На пике соблазна

Линн Грэхем
На пике соблазна

Lynne Graham

Sold for the Greek’s Heir

© 2017 by Lynne Graham

«На пике соблазна»

© «Центрполиграф», 2021

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2021

Глава 1

Гонка для Джакса Антонакоса выдалась удачной. Сердце часто билось в груди: он испытывал ликование оттого, что показал неплохой результат, пока не вспомнил, что это просто шоу, организованное для благотворительного мероприятия. Придав лицу привычное сдержанное выражение, Джакс направился навстречу шумной многолюдной толпе.

Темные волосы взмокли и выглядели растрепанными после того, как он стянул шлем. Пронзительные зеленые глаза окинули собравшихся и заставили мечтательно вздохнуть всех женщин вокруг. После награждения его обступила пресса – фотографы слепили вспышками камер, журналисты задавали вопросы и пытались заполучить сенсацию, красотки изо всех сил пытались подобраться поближе, чтобы удостоиться его внимания. Ко всему этому он давно привык.

Джакс пробрался сквозь толпу, чтобы поздравить победителя гонки, действующего чемпиона мира.

– Для человека, который столько лет не садился за руль, это отличный результат! Ты заставил меня попотеть, старина, – признался Дирк с улыбкой. – Как по мне, тебе следует оставить свой модный офис и снова вернуться на трек.

– Вовсе нет! Джакс – настоящий бизнесмен! – Очаровательная брюнетка повисла у него на шее. – Спасибо, что пришел на помощь, после того как Стефан подвел меня. Ты знаешь, как я тебе благодарна.

Кэт Волтинос. Устроительница мероприятия.

Джакс нахмурился. Фотографы обязательно запечатлят их вместе, словно они пара. Однако это не так. Несмотря на желание отца поскорее женить сыновей, ни Джакс, ни его брат так и не завели серьезных отношений.

Джакс попятился. Кэт всегда ему нравилась, но им не стоит фотографироваться вместе, чтобы не ввести в заблуждение отца, который мечтает, что их брак свяжет две могущественных семьи.

– Давай выпьем? – предложила Кэт, поглаживая его по спине. – Я очень ценю то, что ты откликнулся и прилетел так быстро.

– У меня была веская причина, – туманно заметил он. – К тому же мы друзья…

– Я могла бы стать тебе гораздо ближе… – прошептала Кэт ему на ухо.

– Ради такой гонки стоило пролететь пол-Европы.

Джакс постарался подобрать слова, чтобы деликатно объяснить Кэт, что она впустую тратит время. Он с теплотой вспоминал их непродолжительный юношеский роман, однако не собирался жениться на женщине, которая переспала со всеми его знакомыми. Вероятно, он слишком старомоден, что не помешало ему снискать репутацию донжуана.

Впрочем, дело было не только в Кэт. Он просто не хотел связывать себя узами брака, обзаводиться детьми. Быть родителем непросто. Джакс в полной мере ощутил это на себе. Его детство нельзя было назвать счастливым.

Родители развелись. Их расставание было очень болезненным. Джаксу едва исполнилось два года, когда это случилось. На следующие двадцать пять лет отец напрочь забыл о нем. У него был старший сын от первого брака, Арго. Овдовев, Геракл женился на матери Джакса, очаровательной, но чересчур ветреной актрисе. Он так и не смог простить ей измену. Расплачиваться за ошибки Марианны пришлось ее сыну. У Джакса никогда не было настоящего дома. Ему негде было спрятаться от созерцания череды материнских романов и получить хоть какую-то поддержку. Джакс остался один на один с разводами Марианны, ее попытками самоубийства и регулярными курсами лечения от зависимостей.

Одно из его ранних воспоминаний, как он, трехлетний, дрожа от страха, прячется в шкафу. Джакс прятался от матери. Марианна приняла наркотики, и он знал, что она побьет его, если он покажется ей на глаза. В такие моменты она становилась особенно агрессивной. На публике мать была обожаемой всеми популярной актрисой, а дома, за закрытыми дверями, превращалась в настоящего монстра. Вот какой женщине его чадолюбивый отец доверил заботу о своем ребенке!

Но однажды все изменилось. Джаксу исполнилось двадцать шесть лет, когда Арго был застрелен грабителями. Геракл Антонакос на удивление быстро оправился от потрясения и вновь начал интересоваться младшим сыном. Марианны к тому времени уже не было в живых…

Джакс до сих пор не мог взять в толк, почему отец так внезапно изменил отношение к нему. Он наконец получил отцовскую поддержку и одобрение, о которых мечтал годами, и не раз задавался вопросом, как долго отец будет к нему благосклонен. Постепенно ему открылась обратная сторона славы – жизнь наследника империи Антонакосов была не так проста.

Джакс стал единственным сыном одного из самых богатых людей в мире. Теперь у него было больше денег, чем он мог потратить за всю жизнь. В какую бы из столиц Европы он ни приехал, его всюду преследовала пресса, к нему относились как к знаменитости. Женщины выслеживали его, как желанную добычу. Работа стала для Джакса своеобразным убежищем. Благодаря неисчерпаемым ресурсам отца у него появилась возможность реализовать множество амбициозных проектов, а деловое чутье, знания и упорство помогли ему приумножить семейный капитал.

Один из телохранителей протянул Джаксу сотовый телефон. Он скривил губы. Звонок от отца. Как предсказуемо! Геракл был в бешенстве. Он считал неоправданным тот риск, которому Джакс подверг себя, сев за руль болида. Джакс молчал. За последние два года он усвоил: не следует перебивать отца. После смерти Арго чувство страха за единственного сына у Геракла перешло все границы. Он хотел оградить Джакса от любых опасных мероприятий, и если можно было бы обернуть его ватой и спрятать в коробку, чтобы доставать и демонстрировать только в редких случаях, то он непременно так и поступил бы. Джакс ценил привязанность отца, хотя и не доверял ему до конца, но больше всего ему досаждали запреты и чрезмерная опека.

Джаксу пришлось смириться с тем, что его сопровождают телохранители. Несмотря на повышенное внимание к его персоне, он остался самим собой – независимым и очень упрямым. Когда ему было необходимо сбросить напряжение, он отправлялся в поход в горы, летал на самолете или нырял с аквалангом. Его постоянно окружали женщины, но ни на одной из них он и не думал жениться.

Зачем? Ему нравилось быть свободным, он не желал подчинять свою жизнь интересам семьи. Лишь однажды он изменил своим принципам и завел настоящие отношения, закончились они плачевно. После он никогда не заводил романов с женщинами. Он просто спал с ними. Джакс стал так циничен, что однажды переспал с невестой своего делового партнера, Рио, и едва остался жив.

Франка прокралась в его постель ночью после бурной вечеринки, все случилось раньше, чем он смог понять, кто его гостья. Девушка использовала его, чтобы не просто расстаться, а по-настоящему досадить своему ненавистному жениху. Позже Джакс узнал, что Франка страдала от алкогольной зависимости, и настоял, чтобы она прошла курс лечения. Но разве это его чему-нибудь научило? Куда там!.. После истории с Франкой он совершил еще одну ошибку. И на этот раз также не обошлось без женщины…

Нет, он и думать не хотел ни о женитьбе, ни о детях. Однако, рано или поздно, ему придется подчиниться требованиям отца и обзавестись наследниками. Об этом и о многом другом размышлял Джакс, наблюдая за тем, как Кэт спешит ему навстречу с парой бокалов и победной улыбкой на лице…

– Мне не нравится твоя работа. Это так унизительно, – проворчал Креон Тиаркис, когда дочь принесла ему его напиток.

Он был греком лишь наполовину, его матерью была англичанка, да и вырос он в Лондоне, однако, как и все истинные греки, придерживался патриархальных устоев.

– Папа, честный труд не может быть унизительным! – Люси задорно улыбнулась, от чего ямочки на щеках стали еще заметнее. – Не будь снобом. Я никогда не была и не стану такой, как ты.

Креон промолчал, не желая ранить чувства девушки. Он узнал о существовании дочери всего два года назад и не желал, чтобы она снова отдалилась. У Люси никогда не было полноценной семьи, отчасти это была его вина. Около года назад Люси оказалась в затруднительном положении. Забыв о гордости, она разыскала его и попросила о помощи. Люси появилась на пороге его дома с новорожденной дочерью на руках. Обе выглядели болезненно.

Сердце Креона преисполнилось любви, когда он подумал о крошке Белле, которая стала лучиком счастья в их с Иолой жизни. Они с женой встретили друг друга слишком поздно, чтобы завести собственных детей…

Ему нравилось, что Люси и Белла живут в его доме, но, будучи консерватором по натуре, Креон был убежден, что дочери необходимо выйти замуж, чтобы о них заботился достойный мужчина, когда его не станет.

Это было непростой задачей, после предательства того парня Люси окончательно и бесповоротно разочаровалась в мужчинах. Она стала очень недоверчивой и закрытой, тогда как у нее от ухажеров отбоя не было. Креон не без гордости отмечал, что Люси очень красивая женщина – стройная, как фарфоровая статуэтка, с копной светлых волос, гладкой молочно-белой кожей и ясными голубыми глазами. В баре, где она работала, мужчины восхищенно смолкали, только завидев ее. Люси получала больше чаевых, чем другие официантки, и его друг, владелец отеля, заверил Креона, что после того, как она стала работать на него, дела пошли в гору.

***

Люси ценила свою работу, хотя понимала, что отцу это не нравится. Быть матерью-одиночкой – слишком дорогое удовольствие. Без поддержки со стороны отца и мачехи она бы не справилась. Решение поступиться своими принципами и приехать к отцу в Грецию далось нелегко, однако жалеть о решении ей не пришлось. Креон оказался прекрасным отцом и заботливым дедушкой.

Она согласилась какое-то время пожить в их доме и с благодарностью приняла помощь Иолы, которая часто и охотно сидела с Беллой. Но Люси знала, что долго так продолжаться не может. Прилетев в Афины, она отчаянно нуждалась в помощи, но после нескольких месяцев работы она встала на ноги и отчасти обрела утраченную независимость. Пусть ее зарплата невысока, но она все же покрывала их с дочерью нужды. Это вселяло в нее уверенность.

 

Обслужив клиента, Люси заметила Андреуса, владельца бара и отеля. Он сделал ей жест подойти.

– Завтра утром в зале рядом состоится важная конференция, – сообщил он. – Я хочу, чтобы ты подавала напитки и закуски. Работы на пару часов, но я заплачу тебе как за целую смену.

– Я должна спросить Иолу, но, думаю, смогу, потому что по утрам она обычно дома. – Люси кивнула и заторопилась к другому посетителю.

Парень за стойкой попытался завести с ней разговор, выпрашивал номер телефона. Люси сдержанно отклонила его попытки познакомиться. Она не была заинтересована в отношениях. То, что она была незамужней и имела ребенка, наводило некоторых мужчин на мысли о том, что она не прочь закрутить короткий роман. Плавали – знаем. Это с ней уже случалось. Тогда она была юна и неопытна. Он стал ее первым мужчиной, сделал ей ребенка, а потом бросил. Она все еще чувствовала себя униженной и оскорбленной, обида не проходила, рана в ее душе отказывалась затягиваться… Именно поэтому Люси старалась не вспоминать ни его, ни то, что между ними было.

Вспоминать прошлое было бессмысленно. Это лишь причиняло боль. Люси по натуре была закрытой. Сдержанности и скромности ее научили годы, проведенные в приюте. Тогда же она разучилась доверять людям и, если кто-то покушался на ее свободу, отчаянно сопротивлялась.

Несмотря на все трудности, ее жизнь налаживалась. Она впервые смогла задержаться на одном месте и пустить корни. Люси чувствовала себя счастливой, и единственной ее заботой было как можно быстрее улучшить свое материальное положение, обзавестись собственным жильем и начать строить карьеру ради благополучия Беллы. Вполне вероятно, что в будущем она попросит отца оплатить для нее какие-нибудь профессиональные курсы или дополнительное образование, которое поможет ей устроиться на более престижную и высокооплачиваемую работу. Настало время принимать важные решения и вести себя по-взрослому.

«Ты заслуживаешь большего», – сказал ее отец, когда они встретились в Испании двумя годами ранее.

Люси забрала заказ с барной стойки, отнесла посетителю и погрузилась в воспоминания о тех беззаботных временах. Тогда она была юной и беспечной, не имела ни житейского опыта, ни четких представлений о будущем, мечтала лишь о большой любви. Жизнь жестоко проучила ее за наивность…

Приятельница, заметив, что Люси увлечена новым знакомым, предупреждала:

– Он переспит с тобой, а когда ты ему наскучишь, бросит и пойдет дальше. Парни вроде него не встречаются с девушками вроде нас, – говорила Тара.

На верхней губе выступили капельки пота. Воспоминания о пережитых мгновениях счастья пробудили в ней забытые чувства…

Люси тряхнула головой, отгоняя неуместные мысли. Ей до сих пор было стыдно за свою наивность, ведь она прекрасно знала, какими жестокими могут быть люди. Она не росла в семье, где ее любили и оберегали. Ей следовало понимать, во что она ввязывается…

Люси сделала глубокий вдох и снова принялась за работу – смена подходила к концу.

Вернувшись в свою комнату, которую делила с дочерью в просторном доме отца, она подумала, что ни к чему нельзя быть полностью готовой. Малышка спала в кроватке. На ее щеках выступил румянец. У девочки была смуглая кожа, темные вьющиеся волосы и зеленые глаза. Она была прекрасна, как ангел. На глазах Люси выступили слезы. Как бы она ни сожалела о том, что произошло, она была рада тому, что у нее есть дочь.

***

– Поужинай с нами в субботу, – попросила Иола за завтраком.

Мачеха была яркой брюнеткой сорока лет с улыбающимися глазами.

Люси вздохнула и принялась вытирать лицо дочки, перепачканное кашей. Она знала, что отцу будет приятно, если она проведет с ними вечер. Но это определенно будет сопряжено с нежелательными ухаживаниями со стороны молодых людей, которых Креон, уверенный в том, что ей необходим муж, выбрал для Люси.

– Мам… мам… – лепетала Белла, протягивая к ней ручки.

Люси вытащила девочку из стульчика для кормления, усадила на развивающий коврик с игрушками, поцеловала в кудрявую макушку и смущенно посмотрела на мачеху. Она чувствовала себя неблагодарной, когда отказывала в чем-то отцу.

– Мне просто не хочется ни с кем встречаться. Не сейчас. Вероятно, через несколько месяцев я буду чувствовать себя по-другому, – добавила она без должной уверенности.

– У тебя было болезненное расставание, и потом тебе через многое пришлось пройти в одиночку, – признала Иола. – Но твой отец – мужчина, и он этого не понимает. Я пыталась втолковать ему, что тебе нужно время…

– Вот именно! – воскликнула Люси и обняла Иолу за плечи. – Я просто не готова.

– Пойми, не все мужчины похожи на отца Беллы. В мире действительно немало достойных и заботливых, – напомнила Иола. – Я знаю это, как никто другой. Мне пришлось перецеловать немало жаб, пока я не встретила Креона.

Люси улыбнулась: мачеха действительно хорошо понимает ее. Несколькими минутами позже она вышла из дома и отправилась на работу. Отель располагался неподалеку, в фешенебельном районе Афин, в нем останавливались весьма состоятельные люди. Хозяин отеля был давним приятелем ее отца.

Креон и Иола познакомились, когда отец нанял ее в качестве помощника в компанию по аренде недвижимости, которая после ряда трудностей разорилась. Однако ему удалось восстановить репутацию, и сейчас его бизнес приносил неплохой доход.

За плечами Креона был развод. Первая жена, мать Люси, была ему неверна. Отец был честен с ней, даже когда говорил о ее покойной матери, и не пытался окружить себя ореолом святости. Креон рассказал, что когда-то был арестован за участие в организации финансовой пирамиды. Несмотря на его открытость, Люси так и не могла понять, каким образом он заработал состояние, позволявшее ему вести роскошный образ жизни.

Она знала, что Креон не пренебрегает азартными играми, делает ставки и не боится рисковать, инвестируя в то или иное предприятие. Чем бы Креон ни занимался, он во всем добивался успеха. Несмотря на это, она не была удивлена, когда узнала, что некоторые его дела были сомнительными, а сделки совершались на грани закона. Однако Люси закрывала на это глаза, в большей степени потому, что именно отец и Иола заботились о ней и Белле.

К тому же, рассуждала она, мир не состоит из черного и белого. Он красочный, многоцветный. Люди не могут быть только плохими или только хорошими. Никто не совершенен. Даже Джакса во время их романа она не считала безупречным. У него часто менялось настроение, он был чересчур самоуверен и пытался контролировать каждый ее шаг. Они нередко ссорились. Люси отказывалась уступать ему. Она была упряма и вспыльчива. Даже если бы они не расстались тогда, отношения не сложились бы, убеждала себя Люси.

У нее заныло в груди. Сердце было разбито – такова ее судьба… Не одна она пострадала от вероломства мужчины, это случилось и с Иолой, и еще с многими другими женщинами. Это был полезный опыт, который начисто лишил ее иллюзий и заставил повзрослеть.

В отеле менеджер проводил ее в просторный конференц-зал, где несколько недель назад провели дорогостоящий ремонт. Интерьер был роскошным, это должно было привлекать состоятельных клиентов.

Порой Люси грезила о том, что ее жизнь сложилась по-другому. Если бы у нее были богатые родители, она получила бы образование и могла бы стать бизнес-леди вроде тех, что она видела в лобби отеля. Однако ее судьба была предопределена. Брак родителей распался из-за того, что у ее матери случился роман.

– Аннабель всегда была уверена в том, что где-то там, за углом, ее ждет мужчина, который будет лучше предыдущего, – с горькой улыбкой рассказывал Креон. – Я был небогат, жил по средствам, тогда как она порхала в мечтах. Мы в то время жили в Лондоне, и она изо всех сил старалась найти деньги, чтобы открыть свое собственное дело. Но вышло иначе… После смерти моей матери отец вернулся в Грецию и вскоре заболел. Я должен был поехать к нему. Когда я уехал, не знал, что Аннабель беременна. Затем я связался с ней, сказал, что собираюсь вернуться, но она объявила, что между нами все кончено. Она нашла другого мужчину. Из того, что ты рассказала, я делаю вывод, что она, узнав о своей болезни, не хотела обременять меня. Но ведь она была беременна. Нет, я никогда не смогу этого понять…

Как и сама Люси. Креон говорил о ее матери с чувством. Она действительно верила, что отец собирался вернуться в Лондон, чтобы быть с ней. Но чем больше Креон говорил о красоте ее матери, о страстности, чувственности и желании нравиться и привлекать мужское внимание, тем сильнее становились подозрения Люси. Определенно, у нее был кто-то еще. Именно поэтому она рассталась с Креоном незадолго до того, как узнала о своей болезни, чем предопределила несчастное детство своего ребенка.

Люси было два года, когда Аннабель забрали в больницу. Единственное воспоминание, сохранившееся о матери, – прекрасная рыжеволосая женщина лежит в постели и кричит на нее. Поэтому у Люси сложилось впечатление, что она немного потеряла. Жизнь с такой матерью была не лучше, чем в приюте. Креон описывал ее как легкомысленную особу, озабоченную только своими проблемами. Такие люди не могут стать хорошими родителями, так как не были способны идти на жертвы, без которых невозможно вырастить счастливых детей. А затем Люси узнала, что была не единственным ребенком матери. Где-то на севере Англии росли две другие дочери Аннабель, ее сестры, родившиеся от предыдущих романов. Их воспитывала бабушка. Люси была потрясена этим открытием до глубины души.

Когда-нибудь она обязательно все узнает, но сейчас у нее не было денег для такого расследования. Все осложнялось тем, что она ничего не знала о своих сестрах. Креон также не знал или предпочел забыть о прошлом первой жены. Аннабель даже не удосужилась познакомить его со своей матерью. По его словам, Аннабель никогда не навещала девочек. Креон сказал, что это стало для него тревожным знаком, ведь она не была привязана к собственным детям.

Люси была рада, что имеет мало общего с собственной матерью, – она души не чаяла в Белле, рождение дочери стало для нее настоящим чудом. Но если бы она не влюбилась в Джакса, было бы лучше…

Она была раздавлена, когда он бросил ее. Расставание само по себе тяжелое испытание, но Люси еще и унизили. Ее грубо вывели с его яхты, а самого Джакса она больше никогда не видела.

Поначалу казалось, что и он влюблен в нее, но после разрыва Люси перестала верить в искренность его чувств. Для Джакса их роман был лишь интрижкой, и он подвел под их отношениями жирную черту. Один из членов команды обозвал ее шлюхой, выпроводил с полированной палубы и столкнул с трапа. Она упала, больно ударилась, получила несколько синяков. В тот момент Люси уже была беременна. Это было одной из причин, по которым она не рассказала Креону, кто отец Беллы. Пусть он думает, что его внучка появилась на свет по неосторожности, что Люси переспала с каким-нибудь другим парнем, с кем-то менее известным. Если он узнает правду, то, несомненно, станет преследовать Джакса, попытается отомстить или проучить.

Люси хранила молчание ради того, чтобы уберечь отца от необдуманных поступков. Он будет вне себя от ярости, если узнает, что Люси осталась без крыши над головой, притом что отец ее ребенка так богат. Богат, и к тому же грек. Эта информация станет еще одним поводом для гнева, ведь Креон очень гордился своим происхождением.

Люси давно пришла к мысли, что богатые, по-настоящему богатые люди неприкасаемы. Они не такие, как остальные люди. Они обладают властью и деньгами, держат мир в страхе, и Люси видела подтверждение этому всякий раз, когда ей на глаза попадался портрет Джакса на обложке журнала или статья о нем. Молодой миллионер всегда был окружен красотками и грозными телохранителями, никогда не оставался один и в то же время был недосягаемым. Его оберегали, держали на расстоянии так, словно он был редчайшим музейным экспонатом. Джакс Антонакос – известный предприниматель, миллионер по крови.

У Люси дрожали руки, пока она сервировала стол для кофе-брейка. От любви до ненависти один шаг, и теперь она ненавидела Джакса с той же страстью, с которой когда-то отдавалась ему. Он причинил ей много боли… Она никогда не сможет простить его за то, что он заставил ее скитаться по Испании. У нее не было ни работы, ни дома, ни денег.

В зал вошла компания бизнесменов, которые что-то оживленно обсуждали. Люси заняла позицию у стены, у стола с напитками и закусками, и опустила голову. Дверь снова открылась, в конференц-зал вошли несколько молчаливых мужчин в темных дорогих костюмах и с рациями. Они обошли зал и изучили вид из окна. Повышенные меры безопасности заинтриговали Люси. Вероятно, мероприятие должен посетить какой-то очень влиятельный гость. Вошли еще несколько телохранителей. Мужчины рассредоточились и заняли свои позиции по периметру просторного зала. Люси была готова расхохотаться. Все происходящее казалось ей фарсом. В конце концов, это обычная бизнес-встреча, разве не так?

 

В зал вошел Джакс, и насмешливая улыбка мгновенно слетела с ее губ.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru