За гранью этого мира

Кэтрин Рид
За гранью этого мира

Глава 1

Я уже три дня сидела дома безвылазно! А все благодаря подвернутой на тренировке лодыжке. Поначалу травма казалась пустяковой, но к вечеру нога отекла, боль стала нестерпимой. В нашей медицинской части мне наложили тугую повязку и предписали всю неделю до отлета провести дома.

Мои коллеги вовсю готовились к полету. И все было по прежнему: до обеда Алиса и Рей измывались над ними на полигоне, после тренировки ученые отправлялись в свою вотчину и отводили душу в лаборатории.

В этот раз доктор Браун доверил мне провести в экспедиции несколько важных экспериментов, и я ответственно готовилась к ним: искала подходящие методики, подбирала реактивы, методы исследования. И если бы не эта несвоевременная травма, у меня было бы более интересное время препровождения, чем лежание на диване в гостиной в обнимку с планшетом.

Дома было теперь тихо. Элизабет усиленными темпами готовилась к повторной миссии на Цереру. Элис после возращения Алекса преобразилась, к ней как будто вернулась жизнь. Теперь они отправились в долгое путешествие по торговому пути, который соединял длинной цепью множество звездных систем. Да и Рей приходил домой ближе к ночи. У них тоже сейчас кипела работа: надо было проверить по нескольку раз все оборудование, оружие, подготовить дипломатическую часть миссии. Еще бы, ведь до старта оставалась всего лишь неделя! Кроме того, уже была назначена точная дата встречи с официальными представителями нордовского совета.

Чтобы как-то скрасить свое одиночество, я изучала историю нордов. Их эволюционный путь был намного короче человеческого. Если переход от австралопитека, нашего предшественника, до человека разумного занял у нашего вида примерно девять миллионов лет, то у них этот путь был в пять раз короче. Эти существа в некоторых областях знаний были смекалистее нас. Они быстро открыли основные законы физики. И не только открыли, но и смогли их использовать во всех сферах своей жизни: научились строить любые наисложнейшие архитектурные конструкции за несколько часов; сделали возможным путешествие между звезд, таким образом, дав толчок для развития и обмена опытом множеству разумных видов вселенной. Были у нордов и свои пробелы в знаниях. Ну, для начала, кроме физики и математики, их вообще ничего не интересовало, поэтому, когда их настигла эпидемия лихорадки, они могли просто вымереть как вид. К счастью, люди вовремя нашли вакцину от, казалось бы, неизлечимого недуга. После этого между Землей и планетой Горар, истоком нордовской цивилизации, наладилось постоянное сотрудничество, выгодное для обеих сторон. Они поставляли нам технические новшества, мы им предоставляли медицинскую помощь. На их планетах уже несколько десятилетий работали наши медицинские и фармацевтические центры, помогающие нордам справиться со всевозможными заболеваниями. Однако были у них и другие союзники, керсаны, многочисленная раса воинствующих существ, которые просто мечтали о господстве во вселенной. Все их существование было посвящено изготовлению оружия, захвату новых планет и использованию населявших их видов в качестве рабов. Нордам, в принципе, не была свойственна агрессия. На их планете не было войн, и они не стремились установить над кем-либо превосходство. Однако справедливо решив, что Горар и другие их периферийные планеты не могут оставаться без защиты, они стали покупать у керсанов оружие. Кроме того, керсаны поставляли нордам сравнительно дешевое топливо для кораблей и еще множество полезных ископаемых, добываемых с помощью рабов на многочисленных шахтах колонизированных планет. Человеческая же раса не могла противодействовать этому союзу. Хоть и много наших колоний было разорено керсанами, без нордовских технологий мы бы не обошлись. Да, все цивилизации в этой Вселенной искали выгоду для себя, и за большой политикой терялись судьбы отдельных сущностей, в том числе и людей, сгинувших безвозвратно в рабстве.

Мои размышления на эту тему прервал стук в дверь. Я посмотрела на часы, висевшие над камином, гадая: «Семь часов. Кто бы это мог быть?» Я потихоньку встала и, стараясь как можно слабее наступать на больную ногу, похромала к двери. Пока я шла каких-то пять метров от дивана до холла звонок не унимался.

– Да иду, иду! – крикнула я, чтобы прекратить противную трель.

Открыв дверь, я увидела Алису. Она стояла в обнимку с двумя бумажными пакетами из пиццерии.

– Привет! – воскликнула я, радуясь появлению подруги. – Хорошо, что ты пришла, заходи быстрее, там так холодно!

– Я уж думала, ты вообще до двери не дойдешь! Решила тебя немного растормошить. Даю руку на отсечение, ты сидишь целыми днями, упершись в планшет, и строго следуешь предписанию докторов, – сказала она, вешая свое пальто на вешалку.

–Угу, – согласилась я, ковыляя за Алисой на кухню, – что в пакетах?

Алиса улыбнулась, посмотрев на меня заговорщицким взглядом.

– В пакетах горячая итальянская пицца и еще куча всякой вкуснятины! Иди, пока подбери нам хороший фильм, а я приготовлю чай. Устроим девичник!

– Отличная идея! – поддержала я Алису и «поползла» в сторону гостиной.

Не успела я преодолеть и половину пути, как опять раздался звонок в дверь, и мне пришлось снова идти ее открывать. На этот раз у входа стоял Ронни. Одетый в теплую куртку и шапку, со спортивной сумкой наперевес, он держал в каждой руке по бутылке итальянского белого вина.

– Привет! Вот подумал, что тебе будет скучно, решил зайти.

Из кухни выглянула Алиса, недовольно пробурчав:

– Тебе что, на работе делать нечего? Йен каждый день раньше полуночи не возвращается, а ты слоняешься без дела.

– Ничего я не слоняюсь! – обиделся Ронни. – У меня тоже работы столько, что в пору раскладушку прямо в лаборатории ставить! Просто мне захотелось навестить Джиллиан.

– Проходи, Ронни, – как можно мягче сказала я своему чувствительному другу. – У нас есть итальянская пицца, а теперь и итальянское вино. Неплохое сочетание!

Ронни отправился на кухню и, получив от Алисы руководство к действию, начал перетаскивать в гостиную все необходимое для праздного времени препровождения. Пока гости занимались сервировкой стола, я пыталась найти какой-нибудь недавно появившийся в прокате фильм. Стараясь всем угодить, я поочередно советовалась то с Ронни, то с Алисой. В конце концов, выбор пал на комедию, и я оплатила сеанс.

Через четверть часа свет везде был погашен, все уютно расположились на большом зеленом диване. Я откинулась на подушки с чашкой сладкого чая и смотрела, как два незадачливых полицейских проворачивают свои нелепые аферы. Ронни с аппетитом поглощал пиццу. Похоже, у парня даже на то, чтобы спокойно поесть времени не хватало. Алиса с присущей ей кошачьей грацией растянулась на диване. Фильм ей нравился, так как на ее лице периодически возникала легкая улыбка. К своему удивлению, через полчаса глаза мои сами собой закрылись. Сквозь дрему я слышала смех Ронни, его оживленный разговор с Алисой. У ребят было хорошее настроение.

И тут что-то пошло не так! Я почувствовала резкий неожиданный рывок, полет, и вот я уже лежу на полу между диваном и журнальным столиком. Кто-то навалился на меня сверху. Тут же я услышала непонятный звук, похожий на свист, и звон стекла. Комнату сначала озарила вспышка, а потом стало темно. Широко раскрыв глаза от боли в ноге и удивления, я молча ловила ртом воздух.

– Черт, Алиса, что происходит? – прошептал совсем рядом Ронни.

– Сама не знаю! – послышался тихий напряженный голос Алисы у меня над головой. – Похоже, это был одиночный выстрел.

Она осторожно отодвинулась от меня в сторону и замерла.

– Посторонних шумов нет, – чуть слышно сказала она.– Вы, сидите тут, а я проверю дом.

Девушка осторожно отползла в сторону и исчезла в темноте.

– Джиллиан, ты как? – поинтересовался Ронни.

– В норме,– ответила я и, привалившись спиной к дивану, постаралась выровнять дыхание.

Прошло около десяти минут. Алиса не возвращалась. Я стала прислушиваться: дом как будто вымер. Только пронизывающий осенний ветер перебирал в поле пожухлую траву и раскачивал в саду ветви деревьев. Звук был настолько отчетливым, что я сразу заподозрила, в комнате было разбито окно.

– Что-то долго ее нет, предлагаю идти в разведку.

– Поддерживаю, – согласился Ронни.

Я встала на четвереньки и поползла в сторону холла. По полу непривычно шел холодок. Наконец холл, а там, через полукруглое окно, находящееся над входной дверью, пробивается свет от лампы, освещающей крыльцо. Сильные порывы осеннего ветра колыхали светильник, и от этого по стенам холла ходили неровные блики. В памяти всплыл тот вечер, когда перед полетом на Цереру на нас напали наемники Цубера. Поежившись от плохого предчувствия, я продолжила свой путь, следуя за Ронни, который уже успел меня обогнать.

За кухонной стойкой что-то светилось неярким, приглушенным светом, который при нашем появлении погас.

– Алиса? – как можно тише позвала я.

Из-за кухонного островка послышался голос подруги:

– Тут я!

Мы присоединились к ней, прислонившись к ящикам стойки.

– В доме посторонних нет! Я связалась с нашими ребятами, они скоро будут, – ввела она нас в курс дела. – Надо прочесать окрестности дома. Возможно, что этот инцидент связан с Цубером. У него было много прихлебал, и после его казни все они точат на нас зуб. Нам надо быть начеку.

– Впервые я с тобой полностью согласен, – ответил Ронни, сидевший справа от меня. – Честное слово, я терпеть не могу рукопашную, а Джиллиан сегодня не лучший спринтер.

Неожиданно со стороны гостиной послышался хруст стекла! Мы как по команде повернулись на звук и замерли. Кто-то осторожно крался в нашу сторону, идя по стеклу от разбитого окна. Мое сердце по старой привычке пустилось в галоп. Я осторожно сжала запястье Алисы, желая, чтобы она не покидала нашего укрытия. Однако у девушки были свои планы. Она медленно протянула руку к столешнице и нащупала на ней большой кухонный нож, которым ранее была нарезана пицца. Когда шаги визитера отозвались легким шуршанием по кафелю холла, Алиса уже стояла на одном колене лицом к противнику. Ее напряженная поза говорила о том, что она готова без колебания применить свое оружие и броситься в молниеносную атаку. Шаги стихли, человек остановился около входа в кухню.

 

Внезапно помещение озарил яркий свет! От этого я невольно зажмурила глаза, успев увидеть, как Алиса метнула нож.

– Так ведь и убить можно! – насмешливо произнес до боли знакомый голос, улетучивший все мои тревоги. Я схватилась за стойку и потихоньку поднялась. Рей стоял у входа с бластером в одной руке и ножом в другой. Он покрутил нож на ладони, оценивая по привычке эффективность оружия.

– Алиса, у него плохая балансировка. Если бы ты в меня кастрюлей запустила и то, толку было бы больше.

Алиса усмехнулась в ответ.

– Ты же знаешь, что я могла убить тебя даже этим тесаком. Между прочим, я целилась прямо в сердце. Тебе повезло, ты его поймал!

– Согласен, – произнес он, смотря на мое бледнеющее лицо и понимая, что эта непринужденная беседа может доконать меня. Он положил нож на кухонную стойку.

– Джиллиан, ты как, милая?

– Кажется нор-нормально! – выдавила я, всматриваясь в его совершенно спокойное лицо и пытаясь прийти в себя от того факта, что пару минут назад он был на волоске от смерти.

– Кстати, скоро наши ребята прибудут, – предупредила Алиса, – я решила подстраховаться.

– И правильно сделала! – согласился Рей. – Около дома я обнаружил следы как минимум пяти человек. Надо прочесать местность, выяснить, откуда они пришли.

Вдруг послышался стук в дверь, от которого я непроизвольно вздрогнула. Рей прижал меня к себе, и я уткнулась лицом в его грудь.

– Вот и кавалерия! – обрадовалась Алиса и ушла открывать. Рей поднял меня одной рукой вверх, последовав за Алисой.

– Ронни поскорее разоружайся и присоединяйся к нам. Надо осмотреть комнату и все обсудить.

Через плечо Рея я увидела, что Ронни замер посреди кухни в недоумении и растерянности. Он был расстроен тем, что нашей более или менее спокойной жизни, судя по всему, пришел конец. В правой руке он сжимал обычную столовую вилку. После слов Рея он как будто очнулся и, бросив с раздражением столовый прибор на столешницу, побрел за нами. Алиса впустила Ноа в дом. Он был полностью экипирован для ночной охоты. Я помахала ему рукой, и он улыбнулся в ответ, кивнув головой в знак приветствия. С некоторых пор мы часто играли с ним в нарды. Он считал, что я единственный достойный соперник, ну или точнее единственный кто согласился тратить на это время.

– Что у нас тут? – спросил он, входя в гостиную.

– Сейчас посмотрим, – ответила Алиса и включила свет.

Одно из двух окон в комнате было разбито, его осколки лежали ровным слоем на ковре. Подушки на диване разбросаны в разные стороны. Но самую интересную деталь содержал в себе телевизор, он был буквально пригвождён к стене длинной желтой стрелой! Удивительно, как Алиса почувствовала опасность, ведь эта стрела могла бы с легкостью пробить голову любого из нас.

Алиса подошла к стреле и, немного напрягшись, сумела вытащить ее из стены. Пара минут ушло у нее на то, чтобы освободить орудие преступления от остатков телевизора. Рей тем временем посадил меня на диван и налил два бокала вина. Один он протянул мне, а другой Ронни. Ронни осушил залпом бокал и наклонился над столом, внимательно рассматривая стрелу. К нему вернулись самообладание и присущая ученым любознательность.

– Тсс,– присвистнул Ноа, – такого я еще не видел!

– Здесь поработала группа как минимум из пяти человек. Наследили они хорошо, но ближе ста метров к дому не подходили, – пояснил Рей. – Необходимо отследить путь их следования. Такую стрелу невозможно запустить из обычного арбалета, использовалось более мощное приспособление с лазерным прицелом. Надо искать челнок, вернее место его стоянки. Попробуем отследить его перемещение по навигационным данным из центра.

– Разве это возможно? – спросил Ронни.

– Возможно, – усмехнулся Ноа, ухватившись за эту идею, – если только на нем стоит датчик слежения. Лет двадцать назад такие противоугонные датчики ставили на все челноки, но потом толстосумы стали возмущаться тем, что их передвижения могут отследить, и датчиков с тех пор на машинах нет.

– В любом случае счастья попытать стоит. Ноа, сколько с тобой бойцов?

– Пятеро, они уже прочесывают местность. Два челнока и два пилота. Командование отдало приказ: все, кто участвует в миссии, должны перебраться на базу сегодня же. Один челнок заберет Рея и Джиллиан, другой с Ронни и Алисой отправится за их личными вещами. Остальные участники экспедиции уже пакуют сумки и готовятся к переезду.

От этой новости все внутри меня похолодело. Я ужасно расстроилась, так как рассчитывала провести оставшееся время с Реем. Конечно, он практически целыми днями был на работе, но вечера были наши! Вдали от суеты в нашем теплом уютном доме мы могли насладиться радостями простой семейной жизни. Я вся поникла. Алисе, судя по тому, что она скрестила руки на груди и недовольно поморщилась, эта идея тоже не понравилась. Гнетущую тишину нарушил Ронни:

– Ну что же, во всем надо видеть свои плюсы. Теперь не нужно кататься с работы домой и обратно.

– Ладно, проехали. Приказы не обсуждаются, – закрыла тему Алиса. – Ронни, что ты можешь сказать о стреле?

Ронни сел на диван рядом со мной и аккуратно взял стрелу с журнального столика.

– Пока немногое. Есть только один интересный факт, стрела сделана из желтого дерева кнухту, что само по себе удивительно, ведь им не торгуют на рынках. Можно сказать, увидеть предмет, изготовленный из такого необычного материала – это очень большая редкость!

– Подробнее, Ронни, почему это настолько редкий материал? – уточнила Алиса.

– Видите ли, дерево кнухту растет на планете нордов Горар.

– Подожди, ты ничего не путаешь? – перебила его Алиса, присев на подлокотник дивана. – Насколько я помню, на планете Горар вообще нет деревьев! Там скалы, океан и снега, а летом у них только трава растет.

– А вот тут надо уточнить! – стал разъяснять Ронни, углубившись в свою любимую научную тематику. – Не растет на поверхности, где правят холод, снег, ледяные ветра! А вот под землей жизнь нашла свое пристанище и в зимний период. Горячие источники и озера согревают разветвленную сеть пещер планеты. Там и зародилась первая жизнь! Все многолетние растения этой планеты, обитающие под землей, имеют существенное отличие от привычной для нас флоры: они не имеют листвы! Вгрызаясь в своды пещер, они по внешнему виду напоминают плети винограда в зимнюю пору. И все они имеют желтый цвет, так как содержат много серы. Для них сера – один из основных элементов необходимых для жизни. Ее можно сравнить с кислородом, который так необходим всему живому на Земле. Так вот, у этого дерева кнухту есть несколько замечательных свойств. Во-первых, оно очень прочное. Голыми руками или ножом эту стрелу не надломить, но если это все же произойдет, то она вспыхнет! И только норды обладают знанием того, как обработать кнухту так, чтобы оно не воспламенялось до тех пор, пока им это не понадобится.

– Так что, нас сжечь хотели? – поинтересовалась я у Ронни. На что тот лишь пожал плечами.

Рей тем временем взял стрелу у Ронни и внимательно осмотрел ее наконечник и перья. Каждый раз перед посещением планеты он старался как можно тщательнее изучить не только местные природные условия, но и историю населяющих ее разумных существ. Рей считал, что это дает возможность понять их истинную сущность, выработать манеру поведения в рамках общества. Его знания не раз помогли сопровождаемым им группам исследователей избежать многих неприятных ситуаций и ошибок.

– Не сжечь, скорее предупредить. Такой вывод я делаю, оглядываясь на историю нордов. Норды не воинствующий народ. Их планета имеет всего один материк, и его большая часть покрыта горными хребтами. На этой планете довольно теплое лето, короткие осенние и весенние периоды и очень суровая зима. В давние времена предки нордов, приспосабливаясь к суровым внешним условиям, стали использовать подземные пещеры в качестве жилищ. Там их цивилизация делала первые шаги к разумной жизни. Сначала они стаями охотились на высокогорных обитателей. В этом им помогали острые зазубрины на конечностях, напоминающие альпинистские кошки. После наступила эпоха возделывания почвы и одомашнивания некоторых животных. Они начали обрабатывать и засеивать злаковыми растениями небольшую часть суши, простирающуюся от океана до гор. Потом они расширили свои угодья, научились делать в горах искусственные плато, которые спускались ярусами от середины склона до самого подножья гор. В те времена основная задача племен заключалась в сохранении урожая и домашнего скота. Так вот, из-за отсутствия дорог, связывающих поселения, у них была разработана своеобразная система оповещения. Весь континент был условно поделен на сто частей, и все они были соединены цепью маяков. Маяк представлял собой высокий столб, сделанный из спрессованных растений, а под ним был сложен костер. Обычно, чтобы переслать послание на соседний маяк, норды использовали стрелы, изготовленные из дерева кнухту. На стрелу наносились символы племен отправителя, получателя и само послание. Служитель маяка делал выстрел из мощного арбалета в нужную сторону, к соседнему маяку, а оттуда сообщение передавалось дальше. Но были и экстренные послания, которые предупреждали о грозящей опасности. Эти стрелы не содержали никаких печатей и надписей. На их концах были перья с различной окраской, и было сделано так, что они при попадании в столб сами по себе разламывались. Стрела порождала вспышку, от которой на маяке загорался костер. Пламя всегда окрашивалось в цвет перьев на стреле. Синий цвет пламени символизировал стихию, фиолетовый – болезнь, зеленый – гибель урожая, красный – вулканическую активность, желтый – нападение хищников. Наша стрела имеет желтое оперение, мы должны сделать определенные выводы и быть, прежде всего, на чеку среди чужаков. Я думаю эта стрела скорее ритуал, чем просто послание.

Ноа поспешил уточнить:

– На планете нордов, как мне известно, самой безлопастной планете во вселенной, мы должны быть начеку?

– Возможно, но есть и другой вариант. Нам хотят подстроить ловушку, и потом во всем обвинить нордов, подкрепив свои доводы вот этой самой стрелой.

Ронни махнул рукой.

– Да норды и мухи не обидят! Кто в это вообще поверит?

– А вот это не факт! – возразила Алиса. – Закупают же они оружие у керсанов, значит, готовы к защите своих интересов и территорий любыми способами. Может, им тоже есть, что скрывать в этом деле с пропажей ученых.

– В любом случае тот, кто сделал этот выстрел сегодня, обязательно проявит себя в дальнейшем, – задумчиво произнес Рей. – Ноа, пусть стрелу прогонят через анализатор ДНК. Конечно, маловероятно, что кроме наших следов там найдут хоть еще что-то.

В это время в комнату вошел Джек. Он доложил результаты изысканий группы:

– Стоянка была у озера. Там за холмом прожекторы челнока не видны из деревни. Навигационные данные отправлены в центр, будем ждать результатов. Кстати, нам надо спешить. Алиса, Ронни вылетаем через десять минут. Рей, Джиллиан, вам на сборы час. К полуночи все должны быть на базе.

– Хорошо. Мы будем готовы, – ответил Рей, помогая мне встать с дивана.

Рей поднял меня наверх в нашу комнату и посадил на кровать. Он зажег торшер, вытащил из шкафа большую черную сумку, и мы приступили к сбору вещей. В этот раз, кроме стандартного набора личных вещей и одежды, я попросила положить несколько теплых свитеров и походные ботинки. Закончив сборы, Рей предложил мне сменить повязку на ноге. Пристав на колено, он снял сползшие бинты, положил мазь на больной участок и осторожно забинтовал ногу.

– Готово! – произнес он, подняв на меня взгляд. Я смотрела в его глаза и больше всего на свете хотела, чтобы мы сейчас остались здесь, дома.

Рей сел рядом и осторожно переместил меня к себе на колени. Я прислонилась к его груди, вслушиваясь в глухие удары сердца. Он обнял меня, крепко прижав к себе, потерся об мою макушку колючей щекой. Закрыв глаза, я наслаждалась минутой покоя и близости необходимой мне как глоток живительного воздуха.

– Прости, я знаю, ты хотела побыть дома до отлета, – услышала я в полумраке его низкий и в тоже время мягкий голос. Я осторожно провела ладонью по его щеке.

– Рей, мы ведь справимся с этим делом?

Рей немного отклонился, взял мое лицо в ладони и посмотрел в глаза.

– Джиллиан, ты умная, смелая, решительная. Мы со всем справимся! – уверенно произнес он.

Я улыбнулась, после чего прижалась к его губам в нежном поцелуе. Сейчас я чувствовала себя обворованной! Кто-то ворвался в мою жизнь и украл у меня время. Время, которое я могла провести с Реем. «Теперь меня ждет только койка в общаге, кропотливая работа в лаборатории и еще бог весть что! Но сейчас, сейчас он рядом», – думала я, чувствуя как Рей осторожно опрокидывает меня на кровать. Моя футболка была в мгновение ока сброшена. Я почувствовала, как шершавые теплые ладони мягко скользят по моему телу, и оно отзывается на эти прикосновения, стремясь навстречу теплым сильным рукам. Так же как и я, он спешил, жадно целуя меня и лаская, полностью отдавшись страсти. Желая большего и совсем забыв о времени, я проскользнула рукой по его груди и прессу к джинсам. Рей отстранившись, подождал, пока я справлюсь с застежкой, и тут же опять приник ко мне.

 

– Рей, мы готовы к вылету, ждем вас у челнока, – сквозь дурман услышала я голос Ноа с лестницы.

– Я убью этого стрелка! – тихо прошипел Рей и уже громко ответил. – Будем через десять минут.

Он посмотрел на меня сверху потемневшими от страсти глазами. Его дыхание было тяжелым, сбившимся, а лицо отражало разочарование и досаду.

– Черт! – в сердцах выругался он, глядя на мои губы. – Не думал, что скажу это сегодня вечером, я помогу тебе одеться!

Я сказала, где найти теплые вещи, куртку и ботинки, в которых было комфортно моей больной ноге. Быстро переодевшись, я осторожно встала.

– Идем!

Рей, уже готовый к выходу, перебросил сумку через плечо и привычным движением поднял меня вверх. Мы вышли из дома, направившись в сторону поля. Там в ста метрах от калитки нас ждал челнок, разрезающий осеннюю мглу холодным белым светом, исходящим из кабины. Перед входом Рей поставил меня на землю. Ребята в кабине шумно обсуждали бейсбольный матч. Ноа, несмотря на достаточно тесное пространство внутри кабины, даже пытался изобразить необычную подачу игрока. Заметив нас, он скинул свою сумку под сидение.

– О, Джиллиан, садись рядом со мной! – весело гаркнул он, постукивая ладонью по соседнему сидению. Я села около Ноа, а Рей прошел вперед и занял место рядом с пилотом. Вдруг между спинок кресел просунулась голова Джека.

– Слушай, это тебе не поможет! Джиллиан, конечно, чрезвычайно везучая, но то, что она села рядом, не принесет тебе удачи в нашем пари.

– Что за пари? – поинтересовалась я у главных затейников всех споров в нашей команде. Джек моментально все выложил:

– Короче, у него есть теория, что все, кто находится рядом с тобой, получают часть твоего везения. Вот мы и поспорили на то, что сегодня его любимая баскетбольная команда выиграет, если ты, конечно, будешь смотреть игру с нами.

– Боюсь, везение сегодня меня покинуло, – разочаровано произнесла я.

– Вот и проверим! Ждем тебя в баре в час ночи.

Я глубоко вздохнула, размышляя об очередном неожиданном повороте судьбы, а челнок, тем временем, уносил нас все дальше от дома, от нашего теплого уютного дома, в котором вместе со счастливыми воспоминаниями как будто осталась часть моей души.

Глава 2

Неделя до нашего отлета прошла быстро и далась мне легко. Почти все дни я проводила в лаборатории, стараясь наверстать упущенное за время проведенное дома. Вечером мои друзья тоже не давали мне скучать. Ноа, Джек и Алиса старались приобщить меня к спорту. После того, как любимая баскетбольная команда Ноа все-таки выиграла игру, он решил проверить свою теорию относительно моей везучести и в случае бейсбола. Каждый вечер он заходил за мной, и мы отправлялись в местный бар, где к тому времени собиралась уже целая толпа болельщиков.

Перед отлётом совет окончательно утвердил состав экипажа миссии. В этот раз в экспедицию отправились тринадцать человек, и потому нашу команду за глаза прозвали «чертовой дюжиной Рея». Доктор Браун, Йен, Ронни и я составляли научную часть группы. С Реем в команде военных были Алиса, Ноа и Джек. Джейн, летавшая с нами в качестве капитана на Цереру, решила поработать с Реем и в этот раз. Ее коллегами были два надежных и опытных пилота. Доктор Белинский имел статус бортового врача. Высокий худой мужчина пятидесяти лет не вызывал симпатии при общении, но благодаря прекрасным рекомендациям и большому опыту совет большинством голосов высказался за его кандидатуру. Солу, формально занимающему должность стажера-исследователя, позволили составить свою программу научных изысканий.

В этот раз нам выделили сравнительно небольшой корабль с красивым именем «Фрея». Он был оснащен всем необходимым исследовательским оборудованием, имел хороший оборонительный комплекс вооружения. За счет своих небольших размеров он затрачивал меньше энергетических ресурсов, чем большие корабли. Это было немаловажно с учетом того, что нам придется часто пользоваться сетью гипертуннелей.

На корабле был уже знакомый мне симулятор для отработки боевых действий. Как только мы отправились в полет, и доктор Белинский подтвердил мое выздоровление, Ноа и Джек с особым рвением взялись за мою подготовку, уделяя ей не менее трех часов в день. Я вымоталась до предела, но стоически терпела повышенную нагрузку, так как знала, что парни мне не желают зла. К сожалению, в силу моего нового статуса Рей не мог быть моим личным наставником. Совет решил, что он на тренировках может относиться ко мне более снисходительно, чем к остальным. С ним я виделась только во время обеда. Обычно мы разговаривали о текущих делах, избегая личных тем. Таковы были правила. В этой миссии на нашей одежде были установлены небольшие, величиной с пуговицу, камеры. Они фиксировали все наши действия и разговоры. Таким образом совет отреагировал на то, что мы, никому не говоря, немного покопались в базе данных нордов. Теперь, чтобы мы не задумали, скрыть это было невозможно. И, тем не менее, я чувствовала поддержку Рея. Перед остальными я хорохорилась, говорила, что тренировки мне даются не так уж тяжело. А что я могла еще сказать? Ведь именно от успехов на этих тренировках зачастую зависела жизнь всей команды. Рей все понимал без слов. Каждый раз за обедом я сидела, понурившись от усталости, понимая, что с этими тренировкам у меня никак не складывается, а он спокойно рассудительно говорил: «Давай попробуем разобраться с этим вместе». И я, припоминая все детали, рассказывала ему об ошибках, допущенных при прохождении программ симулятора. Мы разбирали каждую ситуацию отдельно. Тренируясь со мной перед миссией на Цереру, он понял, что сила и ловкость не относятся к моим сильным качествам. Мои физические данные не позволяли мне победить в рукопашном бою или стрелять на бегу, уклоняясь от встречного огня врага. Рей предложил мне изменить стратегию. Теперь моя первоначальная задача заключалась в том, чтобы найти укрытие, а потом, быстро все просчитав, разобраться с противником. Траекторию луча бластера я рассчитывала всегда идеально и стреляла в целом очень даже неплохо. Сначала, конечно, парни удивлялись, почему я, вместо того чтобы вступить в рукопашную, стремительно удирала в ближайшие кусты. Однако дальнейшие мои действия заставили их посмотреть на ситуацию под другим углом. Из-за укрытия я могла уничтожить целую группу нападающих, просто прицельно стреляя, или устроив маленькое бедствие в виде лавины, камнепада. С тех пор тренировки строились с учетом моих способностей, и дело быстро пошло в гору.

А вот в лаборатории все шло размеренно, можно сказать, там я отдыхала телом и душой. Ронни был безмерно рад, стрелу после экспертизы отдали ученым. Однако единственное, что эксперты смогли обнаружить с помощью микроскопа так это нанесенные на древке на языке нордов семь цифр. Как и ожидалось, на стреле не было следов ДНК чужаков.

В тот день, когда мы вышли из гипертуннеля около Горар, я, как обычно, вернулась в лабораторию после тренировки и обеда. Ронни аккуратно упаковывал стрелу в специальный, жесткий чехол.

– Как прошла тренировка? – спросил он, затягивания ремни, фиксирующие стрелу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru