Ленку, потому что мысленно уже расследовала свое новое дело. Поэтому, когда я закрыла за ней дверь, сразу набрала Кирьянова. А когда он не ответил на мой звонок, я собралась и поехала в отдел сама.

В кабинете Володи не было. Мобильный лежал на его столе. Там же стояла его кружка, в которой уже остыл кофе. Видимо, Кирьянов уже давно отлучился с рабочего места.

Спустя минут пять после моего прихода, держа в руках бумаги, он вернулся в кабинет. Похоже, мое присутствие совсем не удивило его.

– Видимо, тебе дозвонилась Хромова? Тогда ты в курсе последних новостей? – просматривая бумаги, которые принес, спросил меня Володя.

– В общих чертах. Теперь я жажду подробностей.

– Я как раз сейчас собираю все бумажки для возбуждения уголовного дела. В общем, слушай. В морг сегодня утром привезли тело неизвестной молодой девушки. Смерть наступила в результате ножевого ранения в грудь. Похоже, убийца знал, куда бить. После того как ты нашла Хромова вместе с ножом, я сделал запрос в больницы, не обращался ли кто-то с ножевыми ранениями. С утра доставили только одного парня. Его порезали в пьяной драке. Обидчика уже задержали, да и кровь не совпала. Но потом я стал узнавать в морге, не поступал ли к ним кто-то с подобными ранами. Мне рассказали про молодую девушку, по описаниям похожую на Ингу Суркову. У нее на голове была заколка в виде голубой бабочки. Я вспомнил сразу, когда увидел описание в сводке. Сначала она числилась в морге без имени, но потом мать Хромова опознала в ней подругу ее сына. К тому же эксперт подтвердила, что кровь на ноже и кровь Инги совпали. Убийца вонзил ей его прямо в сердце.

– Где ее нашли?

– В пяти минутах езды от Тарасова. В лесу. Лежала рядом с обочиной. Ее обнаружила проезжающая мимо семейная пара, когда вышли размять ноги. И, судя по всему, с руки сорвали что-то похожее на браслет. Кровавый след остался.

– Женщина из парка говорила, что у Инги был голубой браслет. Похожий на заколку.

– В каком временном промежутке ее убили?

– По словам медэксперта, девушку закололи между четырьмя и пятью часами утра.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru