Спасая Маму

Люттоли
Спасая Маму

Часть первая

Глава 1
Воронежская область. Город Павловск. 19 апреля. Утро

Прозрачные капли торопливо скользили вниз, отбивая барабанную дробь на крышах домов и автомобилей. Они неслись нескончаемым потоком на одиноких прохожих, суетливо прикрывающих головы руками, лихорадочно вытаскивающих из сумок зонты или просто натягивающих ворот куртки, сооружая из него подобие капюшона. Ливень в считанные минуты образовал ручейки на улицах Павловска. И они дружно понеслись в сторону Дона.

Новенький синий автобус, рассекая лужи и отбрасывая на тротуар целые потоки грязной воды, подъехал к остановке.

Поддерживаемая мужчиной за локоть из дверей автобуса вышла молодая женщина в сером плаще, под которым отчётливо просматривался огромный живот. Аня, невысокая миловидная девушка двадцати пяти лет с чёрными волосами и живыми карими глазами, так и осталась стоять возле остановки. Ей необходимо было перейти на другую сторону улицы, но по пешеходному переходу непрерывно двигался поток воды, который вполне мог и с ног сбить.

Аня озиралась по сторонам в поисках относительно безопасного перехода, когда рядом с ней неожиданно прозвенел задорный юношеский крик:

– Держитесь, мамаша!

К Анне подбежали двое молодых парней, подхватили с двух сторон, соорудив из своих рук нечто вроде сиденья, а затем подняли и, шлёпая босыми ногами по воде, понесли на другую сторону.

Прохожие ставшие свидетелями этой сцены, остановились и улыбались, вплоть до того самого мгновения, пока ребята не поставили Аню на ноги на другой стороне улицы подальше от всех этих луж и ручейков.

Аня, смеясь, помахала рукой вслед убегающим ребятам.

– Сына Ваней назови! – закричал один из парней.

– Или Егором! – раздался следом второй голос.

Оба помахали Ане и побежали дальше, перепрыгивая через лужи.

– У меня будет дочь. Маша! – закричала им вслед Аня.

Возле Ани остановился пожилой мужчина с зонтом.

– Ты бы поберегла себя, дочка, или хотя бы зонт взяла, – посетовал он, отслеживая взглядом струйки воды, которые ползли по щекам Ани. – Не приведи Господь, заболеешь. Что с дитём будет?

– Да мне тут рядом, дедушка! Совсем ничего идти. Даже промокнуть не успею.

Аня повернулась и, придерживая живот, пошла по направлению к двухэтажному розовому зданию времён Петровской эпохи, которых в Павловске имелось множество. На нём пестрели простенькие вывески с предложением различных услуг.

Пожилой мужчина развернулся и, держа зонт над головой Ани, пошёл рядом с ней. Аня ни единого слова не сказала. Ей нравилось всеобщее внимание. Куда бы она не пошла, где бы не находилась, едва ли ни каждый, как мог, пытался ей помочь. И оттого на душе становилось необычайно тепло. Ведь они заботились не о ней, а о маленькой Маше, которой вскоре предстояло появиться на свет.

Бок о бок, они миновали вывеску с надписью «Заправка картриджей» и остановились у следующей двери с табличкой: «Ремонт компьютеров, ноутбуков и сотовых телефонов».

– Здесь работает мой муж. Спасибо дедушка!

Но дедушка даже не собирался уходить. Он вошёл в мастерскую вслед за Аней и гневно обрушился на молодого человека, который стоял за прилавком и широко зевал. Это и был Александр Стойкий, муж Ани.

– Ты чего, изверг, делаешь? – грозно закричал пожилой мужчина, наступая на Александра. – Жена на сносях, а он её к себе зовёт в такую непогоду. Чтоб в последний раз…понял?

После столь неожиданной отповеди, он столь же неожиданно развернулся и удовлетворенный своим поступком ушел, оставив после себя растерянного Александра и смеющуюся Аню.

– Ты где его нашла? – Александр с некоторой настороженностью посмотрел в сторону двери.

– Это дедушка меня нашёл, – весело ответила Аня, – увидел на улице и проводил к тебе. За мной все ухаживают. Привыкай, Саша!

Александр исчез за дверью в подсобку. Послышался шум, суета и чертыханье. Спустя минуту он появился, комкая в руках полотенце сомнительной свежести.

– Дедулька прав. Чего попёрлась в такую погоду? – сердито бросил он, вытирая ей лицо. – Ты же вся промокла! Чего срочного случилось?

Он накрыл полотенцем голову жены и начал вытирать намокшие волосы. Из-под полотенца прорвался радостный голос.

– Из клиники Бундаевой позвонили. Предлагают бесплатное сопровождение беременности и самые лучшие роды в отдельной VIP палате. Буду рожать как кинозвезда!

– С чего это вдруг? – убирая полотенце, недоверчиво поинтересовался Александр.

– Какая-то немецкая фирма всё оплачивает. Они придумали новый прибор для беременных женщин. Называется «УКБ». Устройство Контроля Беременности. Если ты соглашаешься использовать этот прибор, клиника организует для тебя роды на самом высшем уровне.

– А что за прибор? Не опасно для ребёнка?

– Говорят, не опасно. Сейчас пойду и всё узнаю. А потом вернусь и расскажу.

– Никаких «вернусь»! – сердито буркнул Александр. – Как выйдешь, берёшь такси и прямиком домой. Я не собираюсь целый день выслушивать упрёки от всяких там, пенсионеров. Уяснила?

– Уяснила! – Аня несколько раз кивнула головой.

Александр проводил жену на улицу, некоторое время смотрел ей вслед, затем вошёл обратно в мастерскую, прикрыл за собой дверь и вывесил табличку с надписью «Закрыто». Часы показывали без одной минуты одиннадцать. Он несколько раз посмотрел на часы, потом вернулся за прилавок, вытащил и поставил перед собой белую коробочку с надписью «Не подлежит ремонту». Достал из неё старенький телефон и сразу включил. Едва телефон заработал, раздался пронзительный звонок. Из трубки донесся шум воды.

– Андрюха! Ты где? В ванной? – настороженно поглядывая на дверь, тихо спросил Александр. В ответ прозвенел злой голос старшего брата:

– А где ещё?! Эта стерва меня под конец достала. Нигде от неё покоя нет. Одна радость, что скоро избавлюсь от жены. Поэтому терплю.

– Ты с моей симки звонишь?

– С твоей!

Александр облегчённо выдохнул.

– Ну, тогда можешь свободно говорить. Её не смогут пробить.

– Я и так свободно говорю, братуха. Сам бы прикончил её, но оставлю её тем ребятам, которые скоро придут за мной. Посмотрим, что она тогда запоёт…

– А чего сделала-то опять?

– Ещё один кредит оформила. На три миллиона! Под залог квартиры, которая ей от матери досталась. Купила себе «Мерина», чтоб подруги завидовали. Так и сказала! Эх…дура…работы у неё нет, а она четвёртый кредит вешает себе на шею. Скоро всё отберут, если, конечно, раньше не убьют. Требует, чтобы я кредиты гасил. С утра до ночи меня изводит своими наглыми требованиями. Уже и по карманам шарит, паскуда…но ничего, мало осталось. Скоро получит своё. Ненавижу эту тварь…

– Потерпи уж. А у нас чего? Звонили?

– Да. Звонили. Полёт запланирован на ближайшее воскресенье. Как раз на Пасху. Расклад тот же. Уверен. Я завтра приеду к тебе. Мы ещё раз всё обсудим с глазу на глаз.

– Приедешь? А это не опасно?

– У меня скоро рейс на Воронеж. Как прилечу – сразу к тебе. Мой телефон в самолёте оставлю на всякий случай. Возьму с собой только тот, который ты мне дал. Поговорим. Потом вернусь обратно в Москву. Типа подработки, чтобы кредиты жены погасить. Если поинтересуются поездкой, ничего интересного для себя не узнают. А нам поговорить в любом случае надо.

– Приезжай. А я пока машиной займусь. Только приезжай в мастерскую. Не надо, чтобы тебя Аня видела.

– Хорошо. До встречи!

В трубке раздались гудки. Александр выключил телефон и вернул его обратно в коробку. Со лба струился пот, но он ничего не замечал, кроме собственного страха. Руки непрерывно дрожали. Александр вцепился в край прилавка и дрожащим голосом прошептал:

– Спокойно! Спокойно! Всё пройдёт хорошо. Должно пройти… Да и кому нужна эта постылая жизнь с вечными проблемами?! Лучше один раз рискнуть, чем всю свою жизнь из грязи выбираться…

Глава 2
Устройство Контроля Беременности

Приёмная оказалась совершенно пустой. Ни одной беременной женщины. Вообще никого. Аня сняла с себя мокрый плащ, повесила на вешалку, а затем направилась к стойке регистратуры и протянула в окошечко паспорт. Медсестра раскрыла документ и начала что-то набирать на клавиатуре.

– Стойкий… Анна Владимировна…или Стойкая? Как правильно?

– Стойкий!

Монотонный голос медсестры звучал слишком громко для пустого зала:

– Тридцать пять недель… Первая беременность… Беременность проходит без отклонений. По телефону вы дали согласие на участие в экспериментальной программе немецкой фирмы «Зибельт», которая занимается производством медицинского оборудования. Всё верно?

– Да! – подтвердила Аня и, оглянувшись по сторонам, удивлённо добавила: – Я думала, здесь будет больше народа.

– Вы единственная согласились. Остальные отказались, – коротко ответила медсестра. – Вы тоже можете отказаться. Это экспериментальное оборудование. Оно может работать неправильно. Давать неверные сведения. Разработчики хотят проверить эффективность прибора.

– Я хочу попробовать!

– Хорошо.

Медсестра распечатала несколько листов. Два из них она положила перед Аней.

– Ознакомьтесь и подпишите. Здесь соглашение с фирмой «Зибельт». Они берут на себя все расходы по родам, а вы обязуетесь выполнять их инструкции.

Аня пробежалась взглядом по строкам, а потом смело подписала оба листа.

– Один оставьте здесь. Заберёте, когда будете уходить. Пойдёмте, я вас провожу.

Прихватив папку с документами, медсестра повела Аню по коридору. Очень скоро они вошли в небольшое помещение с большим монитором. Возле монитора стояли трое в белых халатах. Две женщины и мужчина. Медсестра подвела к ним Аню, передала папку одной из них и ушла. Та женщина, которая взяла папку, сразу представилась.

– Нелли Анзоровна Бундаева. Я врач-гинеколог. Возглавляю это медицинское учреждение. Мы учувствуем в очень интересном проекте фирмы «Зибельт». Проект представляет глава немецкой компании фрау Зибельт. А это Николай. Переводчик.

 

Аня приветливо поздоровалась, окинув всех лишь беглым взглядом. Нелли Анзоровна помогла Ане устроиться удобно в кресло. Потом села рядом с ней. Загорелся экран. На экране монитора появилась…сумочка с ремешком на липучках. Фрау Зибельт встала у экрана и начала объяснять предназначение этой сумочки, а Николай переводил все её слова.

– Это тот самый прибор, который получил название «УКБ». По своему назначению и функционалу – это мини УЗИ. Его предназначение состоит в том, чтобы передавать данные о состояние матери и плода в реальном времени на сервера компании «Зибельт». Там эти данные автоматически обрабатываются. Таким образом, отслеживается состояние матери и плода. В случае если появляются отклонения, после обработки данных выдаются рекомендации по их устранению. Это делаются очень быстро. Если же возникает прямая угроза жизни матери или ребёнка, загорается красная лампочка. Как только она загорается, прибор автоматически включает сигнал SOS. Включатся и станут повторяться сигналы, – два коротких и один длинный, – как в азбуке Морзе. Это будет означать, что возникла угроза вашей жизни или жизни ребёнка. Данные об опасности вместе с координатами вашего местонахождения будут переданы одновременно на монитор прибора и на сервер. Сервер же продублирует данные в клинику Бундаевой. Затем, из клиники немедленно выдвинется группа дежурных врачей, у которых уже на руках имеются все сведения об угрозе, способах её нейтрализации и местонахождении беременной женщины. Вам понятно, фрау Анна?

– Не совсем… – Аня слегка подалась вперёд. – Я вижу только сумочку и непонятный ремешок. А как данные передают? И что это за данные? Мне непонятно.

Николай перевёл слова Ани и сразу же начал переводить ответ фрау Зибельт.

– Ремешок сделан на специальных липучках. Он обвязывается вокруг живота вместе с УКБ, который вы называете «сумочкой». Вы включаете прибор, прикладываете к животу и застегиваете ремешок вокруг талии. Всё. Прибор будет передавать аудио, фото и видео файлы в автоматическом режиме на наши сервера. Кроме того, вы сами сможете слышать звуки, к примеру, стук сердца вашего ребёнка. И не только. Вы сможете видеть своего ребёнка. Для этого достаточно привести вторую часть экрана в вертикальное приложение.

По знаку фрау Зибельт, сумка неожиданно разделилась на две части. Верхняя часть раскрылась и встала в вертикальное положение. Потом на экране появилось изображение плода. Изображение было более отчётливым, нежели Аня видела, проходя привычное УЗИ.

– Два экрана, – продолжала рассказывать фрау Зибельт, а Николай переводил. – Один выгнутый для того, чтобы прикладывать к животу, а второй складной, чтобы можно было удобно носить и при желании посмотреть на своего ребёнка. Есть ещё блок управления справа от монитора. Но они все для ручного управления. Сейчас все они не активны. Если вы подпишите контракт, вы возьмёте на себя обязательство носить этот прибор 24 часа в сутки. Его нельзя снимать. Он должен оставаться на вас во время родов и после родов. Взамен вы получаете VIP обслуживание на самом высоком уровне. Для родов вам предоставят отдельную палату и первоклассных врачей, в том числе из Германии. Они будут наблюдать вас и после родов в течение одной недели. Вас всё устраивает, фрау Анна?

Аня не раздумывая кивнула.

– Тогда подпишите документ, что вы ознакомлены со всеми функциями УКБ и даёте согласие на обработку всех своих данных, и мы прямо сейчас установим прибор, который вы сможете снять только через неделю после родов. Если вы снимите прибор самостоятельно, до истечения оговорённого срока, контракт потеряет свою силу.

– Я всё поняла!

Как только переводчик замолчал, фрау Зибельт достала из портфеля готовый договор и передала его Николаю. Николай передал его Ане. Аня подписала, не читая.

После того, как с формальностями было покончено, Аню отвели в маленькую палату, раздели почти полностью и уложили на кушетку. Вошла Нелли Анзоровна с прибором. Следом за ней вошла фрау Зибельт с планшетом в руках.

Доктор Бундаева осторожно приложила прибор к животу Ани, и надежно затянула ремешок.

– Не жмёт? – спросила она, слегка оттягивая ремешок от живота.

– Нет.

– Встань! Проверим, как держится прибор, – попросила Нелли Анзоровна.

Аня встала.

– Немного свободен, – призналась она, придерживая устройство. – Сползает.

– Сейчас, – Нелли Анзоровна расстегнула концы ремешка, а потом снова затянула.

– Так хорошо! – Аня положила руку на прибор.

– Не мешает? Какие-то неприятные ощущения?

– Да, нет. Он лёгкий и совсем не мешает.

– Отлично. Мы сейчас его включим. Вот эта кнопочка сбоку, – Нелли Анзоровна коснулась указательным пальцем боковой кнопки с правой стороны прибора. Там сразу же загорелся зелёный свет. – Он так и работает. Ты должна видеть только зелёный свет. Если увидишь красный свет сбоку, это значит, что возникла угроза, и мы уже едем к тебе на выручку.

– А этот красный свет не может ложно сработать? – осторожно поинтересовалась Аня, наблюдая за зелёным огоньком.

– Всё может случиться, – Нелли Анзоровна улыбнулась. – Прибор экспериментальный и вполне может работать не так как задумали его создатели. Для ошибок есть мы. Тебе не стоит беспокоиться. Никакого вреда от устройства не будет.

В это самое время фрау Зибельт показала рукой, что система заработала, и она уже получает данные. Аня прекрасно поняла значение этого жеста.

– А я могу посмотреть? – с замиранием сердца спросила она, переводя взгляд с доктора Бундаевой на фрау Зибельт. Ответила врач.

– Конечно. Просто раскрой верхний экран. Он легко отщёлкивается. Попробуй.

Аня взялась двумя пальцами за выемку, на которую указала Нелли Анзоровна, и после небольшой заминки отщёлкнула верхний экран, поставила в вертикальное положение. Сплошная чернота.

– Не работает! – разочарованно выдохнула Аня.

Нелли Анзоровна указала на ряд кнопок справа от экрана.

– Справа от экрана круглая кнопка. Она активизирует верхний экран. Ту, что мы нажали сбоку, активирует нижний экран, который приложен к животу. Это сделано для экономии. С одним экраном ты сможешь пользоваться прибором целую неделю без подзарядки. А с двумя экранами придётся заряжать гораздо чаще. Сейчас прибор полностью заряжен. Но лучше заряжать каждый день. Зарядное устройство вместе с наушниками в коробке. И ещё один важный момент: если замигает сбоку зелёный свет, значит, у тебя возникли некоторые проблемы с беременностью. Чем чаще он будет мигать, тем сложнее ситуация. Когда он начнёт непрерывно мигать, тогда вероятность угрозы возрастает, и может включиться красный свет. Беспокоиться особо не стоит. Это только предостережение. Так или иначе, по условиям контракта с фирмой «Зибельт», мы будем отслеживать твою беременность круглосуточно, вплоть до родов. И при необходимости сразу примем меры.

Аня очень внимательно выслушала, а потом осторожно нажала кнопку со значком «сеть». Экран почти мгновенно ожил. Появилось отчётливое изображение плода.

– Это она? Это Маша? – на глаза выступили слёзы. Она не сводила взгляда со своей дочери, которая мерно качалась в колыбели материнского чрева.

– Надень, – Нелли Анзоровна протянула Ане маленькие беспроводные наушники. Аня вставила их в ухо и сразу завизжала от восторга. В ушах отчётливо раздался стук сердца. Он повторялся снова и снова.

– Я могу видеть мою дочь! Я могу её слышать, – с неописуемым восторгом повторяла она раз за разом.

Глава 3
Старший лейтенант Рыбачков

Отдел полиции напоминал встревоженный улей. Все носились как угорелые. То и дело раздавались тревожные сигналы и крики:

– Внимание! Террористы захватили жилой дом! Всем сотрудникам немедленно получить оружие и быть готовым к выезду.

В конце коридора, за дверью с надписью «Никому не входить без специального разрешения», десять человек спешно одевали бронежилеты с надписью «Спецназ». Особенно выделялся высокий, мускулистый молодой человек с короткой стрижкой, командир спецназа старший лейтенант Фёдор Рыбачков. Каждое его движение было отточено. Никакой суеты или нервозности. Только сжатые губы говорили о некотором напряжении, которое всегда появлялось перед боевым выходом его группы на захват очередного преступника или преступников.

Спустя три минуты после сигнала тревоги, спецназ выехал со двора полиции на двух бронированных «Тиграх» и быстро понёсся в сторону пятиэтажных зданий, в Восточную часть Павловска.

Ещё через две минуты они уже подъезжали к месту тревожных событий. Три пятиэтажки располагались буквой «П». В центре находилась детская площадка. Со всех сторон площадку окружали припаркованные автомобили. Напротив жилого комплекса, с внутренней стороны, находился супермаркет. Именно за ним и столпились жильцы, в спешке покинувшие свои квартиры и просто прохожие, остановившиеся в надежде увидеть что-то интересное. Многие выглядели напуганными. Они о чём-то перешептывались, указывая рукой куда-то вперёд. Там же стояли две полицейские машины и несколько сотрудников ДПС вооружённые автоматами.

Появление спецназа взбудоражило толпу.

– Кто главный? Что происходит? – спросил Фёдор, как только они покинули машины. Один из полицейских в звание майора немедленно выдвинулся к нему и, указывая рукой позади себя, волнуясь и запинаясь, быстро заговорил:

– Несколько вооружённых людей захватили заложников, засели в квартире на четвёртом этаже крайней слева пятиэтажки и ведут огонь по двору и жилым зданиям. Пострадавших среди людей нет. Несколько машин повреждены. Даже отсюда видно, – майор показал рукой в сторону стоянки, на которой стояли автомобили с отчётливыми следами от пуль. Особенно сильно пострадал белый внедорожник. В этот самый момент прогрохотал ещё один выстрел. Пуля пробила ветровое стекло этого самого внедорожника. Следом раздался ещё один выстрел. Пуля снесла зеркало стоявшего рядом с внедорожником автомобиля.

Фёдор сделал знак своей группе и прислушался, одновременно наблюдая за стоянкой. В течение следующих нескольких минут прозвучали около десяти выстрелов. Все пули попали либо в многострадальный внедорожник, либо в припаркованные рядом машины.

Едва выстрелы стихли, раздался звонок. Фёдор неторопливо достал телефон и приложил к уху.

– Ты чего, Вася? – спокойно, как будто вообще ничего не происходит, спросил Фёдор в трубку. – Чью маму забрал? Мою? Не боишься мне такое говорить? Я ведь тебя на шашлыки пущу… – Фёдор рассмеялся, – ну да, я так и понял. Ладно. Хорошо. Конечно, приеду. Через час буду. Только домой заеду и к вам. До встречи!

Фёдор вложил телефон в карман и коротко приказал:

– Отбой всем! Ложный вызов!

Майор побледнел. В толпе раздались возмущённые голоса.

– Как ложный вызов? – спросил майор. – А кто террористов будет…выкуривать?

– Каких террористов? – насмешливо спросил Фёдор.

– Тех, что стреляют!

– Во-первых, там всего двое засели и стреляют они из охотничьих ружей. Стреляют только в одну точку, а именно в белый внедорожник. По крайней мере, целятся туда. А там как попадут…думаю, надо выяснить, чем не угодил этим ребятам владелец белого внедорожника, и вопрос будет исчерпан. Да, я могу сам спросить.

Фёдор передал автомат одному из своих людей и спокойно вышел на открытое место, подставляя себя под огонь.

– Эй, там, на четвёртом этаже! – закричал Фёдор. – Что такого сделал хозяин белого внедорожника?

– Блядей домой привёл! – раздался сверху злой женский голос.

Позади Фёдора раздались взрывы смеха.

– Ты мужа в заложники взяла? – снова закричал Фёдор.

– И мужа взяла, и его блудливого друга. И этих двух сучек, с которыми они трахались! – раздался ответ.

– Так с тобой жена блудливого друга? – снова закричал Фёдор.

– Она самая! – раздался другой женский голос, который вызвал новые взрывы смеха в толпе. – А ты кто?

– Командир спецназа, который вызвали для вашего захвата!

– И чего не захватываешь? – на балконе показалась молодая женщина с ружьём в руках. Она обеими руками с трудом удерживала оружие в горизонтальном положении. Дуло так и плясало из стороны в сторону.

– Что собираетесь с ними делать? – вместо ответа спросил Фёдор.

– Пристрелить! Спасать будешь? – вызывающе поинтересовалась с балкона женщина.

– Зависит от состава преступления ваших заложников. Если они умышленно вам изменили, тогда не будем, – закричал Фёдор.

На балконе появилась вторая женщина с ружьём и во весь голос закричала:

– Эти подонки купили нам с Надей два билета в Петербург. Езжайте, говорят, посмотрите Петергоф…скоты! Ну, мы по дороге в аварию на такси попали и опоздали на поезд. Возвращаемся назад, а у них тут вечеринка…ну и взяли всех за яйца…

 

– Да, – Фёдор почесал затылок и тут же снова закричал: – Знаете, что. Давайте нам этих двух девок. Отвезём в полицию, допросим с пристрастием, а потом сообщим вам детали. Идёт?

– Не обманешь?

– Я при исполнении!

Женщины исчезли с балкона. Спустя минуту из подъезда выскочили две испуганные полуголые девицы и бросились со всех ног бежать. Фёдор даже не посмотрел в их сторону. Женщины снова появились на балконе.

– А что с мужьями делать? – закричала одна из них.

– А, что хотите! – откликнулся Фёдор. – Это ваше семейное дело. Можете выбросить из окна, если сил хватит…только больше не стреляйте. Если в кого попадёте, тут уж как ни крути, придётся вас задержать. Ну, а мужья останутся на свободе. Они пострадавшие. И вот тут помешать вы им никак не сможете.

Обе женщины почти одновременно сбросили ружья с балкона. Фёдор рассмеялся. Рядом с ним раздался восхищённый голос майора:

– Ловко ты с ними!

– Дай им немного времени, потом забирай всех четверых. Но особо не напирайте. Девчата, хоть и не по закону с мужьями обошлись, но понять их можно.

Спустя минуту, под аплодисменты толпы, спецназ двинулся в обратный путь.

Ещё через полчаса, когда Фёдор перекидывался шуточками с дежурным, к нему подскочил взбешенный начальник полиции и во всё горло заорал:

– Выбросите из окна?! Выбросите из окна?! Ты что делаешь, Рыбачков? Как ты мог такое сказать преступникам, которые удерживали заложников?

– Не нервничай, Михалыч! Опять сердце прихватит, – посоветовал Фёдор.

– Да с вами хорошо, что не в могиле ещё! – снова закричал начальник полиции. – Ещё одна такая выходка, Рыбачков, и я переведу тебя подальше от Павловска. Меня достали все твои выкрутасы. Не можешь служить, как положено, так и скажи.

– Не могу…видеть, как ты за меня переживаешь, Михалыч! Ты бы поберёг себя. Знаешь ведь, что мы тут все тебя любим, и не переживём, если что случится.

– Только не думай, что я на эту твою…притворную лесть поддамся, – успокаиваясь, предупредил начальник полиции. – Ещё раз поставишь под угрозу жизнь заложников…не посмотрю на твои заслуги. Отстраню…

Фёдор подмигнул дежурному.

– Слышал, что сказал Михалыч?! Притворная лесть! В смысле обрадовался, только не хочет этого показывать. Двадцатый раз грозит отстранением. И не надоело ему?!

Под смех дежурного Фёдор вышел из здания полиции и направился к новенькой красной Ладе Весте, которую купил в прошлом месяце.

Отряд спецназа всегда занимал особое положение в полиции, и этот факт был известен каждому сотруднику. Более всего это касалось Фёдора, который со дня на день должен был получить очередное звание и солидную прибавку к денежному довольствию.

Фёдор заехал домой, переоделся в джинсы, надел куртку и поехал в Заосередные сады, где находилась дача Крапивиных.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru