Доппель. Сирота

Deni Vrai
Доппель. Сирота

Предисловие

Она проснулась уже давно, но не вставала с кровати. Сна уже не было, да и то, что было, сном можно назвать с большой натяжкой. Она просыпалась за ночь несколько раз, вставала с постели, шла в ванную или в кухню, останавливалась, задумчиво смотрела в темную пустоту и возвращалась в комнату. Снова ложилась, заставляла себя закрыть глаза, и едва сознание ее начинало отключаться, как что-то наваливалось, давило и пугало, она вновь вскакивала с кровати. Эта маета продолжалась всю ночь. Небо за окном посветлело. Новых, свойственных утру, мудрых мыслей не появилось. В голове полная, гнетущая пустота.

Она лежала, широко распахнув глаза, глядя в потолок. Дыхание было ровным. Выражение лица совершенно спокойно. Ее можно было принять за покойницу, чему способствовала и неестественная бледность лица. Но одеяло все же приподнималось при ее слабых вдохах, а в уголке глаза поблескивала последняя отразившаяся со стремительно светлеющего неба звездочка.

И все же себя надо было поднимать. Уже сев на кровати, она поняла, насколько разбита. Утро не принесло облегчения.

Она встала на ноги, пошла в кухню, включила чайник. Долго стояла, глядя в одну точку, затем опомнилась, посмотрела на чайник, он уже давно выключился. Взяла кружку, сыпанула туда кофе, залила водой. Поставила чашку на стол, развернулась, вышла в прихожую и начала одевать пальто. Только тут встрепенулась, тряхнула головой. Стало очевидно, что пора брать себя в руки усилием воли. Повесив пальто обратно, стянула с себя ночную рубашку и пошла в ванную.

Если бы она даже попыталась, то не смогла бы вспомнить, как добралась до нужного адреса. Сунула руку в карман. Рука наткнулась на квадратик плотной бумаги. Она не добралась бы до цели, если бы по пути не глянула на эти записи хоть раз, но вспомнить как смотрела, не могла. Все что она делала, делала автоматически. Значилось именно это место. Цветной бульвар, пройти в арку, прямо и в правом крыле серой пятиэтажки будет дверь с козырьком. Над входом должно быть написано – «Адвокатская контора». Так и оказалось.

Мысли вспыхивали в голове, и вдруг затухали полностью, до морозящего все тело вакуума. Ясно одно, она одна в чужом городе, ей некуда идти, ей тяжело и она не знает, что делать.

Тонкий палец с отколовшимся с краю лаком, надавил кнопку звонка домофона. Ее спросили, она ответила. Вновь ее действия приняли неосмысленный характер. Лишь сидя в кабинете, и уже отпив полстакана холодной воды, она услышала вопрос:

– Вам лучше?

Мужчина сидел напротив за небольшим офисным столом. На столе царил беспорядок. Сам человек выглядел неряшливым, сбившаяся рубаха, сползший на один бок пиджак. Даже очки на его полном, круглом лице, сидели набекрень. Такие расхристанные толстяки, часто оказываются добряками. К ним как-то сразу испытываешь доверие.

– Да, – она опустила глаза на стакан, но пить не хотелось.

– Вы должны рассказать мне, что случилось. Спокойно и по порядку. Вы понимаете меня?

– Да.

– Я вас слушаю.

– Мы живем вместе.

– Понятно, – кивнул мужчина, – с кем вы живете?

– С молодым человеком.

– Хорошо, продолжайте.

– Два дня назад он пропал. Я не знаю, что делать. Вы можете помочь мне?

– Вам нужна помощь юридическая, – мужчина помолчал, – или помощь, чтобы найти его?

– Найти, но у меня мало денег, – едва слышно произнесла девушка.

– Это, к сожалению, не ко мне…

Она словно ждала этого ответа. Стремительно встала, так же, не поднимая головы, метнулась к двери. Кинула руку, открыть дверь и тут заметила, что в руке, до сих пор держит стакан с водой. Затравленно огляделась, вернулась к столу, поставила стакан, хотела вновь пройти к двери, но тут почувствовала ладонь на своем запястье. Она посмотрела исподлобья. Неряшливый толстяк-юрист, стоял рядом, глядя на нее сверху вниз, через свои покосившиеся очки.

– Не торопитесь, – сказал он успокаивающе, – присядьте еще на минуточку.

Она безропотно выполнила его просьбу, села на стул и поправила платье на коленях. Мужчина обошел стол и сел на свое место.

– Вы растеряны, – произнес он, – это не удивительно. Но, все же, вы могли бы ответить на некоторые мои вопросы. Возможно, я помогу вам. Позволите спросить вас?

После некоторого молчания, она кивнула.

– Из разговора по телефону я понял, что вы недавно в нашем городе. Это так?

Она кивнула.

– Вы воспитывались в детском доме, – он листнул страницу в каком-то журнальчике, – под Нижним Новгородом…

– Да…

– Угу… – Мужчина задумался, – воспитывались в детском доме. Пропал молодой человек. Это вам не ко мне. Этим занимается полиция. Они ждут три дня, потом заводят дело…

– Я пойду? – Тихо спросила девушка.

Мужчина поднял на нее глаза, приподнял брови. Так, словно только что ее увидел.

– А этот молодой человек, он тоже приехал с вами? У него здесь есть родственники?

– Нет.

– А где вы живете? Снимаете жилую площадь?

– Мы квартиру снимаем.

– Работаете?

– На ресепшене в фитнес-центре.

– Угу, – мужчина вновь задумался, взгляд его потерял ясность.

– Я лучше пойду…

Мужчина неясно промычал, взгляд его оживился.

– Знаете, что мы сделаем?

Она не ответила.

– Я действительно не могу помочь вам. Это не моя специализация. Но есть один человек… ммм… как бы сказать… – но он не нашел подходящего слова. – В общем, если хотите, можно попробовать обратиться к нему. Насколько мне известно, он занимается довольно широким спектром услуг. Возможно, он мог бы вам помочь…

– Он поможет найти Лешу?

– Если возьмется, то наверняка найдет, – мужчина замолчал, секунду глядя перед собой рассеянным взглядом. – Но я вам ничего не обещаю, – с ударением на последнюю фразу, сказал он. – Одно, точно, он иногда помогает людям, у которых нет денег. Если ему интересно само дело.

– А мое ему будет интересно? – голос девушки стал чуть тверже.

– К сожалению, я этого не знаю… – Вы заполните анкету, и если повезет, он с вами свяжется.

– Анкету? – Девушка приподняла голову, кинула взгляд исподлобья.

– Да, – мужчина начал копаться на столе, выдвинул ящик и достал планшет, – это не сложно. Вам даже писать ничего не нужно. Просто ставите галочки напротив нужных ответов.

– Он найдет Лешу?

– Я не могу обещать даже, что он займется вашим делом. Давайте не опережать события. Независимо от того, свяжется он с вами или нет, идите завтра в полицию и оформляйте заявление о пропаже человека. И да поможет вам бог. – Он помолчал. – Ну, так что, заполняем?

– Заполняем.

Мужчина отдал девушке планшет, и откинулся на спинку кресла, отчего, то жалобно скрипнуло и сдавленно защелкало. Он, молча, смотрел на ее лицо. Девушка сосредоточенно вчитывалась в вопросы и нажимала галочки, выбирая нужные ответы. Простоволосая, с остреньким носиком, невозможно тонкая и совершенно незатейливая. Она так въедливо погрузилась в процесс, что начала по-детски сопеть и время от времени проводить тыльной стороной ладони по носу. «Сущее дитя» – подумал мужчина.

– Здесь написано, готова ли я оплатить услуги в полном объеме, даже если для этого потребуется отдать все, что я имею, – она подняла глаза на мужчину. – Я же ничего не имею.

– Ну, – мужчина пожал плечами, – что-то же у вас есть. Зарплата, что-то может отложено, одежда. Готовы все отдать, и найти Лешу?

Она на миг опустила глаза. Повела плечом.

– Да, – протянула неуверенно, – но этого, наверное, мало…

– Готовы, значит пишите – «готовы».

– Здесь надо нажимать…

– Значит нажимайте.

– Он, правда, поможет? – со слезой в голосе, вдруг спросила девушка, и взгляд ее устремился на мужчину. Прямой, неподвижный, сверлящий, – он найдет его?

– Не обижайтесь, – отмахнулся мужчина, – и не настраивайтесь. Это скорее дополнительная попытка. Лишний шанс, что кто-то займется вашим делом. В конце концов, не надо недооценивать наши правоохранительные органы. Возможно, и они найдут…

– Они сказали, что не найдут. Что нагуляется и сам вернется. Что нашел другую…

– Я не хочу никого защищать, но ведь возможно и такое…

– Если бы он ушел, он бы сказал. Вы его совершенно не знаете.

– Простите…

Она вдруг с невероятной легкостью, в запале вскочила и едва не кинула планшет на стол. Положила, сдержавшись, но пальцы разжала все же раньше, чем он коснулся сложенных на столе папок.

– Скажите ему, – она кивнула на планшет, – чтобы связался со мной. Он должен мне помочь. Если он мне не поможет, то он и сам никому не нужен, – и выскочила из кабинета…

Глава 1

Первый теплый день

Тепло пришло в Москву стремительно. Теплело с каждым днем. Еще неделю назад по ночам обещали морозы и вдруг объявлена дневная температура девятнадцать градусов. Проснувшись утром, Ксения подошла к окну, и некоторое время смотрела на светлеющее небо. Ясная ночь сменялась ясным днем. Одеваться можно было полегче. Она долго выбирала и перекладывала вещи. Начинала одеваться и раздевалась снова. Спасал небогатый выбор нарядов. А ведь Леша обещал, что выбор станет богатым, не пройдет и года. Надо просто делать свое дело. Зарабатывать деньги и жить, как все нормальные люди… где теперь Леша? Куда он пропал? Жив ли?.. Заявление в полиции приняли. Все сводилось к тому, что надо ждать.

Ксения остановила выбор на легком платьице. На работе не жарко, а на улице подойдет плащ. Его можно и расстегнуть и застегнуть, если вдруг погода вновь решит выдать сюрприз.

Помимо того, что наступал аномально теплый день, других неожиданностей не предвиделось. Все шло, как обычно. Дождавшись маршрутки, Ксения добралась до метро, спустилась под землю и вскоре уже плыла вместе с гомонящим потоком от станции к станции, от пересадки к пересадке на работу.

На работе, привычно пролистала журнал, включила компьютер, осмотрела стол, собрала устаревшие бумажки, ненужные записи и записки, скомкав их в кулаке, выкинула в ведро. Села на стул. Жизнь продолжалась. «Хотя», – Ксения вздохнула, – «продолжается она как-то однообразно».

 

Скорее всего, из-за резкой смены погоды, изменилось и давление. По крайней мере, весь день Ксению клонило в сон. Наблюдая за высоким, прилично накачанным парнем, Ксения поймала себя на мысли, что все это ей надоело. Что вот такую жизнь можно скомкать, как старые исписанные листки и отправить в то же ведро. То, что было задумано, написано вчера, сегодня лишь испорченная бумага. В ней нет никакого прока. Ей место на свалке. Ксения даже испугалась собственных мыслей. И испугало ее не то, что она так легко подумала о том, чтобы выбросить прошлую жизнь, вместе с Лешей, которого еще не нашли. Ее испугало, что эта легкость отторжения прошла совершенно безболезненно.

С каждой минутой день тянулся все медленнее. Такого давно не было. Тело, то разрывало от пустой неуемной энергии, которую с огромным трудом удавалось сдержать, то наваливалась, чудовищной силы апатия и не хотелось ничего делать, ни о чем думать.

Наконец случилось чудо, на часах высветилось восемнадцать ноль ноль. Напарница уже стремительно собиралась и спросила, планирует ли Ксения идти до метро вместе. Но та пожаловалась, что сделала ошибку в «клиентской базе», и надо срочно ее исправить, пока не забыла и чтобы напарница не ждала. Едва та упорхнула, Ксения выключила компьютер, накинула плащ и чуть ли не бегом выскочила на улицу.

Синоптики не обманули. Погода стояла шикарная. Светило солнце. Прохожие, старики бредущие в магазины, женщины, коляски, все степенное, спокойное и кажется, такое счастливое. Мысль о доме едва не разрушила начавшее складываться хорошее настроение. Ксения поняла, что пойдет гулять. Но не здесь, нет. В центр. Там красиво, величаво, там всегда так радостно. Прежде, редко удавалось выбраться на прогулку. Пару раз с Лешей. Еще пару раз Ксения гуляла самостоятельно. Леша всегда был против прогулок. Он даже желание Ксении работать, не одобрял. Утверждал, что может обеспечить их обоих. Ему всегда хотелось, чтобы Ксения сидела дома.

Она не чувствовала свободы, но ощущала легкость. Пустую и безответственную. Голова отказывалась думать об исчезновении Леши. Есть люди, которым положено думать, пусть они и думают. А этот день, он один такой. Завтра будет уже другой. И если этот не прожить, то завтра воспоминания о нем можно будет смять и выбросить. И Ксения решила гулять на всю катушку. Она проинспектировала содержимое кошелька. Поняла, что загул, скорее всего, будет не самым грандиозным из тех, которые видел этот город, но она знала, что он будет самым грандиозным из тех, которые видела она в этом городе. И она пошла в кино. В кино был бар, она зашла и туда. Выпила вина. Чувствовала себя скованно, потому что понимала, что барменша видит, что «гулена» перед ней неопытная. Но, Ксения не стала задавать глупых вопросов, а просто сказала, что хочет вино, и что вино она хочет сладкое.

После сеанса, Ксения еще ходила по центру, заглядывая в кафе и заказывая бокал вина. Плавно радость загула сменилась тоскливой усталостью, и печальным фактом, что средства прогуляны полностью. Надо будет еще подсчитать, но возможно, прогуляны и пара обедов в конце месяца.

Еще не темнело, но легкий, убаюкивающий сумрак уже навис над городом. Звуки стали звонче, люди грустнее и торопливее. Досада на то, что деньги кончились, а жизнь, похоже, несильно изменилась, наполняла душу. Надо было или брать себя в руки или прыгать в окно. Ксения выбрала первый вариант. Но не потому, что боялась второго, а потому, что хорошо владела первым.

Она вошла в квартиру, разулась и прошла в кухню. Бросила телефон на стол и вздрогнула. Телефон зазвонил в тот момент, когда коснулся стола. Ясно было, что это просто совпадение, но оно подействовало отрезвляюще. Несколько секунд Ксения смотрела на телефон неподвижно, затем ответила:

– Ало.

– Ксения Петровна? – осведомился мужской голос.

– Да.

– Меня зовут Иван Сергеевич Виноградов. Вы заполняли анкету на розыск пропавшего человека?

– Я? – Ксения не сразу сориентировалась, но собеседник не торопил ее, ожидая ответа на свой вопрос. – Да. – Спохватилась Ксения. – Да, заполняла. Да. Вы, – она задумалась, вспоминая слово, – частный детектив?

– Да. Вы еще нуждаетесь в моих услугах?

– Да, да, нуждаюсь…

– В таком случае нам надо встретиться.

– Да, надо, – Ксения начала оживленно кивать, – когда? Куда мне подъехать?

– Не надо подъезжать. Если вы дома, то я приеду. Вы живете там же, откуда пропал человек?

– Да.

– Мне бы хотелось осмотреться на месте. Заодно обсудим все вопросы. Сегодня вам удобно?

– Да, – кивнула Ксения, – удобно.

– Продиктуйте мне адрес и никуда не уходите. Я буду в течение часа, может быть двух.

– Да, конечно, – Ксения торопливо отчеканила адрес и замолчала, ожидая, что мужчина переспросит, не успев все записать, но он не переспросил, а спокойно сказал:

– Ожидайте, – и отключил телефон.

Несколько секунд Ксения стояла на одном месте, не в силах пошевелиться. Она просто не знала, что делать. Положила телефон на стол и еще некоторое время смотрела на него. Лишь спустя минуту, она вздрогнула, огляделась. Стремительно кинулась по квартире, подбирая вещи. Остановилась, замерла, метнулась в ванную, настроила воду для душа, потрогала волосы, посмотрела в зеркало, поджала губы. Скинула платье.

******

Он проснулся раньше обычного. Потянулся, посмотрел на лицо жены. Расслабленное, спокойное, доброе и беззащитное. Такое, каким он его знал много лет назад. Таким он его полюбил, таким он его любил.

Ужом вылез из-под одеяла, поправил его на жене, еще пару секунд смотрел на ее лицо, контуры тела, сглаженные одеялом. Повернулся, вышел из спальни, аккуратно прикрыл за собой дверь, заглянул к детям. Губы его тронула легкая, едва заметная улыбка. Магнетизм их мерного сопения, тут же ударил в голову. Захотелось уюта, одеяла, снова лечь в постель. Мгновение подумал, прикидывая, стоит ли ложиться… Медленно, беззвучно закрыл дверь и пошел в ванную. Долго смотрел в зеркало, опершись о раковину. Он не рассматривал себя, мысли остановились. Ни о чем не думал. Замер в одной позе. Открыл воду, подержал ладони под струей прохладной воды. Провел влажными ладонями по лицу, вновь посмотрел в зеркало. То, что он там видел, не вызывало в нем никаких чувств. Абсолютно. Единственное, что он мог бы сказать об увиденном, – «это надо помыть, побрить и отправить на работу». Отключил воду в кране, повернулся, подошел к душевой кабине. Последнее о чем подумал, что в квартире уютно, тепло и тихо. И что, не стоит это все портить. Надо быстро помыться, одеться и тихо уйти. Позавтракать можно на работе.

День разгонялся вместе с мозгом. Мысли стали ярче, реакции осмысленнее, яснее. В офисе был первым. Открыл электронным ключом дверь, включил свет. Полная тишина. Прошел в свой кабинет, сел в кресло. Посмотрел в черный экран монитора ноутбука. Перевел взгляд на окно. Жизнь однообразна, но никогда это его не тяготило. Такой она создана. Такой дана человеку. Что не делай, что не вытворяй, все это лишь рябь по поверхности океана. А чуть в глубину, и снова покой и однообразие. Ничто не меняется под луной и ничто под ней не вечно…

Открыл почту. Мельком пробежался по пришедшим письмам и заявкам. Не сразу обратил внимание, что есть новое сообщение в специальной папке. Двинул курсор. Прежде чем открыть папку, на мгновение замер. Нажал.

Это была заявка на работу. На работу, не имеющую отношения к бизнесу, который вел Виноградов. Он возглавлял фирму по строительству частных домов. Небольшую, но вполне успешную. Нельзя сказать, что фирма его стремительно развивалась. Виноградов давно уже занял свое место на рынке, свой сегмент, и не желал чего-то большего. Его фирма вела в год порядка двадцати-тридцати объектов. Для этого хватало троих прорабов, одного секретаря, одного архитектора, сметчика, инженера по сетям, и коммерческого директора. Друг детства прекрасно справлялся с должностью директора по строительству. Все это давало постоянный оборот. И главное, обеспечивало достаток в семье.

Письмо пришло в особую папку. Папку, не имеющую отношения к строительству. Деньги эта папка иногда тоже приносила, но в данном случае, это были скорее дополнительные бонусы. Отправителей было много, но все они подразделялись на две категории. В одной выполнить поручение было «очень желательно», во второй исключительно «на свое усмотрение». Первая категория, это те, кто, когда-то предложил Виноградову эту работу, вторая категория, это люди, которых нашел сам Виноградов, создав, таким образом, свою сеть помощников. Любая работа шла в зачет. Будь она спущена от тех, чьим помощником был Виноградов или найдена кем-то из его сети. Если работа сделана, ее оплачивали. И, самое главное, здесь не было обязаловки. От выполнения любой заявки он мог отказаться без объяснения причин. Но случая не было, чтобы пришедшее в эту папку поручение не показалось Виноградову интересным. Именно интересным. Ему нравилось ковыряться с поставленными задачами. Благодаря этой папке, он мог вволю заниматься тем, что ему нравилось в этой жизни. Что являлось его призванием. Анализ и поиск истины. Каждый раз, этот процесс захватывал целиком, заставлял забывать о еде и отдыхе, отвлекал от всех мыслей и переживаний. В такие дни он был счастлив.

Он открыл письмо. Отправитель относился к категории – «на свое усмотрение». Обычный юридический консультант. В письме была анкета. И было сопровождающее послание. Пропал некий молодой парень. Требовался частный сыск. Дело несложное. Виноградов распечатал анкету заявительницы, положил перед собой. Форма анкеты была стандартной. Виноградов не вдумывался в суть вопросов, на которые отвечал потенциальный клиент. Это не входило в его обязанности. Ему приходили уже заполненные анкеты, которые он проверял, удостоверял и, в дальнейшем, по завершении работы прилагал к общему отчету. Через несколько минут, он откинулся на спинку. Впереди был целый день, на клиентку стоило выходить, собрав полную информацию. Проще говоря, надо пробить ее саму и ее друга, по соответствующим базам. Много времени не потребуется. Доступ был у самого Виноградова, если этого окажется недостаточно, то нужные знакомства также имелись. Виноградов довольно потянулся, и, решив выпить кофе, пошел в соседнюю комнату к кофе-машине.

******

Звонок в дверь застал Ксению в кухне, протирающей плиту. Одно пятно совершенно не желало выводиться. Она терла его уже минут двадцать. Движения ее становились все менее напряженными, энергия покидала тело, сменяясь усталой апатией. Звонок подбросил ее на месте. Она вздрогнула и стала тереть пятно, что есть сил. Опомнилась, замерла, кинула тряпку в угол раковины, бросилась в ванную, остановилась у двери, потрогала кончики волос… растерялась. Звонок повторился.

На цыпочках подошла к двери, прислушалась, спросила:

– Кто там?

– Виноградов, – отозвался густой, немного с хрипотцой голос, – мы говорили с вами по телефону. По поводу пропажи человека.

– А, да, да, – Ксения потянулась к замку, затем отдернула руку, – подождите, – крикнула она, – я сейчас оденусь.

– Жду, – спокойно ответил голос.

Ксения метнулась в ванную. Скинула халат, быстро натянула уже приготовленные джинсы и футболку. Поправила волосы, вернулась к двери, повернула замок. На пороге стоял мужчина лет сорока, среднего роста, может чуть выше, аккуратно выбритый, в темном костюме и легком демисезонном пальто. Довольно крепкого телосложения, но не тренированный, а скорее кряжистый, ширококостный. Лицо простое, без резких черт, серые глаза смотрят прямо, и, как показалось Ксении, немного грустно, или устало. В руках у мужчины был блокнот.

– Здравствуйте, – Ксения посторонилась, пропуская гостя.

– Здравствуйте, – ответил тот и вошел. Возникла заминка. Ксения стояла, молча, глядя на мужчину, он же в свою очередь ждал, приглашения. Не получив его, сам проявил инициативу:

– Где нам будет удобнее поговорить? – Спросил Виноградов.

– А, – Ксения растерялась, посмотрела в сторону комнаты, потом кухни, – может на кухне? Хотите чаю?

– Не откажусь, – кивнул Виноградов, он скинул пальто, повесил его на вешалку и последовал за девушкой.

Ксения терялась, это было заметно, она прикидывала, как правильно себя вести, что говорить. Открывала рот, но передумывала. Взмахивала рукой, но так же терялась и не доводила жест до конца.

– Не беспокойтесь, Ксения, – сказал Виноградов, усаживаясь за стол и открывая блокнот, – не нужно церемоний. Вести такие беседы для меня обычное дело. Вы заваривайте чай, а я параллельно буду задавать вам вопросы. Хорошо?

– Хорошо.

Ксения принялась суетиться у рабочего стола. В какой-то момент она замерла, вздохнула и принялась готовить чай уже спокойно. От того, что она стояла спиной к гостю, напряжение ушло само собой.

 

– Ксения, – начал Виноградов, глядя в блокнот, – в анкете, вы сообщили, что находились в детском доме с пятилетнего возраста. Это так?

– Да, – не поворачиваясь, ответила девушка.

– Что вы помните из того, что было до детского дома?

– Мало что…

– Какие-то события, лица, людей. Родителей своих помните?

– Меня часто об этом спрашивали, но я не помню. Какие-то рваные воспоминания. Наверное, у меня такая память, я плохо помню раннее детство. Некоторые люди очень хорошо помнят такие…

– В анкете вы сообщили, – без тени эмоций перебил Виноградов, – что готовы отдать все, чтобы найти пропавшего человека. Это так?

На миг Ксения замерла с уже занесенным над кружкой чайником, но задумчивость ее длилась лишь миг и она твердо ответила:

– Да.

– Так же в анкете вы сообщили, что имеете хобби. Увлекаетесь цветами?

– Да. Я хочу быть флористом. Мне…

– Еще вы написали, что считаете себя человеком успешным в жизни, – Виноградов сделал очередную пометку в блокноте, – как это понять? В чем вы видите свою успешность?

– Не знаю, – Ксения пожала плечами, развернулась, посмотрела на мужчину, отвела взгляд, задумалась, – мне показалось, что это вопрос о внутреннем состоянии. Как я себя ощущаю. Мне кажется неуспешный человек, это тот, кто всем завидует, ему все кажется плохим, а мне как-то…

– Понятно, – прервал Виноградов и положил ручку, он был доволен, и едва заметная улыбка появилась на его, лице.

Ксения поставила на стол чашки, достала конфеты и печенье. Ей пришлось бегать за ними в магазин и сейчас, глядя на непустой стол перед гостем, она ощутила удовлетворение. И даже не сдержала легкой улыбки. Села напротив Виноградова и развернула конфету.

– Простите, что пришлось начать со странных вопросов, – сказал Виноградов, – но, таковы правила. Теперь можно перейти к делу. Вы готовы?

– Да.

– Ксения, давайте сразу договоримся, что вы отвечаете на мои вопросы коротко и ясно. Готовы?

Ксения молчала несколько секунд. Виноградов неподвижно смотрел на нее. Наконец она решительно ответила:

– Да, спрашивайте.

Виноградов вновь взял ручку, полистал блокнот, нашел нужную страницу, уже заполненную ровным убористым подчерком, он пробежался по записям.

– Вы заявили об исчезновении человека. Алексея Васильевича Палеха. Это, ваш, сожитель, верно?

– Молодой человек.

– Знакомы вы с ним около года.

– Да.

– Его полное имя, он вам сам сказал, или вы видели его документы?

– Говорил, – раздумчиво ответила Ксения.

– Документы вы его видели?

– Видела.

– Вы внимательно изучали его документы? Или мельком? Что это было, паспорт, права на управление транспортным средством?

– Паспорт видела, – Ксения повела плечом, – а…

– Вы видели все его страницы? Адрес прописки, может еще какие-то пометки. Постарайтесь вспомнить.

– Я …, – Ксения опустила глаза, задумалась. – Нет, подробно я не смотрела. Как-то он лежал на столе, я взяла, открыла, посмотрела. Ну, так, не разглядывала.

– Алексей знал, что вы видели его паспорт?

– Да, он собирался на работу и забрал его.

– Как он отреагировал, на то, что вы взяли его паспорт?

– Нормально, – Ксения пожала плечами.

– Ксения, вы в Москве недавно?

– Около года…

– С Алексеем вы познакомились, когда приехали в Москву или раньше?

– Раньше.

– Он был в вашем городе, и вы познакомились?

– Ну, да…

– Кто был инициатором знакомства?

– Ну, – Ксения скривила рот, – не знаю, как тут у вас в Москве, а у нас мужчины всегда инициаторы знакомства. Как, по-вашему, я должна была подойти…

– Ксения, мне надо знать, чем вы занимались в вашем городе… – Виноградов прищурился, – в Шахунье?

– Училась, работала…

– На момент знакомства, вы работали?

– Ну, да…

– Где?

– Продавцом… на кассе… в Пятерочке…

– Как именно состоялось знакомство? Где это было, и при каких обстоятельствах. Если можно подробно, но не слишком. Видели ли вы раньше Алексея в городе, как он подошел к вам, что сказал… как завязались ваши отношения?

– На работе, – Ксения вытянула губы, – ну, потом встретил после работы. Ухаживал…

– Понятно, а он говорил, чем сам занимается? Где работает?

– Да, сказал, что занимается инвестиционными программами, много ездит, работает с банками и… – Ксения задумалась, вспоминая, – предприятиями всякими…

Виноградов сделал пометку в блокноте, поднял глаза, положил ручку.

– Скажите, Ксения, кто предложил перебраться в Москву?

– Он позвонил, сказал… – Ксения опустила глаза, повела плечом, – ну, в общем, предложил жить в Москве. Работы больше, больше зарплата. И вообще, перспективы…

– Ксения, – Виноградов помолчал, ожидая, когда девушка поднимет на него глаза, – скажите, как вел себя Алексей в Москве? Пропадал, может быть надолго, или вы видели его друзей. К вам приходил кто-нибудь в гости из его знакомых?

– Нет, – раздумчиво протянула Ксения, – он много работал, иногда сутками пропадал.

– Подолгу пропадал? – Виноградов кивнул. – А почему в этот раз его исчезновение вас насторожило?

Ксения задумалась. Хотела, что-то сказать, но открыв рот, некоторое время так и сидела, затем вытянула губы, пожала плечами, подняла руку и отвела в сторону.

– Не знаю, – она опустила глаза, свела брови, – почувствовала, что-то не так…

– Что именно показалось вам странным?

– Не странным…

Виноградов ждал

– Опасным, – неуверенно сказала Ксения. – Мне казалось, что это опасно.

– Что именно? – Виноградов свел брови.

– Он собирался снять со счета крупную сумму.

– С какой целью?

– Он не считал это опасным, – продолжала Ксения, игнорируя вопрос, – я сказала ему, но он сказал, что этот мир, мир наличных. Все сейчас все покупают за наличные.

– Собирался что-то приобрести?

– Он хотел, чтобы мы отправились в кругосветный тур, – на губах Ксении мелькнула тонкая улыбка. Не то тоскливая, не то смущенная.

– Что-то вроде свадебного путешествия, – попытался угадать эмоции девушки, Виноградов.

– Да, наверное.

– И он сказал вам, что собирается снять деньги именно в тот день?

– Да. Я подписала документы. Какие-то договора, страховые обязательства. Что-то такое…

– Читали внимательно?

– Нет, – протянула Ксения, – он показал, где подписать. Очень спешил …

– Почему он спешил?

– Надо было успеть все, хотел сразу и оплатить…

– После того, как подписали, он ушел, так?

– Ну да…

– Возвращался еще?

– Нет, ну я ему звонила, он сказал, что занят, наберет позже, а потом его телефон больше не работал. Я звонила целый день и ночь… – в голосе Ксении появилась слеза.

– Понятно, – Виноградов посмотрел на Ксению, заметив плаксивую гримасу, приподнял брови, – Мне надо чтобы вы еще кое-что сделали…

– Что?

Виноградов полез во внутренний карман пиджака, достал небольшую карточку. Прежде, чем показать ее девушке, с самым серьезным видом, предупредил:

– Ксения, я сейчас покажу вам фотографию, вы не торопитесь. Качество снимка не очень хорошее, но все же узнать, наверное, можно. Мне надо, чтобы вы очень внимательно посмотрели и сказали, знаете ли вы этого человека, видели ли его когда-то раньше. И вообще, знакомо вам это лицо или нет. Главное не торопитесь. Спешка не нужна. – С этими словами, Виноградов перегнулся через стол и аккуратно положил карточку на стол перед Ксенией. – Посмотрите внимательно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru