banner
banner
banner
Невеста-вдова

Марина Серова
Невеста-вдова

Глава 1

Долгожданный звонок раздался во втором часу ночи и застал меня стоящей на коленях возле открытого чемодана – в самый последний момент я решила переложить солнцезащитный лосьон из внешнего кармана внутрь. А то ведь грузчики с багажом не сильно нежничают. Швырнут чемодан, упаковка с кремом лопнет и украсит собой все, что будет находиться рядом. А рядом возлежали поистине ценные для меня предметы. Тут и зарядное устройство для телефона, и купленный на всякий случай переходник, мини-аптечка, футляр с очками и тапки.

Тапками я нарекла пару легких кожаных сандалий, которые неспроста решила не прятать в глубинах чемодана. Планировалось следующее: как только моя нога ступит на раскаленный асфальт великой южной стороны, я сразу же сброшу с ног тяжелые кроссовки и наряжусь в легчайшие «тапки». После перелета ноги должны будут отдохнуть. Как и мы с Сергеем, впрочем.

Я познакомилась с ним пять месяцев назад. Вышло смешно. Выходя из машины, я поскользнулась, а он, проходя мимо, бросился ко мне и подставил крепкое плечо.

Через минуту я уже утонула в заботе и внимании, которыми он меня окутал, успела искупаться в его огромных карих глазах, а еще оценить прекрасное чувство юмора своего нового знакомого.

С Сергеем, в чем он признался позже, произошло примерно то же самое.

В кафе, в которое он пригласил меня тем же вечером, я поняла, что хочу расставить все точки над «i» и побыть слабой женщиной, не сканируя своего мужика насквозь.

Мы грели руки о блестящие бока огромных кружек с горячим шоколадом и болтали о всякой ерунде.

Единственный серьезный вопрос, который я не могла не задать, звучал примерно так:

– А что скажет твоя жена вашим детям, если вдруг увидит тебя прямо сейчас?

Это я приблизительно.

Начала я издалека, но Сергей успел первым:

– Ты замужем?

– Нет, – честно ответила я.

– Может быть, я не так сформулировал… – замялся он.

– Все ты правильно сформулировал, – успокоила я его. – Не замужем и не встречаюсь.

– Слава богу, – с облегчением выдохнул он. – И я. Не женат, и девушки у меня тоже нет. Поставил личную жизнь на паузу.

– В наше время это звучит как-то неправильно, – заметила я. – Если ты один, то с тобой что-то не так.

– Со мной, кажется, все в порядке, – неуверенным тоном сообщил Сергей. – Но я курю. Это ужасно, но это так. И на права так и не сдал после трех попыток. Могу заржать во весь голос в месте, которое для этого не отведено. Наверное, я о чем-то забыл. Конечно, забыл: я много работаю. Практически не беру выходные, если только совсем не стою на ногах.

– А если болеешь?

– Если болею, то я не имею права находиться на рабочем месте.

– Что же за работа такая? – удивилась я. – Насколько мне известно, многие предпочитают болеть на ходу.

– Я врач. И могу заразить пациента.

Врач… А еще симпатяга. И умница.

Господи, и за что мне такой подарок? А? Повтори еще раз, а то не расслышала?

– Если внести некоторые коррективы, то ты зачитал мой список, – сказала я. – Не будем вдаваться в подробности, но мое самочувствие на здоровье моих «пациентов» никак не влияет. И я могу взять больничный. Вот и вся разница.

– Значит, мы оказались именно в такой ситуации, когда стоит пересмотреть взгляды на жизнь, – улыбнулся он. – Хотя… сейчас я бы не сказал, что у меня нет девушки.

Я стыдливо опустила взор, а внутри все ликовало.

Нет, ну серьезно. Он мне понравился. Очень. И надо же такому случиться, что и я ему тоже.

В кафе играла музыка, под которую обыкновенно заканчивались фильмы восьмидесятых прошлого века. Что-то такое до ужаса знакомое, с нежным женским вокалом под звуки саксофона.

Сергей удивлял. Он не делал попыток подобраться ко мне ближе, чем я того хотела. Этим подкупил меня окончательно.

Он сказал, что работает терапевтом в одном из медицинских центров, оказывающих услуги круглосуточно. Ведет прием страждущих, измеряет им давление, ставит диагнозы, прописывает различные препараты и очень серьезно относится к своей работе.

Позже, когда мы окончательно сблизились, я сначала даже подумала, что он подвергся профессиональной деформации.

– У тебя синяки под глазами, – сообщил он мне как-то на третьем месяце после знакомства. – Плохо спала?

– Да нет, нормально спала.

– Голова не болит?

– Не болит.

– Хорошо.

Он с первой нашей встречи знал, чем я зарабатываю на хлеб. Поделилась не без сомнений относительно того, что снова услышу в свой адрес лестные эпитеты. Или получу насмешливый взгляд, приправленный скептической улыбкой.

И первое, и второе порядком поднадоело, и я очень не хотела, чтобы Сергей отреагировал на известие о том, что я – частный детектив, как-то не так.

Но он и тут удивил: пожал плечами и с самым серьезным видом сказал, что сочувствия я не дождусь.

Его слова вызвали в душе облегчение – наконец-то что-то новенькое!

Я предпочитала не делиться с ним подробностями, касающимися своей работы.

Порой со стороны то, чем я занималась, выглядело нелицеприятно. Приходилось выслеживать неверных мужей и жен, часами сидеть в машине, украдкой делать фотографии или подслушивать чужие разговоры. Все это после ломало чьи-то судьбы, вызывало слезы, убивало надежды. Но не все же мне серьезные преступления расследовать?

Через три месяца после знакомства мы решили съехаться.

Была весна, и в четыре приема я перевезла к нему свои пожитки. Нам обоим было удобнее вить гнездо в его однушке. Он был рад видеть меня рядом, а моя квартира мне, если честно, уже опостылела.

А потом наступило лето. Покатилось, как огромный еж, воткнув в нас свои солнечные иглы.

Работы было невпроворот и у меня, и у Сергея. Жара не вынудила многих рвануть на дачи, она еще и мозги людям конкретно плавила. В Тарасове резко увеличилось число тяжких преступлений. Изнасилования, грабежи, убийства.

Казалось, чем меньше одежды на людях, тем больше у них шансов получить кирпичом по голове.

Я носилась по Тарасову и окрестностям, иногда в компании с подполковником Кирьяновым. Надо признаться, в эти дни я заработала приличные деньги, но и чертовски устала.

Сергея атаковала армия тех, кто страдал от повышенного давления и сердечно-сосудистых заболеваний. Его коллеги разбрелись по отпускам, он постоянно кого-то замещал, пропадая на работе с утра до ночи.

– Сегодня в две смены буду, – сообщил он однажды утром, допивая кофе. – А потом два выходных.

– А потом снова на неделю под завязку, угадала? – спросила я.

– Угадала. Но, Тань, нас ждет море. Нам нужны деньги.

Мы уже решили, что отпуск проведем на морском берегу, а там без лишней копейки будет трудновато.

– У меня есть деньги, – парировала я.

– Ты меня повезешь на свои? – усмехнулся он.

– Если хочешь, то возьми в долг.

Сергей отставил пустую чашку в сторону, вышел из-за стола.

– Что-то ты не то говоришь, Иванова.

Его губы быстро клюнули мою щеку.

– Ты сегодня свободна?

Я, к слову, уже решила, что пока мы не отдохнем, не возьмусь ни за одно дело. Житейских планов тоже не было.

– Да, Сереж, а что такое?

– Вечером накатим вина, готовься. Я куплю.

К вину он принес целый пакет вкусностей.

Отодвинув меня плечом, сам стал сервировать стол. Я недоумевала, но догадывалась, что готовится какой-то сюрприз.

Так и вышло. Наполнив бокалы вином, он принес свой ноутбук, открыл его и поставил на середину стола.

Я взглянула на экран и увидела самое красивое место на планете. Это была фотография. Тот, кто ее сделал, стоял на самом краю высокого утеса и в кадр попали его желтые кеды. Под ногами виднелась россыпь мелких камушков, смешанных с песком.

А там, где заканчивался обрыв, начиналось море. Темно-синее, выливающееся за линию горизонта.

Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться, что меня приглашают в этот рай.

– Я тут подумал, – деловито заявил Сергей, накладывая в мою тарелку понемногу из всех емкостей, которыми был уставлен стол, – что ты не будешь против. Ну, если ты, конечно, действительно этого хочешь. Просто дел ведь у тебя нет, кажется. И не планируется. А если ты думаешь, что дело в деньгах…

– Я так не думаю, – перебила я его.

– Но ты молчишь. Если что, то я все хочу взять на себя. Имею такую возможность.

Он взял в руки бокал. Взгляд был беспокойным.

– Просто неожиданно все это, – призналась я.

– Значит, я все испортил?

– Да я просто с мыслями не соберусь, Сереж.

– На недельку-другую, Тань.

Конечно, он переволновался. А я иногда не могу правильно реагировать на внезапности, даже если они приятные. Дайте мне пять минут – и я покажу весь спектр эмоций. Мало не покажется, и все они будут искренними. Но сразу не могу ни радоваться, ни плакать.

И потом, а вдруг сейчас позвонит Кирьянов и срочно попросит ему помочь? А вдруг объявится клиент, чье дело не требует отлагательств? А если завтра нас зальют соседи? А если я или Сергей заболеем?

Понимая, что мой любимый человек сейчас совсем расстроится, я отбросила все «но», вихрем кружившиеся в моей голове, привстала со стула и, перегнувшись через стол, поцеловала Сергея в губы.

– Не слушай меня, не смотри на меня, не думай о том, чего нет, – быстро проговорила я, сев на место. – Я готова с тобой лететь туда прямо сейчас. Ты ведь приглашаешь меня на край света? Эту фотографию, случайно, сделал не ты?

Красота на фото оказалась гораздо ближе, чем ожидалось. И фото райского уголка действительно было извлечено из личного архива Сергея. Он приглашал меня в приморский поселок, один из тех, которые разбросаны по побережью Черного моря. И в каждом можно снять комнату, а то и целый дом за вполне вменяемые деньги, после чего отключиться от серой повседневности получится очень даже легко.

 

– В этом месте я с детства с родными отдыхал, – объяснил Сергей. – С мамой и отцом, потом только с мамой, потому что они с отцом развелись. Иногда с нами были мамина сестра с дочками, но я как-то с ними не сошелся. Они были совсем маленькими, пять и шесть лет, а я типа вырос уже, был старше на несколько лет. Но тетю любил. А вот с двоюродными сестрами не общаюсь. С возрастом все сошло на нет.

Но если с людьми нас жизнь разводит, то места, которые ты посещал вместе с ними, никуда уже не денутся. Сергей всем сердцем полюбил и старый, но крепкий дом, в котором жил вместе с семьей в детстве, и пляж, который с годами все больше обживали отдыхающие, и даже дорогу от дома к морю.

– Это поселок городского типа, но я бы назвал его маленьким городком. Представь, что дом стоит на холме, до берега нужно идти примерно полчаса, но какие виды, Тань! Так вот, мы жили на самой окраине. Там сначала через поле, а потом через лес. Вот, знаешь, кто-то недоволен тем, что волны не заливают порог съемной хаты, но только не я. И маме нравилось. Полчаса – ерунда, пролетают, как пять минут. Усталости никакой, хоть идешь немножко в гору. А все потому, что там красиво, как в сказке. А по пути можно зарулить в магазин, купить что-то на ужин. И рыночек там есть. Там ведь рыбаки, они свежий улов каждый день кладут на прилавок. Продают недорого, потому что рыбы много, а еще рядом в тазу можно увидеть крабов и ведра с рапанами. Еще и посоветуют, как лучше приготовить.

– А как называется это место?

– Платаны. Необычно, правда?

– Очень. Не слышала о таком.

– А теперь увидишь собственными глазами.

Сергей не на шутку увлек меня предстоящим путешествием. Переживал, что не достанем билетов на нужные даты. Волновался, когда звонил хозяйке дома, с которой был знаком почти всю жизнь, потому что хотел поселиться в «своей» комнате.

Он успокоился только тогда, когда до вылета остались сутки. И, конечно, именно в этот момент ему позвонили с работы с просьбой подменить коллегу.

– Серьезно? – расстроилась я, провожая его на работу. – А если там обрадуются и впрягут тебя в чужие смены?

– Если только держат за идиота, – ответил он. – Только ты не держи, ладно?

– И не думала.

– Вот и не думай. И о плохом тоже. У нас все знают, что я в отпуск собираюсь. Про купленные билеты тоже знают, я заранее предупредил, чтобы на меня не рассчитывали.

Как я и предполагала, Сергея попросили остаться на работе до вечера. Он согласился, предварительно успокоив меня по телефону:

– Собирайся и ни о чем не думай. Заеду за тобой на такси примерно в час ночи. В принципе, я все в чемодан положил, но ты еще разок проверь, ладно?

Он говорил очень спокойно, и я попыталась представить его в этот момент стоящим неподалеку от входа в клинику. С невозмутимым выражением лица, с сигаретой в пальцах.

Клиника, в которой он работал, располагалась в самом центре Тарасова и отличалась от подобных высокой проходимостью. Я пару раз заезжала к нему на работу. Один раз он забыл дома документы, а в другой раз мы планировали во время его пересменки сходить в соседнее кафе. Но оба раза у него так и не нашлось времени даже на перекур.

Вздохнув, я отложила телефон и взглянула на часы. У меня оставалось очень мало времени, чтобы все проверить. Вот если бы я собиралась в отпуск одна, то не так бы нервничала. Но когда необходимо еще и проследить за тем, чтобы твой спутник ничего не забыл, то это уже можно смело называть чрезвычайными обстоятельствами.

Поэтому сначала я взялась за Сережины вещи. Он заранее сложил свой багаж в чемодан, оставив место для моих вещей.

Я все проверила, пересчитала. Навскидку все было в полном комплекте и в порядке.

Взгляд случайно зацепился на темно-красный край неопознанного предмета. Он лежал на самом дне чемодана, был завален футболками. Я и не поняла сначала.

Под футболками оказалась небольшая прямоугольная темно-красная коробка. В похожих по размеру когда-то продавали электрические бритвы для мужчин. Но внутри этой я увидела нечто другое. Шприцы, ампулы, резиновый жгут, ватные диски, пластырь, бутылка с нашатырным спиртом, ректальные свечи, марлевые салфетки…

Я закрыла коробочку и с благоговением вернула ее на место.

Судя по всему, Сергей всегда был начеку.

Доктор ты мой дорогой…

Долгожданный звонок раздался во втором часу ночи и застал меня стоящей на коленях возле открытого чемодана.

– Подъезжаем, – бодро сообщил Сергей. – А пока я еще не дома, то просто скажу, что на этом такси мы и поедем в аэропорт. Мой намек понят?

– Еще как!

До его прихода я успела кинуть в рот последний кусок бутерброда, запить его остатками кофе и задвинуть в угол кухни стул, чтобы не споткнуться о него и не улететь куда-нибудь носом.

К приходу Сергея было все готово. Чемодан собран, электрические приборы отключены, цветы политы, а сама я одета так, чтобы было удобно в пути.

Через десять минут мы уже загружали чемодан и спортивную сумку в багажник.

А еще через час стояли около регистрационной стойки в аэропорту.

Отдыхать любят все, но не все могут себе это позволить. Упасть в кресло с бокалом вина, дрыхнуть до обеда, не волноваться о том, что на работе из-за твоего отсутствия застопорится весь процесс, – продолжать можно бесконечно.

Многие, насмотревшись на родные стены, не хотят отдыхать дома и уезжают куда подальше. Вот мы с Сергеем были как раз из таких.

Перелет прошел отлично, несмотря на то что в салоне самолета с нами соседствовали маленькие дети в количестве трех симпатичных мордашек в примерном возрасте от полутора до четырех лет. Но это были прекрасные дети, потому что их не менее прекрасные родители делали все для того, чтобы абсолютно всем пассажирам рейса было комфортно.

Все два часа, которые мы провели в небе, ни один ребенок даже не пикнул. Молодой бородатый отец и пухленькая рыженькая мама постоянно занимались со своими чадами чем-то интересным. Они рисовали на детских щечках специальными смываемыми фломастерами, рассказывали им какие-то истории, а если кто-то начинал хныкать, то его внимание сразу же переключалось на что-то другое, будь то мамин браслет, папин планшет или игрушка, волшебным образом вдруг обнаруженная в сумке.

Семейку отделял от нас проход, и я невольно обращала внимание на то, как ловко взрослые справляются с малышами.

Сергей тоже это заметил. В какой-то момент самый младший ребенок уронил на пол пустышку.

Заметив это, я подняла ее и протянула молодому папаше.

– Спасибо, – устало улыбнулся он и протянул пустышку жене. – Юль, кинь куда-нибудь.

– Не пойдет, Жень. Это последняя, – покачала она головой. – Остальные две Сонька выплюнула еще в аэропорту. И без пустышки она даст тут шороху. Ты же знаешь, это для нее как заглушка. Нужно помыть и вернуть ей. Сходи.

Парень попытался передать дочку супруге, но она вцепилась в его волосы мертвой хваткой.

– Блин… – простонал измученный папаша.

Юля попыталась помочь мужу, но малышка натурально зарычала.

– Ну все, приплыли, – ахнула Юля. – Сейчас концерт устроит.

Она растерялась. На ее коленях дремал мальчик лет двух. Девочка чуть постарше занимала отдельное кресло, но и она клевала носом.

Понимая, что родителям будет трудно выбираться из-под кучи наследников, я предложила свою помощь.

– Дайте пустышку, – попросила я. – Схожу к стюардессам, попрошу помощи. Не откажут.

– Ой, правда? – обрадовалась Юля. – Мы будем так благодарны! У дочки лезут зубы, без пустышки она быстренько тут всех построит. Вот же проблема, а…

Соня вдруг забеспокоилась, сгребла в кулачок футболку на отцовской груди и потянула ее в рот.

– Надеюсь, успею, – засмеялась я.

Через пять минут Соня получила чистую пустышку обратно и стала клевать носом. Катастрофа была предотвращена.

Перед самой посадкой мы разговорились. Оказалось, что ребята родом из Москвы, но живут в Тарасове уже несколько лет.

– Переехали сюда по работе, – объяснил Женя, поглаживая по спинке успокоившуюся дочку. – Думали, что на пару лет, а потом появились дети. Так и остались. Еще не решили, когда вернемся в Москву. Нам пока и здесь нормально. На море вот решили выбраться.

– А где будете жить, если не секрет? – спросил Сергей.

– Так в Платанах же, – ответил Женя. – Там у нас насиженное место, едем туда уже в третий раз.

– О, можете не объяснять, – остановил его Сергей. – Мы направляемся в те же края.

– Каждый раз мы приезжаем с новым ребенком, – пояснила Юля и кивнула на уснувшую дочь. – Вот она там еще не была, а старшие уже посетили.

Женя с трудом подавил смех.

– Пора красотку выводить в свет, – сказал он.

– В высшее общество, – добавила Юля.

Оказалось, что ребята ко всему прочему будут жить на соседней с нашей улице.

С новыми знакомыми мы разминулись после полета, но Сергей и Женя еще в салоне успели обменяться телефонами, после чего договорились непременно пересечься в самое ближайшее время.

В автобусе, на котором мы собирались ехать до поселка, было очень душно. Водитель развел руками: кондиционер не совсем исправен, барахлит, но мы можем подождать следующий автобус или поехать до поселка на такси. Его предложение имело смысл, потому что погода там, куда мы прилетели, была совсем не прохладной. И мы выбрали такси.

Дом, в котором нам предстояло жить, был большим и двухэтажным. Сергей еще из аэропорта сообщил хозяйке о времени нашего прибытия, и она встретила нас прямо около калитки.

Немолодая сухонькая женщина лет шестидесяти пяти смотрелась рядом с высоким Сергеем довольно комично. При желании он мог бы преспокойно поднять ее на руки, чтобы их лица были на одном уровне. Однако обошлось без подобных цирковых трюков.

– Это Анна Тимофеевна, а это Таня, – представил нас друг другу Сергей. – Курить охота. Теть Ань, где тут можно подымить?

– Дыми где хочешь, только окурки бросай в строго отведенные для этого ведра, – разрешила она и вдруг обняла меня. – Я тетя Аня, потому что к Тимофеевне так и не привыкла.

– Договорились, – улыбнулась я.

– Сереж, сколько ты здесь не был? – попыталась вспомнить женщина.

– Лет шесть, наверное, – в уме подсчитал он. – Или нет – больше! Учеба, работа.

– Совсем вырос.

– Ну а куда ж я денусь? Тань, не устала?

– Ни капли, – честно ответила я.

И действительно, всю усталость как рукой сняло. Мы добрались, это главное. Воздух, дома, цветущие деревья – все тут было удивительным.

Нет, приморские поселения всегда будут выглядеть по-новому. Каждый раз. Даже если ты ежегодно наведываешься к морю.

Пока мы с Сергеем курили, хозяйка стояла рядом с нами и объясняла, что к чему.

– У меня в этом году обе гостевые комнаты заняты, но вам кое в чем очень повезло, – призналась она. – Три дня назад одна компания съехала, я как раз только-только после них убраться успела. Соседи ваши заселились сегодня утром. Они тут на одну ночь, что лично для меня не очень удобно. Если ты снял угол, то лучше бы не на день или два, а на более длительный срок. Но ничего, без квартирантов не останусь, половина лета впереди, а потом бархатный сезон начнется. Только успевай. Но эти вот, которые только на ночь, кажется, они спокойные, волноваться не о чем. А то ведь знаешь, как бывает?

– Знаю, теть Ань, – кивнул Сергей.

– Ну вот. А эти вроде ничего. Завтра в центр города переедут, дом там сняли, да только с завтрашнего дня заезд. Ну и куда им деваться ночью? Жалко людей, а мужчина заплатил сразу. Семейная пара, а еще с ними какой-то родственник или знакомый, я даже не поняла, кем он и кому приходится. Молодой парень, то ли сын он им, то ли кто. Ну, молодой такой, – покрутила она пальцами в воздухе. – Его я на первый этаж, отдельно от них определила.

Она перевела дыхание.

– А я ведь скучала, Сережа. Скучала. Поговорить-то особенно не с кем. Я же одна, а сын вместо дома предпочитает заграницу…. Ну ладно. Ладно. Не жалуюсь я. Не жалуюсь.

Сергей наклонился и обнял женщину.

– И я рад вас видеть, теть Ань. Не переживайте, поболтаем, будет еще время.

– Часто маму твою вспоминаю, – посмотрела на него снизу тетя Аня. – Будете жить в той комнате, в которой вы всегда раньше останавливались. Соседей я в другую «палату» определила, рядышком.

– Да, было время, когда вы с мамой уходили на базар, а меня одного оставляли на хозяйстве, а чтобы я на море один не удрал, вы говорили, что уходите ненадолго, – ударился в воспоминания Сергей. – А что, распорядок дня все тот же? Раньше по часам ели и чай пили, если не путаю.

– Какой распорядок, с ума сошел? – махнула рукой тетя Аня. – Все в прошлом. Кухня в полном распоряжении гостей. Кому удобно, тот платит, а я готовлю завтрак, обед и ужин. А кто-то сам любит у плиты торчать. Главное, чтобы не все сразу, а то не пройдешь.

 

Сергей расправил плечи, набрал воздух в легкие и шумно выдохнул.

– Вот теперь я полностью свободен, – рассмеялся он. – От города, работы, утренней беготни и всего остального. А где наши вещи?

– А вон они, на дороге так и стоят, – показала хозяйка. – Да и если бы в такси что-то забыли, то переживать не надо. Таксист-то наш, местный. Не взял бы чужого. Он и окрестности может показать, если надо. Тут ведь, Сереженька, с последнего твоего отпуска много чего изменилось…

С нами тетя Аня наверх не пошла. Сославшись на дела, ушла из дома. Сергей уверил ее в том, что разберется – не в первый раз замужем.

Мы поднялись на второй этаж по крепкой деревянной лестнице, подошли к широкой двери.

– В этом доме мне каждый гвоздь знаком, – тихо сказал Сергей. – Вид из окна прямо на дорогу, которая уходит в лес. И на море. А по ночам все небо в звездах. И, главное, так низко, что хоть на память собирай.

Я открыла дверь и вошла в комнату.

Сергей сделал шаг вперед, но сумки на пол ставить не спешил.

– Не понял, – протянул он. – Тут кто-то уже живет, что ли?

Я осмотрелась. Странно, но Сергей первым увидел то, что должна была заметить я. Но, видно, моя внимательность притупилась за время, проведенное в пути.

В комнате действительно кто-то жил, хоть это и не было заметно сразу. На столе ничего не стояло, двуспальная кровать была заправлена. Но на подоконнике лежало зарядное устройство, а в углу комнаты мы увидели огромный дорожный кофр с наброшенным на него сверху цветастым сарафаном.

– Может быть, ты что-то перепутал? – предположила я. – Ты точно раньше останавливался именно в этой комнате?

– Сомнений нет, – отрезал Сергей. – Наверное, тетя Аня что-то перепутала.

– Это вряд ли, – возразила я. – Насколько я поняла, тут мало помещений, которые она сдает курортникам. Путаницы быть не должно. Я видела в коридоре дверь. Может, нам туда?

Сергей с сомнением отнесся к моим словам.

Я вышла в коридор и подергала ручку соседней двери.

– Закрыто, Сереж. Надо постучать. А вдруг?..

– Нет, определенно здесь что-то не так, – нахмурился Сергей. – И спросить-то не у кого. Черт, я даже не знаю, где оставить багаж.

– Разберемся, – пообещала я, вернувшись в «нашу» комнату, в которой уже кто-то жил. – В конце концов, хозяйка лично обещала поселить тебя не где-то там, а именно здесь. Но пока тут никого нет, и я по-быстрому предлагаю переодеться и пойти к морю. А вещи оставим в коридоре, когда будем уходить.

– Тогда уж и телефон подзаряжу, пока собираемся, – решил Сергей и взял в руки чужую зарядку.

Мы быстро сбросили с себя пыльную одежду, и я открыла чемодан.

Сергей управился быстрее меня и, пока я разбиралась с бретельками и завязками своего купальника, принялся собирать пляжную сумку.

Краем глаза я заметила, что он кладет в нее ту самую коробку, на которую я обратила внимание еще в Тарасове.

– На всякий случай, – пояснил он, поймав мой взгляд. – У воды всякое может случиться. Порезы, травмы, солнечный и тепловой удары, и все это на жаре. Наверняка ты уже видела мой неприкосновенный запас.

– Видела, конечно.

Сергей с любовью провел по крышке аптечки ладонью.

– Это не просто коробка. Она сделана из материала, который на дает ее содержимому перегреваться. Знакомый привез из Китая. На заказ делали.

– А я и не знала, что бывают такие волшебные контейнеры.

– На пляже жарко, – сказал Сергей, – а у меня там лекарства.

Я наконец-то справилась с купальником и достала из чемодана парео, импульсивно купленное в Тарасове года три назад.

– Смотрю, ты готова?

– Минутку.

Осталось извлечь из чемодана тюбик с солнцезащитным кремом и попросить Сергея нанести его мне на спину, что я и сделала. А так как расположились мы в самом углу, то, конечно, не задеть чужой кофр я не смогла.

Сарафан, который лежал сверху, соскользнул на пол, и я тотчас подняла его, чтобы положить обратно. Но именно в самый разгар процесса дверь распахнулась, и в комнату зашли те, кто обосновался тут раньше нас.

Их было двое. Немолодой высокий мужчина в белых шортах, но с обнаженным торсом, украшенным большим крепким животом, и его спутница.

Блондинка выглядела намного моложе его. Если мужчине было плюс-минус пятьдесят лет, то его спутница не тянула на возраст старше сорока. Высокая, тонкая, в летнем красном платье до самого пола. С небрежно заколотыми на затылке густыми и длинными светлыми волосами.

С первого взгляда я поняла, что особа знала толк в уходе за собой. От нее за версту несло уверенностью и роскошью. Я почувствовала аромат ее духов, в котором угадывались нотки корицы. Дама явно предпочитала дорогой парфюм.

Мужчина и Сергей уставились друг на друга. Внутренне подобравшись, я приготовилась к разборкам. Они были, по моему мнению, неизбежны, потому что парочка выглядела совсем не дружелюбно.

Женщина смотрела на меня с вызовом, задрав подбородок и вздернув левую бровь. Прочитать ее мысли было несложно, но все же стоило объяснить, что мы с Сережей ни в коем случае не воры, не захватчики и не наглецы, которыми полнится земля наша.

Мужчина обвел комнату тяжелым взглядом. Хмыкнул, заметив на подоконнике телефон Сергея, после чего посмотрел на кровать, на которой были разложены наши вещи.

Женщина шагнула в мою сторону и выбросила вперед руку.

– Это мое, – ледяным тоном произнесла она.

– Да, конечно, – спохватилась я, протягивая ей сарафан. – Он упал, я его собиралась положить обратно.

– А я, грешным делом, подумала, что вы собирались его примерить, – скептически заметила она.

– Вы ошибаетесь, – улыбнулась я и отдала ей сарафан.

Теперь мужик перевел тяжелый взгляд с Сергея на меня. И продолжал молчать. Женщина принялась осматривать сарафан со всех сторон, словно в поисках вшей, которых я на него повесила.

Сергей устал от этого спектакля первым.

– Если вы внимательно присмотритесь, то увидите, что мы не собирались оккупировать территорию, – спокойно сказал он. – Мы только что приехали, и хозяйка обещала мне эту комнату. А когда мы сюда пришли, то увидели, что она уже занята. Но мне кажется, что здесь какая-то путаница.

– И поэтому вы решили, что вы можете зайти сюда в наше отсутствие, да еще и переодеться? – усмехнулась женщина.

– Ну, не в коридоре же нам было это делать, – развел руками Сергей. – Уйди мы раньше, вы бы даже не заметили, что мы тут были. Кстати, как там вода в море? Теплая?

– Илья, ты это слышал? – рассмеялась женщина. – Офигенная простота!

Ситуация вышла крайне неловкая. И надо же было такому случиться, что ее разрулила тетя Аня, чей голос мы услышали еще из коридора.

– Господи, прости! – заверещала она и влетела в комнату.

Кажется, она не ожидала увидеть столько народа.

– Ага, ага, – затарахтела она, тем самым пресекая наши попытки что-либо объяснить. – А вы уже познакомились, да?

Мужчина отступил в сторону и покосился на тетю Аню.

– Вы очень кстати, – густым басом произнес он. – Проходите, располагайтесь. Это же ваш дом. А мы тут кто? Мы никто, правильно? Нет, мы еще не познакомились. А нужно ли? Рассудите нас, что ли. Мы приехали сегодня утром, вы же помните? И вы отправили нас на второй этаж, сказав, что мы можем занять эту комнату. Верно?

– Верно, верно, – закивала тетя Аня.

– Ну хоть что-то, – с облегчением произнес мужчина. – Что мы и сделали.

– А что вы сделали? – не поняла тетя Аня.

– Мы заняли эту комнату. С вашего разрешения. Я ничего не путаю?

Но тетя Аня замотала головой.

– Не эту комнату, а соседнюю! – чуть не заплакала она. – Я еще сказала, что там замок с трудом открывается. А здесь с замком все в порядке.

И она изобразила пантомиму открывания двери с заедающим замком, вытянув перед собой руки со сжатыми кулачками и подергав ими вперед и назад. При этом она расставила ноги на ширину плеч и слегка согнула их в коленях. В такой позе обычно стоят хоккейные вратари.

Я вспомнила, как мы с Сергеем попытались открыть дверь в соседнюю комнату и решили, что она заперта. А дело, оказывается, было в заедающем запорном устройстве.

Мужчина задумался буквально на секунду. Подошел к двери, закрыл ее, потом открыл, и сделал это с легкостью. А потом посмотрел на свою пассию.

– Ты и теперь будешь утверждать, что я придурок, а ты, как всегда, все поняла правильно?

– Давай теперь обвинять во всем меня, – парировала она, нервно наматывая сарафан на руку.

Мужик запрокинул голову и закрыл глаза.

– Боже, как же я устал…

Мы с Сергеем переглянулись. Конфликт исчерпан или будет второй акт?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru