Litres Baner
Степан Бандера и судьба Украины

Леонид Млечин
Степан Бандера и судьба Украины

Немцы убегают

Восстание против немцев и против гетмана возглавили Владимир Винниченко и Симон Петлюра. Вспыхнула настоящая партизанская война. По подсчетам начальника штаба оккупационных войск генерала Вильгельма Тренера, немецкие войска в этих стычках потеряли тридцать тысяч убитыми и ранеными.

30 июля 1918 года генерал-фельдмаршал Герман фон Эйхгорн, командующий группой армий «Киев», был убит. Это сделала боевая группа, которой руководили левые эсеры Борис Дмитриевич Донской и Ирина Константиновна Каховская. Всех причастных к теракту немецкий военно-полевой суд приговорил к повешенью. Но среди террористов была женщина. Ирине Каховской смертный приговор должен был утвердить сам кайзер. Пока ждали ответа из Берлина, она бежала из Лукьяновской тюрьмы.

Власть последнего гетмана на Украине оказалась недолгой, о чем очень многие потом горько пожалеют.

Николай Прокофьевич Василенко, ставший при гетмане министром иностранных дел, пересказывал свой разговор со Скоропадским. Тот спросил Василенко, верит ли он в самостоятельность Украины. Министр честно ответил, что не верит:

– Граница между Украиной и Россией искусственная и связи между Россией и Украиной такие крепкие, что не могут быть так прерваны.

Гетман сказал:

– Но мы должны действовать, как будто бы Украина самостоятельное государство.

– Я так действую, – согласился Василенко.

Точку в карьере Скоропадского поставили Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Точнее революция, внезапно разразившаяся в Германии. Она же перечеркнула надежды национально мыслящих украинцев обрести собственное государство. Сам Скоропадский позднее вспоминал: когда он в ноябре восемнадцатого получил от украинского посла в Берлине Теодора Рудольфовича Штейнгеля срочное сообщение о революции, то понял: «Это последний день моего гетманства».

Большевики в Москве торжествовали:

«Мы всегда говорили, что во время борьбы за социализм необходима диктатура, неограниченная железная власть пролетариата. Она необходима еще и потому, что против нее выдвигается другая диктатура – военная и монархическая диктатура империалистической буржуазии и помещиков.

И если на Украине трещит власть диктатора, то это потому, что против нее выступила диктатура рабочих и крестьян. Либо черная, либо красная диктатура – середины нет».

Немцам было уже не до Украины. Собственные войска гетман не успел или не смог сформировать. Киев защищали немецкие подразделения и немногочисленные добровольцы. 12 декабря 1918 немцы заявили, что намерены придерживаться нейтралитета. 14 декабря Павел Петрович Скоропадский отрекся от власти:

«Я, гетман всей Украины, на протяжении семи с половиной месяцев прилагал все усилия, чтобы вывести край из того тяжелого положения, в котором он находится. Бог не дал мне сил справиться с этим заданием, и нынче я, руководствуясь исключительно интересами Украины, отказываюсь от власти».

Бывший гетман уехал в Германию. Гетманских офицеров схватили войска Петлюры. Всех ждал расстрел, но их спасли немцы – это был прощальный подарок кайзеровской армии. Когда немцы возвращались на родину, то прихватили с собой всех офицеров, которые пожелали переехать в Германию.

Последний гетман провел в Германии остаток жизни. На склоне лет предлагал свои услуги гитлеровцам. Но не очень был им нужен, поскольку конкуренцию ему составили более молодые и энергичные украинские националисты. Павел Петрович Скоропадский погиб при бомбардировке авиацией союзников в самом конце войны – 26 апреля 1945 года.

После гетмана власть в Киеве взяла сформированная 13 ноября 1918 года Директория из пяти человек. Название предложил Владимир Винниченко, увлекавшийся историей французской революции. Он же стал председателем директории, провозгласившей восстановление Украинской народной республики и обещавшей стремиться к республиканским и социалистическим идеалам.

Как вспоминал один из членов директории, в городе царила «атмосфера безвластия и страха перед большевиками, что со всех сторон все ближе подходили к Киеву». Но когда в январе 1919 года директория объявила войну советской России, Винниченко категорически с этим не согласился, ушел в отставку и уехал из страны.

«Теперь мы не имеем ни доверия, ни порыва, ни веры в себя, – констатировал председатель Директории. – Чиновники пьянствуют, безобразничают, позорят нас. Приходится давать приказы, чтобы их за пьянство ловили, арестовывали и пороли шомполами».

Для украинских националистов Владимир Винниченко – пробольшевистски настроенный политик-неудачник. В Москве его, напротив, считали националистом и контрреволюционером. Всеукраинский съезд Советов объявил его «врагом народа». А Винниченко оставался социалистом. Ему, пожалуй, даже нравилась программа большевиков. За границей он держался подальше от антисоветски настроенных эмигрантов. Надеялся вернуться на родину.

После Гражданской войны большевики разрешили Винниченко вернуться на Украину. Большевики рады были популярному политику и писателю. Его назначили заместителем председателя республиканского Совнаркома. Но работать с новой властью он все равно не смог и опять уехал за границу. На сей раз уже навсегда. В годы второй мировой Винниченко (в отличие от Скоропадского) сотрудничать с нацистами не пожелал, и был отправлен в концлагерь.

Василь Вышиванный

Когда летом 1947 года в оккупированной Вене советские чекисты по приказу из центра арестовали владельца небольшой лакокрасочной фирмы по имени Вильгельм Габсбург и вывезли его в Киев, то для них это было рядовое дело. А ведь чекисты поставили точку в жизни человека, который был внучатым племянником императора Австро-Венгрии. После Первой мировой войны он вполне мог стать властителем независимой Украинской державы. Звали бы его тогда гетман Василь Вышиванный.

Раскол между восточной и западной частями Украины остро ощущается и сегодня. Сказывается историческое наследство. А сто лет назад вообще казалось, что между западными и восточными украинцами непреодолимая пропасть. Украинцы долго оставались разделенным народом. Одни были подданными Российской империи, другие находились по ту сторону государственной границы.

Галиция до первой мировой принадлежала Австро-Венгерской империи. Под властью австрийской короны проживало примерно четыре миллиона человек, которых украинские авторы именуют украинцами, а российские – русскими малороссийской ветви (см. «Вопросы истории», № 9/2005).

Когда началась первая мировая, украинский вопрос приобрел особую остроту. Обе коалиции желали привлечь украинцев на свою сторону. Это было сражение за умы и сердца миллионов людей. Украинцы хотели в обмен на лояльность получить свое государство.

Австро-Венгрия начала разваливаться еще до войны. Поляки, чехи, сербы – все населявшие многонациональную империю народы желали иметь собственное государство. Престарелый император Франц-Иосиф I постепенно уступал, сохраняя только фасад империи. И вел себя достаточно мягко с национальными меньшинствами.

Львов был официальным центром Галиции, здесь находился галицийский краевой сейм, здесь выходили газеты не только на польском, но и на украинском языке. Вот почему в среде национально мыслящей интеллигенции зародилась идея: Галиции суждено сыграть роль украинского Пьемонта – итальянской провинции, которая некогда объединила итальянцев в единое государство.

28 июня 1914 года в эрцгерцога Франца Фердинанда, племянника императора Австро-Венгрии и наследника престола, в Сараево стрелял восемнадцатилетний боснийский серб по имени Таврило Принцип.

Франц Фердинанд, женатый на чешке, был расположен к славянам, считал необходимым предоставить больше прав всем народам, населяющим Австро-Венгрию, и покончить с приниженностью славян. Наследник престола проявлял интерес и к национальным устремлениям украинского народа. Говорили, что он готов создать украинское королевство внутри Австро-Венгрии. Одна из выходивших во Львове газет назвала его смерть «катастрофой» для украинцев.

Убивать Франца Фердинанда было не только преступно, но и глупо. Даже тайная организация сербских офицеров «Черная рука», мечтавшая о создании Великой Сербии, и та высказалась против покушения на эрцгерцога. Но на Балканах эмоции часто берут верх над разумом…

– Мы были обречены на смерть, – меланхолически заметил министр иностранных дел Австро-Венгрии граф Оттокар Чернин, – но мы могли выбрать, как мы хотим умереть. Мы выбрали самый ужасный путь.

Когда вспыхнула первая мировая, 19 августа 1914 года, приказом верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича на территории Галиции, занятой российскими войсками, было образовано генерал-губернаторство. Временным военным генерал-губернатором Галиции стал генерал-лейтенант граф Георгий Александрович Бобринский.

А в Австро-Венгрии в том же августе украинские политики образовали Союз освобождения Украины – в надежде создать украинское государство под эгидой Вены. Самый известный деятель союза – Александр Филаретович Скоропись-Иолтуховский, бывший социал-демократ, который бежал из сибирской ссылки и обосновался в австрийской столице.

Русская армия вступила в Галицию, и появился манифест верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича с призывом включить эти земли в состав Российской империи:

«Достояние Владимира святого, земля Ярослава Осмомысла и князей Даниила и Романа, сбросив иго, да водрузит стяг единой, неразделимой и великой России. Да свершится дело великих собирателей земли Русской. Да поможет Господь завершить дело Великого князя Ивана Калиты».

Николай Николаевич обещал объединить все польские земли под «скипетром русского царя» и предоставить им самоуправление. Но это исходило от него лично, а не от императора. В Петрограде председатель Совета министров Иван Логинович Горемыкин пренебрежительно заметил коллегам по правительству:

– Великий князь может говорить, что хочет.

 

В любом случае манифест не вдохновил местное население, потому что Российская империя отвергала идею самостоятельной украинской нации.

В июне 1863 года председатель Киевского цензурного комитета Новицкий обратился к министру внутренних дел России Петру Александровичу Валуеву. Цензор возражал против издания Евангелия на украинском языке: зачем школьникам-украинцам читать Евангелие по-украински? И просил министра поддержать его мнение: «Образование по всей России производится на общерусском языке и употребление в училищах малороссийского наречия нигде не допущено».

Министр должен был выяснить позицию императора. Доложил Александру II: «Никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может». Министр предложил выпускать на украинском только художественную литературу, но не учебную, научную, религиозную. Император согласился.

А в мае 1876 года, находясь на курорте в Змее, Александр II подписал указ, фактически запрещавший украинскую литературу и театр:

«Не допускать ввоза в пределы Империи каких бы то ни было книг и брошюр, издаваемых на малороссийском наречии. Печатание и издание в Империи оригинальных произведений и переводов на том же наречии воспретить. Воспретить также различные сценические представления и чтения на малороссийском наречии, а равно печатание на таковом же текстов к музыкальным нотам. Не допускать к исполнению никакие пьесы и чтения на малороссийском наречии».

В Петербурге исходили из того, что галичане – русские. Посол в Вене Николай Николаевич Гире напомнил 8 февраля 1912 года министру иностранных дел Сергею Дмитриевичу Сазонову: «Восточная Галиция в официальных бумагах называлась Rot Russland (Червонная Русь), а население – russisch. Ныне австрийское правительство отрицает существование русского племени в Галиции». Пришли к выводу, что в Австро-Венгрии используют понятие «украинцы» только с одной целью: оторвать русинов от России (см. «Вопросы истории», № 9/2009).

А на Украине национально мыслящую интеллигенцию обижало непризнание украинцев самостоятельным народом. В Галиции была еще одна причина для противостояния России. Галичане принадлежали к униатской, то есть греко-католической церкви. Царское правительство униатской церкви не признавало. Желало изгнать католичество и унию, вернуть галичан в православную веру.

Глава униатской церкви Андрей Шептицкий обратился к пастве с призывом защитить Австро-Венгрию и сражаться против царской России:

«Идет война между нашим императором и царем Москвы. Войну ведут за нас, ибо московский царь не мог стерпеть того, что в австрийском государстве у нас есть свобода веры и народности; он хочет вырвать эту свободу, заковав в цепи.

В огне этой страшной войны куется для нас лучшая доля. Мы Божьей волей связаны с австрийской державой и династией Габсбургов; счастье и несчастье у нас общее; когда войско нашего императора победит, а по Божьей милости оно победит, нас ожидает более светлая и лучшая будущность. Будьте же до последней капли крови верны императору».

Сын графа Яна Шептицкого, он в 1888 году покинул австрийскую военную службу, перешел в униатскую церковь и принял монашество с именем Андрей. С 1900 года – митрополит Галицийской церковной провинции, архиепископ Львовский и Каменец-Подольский.

Департамент полиции докладывал:

«Шептицкий проникнут самой грубой ненавистью и злобой по отношению к Православию и России. И все, что только напоминает эти два термина, вызывает в нем самую отчаянную борьбу».

Русская армия наступала, и министр внутренних дел поручил начальнику штаба верховного главнокомандующего генералу от инфантерии Николаю Николаевичу Янушкевичу найти и арестовать униатского митрополита Шептицкого, а также наложить секвестр на его библиотеку и все бумаги (см. «Исторический архив», № 2/2002). Генерал Янушкевич доложил, что «неукоснительно исполнит это поручение – живым или мертвым доставит Шептицкого, а в случае надобности прикажет его прикончить».

Узнав об этом, министр иностранных дел России Сергей Дмитриевич Сазонов 3 сентября 1914 года обратился к императору с просьбой отказаться от идеи «насильственного устранения» митрополита Шептицкого: «Как ввиду его сана, так и общей известности, которой он пользуется; это могло бы лишь придать ему ореол мученичества и подорвать уважение к русской государственной власти».

Но было поздно. В начале сентября 1914 года Австро-Венгрия проиграла сражение под Львовом, ее войска откатились до Карпатского хребта. Когда российская армия заняла Львов, Шептицкого задержали.

Командующий VIII армией Юго-Западного фронта сообщил в ставку:

«Я Шептицкого вызвал к себе и предложил дать слово чести, что он никаких враждебных действий как явных, так и тайных, против нас предпринимать не будет; на таких условиях я разрешил ему остаться во Львове для исполнения духовных обязанностей. Он охотно дал мне слово, но, к сожалению, вслед за этим начал снова баламутить и провозглашать церковные проповеди нам враждебные. Тогда я выслал его в распоряжение главнокомандующего».

Князь Николай Александрович Кудашев, директор дипломатической канцелярии при штабе верховного главнокомандующего, 8 сентября 1914 года доложил министру иностранных дел Сазонову: «Шептицкий уже арестован и выслан из Галиции в Россию».

В подвале его дома во Львове в тайнике обнаружили переписку митрополита с Веной. Шептицкий надеялся на победу австрийской армии и предлагал императору Францу-Иосифу создать украинское государство.

Митрополита Андрея отправили в Киев, потом перевели в Ярославль. После революции, 8 марта 1917 года, Временное правительство по ходатайству министра юстиции Александра Керенского освободило Шептицкого. 19 сентября он вернулся во Львов еще менее расположенным к России, чем до войны.

Царское правительство не признавало униатской церкви. Февральская революция все изменила. 20 марта 1917 года Временное правительство отменило «вероисповедные и национальные ограничения», 14 июля приняло акт «О свободе совести». Отныне граждане России не делились по этническому происхождению и принадлежности к той или иной церкви.

Временное правительство проделало немалую работу, внеся изменения в Законы о состоянии, Положение об инородцах, Положения о наказаниях, Устав гражданского судопроизводства, Устав о воинской повинности, Уставы иностранных исповеданий. Униатская церковь больше не воспринималась как антигосударственная.

В конце мая 1917 года собрался первый собор греко-католической церкви, на котором учредили экзархат греко-католической церкви. Важное событие для униатов – в тот исторический момент, когда западные украинцы попытались образовать свое государство и отстоять независимость.

Первая мировая война нанесла Австро-Венгерской империи последний удар. В ноябре 1916 года император Франц-Иосиф I, символ империи, умер. Незадолго до смерти, 4 ноября, он подписал рескрипт о самоуправлении Галиции. Слишком поздно и слишком мало, чтобы остановить развал Австро-Венгрии! 15 сентября 1918 года армия империи просто развалилась.

Смирившийся с происходящими вокруг революционными переменами новый император Карл I Габсбург, человек не сильной воли, объявил, что отказывается от участия в государственных делах. Последним указом он превратил империю в союз государств и предоставил всем народам автономию. Но оставаться в составе единого государства никто не пожелал. 17 октября независимость от Австрии провозгласила Венгрия. Вслед за венграми империю покинули и другие народы. Последний император Карл тихо исчез. Он умер на острове Мадейра в 1922 году от гриппа.

Небольшая по размеру Австрия больше ни для кого не представляла угрозы. В 1919 году она была похожа на сироту. От империи остались дворцы и множество чиновников, которых нечем было занять. Один народ за другим объявлял о своей независимости. Чехословакию создал Томаш Масарик, Польшу – Юзеф Пилсудский. Ярких лидеров такого масштаба на Украине не оказалось.

18 октября 1918 года во Львове украинцы – депутаты австро-венгерского парламента и местных собраний, представители культурных и общественных организаций торжественно сформировали Национальную Раду и заявили о переходе власти к украинскому народу. На следующий день Рада объявила, что объединяет Галицию, Северную Буковину и Закарпатье в единое государство.

1 ноября провозгласили создание Западно-Украинской Народной Республики и сформировали державный секретариат (правительство). Главой Западно-Украинской Народной Республики стал Евгений Емельянович Петрушевич, адвокат по профессии.

Приступили к формированию Украинской галицкой армии. Главнокомандующим назначили генерал-майора царской армии Александра Петровича Грекова. Он окончил Николаевскую академию генерального штаба, во время Первой мировой войны служил начальником штаба армейского корпуса на Юго-Западном фронте.

На территории Западно-Украинской республики жило примерно шесть миллионов человек. Слишком мало, чтобы защитить свою независимость. Но у кого искать помощи и защиты?

Еще во время мировой войны некоторые видные фигуры во Львове предлагали императору Францу-Иосифу создать украинское государство под властью его внучатого племянника – молодого эрцгерцога Вильгельма Габсбурга, третьего сына эрцгерцога Карла Штефана. Его отец претендовал на польскую корону и был полонофилом. Когда сын увлекся украинской идеей, отец от него отрекся.

«Пора была горячая, – вспоминал сам эрцгерцог Вильгельм, – и каждый, кто имел на то хотя бы малейшее основание, объявлял себя представителем любой династии и стремился к любому возможному престолу. Я же никакой борьбы за престол вести не собирался».

Вильгельм Габсбург лукавил.

Молодой эрцгерцог был весьма колоритной фигурой. В первую мировую командовал украинским легионом в составе австрийской армии. В 1917 году обещал, что после войны реорганизует Восточную Галицию и Буковину в единую провинцию внутри Австрии. В 1918 году стал полковником сечевых стрельцов. Теперь уже именовал себя на украинский манер – Василь Вышиванный. Принял униатство.

Когда на Украину вошли немецкие войска, то в штабе оккупационных войск рассматривали кандидатуру Вышиванного на роль хозяина края. Но он считался австрийским ставленником. Предпочли гетмана Скоропадского.

Галичане традиционно ориентировались на Вену. Киевские украинцы – на Берлин. Австрийцы хотели удержать украинские этнографические земли в рамках своей империи. Но не осмелились поддержать эрцгерцога Вильгельма, дабы не ссориться с немцами.

«Если бы принц моего дома принял титул гетмана с моего согласия, – объяснил император Карл эрцгерцогу Вильгельму, – это вызвало бы большие трудности в наших взаимоотношениях с Германией. Хотя мне и желательно, чтобы ты дружественно относился к украинским элементам и завоевывал симпатии украинцев, все же пока не следует предпринимать каких-либо решительных шагов».

Когда австро-венгерская армия развалилась, подчиненный Василю Вышиванному украинский легион сечевых стрельцов присоединился к армии Западно-Украинской республики. Эрцгерцог поклялся быть «верным гражданином новой республики».

«Прозвище «Вышиванный», – рассказывал эрцгерцог, – мне дали в 1918 году за то, что я носил вышитую украинскую рубаху. Я служил в 13-м уланском полку, состоявшем в основном из украинцев. С украинцами сжился, перенял их традиции и в то время был таким же «патриотом-украинцем», как и все украинцы. К румынам я не хотел. У Деникина мне было нечего делать. Поляков я ненавидел. Выход был один – только к Петлюре и Петрушевичу».

Современные украинские исследователи уверены, что Вильгельм Габсбург был искренним борцом за национальную идею. Ему понравилась неповторимая краса Карпат, мелодии гуцульских песен и поэтика украинского языка. Но в ту пору украинофильство Василя-Вильгельма мало кто принимал за чистую монету. Его хотели использовать против гетмана Скоропадского.

«Скоропадский был моим политическим противником, – вспоминал эрцгерцог. – В 1918 году он требовал от немцев моего удаления из пределов Украины. Генерал Болбачан и полковник Петрив в беседах со мной высказывали недовольство проводимой Скоропадским политикой и предлагали мне объединить войска для организации переворота, чтобы в дальнейшем возглавить Украину…»

Бывший штабс-капитан царской армии Петр Федорович Болбочан сам пытался стать диктатором Украины. Зазывал к себе всех бывших офицеров. Но Симон Петлюра его переиграл. Объявил Болбочана вне закона и в июне 1919 года расстрелял.

Полковник царской армии Всеволод Михайлович Петрив стал военным министром Украинской народной республики. В эмиграции – одним из руководителей Организации украинских националистов*. Когда летом сорок первого, после отступления Красной армии, во Львове ОУН* попытается создать свое правительство, Петрива назначат военным министром…

Любопытна дальнейшая судьба Василя Вышиванного. После Гражданской войны он через Польшу перебрался в Германию. Обосновался в Мюнхене. Собирал вокруг себя сторонников создания независимой Украины, которые съезжались в Баварию и проходили боевую подготовку. Это продолжалось до тех пор, пока полиция не задержала нескольких боевиков, признавшихся, что принадлежат к секретной военной организации, которая борется за независимую Украину. Боевой подготовкой руководили немецкие офицеры. Занимался этим капитан Эрнст Рём, будущий соратник Гитлера и начальник штаба штурмовых отрядов. Василя Вышиванного выслали из Германии.

 

Он жил во Франции. В 1935 году в Париже его заочно приговорили к пяти годам тюрьмы за подделку банковского чека. Не дожидаясь вынесения приговора, уехал в Вену. Здесь он основал лакокрасочную фирму. Никак не предполагал, что после падения третьего рейха им заинтересуются советские чекисты.

23 июня 1947 года сотрудники управления контрразведки Центральной группы советских войск, расквартированные на территории оккупированной Австрии, арестовали в Вене бывшего полковника Украинской галицкой армии Вильгельма Габсбурга? За что? В чем его обвиняли?

«В 1918 году, являясь командиром группы австро-венгерских войск, в состав которой входил украинский легион «сечевых стрельцов», принимал активное участие в оккупации немцами Украины. Впоследствии примкнул к Петлюре. Проживал за границей, поддерживал связи с руководителями украинского националистического подполья – Коновальцем и Скоропадским. Сотрудничал с французской разведкой. Организовал встречи и переговоры между представителями французской разведки и ОУН* Бандеры. Занимался активной шпионской деятельностью против советских войск в Австрии. Вербовал для этой цели агентуру».

Во время второй мировой войны бывший эрцгерцог действительно помогал французам, которые вели подпольную работу против нацистского режима. Но к моменту его ареста уже шла холодная война, и французы воспринимались вовсе не как союзники по антигитлеровской коалиции, а как враги. Так что в глазах советских чекистов это было преступное сотрудничество с западной разведкой.

В Киев, где Василь Вышиванный когда-то мечтал быть человеком номер один, его доставили под конвоем. 20 мая 1948 года министр госбезопасности УССР генерал-лейтенант Сергей Романович Савченко утвердил обвинительное заключение. 21 июля особое совещание при МГБ СССР приговорило Василя Вашиванного к двадцати пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Просидел он меньше месяца. 18 августа скончался в тюрьме № 1 управления внутренних дел Киевской области. Причина смерти: двусторонний туберкулез легких.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30 
Рейтинг@Mail.ru