Нэнси Дрю и дело о красном ара

Кэролайн Кин
Нэнси Дрю и дело о красном ара

Carolyn Keene

Nancy Drew: Girl Detective #8

The Scarlet Macaw Scandal

* * *

Published by arrangement with Aladdin, An imprint of Simon & Schuster Children’s Publishing Division и литературного агентства Andrew Nurnberg.

NANCY DREW and colophon are registered trademarks of Simon & Schuster, Inc.

NANCY DREW: GIRL DETECTIVE is a trademark of Simon & Schuster, Inc.

All rights reserved. No part of this book may be reproduced or transmitted in any form or by any means, electronic or mechanical, including photocopying, recording or by any information storage and retrieval system, without permission in writing from the Publisher.

First Aladdin Paperbacks edition November 2004

Copyright © 2004 by Simon & Schuster, Inc.

© А. А. Тихонова, перевод на русский язык, 2020

© Алиса Перкмини, иллюстрация, 2020

© ООО «Издательство АСТ», 2021

* * *

Позвольте представиться: Нэнси Дрю.

Друзья называют меня Нэнси. Враги – по-разному, например: «Девушка, которая испортила мне всё дело». Честное слово, они так и говорят! Впрочем, чего ещё ожидать от преступников? Видите ли, я – детектив. Ну, не совсем. Лицензии или вроде того у меня нет. Ни значка, ни пистолета. Во-первых, потому что к пистолету я бы и так не притронулась, а во-вторых, по закону я не могу носить оружие. Зато я достаточно взрослая для того, чтобы обращать внимание на несправедливость, обман и подлые поступки. И знаю, как остановить негодяев, поймать их и отдать в руки полиции. К этому у меня подход очень серьёзный, и ошибаюсь я крайне редко.

Мои лучшие подруги, Бесс и Джордж, не всегда со мной согласны. По их мнению, я то и дело допускаю ошибки и меня приходится выручать, чтобы я не упала в грязь лицом. Бесс говорит, что я плохо одеваюсь. По-моему, у меня обычный повседневный стиль. А Джордж считает, что я безответственная. Это она про те случаи, когда я в очередной раз забываю заправить машину или захватить с собой достаточно денег на обед. Правда, обе они прекрасно понимают, что к преступлениям я подхожу со всей ответственностью. Всегда.

Нэнси Дрю

Глава первая
Удачное начало

Мы приземлились на полосу ненамного шире нашего маленького самолёта, и Бесс сжала мою руку. Её голубые глаза сияли.

– Нэнси Дрю! Поверить не могу, что мы наконец прилетели! – сказала она, расплываясь в улыбке.

Конечно, я радовалась не меньше. А как же иначе?

Мы с Бесс и Джордж собирались провести целую неделю в дождевом лесу Коста-Рики вместе с командой волонтёров, чтобы помочь группе учёных из университета Ривер-Хайтс изучить влияние туризма на дикую природу.

– Нас ждёт лучшая неделя на свете, – заверила я подруг, попутно собирая волосы в конский хвост.

– Да шут с ней, с этой неделей, – проворчала Джордж. – Мне главное, что мы наконец вылезем из самолёта.

Сразу после полной остановки она вскочила с кресла и потянулась, разминая затёкшие мышцы, а потом добавила:

– Кто бы мог подумать, что до национального парка Корковадо так долго добираться…

Дэн Марголис, высокий и привлекательный учёный-эколог, вежливо её поправил.

– Боюсь, мы ещё не добрались.

Джордж подняла брови и воскликнула:

– Только не говорите, что надо снова садиться в самолёт! Мы и так за сегодня три сменили!

Дэн рассмеялся и покачал головой.

– Нет, доедем на такси.

– На такси, – задумчиво повторила Джордж. – Ладно, это я переживу. А далеко на нём ехать?

– Где-то миль сорок, – ответил Дэн. – Но к нашей базе ведёт всего одна узкая, неасфальтированная дорога, которая проходит через лес. Так что будем на месте ещё часа через два, не раньше.

– Два? – ахнула Бесс, и они с сестрой обменялись усталыми взглядами.

Я прекрасно их понимала. Мы покинули Ривер-Хайтс много часов назад, и мне уже казалось, будто мы путешествуем не первый день. Правда, все тревоги рассеялись, когда я сошла с трапа. Вокруг меня раскинулся поистине райский пейзаж.

Справа мерцал нежной синевой глубокий Тихий океан, а слева возвышался густой тропический лес. По небу летали разноцветные птицы, а белый песчаный пляж тянулся на много миль вдоль побережья. Я набрала в лёгкие свежего чистого воздуха и прикрыла глаза, наслаждаясь тёплыми лучами масляно-жёлтого солнца. В нашем родном Ривер-Хайтс сейчас стояла глухая зима, и меня безумно радовала возможность хоть неделю отдохнуть от снега и мороза.

Вслед за мной из самолёта вышли все остальные пассажиры, и Бесс воскликнула, тут же нацепив солнечные очки:

– Я и не знала, что здесь так красиво!

– Смотрите, – заметил Дэн, показывая на ближайшее дерево. – Кое-кто за нами наблюдает.

Я подняла взгляд и невольно ахнула. На крепких ветвях на самом верху громадного дерева сидели четыре обезьянки. Они смотрели на нас с неприкрытым любопытством.

– Белоголовые капуцины?

– Да, Нэнси, вы угадали, – с улыбкой ответил Дэн. – Это видно по их окрасу. В дождевом лесу нет других обезьян с такими яркими чертами. Их белая мордочка, шея и грудь очень интересно контрастируют с тёмно-коричневой шерстью на макушке и всём теле.

– Они как чашка с капучино, – вставила Бесс. – Наверху белое пенистое молоко, а под ним – крепкое тёмно-коричневое эспрессо.

– Верно, – согласился Дэн, надевая очки-авиаторы.

Я достала бинокль, надеясь лучше разглядеть обезьян, и обнаружила, что они перебираются на ветки пониже, словно хотят в свою очередь разглядеть нас. Мне ещё не приходилось такого видеть.

– Странно, что они нас не боятся, – заметила Джордж.

Мне вспомнился абзац из справочника, который я изучила перед поездкой. Он как раз объяснял поведение обезьян, и я решила его пересказать.

– Это вполне естественно. Капуцины по натуре очень любопытные и не стесняются приближаться к людям в отличие от других видов, обитающих в Коста-Рике. Вот беличьи обезьяны, или саймири, встречаются редко и живут только в безлюдных, уединённых местах.

Я замолчала, а потом добавила:

– Мы вряд ли увидели бы их у аэропорта.

На этих словах я улыбнулась, потому что так называемый аэропорт представлял из себя одну взлётно-посадочную полосу, залитую цементом и окружённую песком.

– Да, поэтому саймири мы на этой неделе изучать не будем, – сказал Дэн. – Однако я впечатлён вашими познаниями. Наверное, вы слышали и про другие виды, которые здесь водятся?

– Конечно! – ответила я. За последние несколько недель мне удалось много всего узнать о дикой природе Коста-Рики, и я рассказала бы про обезьян ещё раньше, но боялась показаться занудной всезнайкой. А теперь Дэн сам меня спросил…

– Ещё есть колумбийский ревун, и его проще услышать, чем увидеть. Их голоса разносятся где-то на километр, даже в густом дождевом лесу. А ещё в Коста-Рике живут коаты, паукообразные обезьяны. У них длинные, узкие лапы, которые помогают им карабкаться по деревьям, и они двигаются быстрее любой другой обезьяны в Центральной Америке. Говорят, коаты так быстро перебираются с дерева на дерево, что со стороны может показаться, будто они летают!

Дэн провёл рукой по своим густым светлым волосам.

– Вижу, вы хорошо подготовились.

– Как всегда, – сообщила Джордж, снимая обезьян на фотоаппарат. – Чего вы ещё ожидали от знаменитой Нэнси Дрю?

Дэн разинул рот от удивления.

– Вы та самая Нэнси Дрю? Детектив? Невероятно! Я читал о вас в «Вестнике Ривер-Хайтс».

Я кивнула, заливаясь краской. Всё никак не могла привыкнуть к такому. Конечно, про меня знали чуть ли не все жители Ривер-Хайтс, но я не особенно старалась завоевать репутацию талантливой начинающей сыщицы. Просто помогала всем, кому это требовалось. Да, признаться честно, иногда намеренно пыталась наткнуться на интересную тайну, но в Ривер-Хайтс всегда что-то происходило, и тайны сами зачастую находили меня.

Джордж навела объектив на Дэна, и он приобнял меня за плечо.

– Сделаете мне копию этого снимка? – попросил Дэн.

– Не вопрос, – ответила Джордж с широкой улыбкой.

– Ты смотри, Джордж, а то плёнка закончится ещё до того, как мы доберёмся до базы! – подтрунила над сестрой Бесс.

– А у меня цифровой фотоаппарат, – ответила Джордж. – У него хватит памяти на двести снимков.

– Ну конечно, как же я не подумала! – воскликнула Бесс, хихикая. – Разумеется, моя двоюродная сестрёнка взяла цифровой.

Дэн растерянно на них взглянул.

– Вы что, сёстры?!

Наши новые знакомые часто этому удивлялись. Дело в том, что Джордж была высокая и худая, с короткими тёмными волосами, и носила удобную спортивную одежду. Как и все мы – ну, почти все, – она казалась немного помятой и уставшей после долгого дня в пути. А вот Бесс, миниатюрная и более пышная, оставалась безупречной в брюках цвета хаки и розовой хлопковой рубашке. Джордж выглядела так, будто готова была сейчас же отправиться на прогулку по диким тропам, а Бесс – словно собиралась позировать для обложки модного журнала.

Однако увлечение модой вовсе не означало, что у неё ветер в голове. У Бесс были золотые руки, и она могла с лёгкостью починить любой двигатель или мотор. Причём этот удивительный талант не раз пригождался мне в расследованиях.

Наконец из самолёта выгрузили наш багаж, и начальница экспедиции, Парми́ндер[1] Пáтель, сложила руки рупором, чтобы все её услышали.

 

– Заберите свои вещи и подходите вон к тому большому валуну.

Мы с Парминдер познакомились сегодня утром. Нам попались соседние места в первом самолёте.

Красивая учёная с тёмными волосами до плеч и большими карими глазами говорила с приятным британским акцентом, поскольку родилась в Индии, но выросла на севере Лондона. Десять лет назад она переехала в Ривер-Хайтс и возглавила научный отдел в нашем университете. Её сильно увлекала защита окружающей среды, и она первая в истории решила возглавить экологическую экспедицию в национальный парк Корковадо.

Я надела рюкзак на плечи и подошла с ней поздороваться.

– Привет, Нэнси, – сказала Парминдер. – Как настроение?

– Отлично! Я очень рада, что смогла сюда прилететь.

Учёная просияла.

– Это ты ещё не видела нашу базу! Она чудесная. Десять лет сюда приезжаю, а всё никак не привыкну ко всей этой красоте. Что флора, что фауна – просто сногсшибательные!

Парминдер махнула рукой на старый грузовик, с грохотом несущийся в нашу сторону. Из-под тяжёлых колёс поднимались облака пыли, застывая в воздухе, словно грозовые тучи.

– Прекрасно, – сказала Парминдер. – А вот и первое такси, как раз вовремя!

Мне ещё не доводилось видеть такие! Это был огромный автомобиль-пикап с узкими деревянными скамейками по бокам открытой грузовой части. Парминдер забралась на сиденье, а вслед за ней – третья учёная, Мэри Ву. Даже странно, что мы с Мэри никогда раньше не пересекались. Она родилась и выросла в Ривер-Хайтс, и её родители владели моим любимым китайским ресторанчиком. Мэри улыбалась так же широко и гостеприимно, как отец, а от матери получила густые блестящие чёрные волосы, но выкрасила их в фиолетовый. Сегодня на ней были рваные джинсы и тёмная майка с надписью The Kitchenettes. Так называлась какая-то новая музыкальная группа из Торонто. Мы с девчонками о ней не знали, но Мэри дала мне послушать несколько песен, пока мы сидели в самолёте, и они оказались очень даже ничего.

Вслед за Парминдер и Мэри в грузовик забрались четыре волонтёра: Стефани, Кара, Элиза и Бенита. Они все состояли в женском объединении университета Ривер-Хайтс, «Каппа Дельта Тета».

– Поскольку нас двенадцать, можем разбиться на две команды, – сказала Парминдер. – Здесь ещё осталось свободное место.

– Я поеду с мисс Дрю, – вызвался Дэн.

– Я тоже, – добавила Бесс. – Мне бы хотелось дождаться нормального такси. Не хочу ехать в машине без верха. У меня причёска испортится.

Мэри хихикнула.

– Бесс, ты забыла, что мы в дождевом лесу? Это и есть нормальное такси!

– О… – протянула Бесс, но быстро оправилась. Она достала из сумки розовый шёлковый платок и обернула вокруг головы. А когда к нам подъехал второй грузовик, первой же забралась на скамью. Джордж устроилась рядом с сестрой, а вслед за ними в машину сели Бад и Кэти Рислинг. Мы представились друг другу, и я выяснила, что Бад – фотограф, а Кэти преподаёт философию в университете. Они много где побывали, но в Коста-Рику приехали впервые. Бад собирался не только помогать учёным с исследованием, но и снимать обитателей дождевого леса.

Джордж сразу навострила уши, когда об этом услышала, и они с Бадом тут же принялись сравнивать свои цифровые фотоаппараты и объективы.

Грузовик неспешно катился по узкой грунтовой дороге, подскакивая на каждой кочке. Нам приходилось нагибаться всякий раз, когда мы проезжали под низкими ветвями. Причём кочек было очень много, а веток – и того больше. Меня сильно трясло, и я крепко держалась за край грузовика.

Несмотря на неудобства, поездка выдалась увлекательная. Густые деревья сплетались в зелёный купол, и воздух под ними был чистый и влажный. Даже через шум грузовика я слышала загадочное щебетание птиц и шорохи, доносившиеся из дождевого леса. По дороге нам не встретилось ни одной машины. Мы попали в необжитые места, новые территории вдали от цивилизации.

Где-то через час Джордж достала из рюкзака ноутбук.

– Зачем он тебе сейчас? – спросила Бесс, пытаясь перекричать низкий гул мотора.

– Я не успела установить испано-английский словарь, – объяснила Джордж.

– «Привет» будет Hola, – сказала Бесс. – Я это и так знаю. Для этого не нужно тащить компьютер с собой в дождевой лес!

– Что ж, хорошо, – ответила Джордж, кивая на её вещи. – Учитывая то, сколько ты взяла одежды, у тебя всё равно не хватило бы места для ноутбука. Да и вообще для чего-нибудь полезного.

Бесс расправила плечи.

– Между прочим, мы приехали сюда затем, чтобы ходить по дождевому лесу и наблюдать за обезьянами и подсчитывать их. У меня с собой есть удобная обувь и голова на плечах. Я даже захватила блокнот с ручками! Что ещё может потребоваться?

Джордж, самый ярый фанат техники из всех, кого я знала, быстро перечислила всё самое необходимое:

– Цифровой фотоаппарат, компьютер для записи и сортировки информации, переносная система навигации – ну, знаешь, GPS, чтобы знать, где находишься. Если её нет, можно заменить компасом. Хотя я предпочитаю цифровые модели, они надёжнее. Могу продолжить!

Бесс театрально зевнула.

– Нет, спасибо. Я уже выспалась в самолёте.

Дэн посмотрел на них и рассмеялся.

– Вы всегда так между собой разговариваете?

– Нет, вы что! – ответила Джордж, поиграв бровями. – Это мы только разогреваемся!

Все залились смехом.

– Чувствую, это будет отличная поездка, – сказал Дэн. – А как иначе, когда с нами поехали двоюродные сёстры, которые устраивают забавные перепалки, и известная девушка-детектив с самыми чудесными голубыми глазами на свете?

Я вдруг смутилась и уставилась в пол.

– Называйте меня просто Нэнси.

– Что ж, хорошо, Нэнси, – ответил Дэн.

Я решила сменить тему и заодно обсудить то, что мне было интересно.

– Пожалуйста, расскажите нам о национальном парке Корковадо. Вы ведь уже там бывали?

Дэн кивнул.

– Да, четыре раза. Я ещё не профессор, в отличие от Мэри и Парминдер, и эти поездки сильно помогают в моей научной работе. Хотя я бы всё равно приезжал, даже если бы от этого не зависела моя степень. База здесь просто изумительная. Она расположена вдали от городов и деревень, но там очень комфортно. Даже есть солнечные батареи. Причём все, кто живёт на базе, тщательно оберегают природу и перерабатывают практически весь мусор. Сюда съезжается огромное количество людей со всего света, но при этом атмосфера мирная и спокойная. Парк очень большой, в любой момент можно прогуляться по пустынным тропам и представить, будто ты – единственный человек на планете.

– Звучит потрясающе, – согласилась я. – Думаете, мы встретим там обезьян всех четырёх видов?

– Не уверен, – признался Дэн. – Ты ведь сама знаешь, Нэнси, что саймири прячутся в укромных местах. Но остальных обязательно увидим. Как и других животных: броненосцев, бабочек, игуан, лягушек. Если смотреть внимательно по сторонам, удастся приметить даже ленивца. Дело в том, что они верны своему названию и почти не двигаются, поэтому легко сливаются с фоном. О, и как я мог забыть о тропических птицах?! Они же невероятные!

Да, неделя обещала быть незабываемой. И как только мы привыкли к тряске на неровной дороге, меня тут же захватил мир фантазий. Я представляла, как неспешно бреду по дождевому лесу, окружённая самыми разными экзотическими зверями.

Поездка пролетела незаметно, и наше такси вскоре затормозило перед входом на базу «Корковадо Экологика».

Вот только выглядела она далеко не так, как я себе представляла, и у меня в груди быстро зародилось ужасное предчувствие. Там явно что-то случилось – что-то плохое.

Глава вторая
Незваный гость

Знаю, прозвучит странно, но я всегда нутром чувствую опасность. Не уверена, откуда это у меня, но факт остаётся фактом. Как только наше такси затормозило, меня охватила страшная тревога.

Дэн, Мэри и Парминдер застыли на месте, лишившись дара речи. Я проследила за их взглядами и сразу поняла, что дело в самой базе. Мы ожидали увидеть рай в джунглях, а приехали в мрачные руины.

Деревянная табличка с надписью «Добро пожаловать» была расколота надвое, и обе части держались на честном слове – а точнее, на ржавом гвозде. И громко скрипели, покачиваясь на ветру. На траве возвышалась гора пыльных матрасов, а вход перекрывали поваленные деревья. Мы с трудом пробрались через стволы и ветви, и Мэри встала на колени перед широкой полосой влажной земли.

– Здесь мы выращивали овощи, – с грустью объяснила она.

– А там – свежую зелень, – добавила Парминдер, кивая на груду камней.

Потрясённые, мы остановились под соломенной крышей на четырёх столбах, не зная, как быть дальше, Дэн сказал, что раньше на этом месте располагалась небольшая терраса с гамаками, диванами и разноцветными подушками.

– Здесь было очень уютно. Мы каждый вечер собирались все вместе, пили сок из манго и папайи и любовались закатом. Не понимаю, что произошло!

Вдруг к нам вышел высокий широкоплечий блондин. Он что-то пробормотал в рацию, а потом взглянул на нас и заговорил ужасно неприветливым голосом:

– Значит, снова из Ривер-Хайтс приехали? Ну здравствуйте. Я здесь управляющий.

– Привет, Джейсон, – сказала Парминдер, протягивая ему руку. – Я вас помню. Очень приятно снова встретиться. Вы наверняка узнали Дэна Марголиса и Мэри Ву, но в этот раз с нами приехали новые волонтёры. Позвольте их представить…

Джейсон резко её перебил, махнув рукой на хлипкие палатки вдали.

– Спать будете там. Палатка на четыре человека. Народу сейчас мало, так что выбирайте любую. Мы не успели их подготовить, но, надеюсь, никто из вас не ожидал роскошной жизни в джунглях? – С этими словами он покосился на меня.

– Извините, Джейсон, а где Эстебан Гарсия? – спросила Парминдер.

– Уволился, – мрачно ответил Джейсон и уже развернулся уходить.

– Подождите, быть такого не может, – крикнула ему вслед Парминдер. Голос у неё дрожал. – Я не понимаю, как…

– Я тоже, – оборвал её Джейсон. – Он просто взял и ушёл на прошлой неделе и оставил меня одного всё разгребать.

– Но я совсем недавно с ним разговаривала, – не унималась Парминдер. – И так поняла, что на базе всё в порядке!

– Да я удивлён не меньше вашего, – огрызнулся Джейсон.

– Сомневаюсь, – пробормотала Парминдер себе под нос.

Джейсон нетерпеливо взглянул на наручные часы.

– Ужин через полчаса, если опоздаете – ничего не получите. Так что лучше поторопитесь.

С этими словами он развернулся на каблуках и быстро зашагал прочь.

– Ты думаешь о том же, о чём и я? – тихо спросила Бесс, пока мы шли к лагерю под открытым небом, всё ещё растерянные и ошарашенные.

– Да, если ты о том, что нас поджидает новая тайна, – прошептала я, поглядывая на Парминдер. Бедная учёная выглядела так, будто вот-вот расплачется. – Слушай, давай вы с Джордж выберете палатку на нас троих, а я немного поболтаю с Парминдер.

– Отличный план, – похвалила Бесс. – Удачи!

– Спасибо, – ответила я.

Большинство уже ушли к палаткам, но Парминдер стояла на месте. Прислонилась спиной к столбу под соломенной крышей и обвела взглядом окружающий нас хаос. Сгорбившаяся и печальная, она походила на статую в музее восковых фигур. Только её тёмные волосы легонько развевались на ветру.

– Всё в порядке? – ласково спросила я.

Парминдер повернулась ко мне и тяжело вздохнула.

– Да-да, конечно. Просто я очень удивлена.

– Почему?

Она устало потёрла глаза.

– Эстебан Гарсия, о котором я спрашивала, работал здесь биологом, и мы с ним созванивались всего две недели назад. Казалось, он даже не задумывался над тем, чтобы уволиться!

– А он сказал бы вам об этом?

– Уверена, что да. Хотя теперь уже сомневаюсь.

Я догадалась, что её ещё что-то беспокоит. Не хотелось лезть не в своё дело, но эта деталь могла оказаться полезной для расследования.

– Вы с ним дружили?

– Можно и так сказать. Мы давно друг друга знаем. Я десять лет сюда приезжала, а Эстебан поселился на базе и того раньше. Это ведь довольно уединённая часть Коста-Рики, мало кто остаётся здесь жить. Почти все уезжают в более крупные поселения и города в поисках хорошей работы. Но Эстебан был предан своему делу, всей душой любил дождевой лес и хотел оберегать родные земли. Я не понимаю, как он мог внезапно всё бросить и уйти. И даже ничего не сказать!

– Да, подозрительно, – согласилась я. – Говорите, он ничего такого не упоминал? А могла быть веская причина, по которой Эстебан решил утаить это от вас?

Парминдер не успела ответить. Воздух прорезал душераздирающий вопль. Он шёл со стороны палаток.

– Что там такое?! – воскликнула Парминдер, и мы с ней побежали на крик.

К моменту, как мы добрались до лагеря, я сильно запыхалась. Но ничего из ряда вон там не происходило. Я увидела только пристыженную Бесс у большой синей палатки.

 

– Что случилось? – спросила я.

– Ничего, – пискнула Бесс.

– Ничего? – эхом отозвалась Парминдер. – И ты не слышала этот вопль?

Вокруг нас собирались встревоженные волонтёры.

– А, это… Это я кричала, – призналась Бесс. – Но всё в порядке! Извините, пожалуйста. – Она заправила за ухо прядь волос и уставилась себе под ноги, густо залившись краской. – Просто я немного, э-э, удивилась…

– Чему? – спросила Парминдер.

Бесс неловко хихикнула.

– Тому, что нашла на матрасе, – уклончиво ответила она, отодвигая ткань палатки, чтобы мы все могли заглянуть внутрь. – Я не испугалась, честное слово. Просто удивилась тому, какая она большая!

Я отреагировала не так бурно, как Бесс, но всё же подпрыгнула на месте от неожиданности. На матрасе сидела огромная зелёная лягушка.

– У нас в Ривер-Хайтс они не такие жирные и бородавчатые, – объяснила Бесс, осторожно прогоняя лягушку так, чтобы ей не навредить.

– Что ж, добро пожаловать в дождевой лес, – сказала Парминдер, а затем повернулась к собравшейся толпе. – Всё в порядке, переживать не из-за чего.

Толпа рассеялась, и Парминдер добавила уже тише:

– Спасибо тебе за заботу, Нэнси, но ты не волнуйся. Конечно, база выглядит кошмарно, и загадочное исчезновение Эстебана никак не объяснить, но нас это не касается. Нам ведь ничего не мешает проводить исследование. Завтра приступим к работе и больше не будем об этом думать.

– Уверены? Я могла бы попытаться раскрыть эту тайну.

Парминдер покачала головой.

– Не надо. Я пойду выберу палатку, чтобы успеть разобрать вещи до ужина. Скоро увидимся.

– Где Джордж? – спросила я, когда она ушла.

– За тобой, – ответила Джордж у меня из-за спины. – Искала розетку. А они, оказывается, есть только в кабинете управляющего. Я попросила у Джейсона разрешения немного подзарядить компьютер, но он только отмахнулся от меня и сказал, что страшно занят. – Она заглянула в палатку и добавила: – Значит, здесь будем спать? Не такого мы ожидали, а?

Я не могла с ней не согласиться. В палатке было просторно, но очень грязно. Её как будто несколько месяцев не чистили. Мы с девчонками немного прибрались – протёрли матрасы, уложили на них свои спальные мешки, подмели пол и достали подушки.

– Давайте поспешим, – сказала Бесс, проводя щёткой по волосам. – Боюсь, Джейсон не шутил, когда сказал, что мы ничего не получим, если опоздаем на ужин!

Джордж поморщилась.

– У меня от него мурашки по коже.

Мне не хотелось спешить с выводами, но управляющий в самом деле производил неприятное впечатление. Я понимала, что для расследования придётся обратиться к нему с вопросами, и вовсе не предвкушала этот разговор. Встретил он нас очень грубо, и дружелюбия от него можно было не ждать. Хотя меня это, конечно, никогда не останавливало.

Вдруг прозвенел колокольчик.

– Наверное, это к ужину, – сказала Бесс. – Как раз вовремя! Умираю с голоду.

Вскоре мы обнаружили, что на базе прилично выглядела только столовая. Она состояла из деревянного пола и соломенной крыши без стен, как и терраса, но при этом была идеально чистой.

На большом столе для пикника в центре зала лежала красивая синяя скатерть, аккуратно сервированная тарелками и столовыми приборами. На краю я заметила четыре кувшина, два с водой и два с соком манго, и насчитала двенадцать стульев – как раз на нашу команду. Странно, что на базе больше никого не было. Нам ведь говорили, что обычно лагерь набит до отказа. Хотя, конечно, сейчас он явно растерял былое величие.

Дэн уже сидел за столом и болтал с Бадом и Кэти. Заметив Бесс, он помахал рукой и крикнул:

– Я занял для вас места!

В отличие от состояния базы, его поведение ни капли меня не удивило. Что в Ривер-Хайтс, что в других городах и даже странах, парни всегда западали на Бесс. Всё-таки она была красавицей с шелковистыми светлыми волосами, нежно-персиковой кожей и большими голубыми глазами, а ещё умела заигрывать как никто другой.

– Вижу, кое-кто очарован, – съязвила Джордж.

Я усмехнулась.

– Да. Ты откажи ему как-нибудь помягче, Бесс. Он вроде хороший парень.

Тут Бесс оттащила меня в сторону и жарко прошептала:

– Ты что, слепая? Очевидно же, что Дэну я совсем не интересна!

– Как так?

– Ему нравишься ты, глупенькая! – сказала Джордж.

Я покачала головой.

– Не может быть.

– Помнишь, как он хотел ехать вместе с тобой? А потом Джордж тебя с ним сфотографировала, и он попросил сделать для него копию.

– Да, но… он просто очень дружелюбный, – возразила я.

Бесс ухмыльнулась и подмигнула мне.

– Ну-ну. Посмотрим!

Я не замечала, чтобы Дэн мной интересовался, но в любом случае это не имело значения. В Ривер-Хайтс меня ждал любимый молодой человек, Нэд Никерсон, и мы встречались уже целую вечность. Я его обожала и даже думать не хотела о других парнях. Нэд был очень добрый, заботливый и умный. Его не особо увлекали расследования, но он всякий раз вызывался мне помочь. А ещё меня всегда умиляли его очаровательные ямочки на щеках!

Мы сели рядом с Дэном, и к нам подошла красивая смуглая девушка с яркими сине-зелёными глазами.

Джордж подалась ко мне и прошептала:

– Самое время опробовать моё новое приложение-переводчик!

Она постучала по клавиатуре, немного подождала и зачитала вслух:

– Arroz con pollo, por favor[2].

Официантка прикрыла рот ладонью и хихикнула.

– То есть вы хотите поужинать курицей с рисом? – уточнила она на идеальном английском. – Замечательно! Как раз это блюдо мы сегодня и подаём.

Джордж разинула рот от удивления, и девушка воспользовалась моментом, чтобы представиться.

– Я Мануэла Песа. Добро пожаловать в «Корковадо Экологика».

Мы тоже назвали свои имена, и она добавила:

– Пожалуй, следует объяснить, как всё устроено у нас на кухне. Мы готовим меню для всех на каждый день, и на базе все едят одно и то же. Дело в том, что кухня у нас маленькая, а гостей обычно много, поэтому мы не успеваем приготовить сразу несколько блюд. Конечно, я помогаю, но кухарка у нас всего одна – моя мама. Так что, надеюсь, еда вам понравится!

Про еду я пока не могла ничего сказать, но мне уже нравилась Мануэла. Она производила впечатление приятной и общительной девушки.

– Обязательно, – заверила я её. – Пахнет очень вкусно. Кстати, можно кое о чём спросить? Почему сейчас на базе никого нет?

Мануэла окинула взглядом полупустую столовую.

– Знаете, это так странно… Сюда перестали приезжать несколько месяцев назад, когда…

Тут к нашему столу подошла пожилая смуглая дама с убранными в пучок седеющими волосами и такими же красивыми глазами, как у Мануэлы.

Она приобняла официантку за плечи и что-то прошептала ей на ухо.

Я и без знаний испанского поняла, что она хотела сказать: «Держи рот на замке».

1Индийское имя, означает «бог среди богов», «высший бог». Обычно его дают мальчикам, но встречается и у девочек. (Здесь и далее примечания переводчика.)
2Курицу с рисом, пожалуйста (исп.).
Рейтинг@Mail.ru