Кей&Джема

Лена Сокол
Кей&Джема

11

Легкий ветерок играл с ее волосами. Она медленно двигалась в сторону бара. Расправила плечи, подняла подбородок, вдохнула и выдохнула. Сердце тяжело подпрыгивало при каждом шаге, в нос бил запах сигаретного дыма и моря. Волны за ее спиной бойко ударялись о берег. Она шла и не чувствовала земли под ногами.

Где-то справа зарычал мотоцикл, и Джема невольно вздрогнула. Это очередной потрепанный посетитель подъехал к заведению по разбитой дороге. Девушка почти подошла к лестнице, когда совсем рядом кто-то заржал. Двое не совсем трезвых мужчин в рваных джинсах и грязных футболках обогнали ее и поднялись на веранду.

Один из них обернулся и присвистнул:

– Эй, красотка! – позвал он заплетающимся языком.

Джема отвела взгляд в сторону, будто ей и дела не было до того, что к ней обращались. Она мысленно прикинула, сколько шагов ей нужно пройти, чтобы оказаться рядом с Давидом. Тридцать? Да, что-то около того. Если никто не помешает, она справится.

– Красотка, с тобой разговариваю!

Она метнула в него недовольный взгляд. От стоящего справа мусорного бака понесло теплом – в нем догорало что-то вонючее и затхлое. Кто-то из компашки мотоциклистов опять громко рассмеялся, и его товарищи поддержали приятеля дружным гоготом.

– К тебе обращаюсь! – Небритый пьянчуга решил задержаться, чтобы все-таки добиться ее внимания.

Она отстранилась и обошла его стороной.

– Ты видел, нет? Видел? – пробормотал он, шаркая ботинками вслед за ней вверх по лестнице. – Какая фифа!

– Породистая, явно не из местных.

«Началось», – подумала Джема, ускоряя шаг. Теперь она шла среди столиков, и ей всё труднее было оставаться незаметной. Редкие посетители не оборачивались, чтобы посмотреть на нее.

Пьянчуги, кажется, отстали, но волнение только нарастало. По спине девушки побежали мурашки. Ей казалось, что в баре стало тише с ее приходом. Только ленивый не заметил появление чужачки.

– Клянусь, это было лучшее, что я видел в жизни! – сказал парень, устроившийся прямо на столе. Его ноги стояли на скамье, на которой сидели его друзья. – Просто потрясное зрелище!

Как раз перед этим парнем и остановилась Джема.

– Давид? – спросила она негромко.

И тишина обрушилась на их головы. Парню пришлось повернуться.

– Давид? – повторила девушка.

Голос прозвучал уже не так уверенно.

– Ты заблудилась, куколка? – после недолгого молчания улыбнулся он и осмотрел ее с головы до ног.

Удерживаться в вертикальном положении под внимательными взорами его друзей девушке становилось все тяжелее. Они буквально сверлили ее взглядами. Если бы еще и музыка в баре перестала играть, Джема точно хлопнулась бы в обморок.

– Мне нужен Давид, – набрав в легкие воздуха, выпалила она. – Ты Давид?

Джема оглядела по очереди каждого, кто находился за угловым столиком: их было четверо, все примерно ее возраста, совсем молодые, среди них мулатка с пышной шевелюрой. Еще двое стояли у перил, оба в капюшонах, они лишь покосились на Джему, не торопясь оборачиваться и прерывать трёп.

Девушка посмотрела на стол – небогатый набор: напитки, бутерброды, нехитрая закуска, сухарики, кажется. Они явно собрались здесь пообщаться, а не поесть.

– Ты Давид? – повторила Джема, ощущая гнетущее давление тревоги.

Кудрявый склонил голову набок и усмехнулся:

– Для тебя я буду кем скажешь.

– Я серьезно. – Девушка еще раз обвела взглядом всю компашку. Брюнета с ежиком волос, блондина в кепке, девицу в джинсовой куртке поверх цветастого сарафана. И повернулась к кудрявому: – Если ты не Давид, то не трать мое время.

Тот громко заржал, поставил стакан на стол и спрыгнул на землю. Сделал шаг и навис над ней:

– Что такая хорошенькая девчонка делает в таком опасном месте в такой поздний час? – Он, точно пёс, склонился над ней, обнюхивая. – И к тому же одна.

Провел носом у щеки, вниз, к шее.

– Мне нужен Кей, – сказала Джема, стараясь сохранять самообладание. Но ее голос предательски дрогнул.

– Ого! – выдохнул Давид, выпрямляясь.

Над столиком пронесся шепоток.

Девушка растерянно оглянулась. Кажется, и другие ее тоже слышали, потому что по бару загудели голоса.

– Зачем он тебе? – Парень обошел ее и встал стеной между ними и всеми остальными посетителями.

От взглядов у нее закружилась голова.

– Я скажу это только ему.

– А мне ты не можешь сказать? – насмешливо переспросил Давид.

Она поежилась, сглотнула.

– Мне нужен Кей. Отведи меня к нему.

– Ух какая прыткая!

Вся компания рассмеялась. Это разозлило Джему. Она задышала чаще, сжала пальцы в кулаки:

– Отведи меня!

– О, только не буянь! – Парень поднял руки. Он развернулся к столу и посмотрел на блондинчика: – Кей, ты не говорил нам, что у тебя такая хорошенькая подружка.

– Я ее сам впервые вижу. Что случилось, детка? – Он расплылся в улыбке. – Зачем ты искала меня?

Джема опешила. Растерялась. Слова застряли у нее в горле. Этот светленький и есть Кей? Кто тогда был у нее в комнате? И как теперь себя вести?

– Мне нужно поговорить.

Блондин встал со скамьи и под любопытными взглядами друзей подошел к ней:

– Наверное, это что-то очень важное, если ты отважилась прийти сюда?

Все неотрывно смотрели на них. Так люди наблюдают за смертельным номером в цирке. Джема догадывалась, что ее дурят, но не знала, как вести себя дальше.

– Ты Кей? – нахмурилась она.

Мулатка не выдержала и прыснула со смеху. Навалилась на плечо брюнета.

– Да, – с серьезным видом ответил он и обнял Джему за талию.

– Нет, мне нужен не ты. – Девушка попыталась отстраниться.

– Но ты назвала мое имя. – Блондин сильнее прижал ее к себе и сделал жалостливое лицо. – Давай отойдем и поговорим!

– Отпусти ее! – Чей-то металлический голос оборвал эту пытку.

Сердце Джемы, не слушаясь, заколотилось еще отчаяннее.

– Убери руки! – Тень отделилась от перил и ступила в полосу света.

Это был один из тех двоих, что стояли в метре от столика и разговаривали друг с другом.

Сначала в свете ламп появился высокий силуэт, затем очертания стали четче, и через секунду девушка наконец смогла разглядеть его. Высокий, жилистый, в потертых темных джинсах, толстовке, с наброшенным на голову капюшоном и в кожаной куртке. Парень намеренно сутулился, чтобы большая часть его лица была закрыта тканью.

Но едва он поднял на нее взгляд, как в груди девушки всё сжалось. Это тот самый человек! Молочно-шоколадная кожа, пухлые губы, черные глаза, пронзающие буквально насквозь, будто кинжалами. Черты его лица казались такими резкими, будто он скалился на нее от ненависти.

– Это ты, – напряженно произнесла она, подаваясь вперед.

Руки блондина, как звонкие цепи, слетели вниз с ее талии.

– Что тебе нужно? – Мулат говорил негромко, отрывисто. Он выглядел уверенным в себе и хладнокровным.

А Джему трясло от страха и отчаяния.

– Ты забрал у меня кое-что, – процедила она сквозь зубы.

– Ты ошибаешься! – Парень приблизился.

Он подошел слишком близко. Опасно близко. Его губы были сжаты, а глаза смеялись.

– Я никогда не ошибаюсь, – проговорила девушка, приближая лицо к нему.

– Я вижу тебя в первый раз в жизни.

Его друзья наблюдали за ними, затаив дыхание. За соседними столиками люди тоже, кажется, перестали дышать, чтобы не упустить ни слова.

– Черта с два! – дрожащим голосом произнесла она, опустила взгляд и взяла его за руку.

На запястье красовалась аккуратная бинтовая повязка, рукав предательски съехал, предъявляя ее как доказательство его лжи.

– Ты украл у меня кулон! – воскликнула она. – Это был ты!

Парень сжал зубы так, что на его лице забегали желваки.

– Замолчи! – Теперь уже он схватил ее за запястье и потащил к выходу. – Здесь не кричат о таких вещах.

– Куда? Куда ты тащишь меня? – попыталась сопротивляться Джема.

– Сказал, замолчи! – мертвецки спокойным тоном выдал Кей.

Он пробирался меж столиков, не поднимая головы, она едва поспевала следом, чувствуя обращенные на них любопытные взгляды. Они спустились по лестнице, обогнули по дуге стоянку для мотоциклов и направились куда-то во тьму. Джема перестала понимать, куда ее тащат. Чувствовала только, как больно бьют ветви кустов по ногам и как сильно впиваются его пальцы в ее руку.

– Пусти! – закричала она.

Он остановился возле какого-то сарая.

– Что ты от меня хочешь? – Парень развернул ее к себе и прижал спиной к деревянной стенке.

Девушка вытянулась в струнку. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы заговорить.

– Верни мне его!

Она не видела в темноте лица противника и не могла прочесть его эмоций. Но слышала тяжелое недовольное дыхание и ощущала терпкий аромат геля для душа, непохожий на едкий запах краски, сопровождавший его в их прошлую встречу.

– У меня ничего нет.

– Ты украл его у меня! Я знаю! – Слезы накатили на ее глаза. – Это ты его взял!

– Не кричи, – прошептал парень, – у меня больше нет твоего кулона.

– Что? Что ты с ним сделал?!

– Продал.

Вот так спокойно – продал. Нормально, нет?

– Как ты мог? – всхлипнула она, отталкивая его от себя и делая угрожающий шаг навстречу. – Это кулон моей мамы! Она умерла, у меня ничего больше от нее не осталось!

Теперь ей было все равно. Джема больше его не боялась. Ей хотелось бить по его безразличному лицу до исступления. Бить, пока ей самой не станет больно.

– У меня ничего не осталось, кроме кулона! – По ее щеке, блеснув в лунном свете, все-таки покатилась слезинка.

Девушка замахнулась, но он оказался быстрее. Навис черной тенью, перехватил ее руку на полпути и больно сжал.

Джема замерла, глядя в глаза своему страху, но не попросила пощады. Решила гордо терпеть эту боль. Заметив это, Кей медленно разжал пальцы:

 

– Я верну его.

А теперь уже он, засмотревшись в ее хорошенькое, подернутое ненавистью лицо, не успел среагировать. Маленькая ладошка все-таки обожгла его лицо – прошла по касательной, но оставила ощущение ожога.

К тому моменту, когда парень приложил ладонь к своему лицу, девушки уже не было рядом. Она убегала, оставляя после себя лишь шум листвы и хруст ломающихся веток.

12

– Это что сейчас было? – Давид встретил вернувшегося к столику парня дерзким хлопком по плечу.

– Не борзей! – Кей грубо скинул его ладонь, взял со стола бутылку с газированным напитком и жадными глотками опустошил.

– Завел подружку и забыл сказать нам? – насмешливо пихнула его в бок девушка. Он наградил мулатку недовольным взглядом:

– Она мне не подружка.

Та вскинула руки:

– Смотри, как завелся. С чего бы?

– Девчонка явно не местная, – заметил блондинчик, опустившись на скамью напротив него, – давай уже рассказывай, где ее подцепил.

– Не твоего ума дело! – Кей достал из кармана жвачку и закинул в рот.

К компании присоединился все это время стоявший у перил Фил:

– Пока ты прогуливался с ней, тебя спрашивал Хромой.

– Что ему нужно?

– Не знаю. – Он облокотился на стол. – Наверное, хотел лично поздравить.

– Не нужны мне его поздравления, – нахмурился парень.

– Так что за девчонка? – наклонился к нему Давид.

– Отвали, – художник шутливо ударил его локтем в грудь.

– Ох-хо, – уже вполне серьезно закашлялся кудрявый, прикладывая ладони к груди и сгибаясь чуть не пополам.

– Ладно, нам-то ты можешь сказать, – чуть ли не мурлыкая, как кошечка, прислонилась к его плечу девушка.

Кей поморщился, пружинки ее волос защекотали его лицо.

– Так. Одна знакомая. – Он дернул рукой. – Белка, щекотно. Перестань.

– Почему ты меня все время отвергаешь? – Белла наморщила носик, отодвигаясь.

– Просто не то настроение, – шумно выдохнул парень. Он ссутулился, облокачиваясь на стол.

– Где ты ее подцепил? – выждав достаточно, чтобы Кей успел остыть, спросил блондин.

– Тебе лучше не знать, – пронзительно взглянув на него, усмехнулся Кей, – никому лучше не знать.

– Ого, – Фила вдруг осенило. И, казалось, он чуть не уронил челюсть на пол, – это та, про которую ты мне говорил?

– Трепло, – укоризненно качнул головой художник.

– Кто? Кто? Кто она? – наперебой закричали друзья и принялись тормошить Филю.

– Пусть сам скажет!

– Мне надоело здесь. – Кей встал, надвинул поглубже капюшон. – Поедем прокатимся?

– Скажи! – потребовала Белла.

Он наклонился к ее лицу:

– Здесь даже стены с ушами. А эта информация точно не для Хромого. – Он приложил палец к губам. – Понимаешь?

– Поехали кататься! – радостно воскликнула девушка, вскакивая со скамьи. – К черту всё!

Кей оставил на столе несколько купюр и направился к выходу. Компания потянулась за ним следом.

– А вот и наш герой! – У самой лестницы им перегородили дорогу люди Хромого. От толпы отделился человек с длинным кривым шрамом через все лицо и обнял его как родного брата. – Видел твою работу. – Он больно стиснул парня, прижимая к себе. – Красиво ты всё провернул.

– Спасибо, – с трудом сдерживая рвущийся наружу гнев, ответил Кей. На его лице возникло подобие улыбки.

– Я тебе уже в который раз говорю, что ты созрел для больших дел, пацан.

Виктор медленно поднял глаза и посмотрел в лицо главарю местной банды:

– Я художник, Макс.

– С твоим умением… – Хромой скривил лицо, подбирая слова, – пробираться куда нужно, рисовать – это как-то мелко, Витя. Пора выходить на новый уровень.

– Но это мои методы и мой выбор.

– Мы здесь собрались ради одной цели. – Макс обвел взглядом своих товарищей. Посмотрел на Филю и остальных ребят из компании Кея. – Тем более у тебя своя команда. Есть кому довериться.

– Спасибо, Макс, не интересует, – твердо сказал Виктор и до боли сжал челюсти.

Ответ не удовлетворил Хромого. Его пальцы сильно сдавили плечо художника.

– Даю тебе время подумать.

Напряжение зазвенело струной. Давид, предчувствуя, что усиливающееся давление может привести друга в бешенство, кашлянул. Каждый в их компании был в этот момент напряжен настолько, что готовился к худшему.

– Ладно, иди, отдохни хорошенько! – рассмеялся Хромой, отпуская парня.

Его приятели дружно поддержали его смешками.

– Счастливо, – сквозь зубы процедил Кей и направился к лестнице.

Белла, зная характер Макса, опустила взгляд и прошмыгнула за Витей. Свят, Фил, Жора и Давид бодро рванули за ней.

Каждый понимал: стоило Хромому докопаться до любого из них, и разговор моментально перерастет в опасную драку. Опасную для ребят, разумеется. Ведь люди Макса были старше, сильнее и носили с собой ножи и другое оружие.

– Ненавижу этих отморозков, – произнес Кей, спускаясь по ступеням. Его слова утонули в звуках музыки и дыме костров.

Они прошли к стоянке, забитой мотоциклами.

– Вить. – Белла встала возле его байка, мешая подойти.

– Что? – Он застыл с ключом в руке.

– Скажи нам, интересно же, – девушка улыбнулась, – та девчонка – кто она?

Рядом зазвучал мотор мотоцикла Давида. За ним завелся еще один байк. Остальные ребята обступили Кея со всех сторон.

– Дочь мэра, – спокойно ответил парень.

– Что?

– Кто?! – гневно выдохнула Белла.

– И как это понимать? – Давид положил руку ему на плечо.

Кей резко дернулся, высвобождаясь, и в шутку ударил друга:

– Пока сам не знаю.

– Она в курсе, – нахмурился Свят, взъерошив светлую шевелюру, – про граффити?

– Да, – кивнул Кей, садясь на старенькую Honda и заводя мотор, – она видела меня.

Жора присвистнул, Давид напряженно закусил губу, а Белка замерла, приоткрыв в изумлении рот.

– Она помогла ему выбраться, – предупреждая вопросы, добавил Фил.

– Ого! – Лица парней вытянулись.

– И что теперь? – фыркнула Белла.

– Идешь? – Виктор мотнул ей головой.

Она немного потопталась на месте, затем запрыгнула на байк и обхватила его талию руками:

– Догоняйте, придурки!

Ребята не сразу пришли в себя. Сначала проводили взглядами удаляющийся в темноте байк, затем вернулись к своим мотоциклам.

– Я так и не понял, у нас будут проблемы? – обратился Свят к Филе.

Филя пожал плечами:

– Надеяться на обаяние Вити не приходится, он тот еще урюк. – Он запрыгнул на байк позади Жоры, ухватился руками за сиденье. – Будем надеяться на его здравый смысл. Может, как-нибудь договорится с девчонкой, убедит не рассказывать отцу?

– Дело – дрянь, – покачал головой Свят.

13

– Как настроение? – поинтересовалась Роза.

Голос ее был бодрым и жизнерадостным, Джема же ее энтузиазма не разделяла.

– Хорошее, – ответила она, усаживаясь на заднее сиденье автомобиля. И, подумав, добавила: – Прекрасное.

Постаралась, чтобы ее поведение точно никаких подозрений у мачехи не вызывало. – Сколько пар сегодня?

Женщина вывела автомобиль на дорогу и направила по улице в сторону центра.

– Вообще, три, – со скучающим видом девушка приникла к окну, – но я планировала позаниматься в библиотеке с одногруппниками. – Курсовую готовишь?

– Да… и планирую согласиться вступить в научный кружок, куда меня приглашали на прошлой неделе.

– Замечательно, – довольно улыбнулась мачеха, – позвонишь мне, как освободишься. – Угу! – Джема опустила взгляд. Она не знала, зачем и с какой целью врет. Просто там, где появляется одна ложь, сразу возникает другая, она наслаивается до тех пор, пока этот большой мыльный пузырь из лжи не лопнет в самый неподходящий момент.

Сейчас решение оставить себе личное время после занятий показалось ей разумным. Для чего ей нужно было это время и куда его потратить, девушка пока не придумала.

– Хорошего дня! – бросила мачеха, махнув ей на прощание.

– Спасибо, – улыбнулась Джема.

Собственная улыбка казалась ей такой же естественной, как накладные ногти или волосы. Как ни старалась она скрыть бушующий в душе ураган, эмоции все равно лезли наружу.

– Привет! – Мимо прошла Лина. Рыжая шевелюра промелькнула неясным пятном и скрылась.

Джема продолжала стоять на ступенях и невидящим взглядом провожать отъезжающий автомобиль. И только, когда он скрылся за поворотом, она осознала, что зависла в собственных мыслях.

Кто ж знал, что ночной визит в грязный прибрежный притон станет для нее таким серьезным потрясением? Девушка ни черта не помнила! Как всё происходило? Вот она идет на негнущихся ногах меж столиков, забитых странными опасными людьми, вот над ней смеются, а вот он, этот темнокожий парень со злым взглядом – стоит, возвышаясь над ней, сверлит черными глазами, и она не может пошевелиться, как кролик перед удавом.

А как ее трясло, когда она удирала прочь! Зубы стучали, плечи ходили ходуном, слезы текли из глаз, и ничто, казалось, не могло их остановить. И даже Яна, обычно спокойная и уверенная в себе, едва не разревелась вместе с ней – так испугалась за Джему. Принялась утешать, успокаивать.

И нет, это не было приступом страха. Джема знала: это слезы отчаяния. Когда она услышала, что маминого кулона больше нет, с ней случилась истерика. Словно кто-то собрал то, что осталось после смерти матери, и уничтожил. Сжег, растоптал, поплясал на ее костях.

– Не верю, не верю, так же нельзя, – продолжала причитать она, когда Яна усаживала ее на скутер. – Как он мог?

И только когда они двинулись вдоль берега обратно, девушка вспомнила его слова: «Я верну его». Зачем он так сказал? Стоило ли ему верить? Стоило ли ждать?

Но в душе она ждала. И почему-то знала: незнакомец придет. И эта уверенность была такой же необъяснимой, как всё, что происходило с ней в последние часы.

Скутер увозил девушек от бара и языков желтых костров. Прибой ласкал слух тихим шелестом, а ветер мягко осушал ее слезы.

Джема держалась за талию Яны и смотрела вдаль – туда, где несколько огоньков стремительно скользили по шоссе – мотоциклы. Яркие точки, взрезающие темноту ночи. Дикие, свободные.

Раньше она и не подозревала о существовании другого мира. В ее вселенной, как в элитном кукольном магазине, все было красивым, стояло на своих полочках и призвано было восхищать, вызывать чувство гордости и вежливую улыбку.

А в том мире каждый сантиметр пространства пронизан запахом бунтарства, веселья и жажды жизни. Ничего подобного ей прежде не доводилось видеть.

Самым трудным оказалось возвращение ночью в особняк Алиевых. Сбежать – совсем другое дело, тогда ее прикрывала Яна, отвлекавшая охранника. Теперь же, когда горничная не могла составить ей компанию, дело осложнилось. Нужно было войти тем же путем, что и вандалы накануне ночью, но с учетом усиленной бдительности тех, кто следил за порядком на территории дома.

Яна подсадила ее на забор, и широкие ветви цветущего абрикоса прикрыли тень Джемы, вспорхнувшую вверх. Едва она оказалась наверху, как ощутила, что срывается вниз. Стараясь не наделать шума, повалилась на землю. В попытке уцепиться за стену, ободрала локоть и ушибла колено. Оказавшись внизу, замерла, прислушиваясь к звукам. А затем, как учила Яна, перебежками от куста к кусту двинулась к гаражу.

В дом Джема влезла через окно, которое оставила неплотно закрытым в своей комнате горничная. Осмотревшись, девушка нырнула внутрь и ушиблась снова. Сжала зубы в попытке перетерпеть боль, сковавшую плечо и ногу. Затем поднялась, осторожно закрыла створку, отдышалась и в слабом свете луны осмотрела себя. Вроде костюм остался цел.

Сняв кроссовки, она прижала их к груди, тихо вышла в темный коридор и на цыпочках прокралась в гостиную. По полу струилась серебристая тень – отпечаток луны. Перешагнув его, как реку, Джема поднялась по лестнице. Из спальни отца доносился слабый шум телевизора. «Блин… В такое время все должны были спать!»

Эти двадцать шагов показались ей самыми длинными на свете. Сердце предательски отбивало сумасшедший ритм, дыхание частило. Если бы где-то скрипнула дверь или половица, она точно упала бы в обморок, Джема готова была в этом поклясться. Но всё обошлось.

Попав к себе в комнату, девушка чуть не разрыдалась от счастья. «Больше никогда! Больше никогда!» Она собиралась забыть это приключение как страшный сон. Нет, все-таки авантюры не для нее. Джема пообещала не вспоминать о случившемся до конца своих дней.

Но теперь вот стояла на ступенях академии и невольно снова прокручивала в голове события прошлой ночи.

А если он действительно решит вернуть ей кулон? Как он ее найдет? Неужели придется снова тащиться в это злачное место? Ну уж нет! Никогда!

Она покачала головой, решительно развернулась и двинулась вверх по лестнице. Остановилась только на самом верху. Ей не давало покоя ощущение, что кто-то наблюдает за ней, смотрит неотрывно.

 

Джема резко обернулась, но никого не увидела. Сколько ни вглядывалась в лица студентов, в фигуры на парковке и подъездной территории, так и не поняла, могли ли за ней следить. Но ощущение того, что она находилась под прицелом, не оставляло ее.

На первую пару она чуть не опоздала. Тревожный звоночек! Джема Алиева с первого класса школы никуда ни разу не опаздывала. Девушка вошла в аудиторию со звонком. Лихорадочно разложила по столу вещи, села и только потом уже вспомнила про порядок. Поправила тетрадь, ручку, выстроила их на одной линии. Хоть что-то ей по-прежнему удавалось держать под контролем.

Ксюша вошла в кабинет уже после звонка. Бросила на нее короткий взгляд и села на другой ряд. Значит, примирение откладывалось. Джема тоже не собиралась делать никаких шагов первой, по крайней мере сегодня. Отвернулась к окну и… вздрогнула. Темный силуэт возле дерева показался ей до боли знакомым. Высокий, слегка сутулится, в капюшоне.

– Ну что ж, начнем, – сказал преподаватель Александр Дмитриевич как раз в тот момент, когда она приподнялась, чтобы лучше разглядеть его. – Алиева, у вас там что-то важное? – поинтересовался он.

Услышав свою фамилию, Джема рухнула обратно на стул и покраснела.

– Нет-нет…

– Можно начинать лекцию? – усмехнулся он.

– Конечно. – Она виновато опустила глаза.

Едва мужчина отвлекся на свой конспект, девушка впилась глазами в лужайку за окном. Но у дерева никого уже не было. Она приподнялась немного, чтобы осмотреть всю площадку возле академии, но успела лишь пробежать взглядом только по скамейкам и турникам, когда преподаватель кашлянул.

– Вам сегодня не сидится, Алиева.

– Простите. – Девушка опустилась на стул.

– Что там? Голубей считаете?

– Нет, – ответила она кротко и открыла тетрадь, приготовившись конспектировать лекцию.

В этот момент Джема заметила, что Ксюша наблюдает за ней. Но едва они столкнулись взглядами, подруга тут же поспешила отвернуться.

– Тогда продолжаем, – донесся до Джемы как сквозь вату голос преподавателя.

И девушка не могла больше думать ни о чем, кроме как об ушибленной коленке, разодранном локте и о том, кто находился сейчас внизу и, возможно, ждал встречи с ней.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru