Litres Baner
Выбор фабулы

Леонид Александрович Машинский
Выбор фабулы

***

На берегу подсолнечного моря

Живу, не замечая слёз и горя,

В посёлок захожу купить сардин

И пиво пью на площади один.

Моя душа цветёт павлиньим цветом –

Недаром уродился я поэтом –

Цветастые осколки бытия

В поэзию преобразую я.

И из душистых сердцевин растений,

Из тяжких вздохов и глухих сомнений,

Из твёрдых истин и грибной трухи –

Я потихоньку делаю стихи.

30.08.10

***

О Боже мой, как странно всё на свете –

И дни минувшие, и дни сознанья эти!

Я пребываю в поле тёмных струн,

Уже не юн, но вроде как и юн.

Твержу стихи, а думаю о прозе,

Грешно сказать – о соловье и розе.

Увы, но соловей конечно я,

И безответна розочка моя.

Бессмысленно, бесстыдно, беспощадно

Проходит время. И пускай, и ладно!

В конце концов, когда оно пройдёт,

Мне кажется, на рану капнет йод.

06.10.10

Ожидание любви

Есть в городе большом один заветный дом,

А в доме том большом – заветная квартира.

Я был когда-то там, но я забыл о том –

Лишь тлеющий намёк – как из иного мира.

Я приходил туда, я жил, я ждал. И вот

Ты появлялась вдруг, и исчезала снова.

И было ясно мне, что брать нельзя в расчёт

Ни жеста твоего, ни сказанного слова.

Всё грёза, всё тщета. Лишь в зеркалах ловил

Я изредка твой взгляд. В нём – лёгкое волненье,

Сочувствие, и всё. Но мне хватало сил –

Чтоб не бежать вослед – впадать в оцепененье.

Ты каждый раз легко бросала кров, взамен

Себя, давая мне пустое помещенье.

Вдыхая аромат от мебели и стен,

Я как бы наяву вступал с тобой в общенье.

Никто не гнал меня неделями. Сюда

Я возвращаться мог с прогулки и с работы,

Нося в кармане ключ. И я не знал стыда,

Живя в чужом дому, и я не знал заботы.

Я счастлив был почти, поскольку точно знал:

Когда-нибудь опять ты через эти двери

Войдёшь, и я вернусь к началу из начал,

К затерянной в быту, но не умершей, вере.

Я здесь, я жду тебя. Надежды больше нет.

Но есть твои следы остывшие… И всё же

Во глубине моей любви не гаснет свет,

И прошлое на сон и на мечту похоже.

22.01.11

***

Перечень безумий серых,

Куча ползающих мух.

Дух теряется в химерах,

Утопает в лени дух.

Лень как мёд, но привкус горек;

И безумное вино

Всех невычерпанных зорек

Заливает мне окно.

И за липким покрывалом

Нет ни дома, ни звезды.

Только мерином усталым

Сердце рвётся из узды.

Сколько времени осталось?

Чем закончу? Что зачну?

Непомерная усталость

Клонит помыслы ко сну.

Песни выпиты и спеты,

Плод нежнейший стал сморчком.

Кисельком разит вдоль Леты,

Лета пахнет молочком.

27.05.11

Жара в городе

Полным-полно обрюзгших лиц,

Оцветших глаз и мёртвой воли…

Но всё же в лучшей из столиц

Я вновь брожу один, как в поле.

Трава ещё не доцвела,

Но склонна подводить итоги.

Избыток летнего тепла

Дурманит голову и ноги.

Любовь, вступив в свои права,

Меня ведёт, как гид с указкой;

И снова кажется Москва

Мне недосказанною сказкой.

26.07.11

Из почти далека

Пребывая едва, но пока наплаву,

Я почти издалёка смотрю на Москву.

Напрягая усталые чувства,

Вижу странный бесформенный сгусток.

Сразу трудно понять из почти далека:

Не желудок ли это больного быка?

Не кусок ли какого-то клея,

На который все никнут, хмелея?

То ли там муравьи? То ли полчища мух?

Но над нею клубком подымается дух

И, тяжёлый, катится к востоку,

И на пажити капает соком,

Золотой ядовитой мочой.

И, гадливо кривясь, я целуюсь с Москвой –

Потому что, кода ты далёко,

То становится так одиноко!

Но тот час ударяет мне в голову смрад,

И хочу я залезть как улитка назад,

В скорлупу своей слабости лютой,

Где все грозы во мне перегнуты

И завязаны прочно в узлы.

Но в кипенье и бульканье мглы,

В сохлых руслах свербящих извилин,

Я ещё не настолько бессилен,

Чтоб порою наружу не вытянуть глаз

И взирать перископом сквозь реющий газ

Со злорадством зарвавшегося червяка

На большую Москву из почти далека.

27.08.11

***

Не взлететь, так хотя бы сквозь прах прорасти,

Стать под солнышком юной травой.

Как речная волна – набегающий стих,

Как песок – серый разума слой.

Снова в море сбежать постаревшей водой,

Не взлететь, так достигнуть до дна,

Где не этот закон, а какой-то другой,

Где в законе ясна глубина.

Приподняться хотя бы чуть-чуть, на носки

Встать и выдохнуть в небо застой.

И успеть, опроставшись от злостной тоски,

Осознать, что и вправду живой.

Пить из полных небес эту синюю глушь,

Что течёт, как сквозь прорванный шлюз.

Предстоящее сверху вместилище душ

Постараться запомнить на вкус.

27.08.11

Ночные думы

Тебя гнетут ночные думы.

А жизнь всё длится, несмотря

На то, что мало в ней изюма.

Зато – в ней твёрдость сухаря.

Мелькнут прекраснейшие виды,

И вот уже, роняя яд,

Проходят прежние обиды –

И бесконечен их парад.

Теплом повеет, станет сладко…

Но слишком мыслей ткань тонка –

Они без должного порядка

Меняются, как облака.

Опять тревога, немощь, горе

И приступ страха… Но чуть-чуть –

И снова благость: лес да море,

Поля и, в даль зовущий, путь.

Так, пребывая миг за мигом

В томленьи духа до утра,

Ты стонешь под жестоким игом.

Итог же прост: Вставать пора.

29.08.11

Осенний дождь

Темно и холодно в лесу –

Ни белого, ни мухомора.

Брожу, ища душе простора,

Травинку сохлую сосу.

Вот ветер пробежал насквозь,

И дерева роняют листья.

Теряю похоть и корысть я –

Стою задумчиво, как лось.

Вот капля с неба сорвалась,

За ней другая, третья, много…

Темнеет жёлтая дорога,

И я скольжу, ступая в грязь.

Но, несмотря на неуют,

На хлёсткий ропот мокрых веток,

Сосредоточен я и меток –

Душою там, а плотью тут.

И потому с меня вода

Стекает ласково, как с гуся –

И таю в Вечности, не труся,

Что кану вовсе никуда.

09.09.11

Долги

Живёшь, живёшь… И вот придут долги.

Сидеть удобно – не хватает места.

Но вспомнишь, что имеешь две ноги

И что закваска зреет в недрах теста.

И вот – восходит праздничный пирог,

И я почти взлетаю, лишь немного

Отталкивая землю. За порог

Зовёт меня великая дорога.

Я ухожу опять в сырую даль

И потеряться без вести не трушу,

И русская бредовая печаль

Переполняет страждущую душу.

21.09.11

***

В дебрях солнечного дрока,

Где купаются шмели,

Так легко и одиноко

Отрываться от Земли.

Можно сразу стать свободным,

Если твёрдо выбрать путь –

Полетишь куда угодно,

Стоит почву оттолкнуть.

Студит ногу, греет око

Белоснежный минерал.

Так легко и одиноко

Я давно не умирал.

08.10.11

Прелести судьбы

Изъяны есть в твоей судьбе,

Но на ногах стоишь ты прочно.

Коль суждено сгореть тебе,

То не утонешь ты уж точно.

Преодолев крутой этап,

Катись вперёд легко и прямо –

Ведь если встретился ухаб,

То за ухабом будет яма!

Ты инвалид, твой бледен вид,

Тебя ограбили злодеи.

Но ты избит, а не убит,

А значит – сделался сильнее.

На ранку йод – и всё пройдёт,

Уже настала перемена.

А вот и новый поворот,

Хоть редька и не слаще хрена!

Ты говоришь, терпеть невмочь

И ты не видишь смысла в этом?

Но ты забыл о том, что ночь

Темней всего перед рассветом.

Свисти свисток! Труби труба!

Играй гитара! Пой гармошка!

Всех приласкает нас судьба –

Осталось ждать совсем немножко!

21.10.11

Ад детства

Так ли годы детства сладки?

Все особы малых лет

Терпят взрослые порядки:

Тут запрет и там запрет.

Радостей совсем немного –

Только ждёшь: Когда? Когда?

А родителей – не трогай –

Отдыхают господа.

Далеки, как звёзды, цели,

И к тому же – как на зло! –

Время длится еле-еле,

Скорости не набрало.

Прививают чувство долга –

Каждый день с утра муштра.

Страшно, скушно – ненадолго

Утешает лишь игра.

Да, моментики бывают:

Чудом вырвешься из уз –

Сны и грёзы оживают –

Вот он, свежий воли вкус!

Но прогулки без указки

И не из-под палки труд -

Допустимы только в сказке…

Вспомнят, схватят, отберут

Да найдут погорше средство

И промоют средством рот.

Вот оно какое, детство! –

Да когда ж оно пройдёт?

25.10.11

Мел

Здесь когда-то море было,

Миллиарды малых тел

В нём нашли свою могилу,

Чтобы превратиться в мел.

Миллионы поколений

Превратились в белый прах,

Чтоб империя растений

Утвердилась на мелах.

Всё теперь в цветах и пчёлах;

Мел твердыня, а на нём –

Мягкий след деньков весёлых,

Современный чернозём.

___

Существует выбор даже

Там, где вроде нас уж нет.

Если сверху мажут сажей,

Можно сохранить скелет.

 

И из тех, кто загнан в угол,

Остаётся кто-то бел.

Кто-то превратится в уголь,

Кто-то превратится в мел.

27.10.11

***

Геминиды остались в тумане,

И Луна – в облаках не видна.

Образ времени – дырка в кармане,

Принцип чей – неимение дна.

Каждый день обозначен потерей

И упущенным часом богат.

Естество, утверждённое в вере,

Разъедает сомнения яд.

Люди делают жизнь выносимой

И выносят её до конца.

Разум светит звездой негасимой

В темноте костяного ларца.

14.12.11

Возвращение

За стеною солнце землю жарит,

Выступая с неизменным блеском.

Загодя проснувшиеся твари

Вяло вверх ползут по занавескам.

Я пойду по насту прямо в гору,

Вверх по простыне крахмальной марта.

Что с горы открыться может взору?

Белизной запятнанная карта.

От сверканий временами зренье

Меркнет, облик тени создавая

Там, где только яркое горенье

И свободы сфера голубая.

Облаками помыслы проходят,

Чистоту весны не нарушая;

И с небес вручается природе

Радость, не испытанно большая.

Я боюсь в потоке задохнуться.

Но лицо простору подставляю…

Скоро птицы, скоро все вернутся -

Аккурат к обеденному чаю.

08.03.12

В ожидании дождя

Нахлынут образы и мучат:

Вот здесь – один, а тут – другой.

И память – как большая туча,

Но дождь проходит стороной.

Для связного рассказа надо

Найти связующую нить;

Но не хватает мне заряда,

Чтоб блеском полночь озарить.

Сквозь тьму лишь звёзды светляками

Сюда проглядывают вдруг,

И я пугливыми руками

Дверной нащупываю крюк.

Открою и впущу свободу

В глаза и в лёгкие сквозь нос;

И, может быть, уронит воду

На нас ведро созревших гроз.

Потянет благодатным шумом

Из майских заповедных рощ,

И по иссохшим в грёзах дюнам

Начнёт плясать насмешник дождь.

10.03.12

***

***

Без страсти жизнь приобретает

Довольно блёклые тона.

Предмета воле не хватает,

Но лёгкость ей теперь дана -

Она, как шарик, возлетает

В пространство серое со дна.

Меридианы, параллели…

Лети! Куда? Туда. Зачем?

Свобода без особой цели

Непривлекательна совсем.

Пока мы пребываем в теле,

Нам одиноко без проблем.

Нет, в этом ангельском летанье

Соблазна я не нахожу.

Ещё нужны мне испытанья -

Я вкусом плоти дорожу,

Свои воздушные скитанья

Без сожаленья отложу.

11.03.12

Песня странствий

О песня странствий! Ты в душе моей

Опять струной рассветной засвербела.

Дни всё длинней, и тяга всё сильней

Свои стопы использовать для дела.

Идти по грязным улицам на юг,

Искать сухого ветра и впервые

За этот год цветы увидеть вдруг,

Потрогать их, и высказать: "Живые!"

Бежать, как вниз с горы бежит вода,

Лететь, как пробудившаяся муха.

Печаль труда и тяжкие года

Убрать, как путину, с ока духа.

Вся жизнь – движенье, и Земля – юла,

И небо – воплощенье карусели.

О, сколько раз уже весна цвела! -

А я имел в виду другие цели.

Лишь тот способен явью сделать сны,

Кто не боится беспощадной воли.

Просторы всеобъемлюще ясны,

Они принадлежат тому, кто в поле.

20.03.12

Весеннее состояние

По крышам мира хлещет ветер,

Вода бежит, крича "Пусти!",

Цветы, как маленькие дети,

Сквозь снег пытаются расти.

Весна раздвинула границы,

И, разрушая серый быт,

На сладкий сон цветные птицы

Слетают с неземных орбит.

На солнце сердце обомлело

И в луже тает не спеша,

И новой ласки просит тело,

Хотя бесчувственна душа.

22.03.12

Внутренняя собака

Душа моя – распахнутая рана,

Покинутое солнцем дно цветка.

Себя из темноты своей достану

За шкирку как незрячего щенка,

Встряхну и положу под батарею,

Себя, чтобы обсохнуть мне в тепле.

Денёк-другой и, может быть, прозрею,

А там, глядишь, привыкну на земле.

Во мне живёт раздвоенность. Из мрака

Душевного ночами на луну

Невидимую вою как собака

И продолжаю выть, когда усну.

25.03.12

Пауки

Ждут добычи пауки,

По углам упорно сидя.

На подъём они легки

И на Бога не в обиде.

Он им вдосталь дал ума

Для фигурного плетенья.

Муха в сеть влетит сама,

Если проявить терпенье.

Ну, а если спит еда?

Если за окошком вьюга?

Что поделаешь, тогда

Есть приходится друг друга.

Не брезглив паучий род -

В том побед его причина.

Если где-то жизнь идёт -

Значит там и паутина.

26.03.12

О тепле

Люблю источники тепла,

У них и жизнь моя текла.

Конечно, были и морозы,

Они бодрили раз иной.

Но без тепла – ни трезвой прозы,

Да и стихов – ни Боже мой.

Недаром наши силачи

Лежать любили на печи.

Хотя порой они вставали

И знатный наводили шмон,

И ими вороги бывали

Отлуплены со всех сторон.

Когда в полях царит зима,

Печь не даёт сойти с ума.

Приятно, с нею рядом сидя,

Былые вспоминать бои.

Так, в духоте, да не в обиде,

Мы коротаем дни свои.

Хотя теперь, войдя под кров,

Мы чаще греемся без дров.

Центральным отопленьем, газом

И электричеством уют

Мы создаём. Нашёл наш разум

Возможность наш уменьшить труд.

Пока есть жар от батарей -

И ямб пребудет и хорей.

В Российском нашем царстве Духа

Любовь к теплу цветком цветёт.

Увы, пророки шепчут в ухо,

Что скоро весь растает лёд.

Коль грянет эта благодать -

Мозги придётся охлаждать.

30.03.12

***

Жду красоты

Из пустоты.

Весна идёт сама собою,

И слово падает любое

В карман с поющей высоты.

Моя рука

Как пух легка.

Она со стаей птичьей рядом

Летит невидимым снарядом

И ловко доит облака.

Вот в чём секрет:

Желаний нет.

Уснуло небо на ладони,

Мир покорился без погони

И без решительных побед.

Вот в чём беда:

Нужна еда.

Душа беспечна как синица,

Но, чтобы ей не испариться,

Потребна толика труда.

Опять иду

Ловить звезду

И оставляю настежь двери.

Моя звезда течёт по сфере,

Как по светящемуся льду.

31.03.12

Окрестности Павловска (Воронежского)

Сосновые посадки

Кругом на километры,

В которых без оглядки

Разгуливают ветры.

Снаружи нет опушки,

Подлеска никакого.

Колючие макушки -

Как будто без основы.

Как будто бы согнали

Сюда деревья в стадо,

И те в большой печали,

Что здесь расти им надо.

Растерянные лица

У молодых сосёнок -

Им будто небылица

Привиделась спросонок.

Все шевеленья мира -

Для них сплошное чудо,

И нет ориентира

Средь ветренного гуда.

И я стою, накрытый

Кипеньем бесшабашным,

И мне – слететь с орбиты

Уже немного страшно.

И вот, сминая весом

Ошмётки павшей хвои,

Спешу сбежать из леса

Во что-то городское.

02.04.12

Соловей

1

Такое утро, что сойти с ума.

Я выглянул в окно и засмотрелся.

Как соловей, апрель к концу распелся.

Бесповоротно кончилась зима.

Уже серёжки сбросил лес с ветвей,

Уже раскрыла глазки медуница.

И горизонта вечная граница

Нас в тишину зовёт, как соловей.

Всё расцветает на краю моём.

У неба цвет и привкус жизни новой.

Груз быта осыпается половой.

Прокашляюсь и гряну соловьём.

2

Ох, не спугнуть бы птичку – пусть поёт,

И всё же – подобраться бы поближе.

Слова любви певца и с ними иже

По жилам растекаются как мёд.

Цветистый шёлк и тающий ледок,

И из ковша глоток воды студёной -

Всё в этом крике красоты влюблённой,

Спешащей перелиться за порог.

Ликую, речь с дыханьем затая,

Рейтинг@Mail.ru