Нэнси Дрю и рискованное дело

Кэролайн Кин
Нэнси Дрю и рискованное дело

Carolyn Keene

Nancy Drew: Girl Detective #4. High Risk

© 2004 by Simon & Schuster, Inc. First Aladdin Paperbacks edition March 2004

© А. А. Тихонова, перевод на русский язык, 2020

© Алиса Перкмини, иллюстрация, 2020

© ООО «Издательство АСТ», 2020

* * *

Позвольте представиться: Нэнси Дрю.

Друзья называют меня Нэнси. Враги – по-разному, например, «Девушка, которая испортила мне все дело». Честное слово, они так и говорят! Впрочем, чего ещё ожидать от преступников? Видите ли, я – детектив. Ну не совсем. Лицензии или вроде того у меня нет. Ни значка, ни пистолета. Во-первых, потому что к пистолету я бы и так не притронулась, а во-вторых, по закону я не могу носить оружие. Зато я достаточно взрослая для того, чтобы обращать внимание на несправедливость, обман и подлые поступки. И знаю, как остановить негодяев, поймать их и отдать в руки полиции. К этому у меня подход очень серьёзный, и ошибаюсь я крайне редко.

Мои лучшие подруги, Бесс и Джордж, не всегда со мной согласны. По их мнению, я то и дело допускаю ошибки и меня приходится выручать, чтобы я не упала в грязь лицом. Бесс говорит, что я плохо одеваюсь. По-моему, у меня обычный повседневный стиль. А Джордж считает, что я безответственная. Это она про те случаи, когда я в очередной раз забываю заправить машину или захватить с собой достаточно денег на обед. Правда, обе они прекрасно понимают, что к преступлениям я подхожу со всей ответственностью. Всегда.

Нэнси Дрю

Глава первая. Любопытная личность

– Ещё зелёной фасоли? – спросила миссис Никерсон.

Нэд, мой парень, ответил за меня:

– Шутишь, мам? Думаешь, Нэнси Дрю откажется от добавки?

Конечно, нет! Мама Нэда готовила самую вкусную фасоль с чесноком во всём Ривер-Хайтс.

– Спасибо большое, – сказала я, протягивая ей тарелку.

– Так ты местный сыщик, Нэнси? – с интересом спросил гость Никерсонов, полковник Ленг.

– Ну, я иногда расследую интересные дела, но лицензии у меня нет.

– Нэнси скромничает, – вставил папа Нэда. – Она отличный детектив!

– Во всяком случае, о самых вкусных блюдах она точно знает, – сказал полковник и обратился к миссис Никерсон: – Можно мне тоже добавки?

Я улыбнулась. Он оказался намного забавнее, чем я ожидала! Когда Нэд упомянул, что на ужин придёт старый друг мистера Никерсона, по его словам я представила полковника Ленга суровым строгим военным, а он шутил направо и налево! Наверное, в детстве он казался Нэду совсем другим. Высокий широкоплечий дядька в униформе военно-воздушных сил легко может напугать ребёнка.

– Вы надолго у нас, мистер Ленг? – спросила я.

– Буду приезжать на пару дней следующие несколько недель.

– Почему?

Признаюсь, иногда я чересчур любопытна. Полковник замялся.

– Я здесь… по делам.

Во мне тут же пробудилось шестое чувство детектива. Почему он замялся? Что это за дела? Почему не хочет о них говорить?

– Дороговато обойдутся все эти перелёты, – заметил папа Нэда.

Полковник Ленг отрицательно помотал головой.

– Это если платить за билеты, а у меня теперь свой самолёт.

Все восхищённо ахнули.

– Самолет? Свой собственный?! – воскликнула миссис Никерсон. – Вот это да!

– Я же служу в военно-воздушных войсках и умею летать, – пошутил мистер Ленг.

– Звучит здорово, – сказал Нэд. – Я бы тоже хотел научиться.

– С радостью тебе помогу, – тут же ответил полковник.

Нэд удивлённо вскинул брови.

– Да я не всерьёз. Вы, наверное, и без того очень заняты.

– Глупости, – отмахнулся полковник. – На тебя время найду. Твой отец мне не раз помогал, и я многим ему обязан.

– Правда? – спросила я, улыбнувшись отцу Нэда. До переезда в Ривер-Хайтс он был очень уважаемым журналистом в столице, а теперь отвечал за местную газету. – Мистер Никерсон совсем не рассказывает нам о жизни в Вашингтоне! Я бы послушала истории о том, как он вас выручал!

– Ага, – поддержал меня Нэд. – Вас втягивали в политические скандалы?

Мистер Никерсон и полковник Ленг переглянулись, и взгляды у них потяжелели. Странно – мы с Нэдом всего лишь хотели их поддразнить. Видимо, затронули больную тему.

– Не знаю, можно ли назвать это скандалом, – осторожно произнёс полковник Ленг. – Скажем так: однажды Джеймс вытащил меня из жуткой передряги.

– Хотя и не следовало, – с ухмылкой вставил мистер Никерсон. – Пришлось пожертвовать своими принципами!

А вот это уже очень странно! Папа Нэда считает, что в газетах нужно писать только правду и ничего, кроме правды. Именно поэтому он выпускает «Вестник Ривер-Хайтс» – чтобы справедливость торжествовала даже в маленьких городках. Что же случилось с ним и полковником в Вашингтоне?

Мистер Никерсон никогда не пошёл бы на преступление. А вот мистер Ленг… Как знать… Какие тайны скрывает его беспечная улыбка? Разумеется, посвящать меня в детали никто не спешил.

Полковник Ленг поднял стакан воды, словно собираясь произнести тост.

– И я это очень ценю! И в благодарность научу Нэда управлять самолётом. – Он достал из кармана куртки карманный планшетный компьютер. – Сейчас напишу напоминание, чтобы не забыть. Я позвоню тебе и скажу, в какое время мне удобно. Напомни-ка свой номер?

– Пять-пять-пять, четыре-три, четыре-ноль, – ответил Нэд, и полковник ввёл номер в компьютер.

– Вы не против, если я к вам присоединюсь? – спросила я. – Никогда не летала на частном самолёте!

– Разумеется, приходи обязательно! Он совсем не похож на обычный пассажирский.

– Здорово, спасибо, – вежливо проговорил Нэд, но как-то без энтузиазма. Наверное, устал. Неужели ему не хочется научиться летать?

– Как дела в Вашингтоне? – спросил мистер Никерсон.

– Да как всегда. Вы-то, бьюсь об заклад, не скучаете по этому муравейнику?

– Нет, нам хорошо в Ривер-Хайтс, – подтвердила мама Нэда.

– А тебе, Джеймс? Не умираешь со скуки в сонном маленьком городке?

– Ни в коем случае! У нас здесь хватает тайн и интриг. Нэнси докажет!

Я кивнула.

– Иногда мне кажется, что у нас их даже слишком много. Только раскрою одно дело, как сразу появляется другое.

– Возможно, скоро я тебе одно подкину, – сказал мистер Никерсон. – Шеф Макгиннис им не заинтересовался.

Я покраснела, по спине пробежали мурашки. Ничто не приводит меня в бо́льший восторг, чем новая тайна! Аж дыхание захватывает. Что поделать – я их обожаю! Мои лучшие подруги Джордж Фейн и Бесс Марвин считают, что это врождённое. У всех есть своя страсть: у Бесс наряды, у Джордж – новенькие гаджеты, а у меня – тайны. Люблю добираться до сути.

– О чём оно?

Мистер Никерсон усмехнулся.

– Не знаю, насколько дело серьёзное, но меня это уже начинает порядком раздражать. У нас объявился телефонный хулиган. За последний месяц он позвонил мне три раза и говорил, что вечером мне доставят некую посылку.

– На домашний телефон или рабочий?

– Домашний. И он ничего не уточняет, сразу вешает трубку.

– Голос знакомый? Мужской или женский?

– А ты и правда настоящий детектив, а? – удивлённо воскликнул полковник Ленг.

Я смутилась.

– Просто любопытно.

– Я буду рад, если ты поможешь мне разобраться, Нэнси, – сказал мистер Никерсон. – Голос незнакомый. Кажется, мужской, но не уверен. Очень скрипучий. И произносит всего три слова.

– Какие?

– «Доставка посылки вечером». И сразу вешает трубку. Сначала я решил, что кто-то ошибся номером, но не похоже.

– Может, когда-нибудь доставят! – пошутил полковник Ленг.

– Шеф полиции сказал то же самое, когда я ему пожаловался. Решил, что это работник службы доставки, больной ларингитом.

– Что ж, логично. Всё никак не может вылечиться и доставить тебе посылку! – сказал полковник.

Все рассмеялись, и я не стала продолжать расспросы. Похоже, здесь и правда не было никакой загадки.

– О чём у вас пишут в газетах? – поинтересовался мистер Ленг.

– Скоро пройдёт крупное судебное заседание, – ответил мистер Никерсон. – Только сегодня объявили. Уверен, твой отец тоже там будет, Нэнси.

Мой папа – один из лучших адвокатов города и всегда участвует в крупных процессах.

– А что случилось? – спросила я.

– Компания «Рэкхем» хочет отсудить у Эвелин Уотерс её землю. Снести дом и построить там новую фабрику.

Я ахнула. Перед тем как уйти на пенсию, миссис Уотерс работала в городской библиотеке Ривер-Хайтс. Именно она выдала мне мой первый абонемент и объяснила, как искать в интернете советы для начинающих детективов. Я знала, что миссис Уотерс очень привязана к дому. Её семья – одна из старейших в городе. Они происходили из племени индейцев, коренных жителей этих мест.

– Разве они могут отобрать у неё землю? – спросила я.

– Подробности пока не разглашаются, – ответил мистер Никерсон. – Вероятно, ставят под сомнение её право на владение.

Мама Нэда вздохнула.

– Кошмар. Она такая добрая душа. И почти каждый день трудится в саду.

– Да, миссис Уотерс сильно расстроится, если её заставят переехать, – согласилась я.

– Что ж, будем надеяться, что компания «Рэкхем» проиграет дело, – сказал мистер Никерсон. – Хотя адвокат у них что надо.

Я закатила глаза.

– Неужели отец Дейдры?

Мистер Никерсон кивнул. Помните, я говорила, что мой папа – один из лучших адвокатов Ривер-Хайтс? Так вот, его главный соперник – мистер Шеннон. Мы с его дочерью, Дейдрой, враждуем ещё с младшей школы. Лично я ничего против неё не имею, а вот она терпеть меня не может и всякий раз пытается унизить. Особенно при Нэде, в которого давно влюблена. Видимо, никак не простит, что мне достался объект её мечтаний. К тому же наши отцы часто сталкиваются в суде на крупных процессах. Видимо, с делом Эвелин Уотерс выйдет так же.

 

Нэд взглянул на часы.

– Нэнси, нам пора. Сеанс через двадцать минут.

– Хорошо. – Я поднялась и задвинула стул. – Спасибо за ужин, миссис Никерсон. Было очень вкусно.

– Не за что, моя сладкая.

– Скорее уж солёная, учитывая, сколько я съела фасоли с чесноком! Попкорн в кино в меня уже не влезет.

Полковник Ленг поднялся пожать мне руку.

– Очень рад был познакомиться, Нэнси. Нечасто увидишь такую юную и смекалистую сыщицу!

Я улыбнулась.

– Спасибо, что пригласили на урок с Нэдом. Уже не терпится полетать!

Он кивнул.

– Скоро увидимся.

Мы с Нэдом вышли на улицу. Солнце уже тонуло в реке. Я задержалась на крыльце, чтобы насладиться пейзажем. Небо рассекали ярко-красные полосы. Нэд обнял меня за плечи.

– Красота, – прошептал он.

– Это точно. Обычно от закатов мне становится спокойно на душе, но сегодня, когда творится такое беззаконие, успокоиться сложно.

– Ты об Эвелин Уотерс?

Нэд хорошо меня знал и понимал с полуслова.

– Да. Надо помочь ей сохранить дом. Если папа ещё не согласился защищать её интересы, я его уговорю!

Нэд рассмеялся.

– Если уж Нэнси Дрю взялась за дело, её не остановишь!

Глава вторая. Необычные дела

– Запрыгивайте! – крикнула я Бесс и Джордж, когда остановилась на подъездной дорожке. Они сидели на террасе перед домом Марвинов. Поразительно, как мои лучшие подруги отличались друг от друга, хоть и были двоюродными сёстрами! У Бесс золотистые волосы до плеч, ясные голубые глаза, всегда безупречный макияж и наряд. У Джордж тёмное каре, большие карие глаза, она не красится и в одежде ценит удобство. Наверное, поэтому из нас получается отличная команда – мы все такие разные!

– Я сяду впереди, – объявила Бесс, открывая дверцу. – Иначе у меня юбка помнётся.

Джордж закатила глаза.

– Поэтому нормальные люди ездят по делам в джинсах!

Я улыбнулась.

– Спасибо, что согласились помочь. Ханна составила огромный список, с вами я справлюсь быстрее.

Наша экономка, Ханна Груэн, живёт с нами с тех пор, как умерла моя мама. Мне тогда было всего три годика. Она член семьи и считает, что я должна помогать по хозяйству. А на этой неделе к ней приехали родственники, поэтому Ханна переложила большую часть дел на меня.

– Куда сначала? В сырную лавку или в химчистку? – спросила я, выезжая на дорогу.

– В сырную лавку! – хором ответили девчонки. Конечно, ведь Гарольд Сафер, владелец лавки, всегда угощал нас чем-нибудь вкусным!

По пути я рассказала подругам об ужине у Нэда дома.

– Уроки полётов! – восхищённо воскликнула Джордж. – Повезло ему!

– Ага, только Нэд почему-то не сильно обрадовался. А вот я в полном восторге от того, что мне разрешили пойти с ним.

В эту минуту мы проезжали мимо библиотеки, что напомнило мне об Эвелин Уотерс.

– Кстати, мистер Никерсон сказал, что компания «Рэкхем» хочет отобрать землю миссис Уотерс.

– Что?! – возмутилась Бесс. – Да её семья всегда там жила!

– Знаю, и мне ужасно за неё обидно. Заглянем к ней после сырной лавки?

– Конечно, – согласилась Джордж. – Надо её поддержать.

Я припарковалась за магазином Сафера, и мы вышли из машины.

– Приготовьтесь, – сказала я. – Он два дня назад вернулся из Нью-Йорка.

Бесс тяжело вздохнула. Больше сыра мистер Сафер любил только бродвейские шоу. Точнее, на первом месте были как раз бродвейские шоу, потом закаты и только потом сыр. Может, удастся отвлечь его от рассказов о спектаклях великолепным красным закатом, который я видела вчера?

Открыв дверь, мы услышали мелодию из мюзикла «Звуки музыки». Покупателей в лавке не оказалось – видимо, мы сегодня пришли первыми. Мистер Сафер нарезал ярлсберг – норвежский полутвёрдый сыр – и раскладывал по крекерам, чтобы угощать посетителей.

– Девочки! – воскликнул он. – Какое прекрасное начало дня!

– Здравствуйте, мистер Сафер, – сказали мы хором, и я протянула ему список Ханны. – На этой неделе у нас большие закупки. К Ханне приехали родственники, и еды нужно много.

Мистер Сафер вскинул брови.

– Да, список длинный!

Я кивнула. У Ханны огромная семья.

– Ладно, я же ещё не рассказывал вам о своей последней поездке в Нью-Йорк! – весело пропел мистер Сафер, складывая в пакет сыр. – Побывал аж на четырёх мюзиклах!

– Вкусно, – заметила Джордж, угостившись ярлсбергом. Ей явно хотелось сменить тему.

– А как же! Так вот, в первый же день я отправился на Манхэттен, прямо на…

– Ничего себе, какая у него красная корка! – воскликнула я, показывая на головку сыра за стеклом витрины. – Напоминает вчерашний закат.

Мистер Сафер ахнул.

– Ты тоже его видела?!

Бродвейские шоу тут же были забыты. Бесс мне подмигнула, а Джордж показала большой палец. О мюзиклах мистер Сафер мог болтать целую вечность, а о закатах – всего несколько минут.

– Правда, он был потрясающий? – добавил он.

– Правда, – согласилась я. – Впервые видела настолько красное небо!

– Знаешь, как говорят: ночью небо алое – в море добрый знак!

– А почему? – спросила Бесс. – Что в этом хорошего?

– Хорошего? То, что смотреть на него приятно. А вообще это из старой поговорки: «Солнце красно по утру – моряку не по нутру, солнце красно к вечеру – моряку бояться нечего».

– Тогда ещё не было прогнозов погоды, – объяснила Джордж. – Моряки судили по небу, будет шторм или нет. Закат виден, когда туч нет, – небо чистое, красное. Значит, буря морякам не грозит.

Ничего себе! Видимо, Джордж вычитала это в интернете. Она с ума сходила по компьютерам и успешно их взламывала. А ещё любила находить разные интересные факты в сети.

– А что плохого в красном утреннем небе? – поинтересовалась я.

Мистер Сафер протянул мне первый пакет с сыром и начал наполнять другой.

– Закат на западе, и если там небо чистое, шторма быть не может.

– Погода часто приходит с запада, – вставила Джордж.

– Именно! – воскликнул мистер Сафер, довольный тем, что среди его слушателей есть кто-то сведущий. – А рассвет на востоке, то есть небо ясное впереди, но за хорошей погодой обычно следует плохая, и к тому времени, как корабль туда доплывёт, она может испортиться.

Бесс поморщилась.

– Как-то антинаучно.

Я рассмеялась.

– Да, вряд ли морякам это помогало.

Мистер Сафер протянул мне второй пакет.

– Метеорологические спутники намного полезнее, – признал он, – но я бы всё равно предпочёл смотреть на небо, а не на метеорологическую карту!

– Согласна, – сказала я, расплачиваясь. – Ну, мы пошли. Спасибо, мистер Сафер!

– Я же ещё не рассказал вам про мюзиклы!

– Давайте в следующий раз, – сладким голосом произнесла Бесс, похлопав ресницами. Никто не мог обижаться на Бесс, когда она была так мила. Мистер Сафер улыбнулся.

– Ладно. Хорошего дня, девочки.

– Вам тоже! – сказали мы и вышли из лавки.

– Ух, еле спаслись! – пошутила Джордж, направляясь к машине.

Я уже и думать забыла про мюзиклы. Мне хотелось поскорее увидеть миссис Уотерс.

Всего через несколько минут мы припарковались у её чудесного дома в викторианском стиле, на небольшом холме совсем рядом с библиотекой. Обычно по утрам миссис Уотерс трудилась в саду, но сегодня её там не было. Мы поднялись на крыльцо и нажали на старомодный звонок.

Минуту спустя нам открыли. Я чуть не ахнула. Эвелин Уотерс всегда собирала свои седеющие чёрные волосы в тугую косу, но сегодня они неаккуратно торчали во все стороны. На её щеке я заметила грязь, а на руке – нити паутины.

– Здравствуй, Нэнси, – с улыбкой произнесла она. – Бесс, Джордж! Какая приятная неожиданность!

– Здравствуйте, миссис Уотерс. Мы не вовремя?

– Что вы, что вы! Почему вы так решили?

– Потому что выглядите вы неважно, – прямолинейно заявила Джордж. Бесс легонько толкнула её локтем, а я еле подавила смешок. Джордж всегда предпочитала правду вежливости.

Миссис Уотерс коснулась своих волос и улыбнулась.

– Ты права, – печально обратилась она к Джордж. – Я всё утро провела на чердаке.

– Почему? – удивилась я.

– О, искала свидетельство о собственности. Весь дом уже обыскала!

– Из-за компании «Рэкхем»? Мы слышали про суд. Вот, пришли вас поддержать.

Миссис Уотерс кивнула и провела нас в уютную просторную гостиную. Несмотря на викторианскую архитектуру дома, внутри смешалось множество совершенно разных стилей. На стенах висели ковры с индейскими узорами, комнаты были обставлены мебелью из тёмного дерева в колониальном стиле, а на полу лежал ярко-жёлтый ковёр из грубой шерсти. При этом всё смотрелось довольно органично.

– Вы такие добрые, – сказала миссис Уотерс. – Уверена, я бы с лёгкостью доказала своё право на владение домом, если бы только нашла свидетельство!

– А что говорят в компании «Рэкхем»? – поинтересовалась Бесс, встревоженно нахмурившись.

– Что граница участка проходит не там, где я думала. По их карте дом построен прямо на ней. То есть мне принадлежит только гостиная, а кухня уже, получается, не моя!

– Странно… – пробормотала я. – Зачем вашим предкам было строить дом на самой границе?

– Незачем. Я знаю, что это неправда. Мне только нужен документ, чтобы доказать свою правоту!

– Мы можем как-то помочь? – предложила Бесс.

Миссис Уотерс вздохнула.

– Вряд ли, мои хорошие. Я уже всё обыскала. Мои родители не очень-то ценили порядок. Они не умели правильно хранить важные бумаги.

Не может быть! Как же они воспитали такую организованную, аккуратную дочку?

– Тогда почему вы стали библиотекарем? И причём отличным!

– Это был своеобразный бунт. Не хотела быть похожей на маму!

– Думаете, свидетельство уже не найти? – спросила Джордж.

– Боюсь, что нет.

– Поискать копию в интернете? Многие городские администрации выкладывают документы на собственность в открытый доступ.

– Я уже смотрела, – отмахнулась миссис Уотерс. Для своего возраста она удивительно хорошо разбиралась в компьютерах. Вероятно, потому что работала в библиотеке. У нас в Ривер-Хайтс очень современные библиотеки, оснащённые по последнему слову техники. – Мои предки так давно здесь поселились, что оригинал уже утерян, и сканировать было не с чего. Он пропал во время потопа 1902 года, когда здание мэрии унесло по реке. Дома хранилась копия.

Я ахнула.

– Ничего себе! Уотерсы уже тогда здесь жили, так ведь?

– Задолго до этого! Этот дом третий по счёту. Первый сам развалился, а второй, маленький и без ванных комнат, решили снести, чтобы построить более современный.

– Да ему ведь почти семьдесят лет! – воскликнула Джордж.

– Семьдесят три, – уточнила миссис Уотерс. – Поэтому у меня в голове и не укладывается, зачем же компании «Рэкхем» его отбирать. Разве нельзя построить фабрику в другом месте?

– Не знаю, но мы сделаем всё возможное, чтобы вас выручить, – пообещала я. – Сегодня поговорю с папой.

– О, Нэнси, спасибо огромное! – дрожащим голосом произнесла она. – Конечно, характер у меня сильный, но в этой битве без помощи не обойтись.

– Мы вам поможем, – заверила её я.

– Конечно! – поддержала меня Бесс. – Без вас мы бы даже читать не научились!

Миссис Уотерс засмеялась.

– Это вряд ли. Я в любом случае очень благодарна вам за поддержку.

– Я поговорю с папой и обязательно дам вам знать, – сказала я, когда она провожала нас до двери. С крыльца открывался хороший вид на участок, и моё внимание привлекли руины каменной стены в дальнем углу двора. – Что это?

Она сощурилась.

– А, старый дом! Самый первый. В нём была всего одна комната. Мои предки построили его, когда получили право на эту землю.

– Скажите, а какую часть требует компания «Рэкхем»?

– От кухни и дальше в ту сторону. – Миссис Уотерс обвела рукой двор и руины.

– Значит, мы сможем отвоевать ваш участок! Если ваши предки построили самый первый дом аж вон там, очевидно, граница проходит намного дальше кухни. Компания «Рэкхем» не имеет права на эту землю.

– У них есть свидетельство о собственности, – сказала миссис Уотерс.

– Оно поддельное, – отрезала я. – И мы это докажем.

* * *

Когда я вернулась домой, на кухонной тумбочке меня ждала записка. Я сразу узнала аккуратный почерк Ханны. Она просила позвонить Нэду. Я взяла яблоко из миски, поднялась к себе в комнату и набрала 555–43-40. Нэд ответил после второго гудка.

– Дом Никерсонов, слушаю, – произнёс он сдавленным голосом.

– Нэд? Это ты?!

– А, привет, Нэн! Ох, извини, я думал, это опять наш загадочный курьер.

– Который всё никак не доставит посылку?

Конечно, папа Нэда вчера о нём упоминал!

– Ага. Он позвонил вчера сразу после ужина. Папа пытался узнать его имя, но тот сразу повесил трубку.

 

– Странно… Твой папа рассердился?

– Немножко. Наверное, сначала это казалось ему забавным, а теперь начало надоедать.

– Неудивительно.

– Нам иногда звонили и предлагали купить тот или иной товар или услугу, и меня это порядком раздражало. Вот только как этот курьер узнает, что ошибся номером, если даже не пытается выслушать собеседника?!

– Есть хорошая новость, – сказал Нэд. – У полковника Ленга появилось время для урока. Поэтому я тебе и звонил.

– Мы поедем на аэродром?! Когда?

– Прямо сейчас, если ты готова. Я заеду за тобой.

– Тогда до скорого!

Я положила трубку и закружилась по комнате. Скоро мы взмоем в небо!

Рейтинг@Mail.ru