Вслух! Книга для семейного чтения. Сказки, стихи, рассказы

Людмила Николаевна Перцевая
Вслух! Книга для семейного чтения. Сказки, стихи, рассказы

Предисловие от автора

– Эту Книгу не читают в одиночку, – сказала мама сыну самым строгим голосом, – тогда она просто не подействует!

– Как не подействует? – изумленно спросил сын.

– А никак! Ее надо читать непременно с кем-то, вот, к примеру, ты можешь здесь найти смешную сказку про дедушку, и почитать ему вслух. А он найдет про тебя стих – выучит наизусть и расскажет папе.

– Почему папе, а не мне или бабушке?

– Потому что потому, – таинственно сказала мама, – про бабушку тут тоже много чего интересного, я ей как-нибудь на досуге обязательно почитаю, вот уж посмеемся!

– А можно, я подслушаю, над чем вы будете смеяться?

– Конечно! Некоторые сказки от этого только выигрывают! Но ты и сам можешь почитать рассказы или стихи сестренке, если она тебя не опередит! Ведь тут есть такие истории, которые про вас обоих, вам эти приключения надо пережить вместе, может быть, даже спрятавшись куда-то от всей семьи. Конечно, это не исключает того, что мы с папой, пока вы будете спать, вообще всю книгу прочитаем от корки до корки, прислонясь голова к голове. Но не в одиночку! Чтобы было с кем перемигнуться, поделиться, поспорить. Хотя… зачем всю сразу, лучше растянуть удовольствие не на один вечер!

– Знаешь что, тогда пусть она всегда лежит на самом видном месте, – запальчиво произнес сын, – чтобы в любую минуту ее мог взять любой из нас, а не кто-то самый хитрый, только для себя, любимого. Смотри, я кладу ее здесь, и мы будем знать, что читать ее надо вслух и для кого-то!

– Согласна! Эта книга – для произнесения вслух, – обрадовано поддакнула мама. – Вот сегодня вечерком и начнем. Давайте кинем жребий, кто будет читать первый?

Куда лужайка улетела

Тетку Сороку все услышали сразу. Да и как ее не услышишь, если она стрекочет, как пулемет:

– Катастрофа! Революция! Разбой! Разбегайся все, кто резвый, поскорее, поскорей!

– Да что случилось-то, тетушка Сорока, что ты спозаранку блажишь? – спросил ее старый Клен.

Он и повыше, и к небу поближе, так что просыпается раньше всех. Но сегодня сорочье стрекотание растревожило всю полянку. Маки свои алые лепестки раскрыли, ромашки сонные реснички расправили, васильки синие глазки вытаращили. Что случилось, что стряслось, из-за чего такой ореж тетка Сорока подняла?

– А я вас предупреждала, я вам говорила, – затарахтела опять Сорока с пулеметной скоростью, – ведите себя поскромнее, растите пониже, колокольчики – не звоните, гвоздики – не шумите. Вот и дожили до беды…

– Да будешь ты наконец говорить, что стряслось, или я тебя с веток так турну, что кубарем улетишь в сосновую рощу! – разгневался Клен, – Смотри, как ты их всех напугала, вся лужайка дрожит, того гляди, все лепестки растрясут.

– Говори – не говори, а нет вам спасения. Своими глазами видела – газонокосильщик сюда идет! Я, разумеется, быстрее его лечу, но часа через три и он сюда явится.

– Как – газонокосильщик!? Какой еще газонокосильщик, нашу лужайку отродясь не трогали, цвели, как хотели! – зашумели цветы.

Бело-розовая пышная таволга от волнения половину цветочков из шапки своей просыпала, а клевер только головкой покачал:

– Так я и знал, что рано или поздно и до нас человек доберется. Надо экологов вызывать, говорят, они природу защищают.

– Каких еще экологов, – воскликнул горестно Клен. – Это же усадьба, частное владение, здесь хозяин что хочет, то и творит, хоть под грядки вас всех перекопает.

Ромашки тут же расплакались, реснички у них намокли. А колокольчик принялся изо всех сил трезвонить:

– Динь-дон, динь-дон, феечка Анечка, спаси нас, милая, динь-дон, динь-дон, феечка Анечка, просыпайся скорее, голубушка!

Анечка проснулась, протерла глазки и выглянула в окно. Она еще сквозь сон слышала, как стрекочет над лужайкой Сорока, как сердито шумит Клен. Но когда встревожено зазвонил колокольчик, она сразу вскочила с постели. Каждое утро она бежала на любимую полянку поздороваться с цветами, вдохнуть их аромат, и лишь потом шла умываться и завтракать. Но что это цветочки сегодня так расшумелись, почему вдруг колокольчик начал тревогу названивать?

Аня помчалась на лужайку и тут услышала страшную новость про газонокосильщика. Да что же это такое! Ведь папа обещал ее любимую полянку не трогать! Может, тетка Сорока все перепутала? Она известная паникерша, весь лес про это знает.

– Может, и паникерша, однако сроду я не врала, – обиделась Сорока. – Спроси у кого хочешь в лесу, зря Сорока не стрекочет. Я как служба безопасности здесь, всех предупрежу, всех оповещу, но зря, без повода, клюв не разину.

Это правда, Сорока зря не стрекочет… Что же делать, как лужайку спасти? Подумала Анечка самую малость – и придумала.

– Согласитесь ли вы, мои милые, подняться в воздух? Ну, хоть на часок?

– А потом что, опять лужайка наша станет? Ты нас что, в вазочку пока поставишь? А если он без нас все тут выкосит под корень, как мы жить без стебельков будем?

– Нет, нет, не выкосит! Вы только слушайтесь меня, и все будет хорошо.

Аня взмахнула обеими руками и произнесла свое заклинание:

Солнце светит, ветер дует,

Фея маки заколдует!

Василек заворожит,

Бабочкой им стать велит!

Встань, гвоздика, на крыло

– С луга словно всех смело!

И тут же все цветы поднялись в воздух: маленькие белые кашки и васильки стали белыми и синими мотыльками, одуванчики и лютики – пчелками да шмелями, маки – крупными бабочками-боярышницами, красный клевер – божьей коровкой. Они кружились в воздухе разноцветным облачком, а под ними лежала покинутая осиротевшая зеленая лужайка. Ни единого цветочка!

– А теперь летите за мной! – скомандовала Аня и ринулась в дом.

Папа и мама только что уселись позавтракать, и не успели они дочке пожелать «доброго утра», как в столовую влетело разноцветное трепещущее крыльями облако. Родители прямо дара речи лишились. Никогда в своей жизни они не видели сразу столько бабочек, никогда не ощущали такого цветочного аромата от них, такого свежего дыхания леса. Словно сама лужайка явилась к ним к завтраку! Но дочка им не улыбнулась.

– Ну-ка признавайтесь, кто решил мою лужайку остричь? – звонко спросила Аня.

– Доченька, у нас тут большой пикник намечается, – начал объяснять папа, – гостей будет много, вот мы и решили газон расширить. Я уже и газонокосильщика вызвал.

– Ах, так это правда, а я еще надеялась, что тетка Сорока что-то напутала… Ну, смотрите, я все цветы в воздух подняла, чтобы от косилки их спасти, а сама сейчас райской птицей обернусь и улечу вместе с ними в заповедные леса. Будете меня искать три лета и три зимы. Считаю до трех: раз, два…

– Нет, нет! – в один голос закричали папа с мамой. – Не надо три зимы и три лета! Верни всех на лужайку, пусть себе цветут и пахнут! Мы газонокосильщику дадим другое задание, пусть бурьян вдоль дороги косит.

– Тогда остаюсь, – сразу согласилась Аня. – Но смотрите, если обманете…

Папа с мамой испуганно замахали руками. Они свою дочку хорошо знали. Прошлой зимой обернулась Снегурочкой и целую неделю молчала, как замороженая. Кто же захочет, чтобы любимая доченька улетела в какие-то заповедные леса, где теперь такие и искать-то?

Анечка тем временем взмахнула руками и приказала бабочкам:

Разноцветный дождь живой

Улетай к себе домой,

На зеленую полянку,

Рассыпайся спозаранку,

Маком стань и васильком,

Таволгой и клеверком!

И вся стая тут же вылетела в окно, вернулись цветы на свою зеленую лужайку. Анечка спокойно уселась за стол и с аппетитом позавтракала. Она была девочка не капризная.

О чем трещат кузнечики?

Заспорили кузнечики,

Да так, что все их слышали,

От леса и до реченьки! –

Кто прыгает всех выше?

Трещит кузнечик Генка,

С натуги зеленея,

Что у него коленки

Пружинят всех сильнее!

В ответ стрекочет Кузя,

Его собрат зеленый:

«Прием броска от пуза –

Верней, определенно!»

Звенит-гремит Васята,

Заламывая плечи:

«Хорош, трещать, ребята,

Я прыгну всех далече!»

Спор этот бесконечный

Не нам с тобой решать,

Пускай трещат кузнечики,

А мы пойдем гулять!

А ты с кем дружишь?

Скандал произошел, можно сказать, на пустом месте, не из-за чего. Еще вчера Васька в упоении гонял новенький футбольный мяч по лугу и оврагам, лупил изо всей силы по воротам на поле, доставал его из лужи. Словом, не расставался с мячом весь день. Мама даже на отца стала ворчать, мол, зря он купил Ваське этот мяч, никакого у ребенка развития. Только взмок весь, почернел от солнца, вывозился. А утром Васька как проснулся, нашел мяч во дворе и удивился: вчера он был круглый, звонкий, щеки надутые аж лоснились. А сегодня лежит весь грязный, сморщенный, как старичок. Сдулся.

– Да тебя даже в руки брать противно, – тронул Васька мяч ногой.

А тот вдруг как взовьется, отпрыгнул в дальний угол двора, и оттуда, из крапивы, обиженно так кричит Ваське:

– А кто меня до такого состояния довел? Кто меня вчера весь день бутсами лупил, по лужам гонял, в стену вбивал? Посмотрел бы я на тебя, во что бы ты превратился, если тебя так колошматить! А твой дружок Сашка как на меня ногами взгромоздился и пытался балансировать? Да в нем наверное два пуда весу, тоже мне, «девочка на шаре»! Нет уж, я вам больше не слуга, увольте, играйте без меня.

– Да и пожалуйста, очень нужно, – разозлился Васька. – Я лучше пойду на компьютере поиграю. Футбол это вообще примитивное занятие, кому ты нужен.

Мяч горестно выдохнул и затих. У него даже сил не было возражать.

А Васька пошел домой, включил компьютер и погрузился в виртуальное царство.

Он натаскал себе игр из Интернета и осваивал одну за другой. Вообще-то они были похожи: везде погони, страшные роботы-трансформеры, убийства, несколько жизней в запасе у героя… Он хорошо поднаторел в компьютерных боях и сейчас метко стрелял, разил злодеев мечом и уверенно переходил с уровня на уровень. Вася так увлекся игрой, что даже не услышал, как мама звала его обедать. Из темных подземелий он переходил на верхние этажи, скакал по крышам – и опять у него все получалось великолепно.

 

В результате Васька получил на вооружение фантастическую базуку, и только прицелился, как Робот-трансформер остановился, оглянулся и громовым голосом прокричал: «Наш человек!»

В компьютере зазвучал торжественный марш, монитор засиял нестерпимо голубым светом и Робот-трансформер, за спиной которого выстроился отряд злодеев из всех игр сразу, продолжил свою речь:

– Послушай, парень! Ты прошел все испытания, шесть часов подряд ты гоняешь нас без устали, и доказал, что этот мир – ТВОЙ! Добро пожаловать в виртуальное пространство!

И Васька шагнул прямо в монитор, нисколько не удивившись, что его рамки не оказались для него малы. Он ощутил в руках тяжесть и приятный холодок оружия, надвинул боевой шлем поглубже и огляделся.

– Да, парни, жутковато тут у вас. Поди, за каждым углом всякой нечисти полно…

– А проверь, пройдись по нашим катакомбам, у тебя ведь высший уровень! – ехидным голосом предложил Робот-трансформер, а остальные ему подхихикнули. Васька поневоле вспомнил, что все они были его врагами. Это их он гонял по всем ущельям, скалам и пещерам, преследовал шесть часов подряд, пока они вдруг не позвали его сюда, в виртуальный мир. Теперь стоят, посмеиваются, и, похоже, никакой команды у него с ними не сложится.

– Ладно! Где наша не пропадала, пойду на разведку!

Он взял базуку поудобнее и двинулся по разбитой дороге. Пока сидишь перед экраном, ничего подобного не испытываешь. Дорога оказалась вязкой, тряской, какие-то колючие лианы хватали его за ноги. А за ближайшим перекрестком зловеще светились три красных глаза. «Господи, кто бы это мог быть? – лихорадочно пытался сообразить наш боец. – Вурдалак? Пират? Робот-инопланетянин? Хоть бы вспомнить, из какой игры эти ущелья, я бы знал, как себя вести!»

Словно подслушав его мысли, Робот-трансформер лживо-ласковым голосом протянул:

– Даже не надейся! Здесь теперь все перемешано. Все твои соперники объединились, и у тебя в запасе не три, не пять, а всего одна жизнь, твоя собственная, не игровая. Вперед, супергерой!

Васька рванул вперед. Он летел с фантастической скоростью, в кого-то стрелял, кого-то рубил, падал, кувыркался через голову, вскакивал и снова мчался. Жуткие пауки с металлическим звоном посыпались на него из свинцовой тучи. Спасаясь от них, наш супергерой нырнул в развернувшийся перед ним океан. Плавал-то он отлично! Но не успел Васька открыть в воде глаза, как увидел стремительно налетающего на него морского леопарда с хищно разинутой зубастой пастью. Это был конец.

– Ма-а-ма-а! – завопил Васька, но тут же захлебнулся, закашлялся и потерял сознание.

Как ни странно, но мама услышала его. Она вбежала в комнату и в ужасе замерла на пороге. Васьки нигде не было, только грозно мерцал экран компьютера. Мама кинулась к нему и увидела страшную картину: Васька как в невесомости бессильно повис в морской пучине, а к нему скользил гибкий огромный морской леопард.

Мама сделала единственно правильный ход: она нажала кнопку, возвращающую игру на ход назад и остановила действие. Теперь Васька завис в прыжке между жуткими пауками, преследующими его в воздухе, и леопардом, затаившимся в морской глубине.

Дрожащей рукой мама набрала номер папиного рабочего телефона и сказала:

– Срочно приезжай, у нас тут полный ужас, Васька попал в компьютер, – и положила трубку.

Папа примчался через пять минут. Когда ему надо, он летит на своей «Волге» над всеми пробками и светофорами прямо по воздуху, и ни один инспектор ГАИ его не смеет в такой ситуации остановить.

Он сразу сел к компьютеру, сосредоточился и пробежал пальцами по клавишам. Хотите – верьте, хотите – нет, но компьютер папу бесконечно уважает, безоговорочно слушается и даже побаивается. Папа беспрепятственно вошел в виртуальное пространство, раскидал всех громил и верзил по местам, буквально испепелил Робота одним взглядом. А потом очистил виртуальное пространство от вирусов – и компьютер сразу опомнился:

– Спаси меня Сеть, что я натворил! Извини, хозяин, забери своего пацана. Но он тоже виноват, торчит тут седьмой час, вирусов напустил… Не мудрено, что эти зомби приняли его за своего персонажа. Еще бы чуть-чуть, и канул бы он во Всемирной паутине навсегда. Когда эти пауки тут появляются, даже я ничего уже сделать не могу.

– Ладно, чего уж там, – хмуро откликнулся папа. – Я тебя сейчас на пароль поставлю, а повторится еще раз такой захват – переформатирую к чертям собачьим, и будешь у меня только на набор работать, без Интернета.

Васька мягко погрузился в соленую морскую воду, как во сне или замедленной съемке вынырнул на поверхность и тут же подхваченный сильными папиными руками оказался на борту океанской яхты. Леопард только зубами клацнул, и тут же, забыв про супергероя, погнался за стайкой пингвинов.

Папа вывел Ваську на берег, разоружил, и через какое-то мгновение они через рамку монитора вернулись в комнату. Мама залилась слезами и кинулась обнимать Ваську. Он был весь белый и едва стоял на ногах.

На следующее утро за завтраком папа спросил сына:

– Вась, а где твой футбольный мяч, который я тебе позавчера подарил?

Васька покраснел и отвернулся.

– Да мы с ним… Это… Ну, вроде как поссорились. Он в крапиву забился и не выходит.

– Понятно. Ну, пойдем, поглядим.

Папа бесстрашно залез в крапиву и вынул мяч.

– Ну, ничего себе, кто же его довел до такого состояния, вы с Сашкой, что ли?

– Пап, ну мяч ведь для того и существует, чтобы его пинали и гоняли, – начал оправдываться сын.

– Ага, и чтобы в лужах топили, об стену лупили, ночью одного в грязи бросали, – обиженно пискнул Мяч.

Папа ничего не сказал. Он взял насос, подкачал Мяч, окатил водой из водопроводного крана, крепко насухо вытер его и высоко подбросил вверх. Тот тут же звонко откликнулся:

– Ура! Пойдем, Вась, поиграем, зови Сашку и других ребят, я не обидчивый!

И они помчались на околицу, где было футбольное поле.

Паникерша

– Кря – кря – кря! – кричала Утка,

Непо-ря-док тут в ря-дах!

Я волнуюсь не на шутку,

Сын пропал – и нет следа!

Снова всех пересчитаю:

Кря – кря – кря – четыре – пять!

Должен здесь стоять он, с краю,

Нет, не может он летать!

Всем пора на моцион,

На заплыв по лужам,

Где же селезень, ведь он

Числится мне мужем!

Кря – кря – кря, ищи сынка,

Баловня, озорника,

Загляни к гусятам,

Он играл вчера там…

– Детки все уже в воде,

Лапки загребают,

Не кричи ты о беде,

Там сынок, я знаю!

Всех, пострел, опередил,

И ныряет, что есть сил!

Разноцветные друзья

Было это ни в каком не в царстве, а в нашем государстве, прошлой зимой. На наш маленький городок налетела злющая бабка Метель и утопила все улицы в снегу. Занесла все домишки, приперла сугробами все двери. Но жители городка не испугались: взяли большие лопаты и начали отбиваться от Вихрей снежных, отпихивать Сугробы-Увальни. Целые горы снега за городом накидали! Тут уж ребятишки из домов высыпали, вынесли санки и начали с этих гор кататься. То-то было им весело!

Девочка Анечка так кувыркалась в снегу, так ныряла в снежные волны, что снег набился ей в рукавички и валенки, под рукава и в шапку. Она и не заметила, как вредные и колючие внучки бабки Метелихи – Ледышки пристыли к ней, примерзли, пробрались под шубкой и заледенили всю грудь.

Пришла Анечка домой, а у самой даже сил нет раздеться. Пришлось маме помогать малышке. Увидела мама, как Анечка замерзла, давай ее отогревать, малиной отпаивать, молочком горячим потчевать. Да только все напрасно. Внучки-Ледышки никак не отстают, горло Анечки сушат, грудь кашлем надрывают, пальчики в ледяные сосульки превращают.

Целую зиму доктора Анечку лечили, и от лекарств и уколов стала девочка бледной и худой, прозрачной, словно льдинка. Лежит в постельке, ни играть, ни кушать не хочет. Глянет в оконце, а там только белые сугробы да черные ветки деревьев скребут по стеклу. Даже про свои любимые фломастеры Аня забыла, рисовать ей совсем не хочется.

Вот как-то раз ночью, когда все в доме уснули, собрались фломастеры совет держать: как Анечку спасти от ледяной напасти? Зеленый фломастер сразу заявил:

– Надо вернуть миру все цвета жизни, чтобы солнце снова стало ярко-оранжевым, деревья и трава – зелеными, а цветы – голубыми, желтыми и алыми.

– Да, и небо должно быть голубым, ярко-синим, а не таким безрадостно серым, – поддержал его Синий фломастер.

Все разом загалдели, идея друзьям очень понравилась. Сказано – сделано! Выбрались они потихоньку за дверь, и давай мир расписывать всеми цветами радуги, давай гулять по небу, по крышам домов, по веткам деревьев. А прямо по снегу нарисовали фломастеры дивный жаркий узор из цветов весенних и летних. Не успело утреннее солнышко из-за горизонта выбраться, как оранжевый фломастер ему огненно-рыжую корону нарисовал!

Проснулась Анечка, глянула в окно, а там такая яркая весенняя картина, такое солнышко жаркое, что снега и впрямь ручьями потекли, сосульки капелью звонкой запели, словно свирели. За один день брызнула на раскрашенных веточках настоящая зелень, а с неба серая хмарь с перепугу уползла, обнажив яркую синь.

И такая горячая радость затрепетала в сердце Анечки, что Внучки-Ледышки сразу растопились и слезами радости из глаз девочки побежали. Утерла она слезы платочком, выпростала ножки из-под одеяла и первый раз за всю зиму сама к маме побежала.

– Мама, посмотри какое чудо! Мир опять стал цветным!

– Да, моя доченька, это и впрямь чудо, на целый месяц весна раньше срока пришла и тебя от болезни злой спасла. Давай одеваться, пойдем погуляем, подышим теплым весенним воздухом.

Вышли они на крылечко, а там, на ступеньках валяются фломастеры. Какой ни возьмешь, а он весь изрисованный, даже носики у них побелели. Тут Анечка сразу догадалась, кто ей раннюю весну нарисовал, кто зиму прогнал.

Каникулы

Заневестились деревья

Снежно-девственным убором,

Зазвенели тротуары

Ледянистым перебором,

Бахромой седой украшены

Провисли провода,

Разбежался первоклашка

По дорожке синей льда!

Вот и бабушка в калошах

Едет, охая, вперед,

Посмотрите-ка, что делает

С людьми веселый лед!

Снег упал на черный город -

Посветлело все вокруг,

Ну не правда ли, что здорово

Зимой везде, мой друг!..

Хипстеры

Освобождая чердак от хлама, Человек критично оглядел Старые Башмаки и решительно приговорил:

– Ну, уж этих – точно на свалку! Совсем никуда не годятся.

Приговоренные попытались защищаться, оттягивая момент гибели:

– Погоди, можно ведь просто почистить, надраить кремом, сменить шнурки, зачем так уж безапелляционно! Посмотри, какая добротная кожа, прочная подошва…

– Качество не имеет значения. Мода меняется, сейчас носят поярче, да и покрой другой. Какой дурак этот хлам напялит, подумайте сами.

Против этого нечего было возразить, и Башмаки горестно скукожились. Так они и стояли у мусорных баков, стыдливо прижавшись друг к другу потертыми боками, свесив уныло истершиеся шнурки. На всё хозяйская воля! Польет дождь, лихой дворник закинет их, не глядя, в бак, приедет мусорка, – и конец!

Но судьба – особа капризная и способна на своевольные повороты. Мимо проходили два интеллектуала в драных джинсах, в пиджаках с заплатанными рукавами, с круглыми очечками и бородками. Увидев Старые Башмаки, они прямо оторопели.

– Гляди-ка, с бульдожьими носами! На манке! С металлическими дырьями! Где ты еще такое чудо сегодня увидишь? Это ж какой дурак такую роскошь выкинул! Раритет!

Они даже немного повздорили, решая, кто станет обладателем редкостной находки. Спор решила примерка. И вот уже один хипстер гордо вышагивает в антикварной обуви, а другой – завистливо на него поглядывает. Вот ведь как подфартило приятелю!

Ушлые парни давно просекли, что все новое – это хорошо забытое старое. Хоть люди и утверждают, что цивилизация развивается по спирали, на самом деле она ходит по кругу.

И если уж люди забывают серьезные уроки прошлого и наступают на грабли вновь и вновь, почему бы им не открыть заново старые книги, фотоаппараты ФЭД и Зенит, машинку Зингер, не надеть очки и башмаки прадеда! Пока истина – не усвоена, башмаки – не сношены, повторяйте пройденное предками, авось истина и откроется именно вашему поколению. Хипстерам!

 
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru