Нэнси Дрю и гонка со временем

Кэролайн Кин
Нэнси Дрю и гонка со временем

Carolyn Keene

Nancy Drew: Girl Detective #2

A Race Against Time

* * *

NANCY DREW and colophon are registered trademarks of Simon & Schuster, Inc.

Published by arrangement with Aladdin, an imprint of Simon & Schuster Children’s Publishing Division и литературного агентства Andrew Nurnberg.

All rights reserved. No part of this book may be reproduced or transmitted in any form or by any means, electronic or mechanical, including photocopying, recording or by any information storage and retrieval system, without permission in writing from the Publisher.

Copyright © 2004 by Simon & Schuster, Inc.

First Aladdin Paperbacks edition March 2004

© А. А. Тихонова, перевод на русский язык, 2019

© Алиса Перкмини, иллюстрация, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Глава первая
Машина в овраге

Меня зовут Нэнси Дрю, и я всегда придерживаюсь одного правила: в любой игре мне нужна победа.

Это не значит, что я готова на всё, лишь бы пробиться в лидеры, но если уж взялась за дело, доведу его до конца.

Правда, это не всегда так просто. Иногда одно правило исключает другое. Это и произошло на прошлых выходных во время благотворительной гонки «Щедрые колёса» в Ривер-Хайтс.

Я начинающий детектив, и самое главное для меня – не оставлять загадки без ответа. Даже несмотря на то, что по графику последней от нашей команды должна была ехать я, чтобы первой пересечь финишную прямую…

Нет, я забегаю вперёд. У меня такое бывает, когда я чересчур взволнована. Давайте вернёмся назад и начнём по порядку.

Я живу в Ривер-Хайтс – небольшом городке у реки Мускока на Среднем Западе. На первый взгляд может показаться, что это тихое местечко, и летом все жители сидят на качелях на террасе перед домом, потягивают лимонад и гладят собак, которые млеют на солнышке. На самом деле у нас потрясающий город, в котором полно интересных людей.

Каждый год здесь проходит благотворительная гонка «Щедрые колёса». Все полученные деньги переводят в фонд «Доброе сердце», который помогает бедным и обездоленным. Все стараются внести свою лепту, и эта гонка давно превратилась в крупный двухдневный фестиваль.

В этот раз я была в команде вместе с моими лучшими подругами Бесс Марвин и Джордж Фейн и моим парнем Нэдом Никерсоном.

Вечером накануне фестиваля мы собрались в комплексе «КарбоКрам» в центре города вместе с другими пятью командами.

Я надела свой счастливый свитер любимого небесно-голубого цвета. Бесс помогла мне его выбрать несколько лет назад. Сказала, что он хорошо оттеняет мои глаза и подходит к золотисто-рыжим волосам. Я обычно о таких вещах не задумываюсь, а вот Бесс в этом разбирается.

Мне нравится мой свитер, потому что чем дольше я его ношу, тем мягче он становится, прямо как джинсы. Само собой, он красивый, но главное: в нём я чувствую себя комфортно.

А ещё он приносил мне удачу на всех соревнованиях, в которых я участвовала. Поэтому, следуя традициям – или суевериям? – я надела его и в тот вечер, хоть он и был уже слегка выцветшим и потёртым.

Мы пришли в «КарбоКрам» не только за бесплатным угощением – лапшой, овощами и фруктами, – а ещё ради того, чтобы раздобыть информацию о грядущей гонке и наших соперниках. И, конечно, внести плату за участие.

Все участники собирали подписи у друзей, родных, соседей и даже случайных прохожих. Тот, кто соглашался их поддержать, обещал пожертвовать определённую сумму за каждую милю, которую пройдёт выбранная им команда, и сделать отдельный взнос, если она займёт призовое место.

Мы с Бесс и Джордж сидели за длинным столом перед тарелками спагетти, а вот Нэд опаздывал.

– В этом году я собрала на несколько сотен долларов больше, чем в прошлом, – сообщила нам Бесс, показывая содержимое своего конверта.

Ей всегда было легко собирать пожертвования. Людей привлекали её волнистые светлые волосы, большие голубые глаза, длинные ресницы, идеальные зубы и прямой нос.

Обычно таким красавицам люто завидуют, но у Бесс был замечательный характер и добрый нрав, поэтому все сходили по ней с ума. А если кто её не любил, так это потому, что ещё не успел познакомиться с ней поближе.

– Насколько я знаю, в этом году все особенно щедрые, – сказала Джордж. – Того и гляди «Щедрые колёса» поставят новый рекорд!

Джордж на самом деле звали Джорджией, но она предпочитала прозвище. Они с Бесс были двоюродными сёстрами, чего по ним, правда, не скажешь. Общего у них было мало – кроме меня, конечно. У Джордж тёмные каштановые волосы, карие глаза, высокий рост и худощавая фигура. Она настоящая спортсменка, а Бесс скорее любитель. Поэтому в гонке у Джордж была ведущая роль, а Бесс отвечала за фургон поддержки.

– Где Нэд? – спросила Бесс, бросив взгляд на часы. – Всё ещё на учёбе?

– Он собирался на какой-то особый семинар в университете, но уже должен был освободиться, – ответила я. – Рано или поздно появится. Не устоит перед бесплатными спагетти.

– Уверена? – с сомнением уточнила Джордж. – Знаю, звучит дико, но иногда он предпочитает чтение еде! Стоит ему погрузиться в книжку, и его от неё за уши не оттащишь.

Она была права, и я, честно говоря, немножко сердилась на Нэда. Как он мог задержаться после того, как я дважды попросила его прийти вовремя? Ведь нам было важно собраться всем вместе накануне гонки и ещё разок обсудить стратегию!

– Я уже говорила, что завтра нас придёт поддержать вся моя семья? – спросила Бесс. – Кстати, Нэнси, твой папа успеет вернуться?

– К началу вряд ли. Он собирался приехать домой завтра вечером. Зато на финал точно попадёт.

Мой папа, Карсон Дрю, считался лучшим адвокатом в Ривер-Хайтс. Мама умерла, когда мне было три. Жить без неё тяжело, но отец обо мне заботится, и я всегда могу на него положиться. Неделю назад он уехал в столицу штата, работать над крупным судебным процессом, и обещал вернуться к тому моменту, как я буду пересекать финишную черту. Я не сомневалась: папа сдержит слово.

– Ты уже всё собрала? – обратилась Джордж к сестре, щедро наматывая спагетти на вилку.

– Конечно, – ответила Бесс, потягивая сок. – Загрузила всё, что нам потребуется: еду, насос, ящик с инструментами и остальное. Даже твой второй велосипед, Джордж, и ещё запасные шорты и кофты с цветами нашей команды. На всякий случай.

– Здорово, что они решили воспользоваться GPS, – заметила Джордж, просматривая программку. – Отличная вещь. Причём датчики будут специально крепить так, чтобы до окончания гонки их нельзя было снять или подменить. Взломать тоже не получится. Мне знакомый однажды дал покопаться в таком – даже у меня ничего не вышло. Ну, по крайней мере, пока что.

Джордж у нас местный технический гений. Она не только разбирается в компьютерах и с лёгкостью находит всю нужную мне для расследований информацию в интернете, но и умеет переделывать разную электронику во всякие полезные примочки.

– Это нужно для того, чтобы все команды соблюдали правила? – уточнила Бесс.

– Именно, – ответила я. – Все должны ехать по одному маршруту, делать привалы, останавливаться на перекус и разбивать лагерь на ночь в одно и то же время. С GPS никто не сможет обмануть жюри.

– Кстати об обманщиках, – прошептала Джордж, – к нам идёт один из них.

– Ну-ну, кто тут у нас? Знаменитая Нэнси Дрю!

Мне даже не потребовалось поднимать взгляд, чтобы понять, кто это сказал. Ещё с первого класса у неё был ужасно противный, как будто плаксивый голос.

– Привет, Дейдра. Я видела твоё имя в списке. Кто у тебя в команде?

– Эван и Тэд Дженсены. Фургон будет вести Малькольм Прайс.

Имена были мне знакомы, но лично я этих ребят не знала. Так или иначе, меня вовсе не удивило, что Дейдра отобрала в свою команду только парней. Она всегда любила окружать себя молодыми людьми.

– Вижу, в твоей команде недостаёт одного велосипедиста, – добавила она, обводя нас беглым взглядом. – Где Нэд? Почему не с вами? Неужели он вас бросил? Кажется, у него сегодня учёба? Наверное, задержался в университете.

Дейдра – одна из тех девчонок, к которым невозможно относиться по-дружески, потому что они всем стараются нагадить. Она даже выглядит стервозно, как Круэлла де Виль, но при этом у неё красивые чёрные волосы, зелёные глаза и бледная кожа. Хотя внешность у неё приятная, характер просто ужасный. Думает Дейдра только о себе любимой и явно считает, что мир вертится вокруг неё.

Я решила не обращать внимания на то, что она сказала про Нэда. Все знали, что он очень нравится Дейдре, только я в ней соперницу не видела. Как говорил мой папа: «Дрю нет смысла пасовать перед Шеннонами».

Отец Дейдры тоже известный адвокат, но обычно он проигрывает моему, когда они встречаются в суде. И я не намерена упасть в грязь лицом перед его дочерью.

– С Нэдом всё в порядке, но очень мило, что ты спросила, – вежливо произнесла я и мило улыбнулась. Чтобы справиться с Дейдрой, надо её нервировать, а для этого лучше всего не делать того, что она от вас ожидает. Улыбка – самое подходящее оружие.

– Папа мне купил обалденный велосипед специально для гонки, – похвасталась Дейдра.

Раз она резко сменила тему, значит, этот раунд за мной.

– Вот как? – отозвалась я, всё ещё улыбаясь.

– Он просто идеальный! Итальянский, и сделан из тех же материалов, что и реактивные истребители. Раму изготовили вручную, сорок пять скоростей, педали со специальными шипованными насадками, гелевое седло, удлинение руля, спицы из титана. Стоит больше пяти тысяч долларов!

– Здорово, Ди-Ди. Будем ждать тебя на финише, – сказала Джордж, поднимаясь из-за стола, и пошла за добавкой.

Дейдра покраснела. Ей не нравилось, когда её звали прозвищем из начальной школы.

– Да ну? Что ж, посмотрим, кто кого будет ждать, Джорджия.

 

Так себе ход, но всё же я знала: Джордж это задело. Она терпеть не могла, когда к ней обращались по полному имени.

– Тебя, конечно, на велосипед никто не посадит, Бесс, – продолжила Дейдра, нападая на новую жертву. – Наверняка будешь вести…

Бз-з-з-з… Ж-ж-ж-ж. Резкий шум микрофона перебил её.

– Дамы и господа… дамы и господа… пожалуйста, займите свои места.

Один из организаторов, Ральф Холман, поднялся на большую сцену в углу комнаты. Дейдра поспешила к своей команде.

– Очень рад всех вас видеть, – сказал мистер Холман. – Завтра и в воскресенье погода обещает быть замечательной. Надеюсь, мы все отлично проведём время и поставим новые рекорды! Как вам известно, гонку спонсирует «Фонд Махоуни», а все собранные пожертвования перейдут благотворительному фонду «Доброе сердце». Главный приз в этом году предоставит супруга почившего Корнелиуса Махоуни, миссис Махоуни.

Все захлопали, и многие даже встали, чтобы проявить уважение к миссис Махоуни. Её муж был потомком Этана Махоуни, одного из первых поселенцев нашего города в девятнадцатом веке. Когда Этан обнаружил, что под его земельным участком находятся залежи железной руды, он основал «Корпорацию наковален Махоуни». Идея окупилась. Сейчас фондом Махоуни, который оценивался в миллиарды долларов, заведовала жена Корнелиуса.

Когда все сели, Джордж вернулась к нам с полной тарелкой.

– Нэд так и не явился? – прошептала она, оглядываясь по сторонам. – Может, напишешь ему или позвонишь?

Я подумала о том же самом и даже уже достала телефон и набрала номер Нэда. Раздражение сменилось тревогой. Да, иногда у него ветер гуляет в голове, но важные события он никогда не пропускает. Или, по крайней мере, предупреждает заранее.

В трубке пошли длинные гудки, а потом включилась голосовая почта.

– Привет, Нэд, – тихо произнесла я. – Мы тут наедаемся лапшой и очень по тебе скучаем. Перезвони мне на мобильный, ладно?

Я переключила телефон на вибрацию и положила рядом с собой. На сцену вышла миссис Махоуни. Она подошла к микрофону и заговорила пронзительным голосом, в котором сквозила гордость. Волосы у неё, как всегда, были аккуратно уложены и блестели, и хоть оделась она по-простому, в приталенный пиджак и широкие брюки, выглядела так, словно сошла с обложки модного журнала.

– Добрый вечер! Спасибо, что решили принять участие в этой захватывающей гонке. Ваша приверженность доброму делу греет мне душу и наверняка порадовала бы моего милого покойного мужа.

Конечно, в миссис Махоуни говорила слепая любовь, когда она называла Корнелиуса «милым». По словам тех, кто знал его лично – включая моего отца, – милым он точно не был. Скорее отталкивающим и неприятным, причём многие подозревали его в мошенничестве и подозрительных финансовых махинациях. Только вот миссис Махоуни всегда вспоминала его как щедрого человека. Никто не разубеждал её, поскольку, в отличие от Корнелиуса, его жену все любили.

Я слушала миссис Махоуни вполуха. Всё моё внимание занимал мобильник. Я неотрывно смотрела на тёмный экран, дожидаясь звонка Нэда и ощущая нарастающую тревогу.

– Не забывайте, вы сражаетесь не только за этот трофей! – Миссис Махоуни показала рукой на пьедестал перед собой. На нём возвышался большой памятник наковальне, выкрашенный под золото. – Разумеется, получить приз – большая честь, но главная награда – возможность помочь тем, кому в жизни не так повезло, как нам с вами. Отдельное спасибо за то, что вы готовы помочь ближнему.

Снова раздались аплодисменты, и у меня завибрировал телефон. Сердце ёкнуло. Я кивнула Бесс и Джордж, встала из-за стола и вышла в коридор.

– Алло? – сказала я, сжимая телефон дрожащей рукой. – Наконец-то ты позвонил!

В трубке раздался низкий, гулкий голос.

– Здравствуй, Нэнси. Это Джеймс Никерсон.

Я не ожидала услышать отца Нэда. Где же сам Нэд? Что с ним случилось? На меня нахлынула лавина тревожных мыслей, и я на минуту отстранилась от всего.

– Извините, мистер Никерсон, можете повторить?

– Я знаю, ты занята. Я не отниму у тебя много времени. Можешь передать трубку Нэду? У него телефон выключен.

– Его здесь нет. Я сама буквально только что оставила ему сообщение на голосовой почте. Наверное, он ещё в университете.

– Нет, поэтому я тебе и звоню, – с раздражением ответил мистер Никерсон. – Я только что разговаривал с профессором Германом. Он сказал, что Нэд ушёл несколько часов назад. Попроси его мне перезвонить, когда он придёт, ладно?

– Конечно.

Я захлопнула свой телефон-раскладушку и вернулась в зал.

Бесс выбежала мне навстречу.

– Здесь Чарли Адамс! Он хочет с тобой поговорить. Ты узнала, где Нэд? У него всё в порядке? Когда он приедет?

– Понятия не имею, – честно ответила я и пересказала ей наш с мистером Никерсоном разговор. Тут к нам подошли Джордж с Чарли.

Чарли в моих глазах – местный супергерой. Он работает в лучшем автосервисе Ривер-Хайтс и приезжает на грузовике по срочным вызовам. Мне не раз доводилось благодарить его за то, что он вытащил мою машину из канавы, завёл её, когда сел аккумулятор, привёз шину, чтобы заменить сдувшуюся, и ещё одну, чтобы положить мне в багажник на всякий случай, потому что моя запасная оказалась бракованной, и так далее.

– Привет, Чарли! – поздоровалась я. – Как дела?

– Привет, Нэнси. Выглядишь отлично. Надеюсь, твоя команда победит в гонке.

– Спасибо, Чарли. С моей машиной что-то не так?

– Не-а, и с машиной Нэда теперь тоже всё в порядке. Я её починил, уже можно забирать.

– В смысле?

– А что случилось с его машиной? – вмешалась Бесс.

– Да ничего, с чем не справились бы буксировка и пара ударов молотком. Он съехал в овраг. Ударился капотом о камень, большая вмятина осталась, но я с ней уже разобрался.

– Какой овраг? Какой камень? Давай сначала, Чарли, – взмолилась я. Иногда его очень сложно понять. Он как-то ненамеренно говорит загадками, и через разговор приходится буквально продираться.

– О, так ты ничего не знаешь? – догадался Чарли. – Ладно. Ну, я возвращался в сервис после срочного вызова. Еду такой по дороге, гляжу – из оврага выглядывает бампер автомобиля Нэда. Там течёт небольшой ручей, и машина прямо в него и заехала.

– Это где?

– Видела большой белый клён на Шейди-роуд? Вон прямо там, перед поворотом. Ну там ничего серьёзного не было. Машину я быстро вытащил, привёз в гараж и починил.

– А где сам Нэд?! – в отчаянии спросила я.

– Этого я не знаю, – ответил Чарли. – Я нашёл только машину. В ней было пусто. Никого.

Глава вторая
Где Нэд?

– Никого! – повторила я. – То есть Нэда в машине не было?

– Он бы её не бросил, – заметила Джордж.

– Почему же? – возразила Бесс. – Телефон у него выключен. Может, бензин кончился, а зарядка на телефоне села. Поэтому он пошёл в город пешком и… Нет, он уже давно пришёл бы! Да, Нэнси? Куда же он пропал?

Бесс как с языка сняла вопрос, который меня тревожил. Где же ты, Нэд?

– Чарли, когда это всё произошло? – уточнила я.

– Несколько часов назад. Меня вызвали, но машину забирать в гараж не пришлось. Починил на месте. Чарли – починка на дому! Вот мой слоган.

– Здорово, – с улыбкой ответила я. – Как думаешь, куда мог пойти Нэд? Следов ты не заметил? Или, может, он что-нибудь уронил?

– Честно скажу, Нэнси, я ни на что такое внимания не обратил. Тоже подумал, что Нэд пошёл пешком в город. Думал, сначала позабочусь о машине, а там с ним встречусь. Только пока ещё его не видел.

– Ты заглядывал под капот? Не ясно, почему он свернул с дороги? Может, что-то не так с тормозами? Или с рулём?

– Я внимательно всё осмотрел, – заверил меня Чарли. – Тормоза и руль в порядке. Амортизатор тоже. Шины не сдулись. Не похоже, чтобы он потерял управление. Да и вообще не было никакой причины съезжать с дороги. Он как будто намеренно свернул в овраг.

– Ясно. Спасибо, Чарли.

Я хотела благодарно улыбнуться, но получилось неважно. Развернулась и отошла в сторону, чтобы немного подумать. Сложно было сохранять спокойствие после таких новостей.

– Наверное, поеду в гараж, – сказала я, обращаясь к Бесс и Джордж. – Взгляну на его машину. Вы оставайтесь здесь, потом расскажете всё, что узнаете про гонку. Я скоро вернусь.

Я предупредила Чарли и поехала за его грузовиком на своей машине. В гараже стоял автомобиль Нэда, и выглядел он даже лучше, чем в прошлый раз, когда я его видела. Чарли постарался на славу. Казалось, никакой аварии и не было.

Первым делом я проверила, нет ли чего подозрительного на колёсах. Как выяснилось, к ним налипли только мелкие камешки и веточки – ничего необычного. Чарли пошёл ответить на телефонный звонок, и я быстренько заглянула в его грузовик. Там тоже ничего не нашлось, и я залезла в машину Нэда.

Тут меня ждало сразу несколько сюрпризов. Во-первых, телефон лежал в бардачке. Нэд всегда брал телефон с собой, а в машине прятал в карман или цеплял на пояс. Я бросила находку в свой рюкзак. Во-вторых, под водительским креслом лежала куча всякого мусора, которого хватило бы на целую гаражную распродажу!

Я схватила зонтик с заднего сиденья и одним ловким движением вытащила разный хлам: визитки, открытки на день рождения, CD, монетки, листья, шариковые ручки, медный медальон, распечатанную на принтере карту, гаечный ключ и сломанную пластиковую вешалку для одежды.

Я разложила всё на сидении и внимательно изучила. Бумажки, монетки, ручки, гаечный ключ – ничего особенного. Диск я ему подарила на день рождения.

Меня смутил только медный кулон, который я раньше не видела. Я завернула его в салфетку и спрятала в карман. Под пассажирским сиденьем ничего ценного не обнаружилось, так что я попрощалась с Чарли и поехала обратно в «КарбоКрам».

На парковке я достала из рюкзака телефон Нэда и прослушала голосовую почту – разумеется, только в целях расследования. Сообщений оказалось всего три: два от его отца и одно от меня.

Девчонки ждали меня в вестибюле.

– Ты как раз вовремя! – воскликнула Джесс. – Мы только вышли.

– Нэд так и не появился, – сообщила Джордж. – Ты что-нибудь нашла?

– Можно и так сказать. Подождите секунду. Я спрошу администратора – возможно, он оставил нам какое-нибудь сообщение.

Я подошла к девушке за стойкой, а она в свою очередь поспрашивала сотрудников. К сожалению, Нэд никому не звонил и не просил ничего передать. Я вернулась к подругам.

– Нет, он сюда не звонил.

– Так что ты нашла в машине? – поинтересовалась Джордж.

– Во-первых, его телефон. И вот что странно. Он включён!

– Значит, моя теория о севшей батарейке провалилась. – Бесс вздохнула. – Зачем тогда Нэд оставил его в машине?

– Да, на него не похоже. А во-вторых, я нашла вот это. – Я показала медный медальон овальной формы, с небольшим отверстием. На крышечке были выгравированы два символа, похожие на рыболовные крючки.

– Что-то мне это напоминает, – сказала Джордж.

– Знак зодиака? – спросила Бесс.

– Точно! – поддакнула я. – Это знак Близнецов.

– Наверное, украшение? – предположила Бесс. – Через отверстие можно продеть ленту или цепочку и носить его как кулон.

– Или повесить на связку ключей, – добавила Джордж.

– Близнецы… – Что-то меня смущало, но я никак не могла понять что. На душе вдруг стало неспокойно. Отчаянно захотелось действовать. – Я отыщу Нэда. Поехали туда, где Чарли нашёл его машину.

Девочки ничего не ответили. И так было ясно, что они поедут со мной. Мы выбежали на парковку и запрыгнули в мой автомобиль.

До Шейди-роуд мы ехали в полной тишине. Ещё миль через восемь я затормозила у огромного белого клёна перед поворотом.

Белые клёны знамениты своими громадными размерами. Они считаются одними из самых красивых и высоких деревьев. У них широкий ствол и толстые ветви в три фута диаметром, которые растут прямо, а потом начинают медленно загибаться вверх. На такой ветке можно выстроить в ряд трёх-четырёх человек, и она даже не дрогнет.

– Вот! – крикнула Джордж, выбегая на дорогу. – Тот самый клён. Здесь Нэд съехал в овраг.

В висках стучало: «Тук-тук-тук». Я взяла свой рюкзак и вместе с Бесс поспешила за подругой.

Грязные следы шин виднелись на дороге и среди сорной травы. Они терялись в камышах у самого края оврага. Одни следы были крупнее других – наверное, их оставил грузовик Чарли.

– Как думаешь, там есть змеи? – тихонько спросила Бесс, разглядывая камыши.

– Если и есть, они сразу уползут, когда нас услышат, – резко ответила Джордж. Иногда сестра её раздражала. Они хорошо ладили, но когда расходились во мнениях, непременно разгорался спор. Мне всегда становилось неуютно, когда они ругались.

Я подошла туда, где машина Нэда съехала в овраг. Все сорняки были придавлены к земле. В грязной земле у ручья я заметила много следов с отчётливыми узорами на подошве. Было ясно – их оставили три разные пары обуви.

 

Я пошла вдоль одной цепочки следов. От углублений в грязи они перешли в комки влажной грязи на траве. Постепенно следы вывели меня обратно на дорогу. Другие следы вели в сторону Ривер-Хайтс.

– Что делаешь? – спросила Бесс.

– Изучаю следы. На вид свежие – скорее всего, сегодняшние.

– Чарли ничего не говорил о следах, – заметила Джордж.

– Он же сказал, что не присматривался. Наверное, был сосредоточен на своей работе. А я сейчас сосредоточена на своей.

Следующими я изучила следы, которые вели от водительской двери к кромке воды, а оттуда обратно на дорогу. Они оборвались в нескольких ярдах от того места, где стояла машина Нэда.

– Наверное, это был Чарли, – заключила я, показывая на землю. – Смотрите. Он проверил, нет ли Нэда в машине и остался ли ключ зажигания, подошёл к капоту, осмотрел его, потом вернулся к заднему бамперу и прикрепил автомобиль к своему грузовику.

– Похоже на следы шин от грузовика, – заметила Джордж.

– Точно, – согласилась я. – Здесь он подошёл к грузовику, сел за руль и вытащил машину Нэда из оврага.

– А другие следы? – спросила Бесс.

– Они тоже идут от двери со стороны водительского сиденья. Всего здесь три набора следов – одни, само собой, принадлежат Нэду. Другие – Чарли. А третьи?

Мне стало немного не по себе. Вдруг этот неизвестный сделал что-то с Нэдом?

Мы прошли вдоль третьей цепочки следов.

– Они выходят на дорогу, а потом обрываются, – заключила Бесс.

– Наверное, тот, кому принадлежат эти следы, сел в машину и уехал, – предположила я.

– Почему ты хмуришься? – спросила Джордж. – О чём думаешь?

– Да вот… Нэд куда-то пропал, никому не позвонил, не предупредил. На него это не похоже. Машину тут бросили вместе с телефоном. Может, и сам Нэд где-то здесь?

Я огляделась. На поле опустились бледно-серые сумерки.

– Нэд! – закричала я. – Нэд, ты здесь?!

Рейтинг@Mail.ru