Litres Baner
Кей&Джема

Лена Сокол
Кей&Джема

7

Ближе к обеду в академии заговорили о граффити на доме мэра. Джема слышала, как это обсуждают в аудиториях, в столовой и в коридорах. На нее показывали пальцем, шептались за ее спиной, некоторые студенты с жалостью качали головой. – Ты их видела? – спросила староста группы Кира. Эта небольшого роста полноватая девчонка единственная в группе, учившаяся так же хорошо, как и Джема, но она была гораздо бойчее, потому и получила эту должность.

– Кого? – поинтересовалась уставшая от косых взглядов девушка.

Кира потянула ее за собой и остановилась у стены, подальше от посторонних глаз.

– Тех людей.

– Каких?

Глаза Киры блеснули:

– Тех, что ворвались к вам в дом! Их было много? С оружием? Правда, что они приставили пистолет к голове твоего отца?

– Что?! – закричала, оттолкнув ее Джема. – Что за чушь?

– Да все уже знают, – скривилась староста, – академия на ушах стоит! Всё из-за той газеты…

– Какой газеты? – похолодела девушка.

– «Прибрежный вестник».

– Я ничего не видела. Что там?

– Сама посмотри! – недовольная таким обхождением, хмыкнула Кира. Развернулась и ушла.

Единственным спасительным местом для Джемы всегда была библиотека. Туда она и помчалась. Спустилась по лестнице, забежала в помещение, коротко поздоровалась с библиотекарем и нырнула в читальный зал. Там села за стол, дрожащими руками достала телефон и забила в поисковик название газеты.

«УБИЙЦА» – уже знакомая надпись сразу бросилась в глаза. Фотографию рисунка с горящими детьми напечатали на первой полосе утреннего выпуска.

Статья была небольшой. Ее автор сначала рассуждал, кто мог отважиться на подобное, а затем о том, каков посыл автора граффити. «Неужели это обвинение? Тогда в чем конкретно обвиняют мэра города Сулеймана Алиева? Пожалуй, стоит разобраться. Мы будем держать руку на пульсе».

– Да уж разберитесь! – выдохнула Джема, возвращаясь к началу статьи.

Она не могла поверить в то, что видела. Как им такое в голову пришло? Как они могли обвинять ее отца?! Он хороший человек. Честный! Никого он не мог обидеть.

«Да как этот негодяй посмел?» – теперь она имела в виду того парня в черном капюшоне, пробравшегося к ним под покровом ночи. Его одежда пахла краской, выходит, это он и его сообщники сделали то граффити. Значит, это они посмели назвать убийцей ее отца…

Джема не могла так это оставить. Она должна была всё выяснить.

Зная, что Роза ничего ей не расскажет, девушка не лезла с расспросами. Молча вышла из машины и направилась к дому. Едва не споткнулась, заметив, что граффити уже замазано: ровная и абсолютно белая стена. Словно и не было утром на ней ничего. Подойдя ближе, Джема разглядела и неровные края пятна краски поверх рисунка, и темноватые разводы там, где под слоем белил прятались огненные всполохи.

– А вот и моя девочка! – Папа заключил ее в уютные, теплые объятия.

Он как раз собирался уезжать, когда они столкнулись в гостиной.

– Пап, мне нужно с тобой поговорить, – прошептала Джема.

– Если ты по поводу этой мазни, то я уже отдал распоряжение, чтобы нашли этих подлецов и оторвали им руки. Тебе не о чем беспокоиться, моя сладкая. – Сулейман Алиев поцеловал дочь в лоб и посмотрел на наручные часы. – Всё, мне пора. Из-за публикации в газетенке придется делать заявление для прессы.

– Но, пап… – Ей не хотелось отпускать его руку. – Ты знаешь, кто эти люди? Зачем они сделали это?

Отец обменялся взглядами с мачехой, стоявшей за спиной Джемы.

– Я – важный человек, дочь. Все хотят быть важными людьми, поэтому и используют вот такие нечестные методы борьбы.

Он похлопал ее по плечу – совсем как в детстве.

– Они назвали тебя убийцей!

– Так, всё! – Алиев еще раз поцеловал дочь и взглядом подал жене знак заняться девочкой. – Мне пора бежать. – Мужчина наклонился и внимательно вгляделся в глаза дочери: – Надеюсь, ты выкинешь из головы этот бред, Джема. Это мелкие пакости мелких людишек, запомни. Твоего отца этим не задеть. – Он улыбнулся. – И, наверное, у тебя куча дел по учебе? Займись ими, хорошо?

– Хорошо, – проговорила она, глядя, как он спешно идет к выходу.

– Тебе не о чем волноваться, Джема, – мягко произнесла Роза, делая шаг к ней, – твой отец со всем разберется.

– Да, – согласно кивнула девушка.

– Идем пообедаем!

– Хорошо.

Но Джема не переставала волноваться. Она не могла отпустить ситуацию. Ее настораживало, что никто ей не объяснил, в чем дело. Весь город гудит, а ее семья делает вид, что ничего не произошло.

За обедом девушка старательно изображала, что все нормально. Едва дождавшись позволения подняться к себе, помчалась в комнату и там еще раз перечитала в ноутбуке статью и комментарии на сайте газеты.

Что-то не сходилось! Очевидно, от нее многое скрывали и недоговаривали. Но еще больше Джема переживала из-за того, что сама накануне поспособствовала тому, чтобы эти страшные люди, пытавшиеся очернить ее отца, ушли от ответственности. И если от всего мира она спряталась в своей комнатке, то от собственной совести ей никуда не деться.

Приняв душ, девушка спустилась вниз. Пришло время ужина, но отца еще не было дома, поэтому мачеха тоже не торопилась спускаться в столовую. Джема бесцельно шаталась по дому, размышляя, где найти ответы на десятки вопросов. Она не заметила, как забрела на кухню.

И замерла, услышав голоса.

– Все говорят об этом, Яна. Я знаю, ты должна быть в курсе. Не молчи, поделись!

– Ничего я не знаю!

– Люди и так догадываются. Больше никто, кроме него, не мог этого сделать. Он уже почти народный герой.

– Я – могила.

– Так и знала! Это он, да? Это Кей? Пожалуйста, скажи. Я только мужу, больше никому. Черт, да мы и так понимаем, что это он. Ай да мальчишка! Ай да наглец!

Залезть на территорию дома мэра, притащить чертову лестницу и наваять такое полотно без единого звука! Да что там – без света! Это просто нереально, Янка, так только Кей бы смог.

– Возможно.

– А-а-а! Ты его видела? Видела? – спрашивающая перешла на прерывистый шепот. – Скажи, видела его?

Какой он? Сколько ему лет?

– Без понятия! Всего несколько человек знают, кто он. И пусть это и дальше так остается.

– Ну намекни мне. Ты же знаешь его? Знаешь? Знаешь?!

– Да, вообще-то, – неохотно, но с гордостью ответила Яна, – но…

– Я тоже хочу знать! – появившись в дверях, решительно заявила Джема. – Кто он такой, Яна?

Горничная и повариха замерли, одновременно побелев от неожиданности и от страха.

8

– Я… я… – Яна чуть не выронила из рук тарелку, которую вытирала полотенцем.

– Скажи мне! – потребовала Джема, проходя в кухню.

Она и сама удивилась пробудившейся в ней решительности. От волнения ее слегка потряхивало, но желание докопаться до правды было сильнее природной скромности.

– Я… не понимаю, о чем вы. – Горничная отвернулась, положила тарелку в сушку и дрожащими руками взяла следующую.

Повариха Нина была шокирована настолько, что продолжала стоять и хлопать глазами, испуганно глядя на дочь хозяина дома.

– Всё ты понимаешь! – Голос Джемы звучал твердо и резко. Она вплотную подошла к Яне. – Не прикидывайся, я слышала, о чем вы говорили!

– Это недоразумение, – еле слышно проговорила девушка, – мы ни о чём, мы… Она повернулась к дочери хозяина.

– Ты сказала, что знаешь тех людей, что проникли ночью в наш дом, так? – уже спокойнее спросила Джема.

– Боюсь, что нет. Это так… просто болтовня, – поежилась горничная.

Ее пальцы нервно теребили передник. Брошенный на Нину взгляд подтверждал сомнения: она злилась на подружку, не вовремя разговорившую ее.

– Кто такой Кей? – Джема, нахмурившись, посмотрела девушке прямо в глаза. – Это его имя? Прозвище? Ты знаешь его?

– Нет, – затряслась Яна, переминаясь с ноги на ногу, – не знаю.

– Тогда я сейчас позову Розу! – повысила голос дочь мэра. – Позвать?

– Нет! – попросила повариха, приближаясь к ним и складывая руки в молитвенный жест. – Нет, пожалуйста, не надо. Вы простите нас, Джема Сулеймановна, мы не хотим потерять работу. У нас семьи, дети. У Яны дочь маленькая.

– Тогда сейчас же объясните мне, о чем вы только что говорили, – потребовала Джема, скрестив руки на груди.

– Это всего лишь предположения, – выдохнула Яна, отводя взгляд.

– Неправда! – Джема впилась глазами в ее лицо. – Скажите мне, я не расскажу отцу, идет?

– Да мы ничего и не знаем, – замотала головой горничная.

– Скажи ей! – нервно предложила Нина. – Скажи уже! Я не хочу лишиться работы!

– Мне нечего говорить. – Еще один гневный взгляд полетел в сторону поварихи.

Но очередная попытка отвернуться вышла Яне боком: Джема резко схватила ее за запястье и грубо развернула к себе.

– Кто он такой? Где мне его найти? – Она произнесла эти слова медленно и тихо. Затем приблизила свое лицо к лицу горничной и грозно свела брови. – Если ты сейчас же не скажешь, как мне найти этого человека, я расскажу отцу, что благодаря тебе эти люди попали на территорию нашего дома. – Она больно сжала руку девушки и еще ближе придвинулась к ней. – Неизвестные проникают на охраняемую территорию, зная, где слепые зоны у камер, зная, куда идти и как не попасться. Или они невероятные везунчики, или… кто-то помог им!

– Я не могу, – Яна перешла на шепот. Она покосилась в сторону двери, – не могу сказать. Никто не должен знать, кто он. Пожалуйста! – Она попыталась высвободить руку. – Я обещала.

– Я уже его видела! – Девушка отпустила руку горничной и до скрипа сжала зубы. – И ты отведешь меня к нему, поняла?

– Зачем вам это? – потирая запястье, пробормотала Яна.

– Не переживай, я не сдам твоего подельника. Мне просто нужно с ним поговорить.

– Хорошо, я покажу место, – согласилась она, – но он мне не подельник.

 

– Спасибо, – заслышав в коридоре шаги, кивнула Джема. И уже шепотом добавила: – Отведешь меня сегодня.

– Сегодня? – Горничная, кажется, вжалась в шкафчик.

– Сегодня, – подтвердила девушка. – Ты же не хочешь проблем?

– Хорошо, – обреченно вздохнула Яна.

Когда Роза вошла в кухню, каждый занимался своим делом: Нина помешивала жаркое на плите, Яна складывала посуду в шкаф, Джема доставала йогурт из холодильника.

– Не порти аппетит, милая, – покачала головой мачеха. И повернулась к горничной: – Яна, подавай горячее, мы садимся ужинать.

Взгляды Яны и Джемы встретились буквально на секунду – короткие, как выстрелы. «Сегодня», – говорили они.

9

Джема вышла из комнаты. На ней был мягкий, вышитый голубым халат, под ним розовая пижама, на ногах теплые тапочки. Шаркая ногами, она спустилась в гостиную. Нарочито зевая, прошла в кухню, затем обратно. Пожелала доброй ночи мачехе, постучала в кабинет отца.

– Да, милая? – Он опять сидел над бумагами и картами. – Всё работаешь? – Девушка с трудом сдержала зевок. Прошла к нему, обняла, поцеловала в щёку.

– Скоро закончу! – Мужчина погладил ее по руке, прислонил голову к ее голове. – Не засиживайся долго, Роза ждет тебя. – Знаю.

– Тебе нужно отдохнуть, пап! – Она выпрямилась и, сделав самое невинное лицо, посмотрела в глаза. – Выглядишь очень усталым.

– Хорошо, уговорила, – улыбнулся мэр, – еще пять минут, и пойду. Джема похлопала его по плечу:

– Я с ног валюсь. Взяла пару книг в библиотеке, не думала, что чтение так затянет. Глаза теперь, будто песка в них насыпали!

– Я тоже много читал в юности. – Сулейман Алиев с гордостью посмотрел на дочку.

Она так похожа на него в молодости! То же рвение к учебе, та же серьезность в отношении своего будущего. Мэр мог гордиться своим дитя.

– Всё ясно, поэтому ты такой умный, – усмехнулась девчонка.

– Как и ты! – Он взял ее руку, поднес к губам и поцеловал. – Береги глаза, мое сокровище. Читай днем, хорошо? Чтение в темноте портит зрение. Я видел, что ты вчера пренебрегала моими советами.

Джема посмотрела ему в глаза:

– Виновата, каюсь. Обещаю исправиться.

– Ну беги! – Мужчина отпустил ее руку. – Сладких снов.

Глядя, как дочь покидает кабинет, он покачал головой. Никак не мог свыкнуться с тем, что единственный ребенок, свет всей его жизни, его малышка уже выросла и превратилась из неуклюжего птенца в красивого лебедя, в маленькую женщину.

Он даже представлять не хотел, что когда-то ему придется выдать ее замуж. Пусть даже за достойного, уважаемого юношу из состоятельной семьи. Нет! Ни один мужчина в целом мире не был достоин его Джемы.

Девушка поднялась к себе в комнату и закрыла дверь на замок. Прислонившись к двери спиной, она попыталась отдышаться. Сердце колотилось так, словно вот-вот собиралось выскочить из груди.

Быстро стянув с себя халат и пижаму, Джема распахнула шкаф. Платья, юбки, жакеты – всё не то. Найдя на полке спортивные брюки и толстовку, она довольно кивнула самой себе: «То что надо». Серо, неприметно, не вычурно. Мачеха ни за что не одобрила бы подобную покупку, и даже спортивная одежда в шкафу дочери мэра была от известных фирм и выглядела презентабельно. Но именно этот неброский костюм она купила на карманные деньги в прошлом году в Барселоне, куда ездила летом на отдых, совмещенный с языковыми курсами. Наконец-то он ей пригодился.

Джема сама еще не верила, что действительно делает это. Она сбегает ночью из родительского дома! И делает это тайно, невероятно рискуя. Ее трясло от волнения. Но что-то, она сама не понимала что, не оставляло ей выбора. Ее тянуло на встречу. Она спешила. Знала, что ей это очень нужно.

И стоило задуматься как следует, как тут же появился ответ. И он казался очень простым: Джема хотела вернуть кулон матери, да. А посмотреть в глаза вору, задать ему вопросы – это всего лишь приятные бонусы. Сама не зная зачем, девушка задержалась у зеркала и поправила копну кудрявых волос. Глядя на свое отражение, она всё еще верила, что знает свои истинные цели.

– Где?

– Тут!

– Да где?

– Да тут!

Высокий охранник по имени Толя ужасно боялся пауков. Казалось бы, почти двухметровый детина, а леденеет от ужаса при виде такой козявки. Но Толе было не до шуток.

Буквально на днях ему пришлось свернуть с левого крайнего ряда резко в правый прямо на оживленной магистрали только из-за того, что эта зараза по тонкой паутинке спустилась с обшивки потолка прямо ему на руль.

Помнится, он потом рассказывал напарникам об этом инциденте, а они громко ржали. Но разве он виноват, что с детства боится этих тварей? Нет. Вот и сейчас, когда симпатичная Яна, которая ему так сильно нравилась, тыкала пальчиком в его затылок, указывая на насекомое, он только и мог, что дергаться и невнятно мычать, холодея от ужаса.

– Да погоди ты, замри. – Девушка подставила стульчик, забралась на него. – Сейчас попробую его сбить.

– Не могу я стоять, – признался Толя.

– Только одежду не скидывай. Вот, подожди! – Она огрела его по затылку.

– Ай!

– Упал. Да, вроде упал. Вон туда, на землю. – Она все еще стояла на стульчике. Такая крохотная, щуплая, с большими синими глазами.

– Точно?

– Ага.

– Тогда слезай, Дюймовочка. – Толя подхватил ее под руки и плавно, точно пушинку, поставил на землю.

– Спасибо, – зарделась она.

– А почему ты мне сказала, чтобы я одежду не скидывал?

– Ой, – отмахнулась Яна, – это еще из детства. Мы ящериц ловили на железной дороге, одна из них забралась мне под платье. Было так жутко, что я, не долго думая, сорвала с себя платье. – Она развела руками. – Все мальчишки смеялись, а я еще с полминуты не могла в себя прийти, так испугалась. А когда поняла, что стою перед ребятами в одних трусах, было уже поздно. Прозвище «плоскодонка» прилипло ко мне надолго.

Неудивительно, что охранник тут же покосился на то место, о котором шла речь.

– Ты вроде совсем не…

– Толя! – толкнула она его в бок.

«Смеется, словно десятки звонких колокольчиков звенят», – подумал охранник.

– Ладно, мне пора. – Улыбка Яны погасла. – Нужно сегодня дочь проведать.

– Соскучилась? – Он понимающе отступил в сторону, пропуская ее к дорожке.

– Очень.

– Тогда до завтра.

Мужчина провожал ее взглядом, а сам думал о том, что, будь он чуть решительнее, то обязательно признался бы ей в своих чувствах. Такая девушка, как Яна, достойна того, чтобы рядом с ней был хороший парень, такой как он – Толя. Да и ее девочке нужен отец. А он мог бы. Он справился бы, ведь Толя очень любил детей. А вот пауков – нет.

Когда за горничной закрылась калитка, он снова поежился. И на всякий случай еще раз оглядел свою одежду, а то мало ли. Эти мелкие твари любили сделать вид, что отстали, а сами могли часами висеть на тонкой паутинке, ожидая удобного случая, чтобы вскарабкаться вверх по рукаву и заползти под воротник.

Бррр!

10

– Симпатичный костюмчик, – не удержалась Яна, выйдя за калитку. Тонкая тень отделилась от стены и подошла ближе. Это была Джема, ее голову закрывал объемный капюшон.

– Как будем добираться? – спросила она шепотом.

– Идем! – Горничная увлекла ее за собой по дорожке.

Девушки двигались торопливо, Джема старалась держаться ближе к забору, чтобы не попадать в свет фонарей. Она то и дело оглядывалась, сердце ее стучало уже где-то в горле – так сильно она волновалась.

– Не карета, но едет быстро! – Яна указала на припаркованный у стены скутер.

– Мы точно доедем на этом? – недоверчиво покосилась на нее Джема.

– Другого выхода у нас нет. – Горничная сняла с ручки шлем и передала ей: – Надевайте, Джема Сулеймановна. Это для безопасности.

– Можно просто Джема, – стараясь унять волнение, выдохнула девушка. – Надевай ты. – И, подумав, добавила: – У тебя же ребенок.

Яна усмехнулась. Забавная она, эта дочь мэра.

– Вы не переживайте, я каждый день на этой штуке добираюсь до дома. Не могу оставаться в вашем доме на ночь, как другие работники. Дочка весь день проводит с бабушкой и очень ждет моего возвращения вечером.

Джема с интересом наблюдала, как девушка забирается на скутер, и прикидывала, куда бы ей примоститься.

– Садитесь сюда, – кивнула через плечо Яна.

– Сюда? – неуверенно переспросила дочь мэра.

– Ага, – улыбнулась горничная, – места тут не очень много, но вам хватит.

– Давай на «ты», ладно?

– Ой, у меня не получится. – Неловкость отразилась на лице Яны. – Непривычно как-то. Не приучены мы хозяевам тыкать.

– Да мы ж с тобой почти одного возраста, – заметила девушка, пытаясь оседлать скутер.

– Ну и что, – растерянно прошептала в ответ горничная.

– А сколько тебе лет?

– Девятнадцать.

Джема уселась и стала искать, за что ухватиться.

– Учишься где-то?

– Не-а, – без толики печали призналась Яна, – школу закончила, сразу забеременела. Папаша ребенка слился, пришлось искать работу. Тут уж не до учебы.

– Меня родители убили бы за такое, – хрипло произнесла Джема.

– Да меня тоже, – усмехнулась Яна. – Сначала убили, а потом пожалели, деваться-то некуда, пузо растет. – Она обернулась, чтобы выяснить, отчего хозяйская дочка так долго копается. – Вы хватайтесь за меня – за талию. Вот так!

«Кажется, она совсем не злится на меня», – подумала девушка, обхватывая талию горничной.

– Я не знаю, как поступила бы на твоем месте, – тихо сказала Джема.

– А такие, как вы, и не бывают на нашем месте, – хмыкнула Яна, нажимая на кнопку стартера.

– Какие «такие»? – спросила дочь мэра.

Но ее слова утонули в густой трели движка скутера.

«Сейчас весь район всполошится», – мелькнуло в мыслях Джемы. Она была настолько взбудоражена происходящим, что ей казалось, будто маломощный двигатель гремит так, словно огромный «Боинг» готовится к взлету.

Скутер двигался неторопливо, все попутные автомобили его обгоняли. Джема рассматривала дома, витрины по пути следования, с интересом глазела на прохожих.

Прохладный ветер развевал ее кудряшки, и она не могла поверить, что всё это происходит с ней наяву. Если бы Ксюша узнала, что ее подруга отважилась проделать подобное, ни за что бы не поверила.

Вскоре они выехали на окраину города. Тихие пустынные улочки тянулись вдоль побережья, один район сменял другой, и девушка все меньше узнавала в свете луны и уличных фонарей собственный город.

– Объедем здесь! – крикнула Яна.

И скутер вильнул куда-то во тьму. Понесся по каким-то ухабам. Слева и справа темнели кособокие строения, обросшие высоким кустарником, дорога, очевидно, всё ниже и ниже спускалась к морю.

– Где мы? – подскакивая на кочках, спросила Джема.

– Скоро приедем. Просто решила срезать.

Вдали замаячил свет фонарей. Похоже, они приближались к каким-то трущобам. Ржавые старые тачки железными монстрами таились на обочинах, слева высились деревянные бараки, справа виднелась блестящая гладь воды. Район напоминал небрежно выброшенный на берег мешок с мусором, рассыпавшимся по земле. И выглядел он так, словно не должен был находиться здесь вовсе, и, попав сюда однажды случайно, с трудом доживал свой век.

– Что это? – не верила своим глазам Джема, когда скутер остановился возле одной из брошенных пробитых лодок недалеко от берега.

– Там заброшенные доки, – деловито объяснила Яна, слезая с транспортного средства, – там дикий пляж, вон там выше – район, где я живу, а сюда, – она указала на виднеющиеся впереди покосившиеся сараи, рядком примостившиеся возле берега, – не ходи. Там трутся подростковые банды, наркоманы всякие, воришки и прочий сброд. Обчистят как пить дать. А могут и того хуже что сотворить. – Девушка подняла руки, показывая, что она тут ни при чем. – Я в здравом уме ни за что бы сюда не сунулась, но ты же сама попросила, так? Кея тебе подавай. А если уж его где и искать, то только здесь, куда полицейские не сунутся.

– Ой, – поежилась Джема, оглядываясь, – а почему никто не наведет здесь порядок?

– Сюда даже коммунальные службы мусор не приезжают вывозить – боятся.

– А нам не опасно здесь находиться?

– Ну об этом слишком поздно задумываться, милочка! – Кажется, Яна вконец осмелела. – Конечно, хорошим девочкам тут не место. Если передумала, – она кивнула на скутер, – залезай, увезу обратно.

– Нет, я пойду! – решительно задрала вверх подбородок Джема. – Показывай, куда идти!

– Хм, – оценивающе ухмыльнулась Яна, – а ты, оказывается, крепкой закваски.

– Вообще-то нет, – пожала плечами девушка, – но у меня нет выбора.

Горничная повесила шлем на руль и отогнала скутер под дерево, туда, где его не сразу найдут.

– Я отведу тебя в «Яму», покажу, к кому обратиться, а дальше сама, ладно?

 

– В «Яму»? – У Джемы моментально пересохло в горле. – Что за «Яма»? О чем это ты?

– Местный бар, только для своих. Раньше здесь было что-то вроде пляжного клуба с кучей посетителей, но когда из района побежали люди, остались лишь самые отважные и отмороженные. Кей как раз из таких.

– Ясно.

– Так ты не передумала?

Джема не знала, что ответить. Она проделала длинный путь, стоило ли отступать?

– Нет.

– Тогда вперед!

Девушки двинулись по тропинке по направлению к свету. Когда подобрались чуть ближе, Джема смогла разглядеть очертания здания с открытой верандой, огоньки самодельных гирлянд, увивающих поручни лестницы у входа, и отсветы костров, разведенных в железных мусорных баках по периметру территории.

Место было странным, неприятным и шумным. Громко играла музыка, на веранде у открытого бара толпились люди. Они пили, смеялись и курили – в темноте ночи мелькали огоньки сигарет. Возле заведения тоже было не протолкнуться: у выстроенных в ряд мотоциклов компанией собрались посетители.

Девушка остановилась в растерянности. Если это место снаружи выглядело таким мрачным и негостеприимным, то что же внутри?

Но когда тропинка свернула вниз и они обошли здание со стороны моря, девушка поняла, что никакого «внутри» не было: бар оказался огромной хижиной-навесом с несколькими деревянными перегородками. Большая крыша, под которой ютилось неисчислимое количество столиков, скамеек, высоких стульев, ширм, а посередине даже имелась небольшая сцена, на которой в данный момент извивалось несколько пьяных, как могла догадаться Джема, девиц.

– И где он? – осматривая притон, прошептала она.

– О, тебе придется выяснить это самой.

– Мне? – Сколько девушка ни щурилась, в темноте лицо Яны было не разглядеть.

– Ты думала, я сунусь сюда вместе с тобой? – Она откашлялась. – Ну уж нет. Меня сразу линчуют за то, что я тебе его сдала!

– Я должна идти туда одна?! – вглядываясь в темноту через огни костров, воскликнула Джема.

– Видишь, вон там? – Яна указала пальцем. – В дальнем конце бара, рядом с перилами.

– Где?

– Компания ребят. Тебе нужен тот, что с шевелюрой, как у Диониса. Смотри – вот тот кудрявый. Его зовут Давид. Подойдешь и скажешь, что тебе нужен Кей.

Девушка тщетно пыталась понять, кто из этой компании был кудрявым. Все как на подбор в куртках, капюшонах, кепках. За тем столиком сидели пятеро парней, еще двое за их спинами, облокотившись о перила, о чем-то болтали.

– Только не привлекай к себе внимание, ладно? Если попадешь в лапы к Хромому, то тебе оттуда не выбраться.

– Хромой?

– Да, такой высокий, тощий, со шрамом на пол-лица. Главарь местной банды. Ограбления, драки, разбой, наркотики. Поговаривают, что и изнасилования… Точно не знаю. Но лучше не попадаться!

– И… – Джема с трудом протолкнула воздух в легкие. – …Кей в его банде?

– Нет, у него свои ребята. Своя команда. И цели, и методы другие. Но в наших местах против Хромого никто не пойдет. Если он тобой заинтересуется, то никто не поможет, даже Кей.

– Значит, я должна подойти к Давиду и попросить провести меня к его другу?

В отблесках костра она увидела смятенное лицо Яны.

– Да, – кивнула та.

– Боже… – Джема вытерла вспотевшие ладони о штаны.

– Передумала? – понимающе вздохнула горничная.

– Нет! – Девушка убрала с головы капюшон.

– А можно вопрос?

– Да.

Яна отошла в сторону, уступая ей дорогу.

– Вы… ты… правда знаешь его?

– Видела.

– А-а-а, – протянула недоверчиво горничная.

– А ты правда навела их на наш дом?

Яна потупила взор.

– Я рассказала одному из них про камеры и охранников.

– Понятно.

– Но они обещали, что никого не тронут!

Джема потерла щеку и ничего не ответила.

– У меня не было выбора! – поспешно добавила Яна.

– Это уже не важно, – сказала девушка и, сделав шаг, вышла из тени.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru