Поисковик. Магический песок и артефакты

Константин Назимов
Поисковик. Магический песок и артефакты

Пролог

Приглушенный свет из хрустальной люстры под потолком освещает зал и два десятка резных кресел из драгоценных пород дерева обитых толстенной мягкой кожей. На стенах висят картины и красивые позолоченные светильники, хотя не факт, что они и не из золота. Рядом с ними небольшие зеркала, в которых виден каждый уголок этого зала. Окна зашторены тяжелыми портьерами, которые не пропускают солнечный свет. На полу ковер с высоким ворсом. Пока еще посетители не собрались, слуги наводят последний лоск. Один сдувает невидимую пылинку, другой протирает стойку, которая установлена во главе зала и является своего рода опофиозом действа. Несколько слуг вносят постаменты для пепельниц с уловителями и освежителями от табачного дыма. Вот и распорядитель показался. Важный господин с добродушным лицом прошелся по залу, кивнул мне, а потом прошел за стойку. Он покрутил в руках молоточек, еще раз окинул зал и удовлетворено качнул головой.

Я расположился в первом ряду с самого края. Честно говоря, мне находиться тут не по статусу. Но аукционный дом пошел на встречу, так как добыча оказалась превосходной, а с вырученных денег рассчитываю расплатиться по всем долгам, и может еще останется на парочку вылазок в злачные места. На большее, увы, рассчитывать не приходится, как бы ни хотелось. Провел рукой по гладко выбритым щекам – непривычно, а потом и пригладил свои короткие волосы. Черт! Пора бы уже покончить с этим делом. Вот кажется: лазишь по скалам, моешь песок, ищешь незнамо что – время идет быстро, хотя и удача улыбается редко. А тут и подождать-то всего полчаса, а уже извелся, так и хочется отправиться куда-нибудь. Не выдержал – встал и сделал пару шагов. Подошел к картине, какой-то замысловатый пейзаж из гор и заходящего солнца. Хм, подобное видел неоднократно и вживую оно смотрится лучше. Взгляд переместил в висящее зеркало. Ну, нормально выгляжу. Ни синяков на роже, ни глаза не опухли и не красные. Мешки под глазами? Так это спал много, а не то пойло, которое в кабаке вчера в глотку вливал. Черт! Хочется курить, но пока нельзя. Так, что все-таки с костюмом-то? Я же его на прокат взял, чтобы уж совсем не выделяться из толпы. Ну, нормальная такая тройка, даже цепочка от часов есть, правда, только она. Потер камушек в ухе, он магический и определяет, можно ли есть то или иное и не откинуть копыта. Не раз меня в поисках выручал, когда из еды оставалось одно виски, да пара папирос. Так, а глаза все же красноваты, хотя и имеют голубоватый оттенок, теперь уже выгляжу словно вампир, правда, загорелая кожа лица такое сравнение опровергает, а светлая полоса на лбу говорит о том, что услугами цирюльника воспользовался недавно. Да и вампиры лишь сказочные персонажи. О, а вот и первые посетители и мои возможные благодетели.

В зал вальяжно вошли двое с иголочки одетых молодых людей. С тросточками и все такие напомажанные, что аж противно. Ясно, искатели престарелых дамочек, хотя, если присмотреться, то они примерно моих лет, обоим под сороковник, но выглядят… Хоть принял-то их за молодых, но они уже не первой свежести. Тьфу! Чуть на ковер не сплюнул от презрения. А вот и их жертвы подтягиваются. Дамы под полтинник, а то и старше, все как на подбор затянуты в платья так, что груди того гляди и выпрыгнут из декольте. Хихикают и стреляют глазками по залу. На мне сразу остановилась тройка взглядов, а вот молодящиеся ловеласы скорчили рожи, словно лимона съели.

– У вас свободно, молодой человек? – подошла ко мне, особо ретивая из компании пяти «старушек» и кокетливо стрельнув глазками, томно поправила прическу, чтобы я смог оценить нанизанное на ее пальцы богатство.

– Пока никто не занимал, – чуть усмехнулся я.

– А как же зовут моего будущего соседа? – обмахиваясь веером, словно тут стоит жара и не поддерживается температура магическими артефактами.

– Поисковик, Вениамин Астеров.

– Ах, так вы тот самый Астеров, кто и нашел данную штуковину, из-за которой мы собрались! Ах, это так романтик! Вы мне обязательно должны поведать свои приключения, – так как я промолчал, то дамочка облизнула яркие губы языком и продолжила: – Меня зовут Мелания Кутепова, вдовствующая баронесса, – подчеркнула она свой свободный статус, не забыв указать и титул: – Может, сразу после аукциона отправимся ко мне и за чашечкой кофею, вы мне и расскажите все?

Вот, старая перечница, открытым текстом говорит и ничего не боится, а ее-то кумушки с завистью за нами наблюдают.

– А есть ли у вас дочери, которым я бы еще все в деталях и показал? – ответил, склонив голову на бок, и прищурился. – Несколько моментов могу в красках и деталях показать, когда и так и этак, но никак не получалось достать желаемое. Надеюсь, вашим дочерям мои приключения понравятся, не люблю рассказывать кому-то одному.

– Хам! – ответила баронесса и резко развернулась ко мне спиной и с гордо вздернутой головой поплыла в сторону своих подружек.

Хм, а зал-то уже заполнился почти. Вот и пара промышленников что-то обсуждают, шевеля своими усами. Даже генерал присутствует. Вообще, странная компания подобралась, очень уж разношерстная. Я-то рассчитывал, что сюда слетятся маги, вернее смотрители и ценители артефактов, которые охотятся и собирают непонятное и древнее. Но их моя находка не слишком заинтересовала, как и из музеев вроде никого не видно. Странно. Непроизвольно почесал шрамик у виска, камень от скалы отлетел и памятку оставил, когда один из лихих людей на меня засаду устроил.

– Здравствуйте! Можно задать вам пару вопросов от листка «Вестник Гурании»? – раздался сбоку тонкий голосок.

Девушка, ну, уже женщина под тридцать, с голубыми глазами и черными, как смоль волосами стоит и вопросительно смотрит. Платьице не слишком богато, перстней и колец нет, в ушах поблескивают сережки капельки. А фигурка такая, что того и гляди переломится. Н-да, это вам не баронесса, которая своей фактурой задавить может. Но вот в глазах у моей собеседницы ничего не прочесть. Хм, сталь в глазах и недоверие. Это она что же, бульварную прессу представляет?

– У вас к моей скромной персоне возникли вопросы? – удивился я.

– Скорее больше к вашей находке, – чуть усмехнулась та, а потом продолжила: – Меня зовут – Перо бульвара. Так, Вениамин, мы сможем побеседовать? За интервью смогу вам предложить пять гуров.

Хм, мне никогда не делали такого предложения, тем более за деньги. Ну, они не слишком большие, но на эти золотые монеты нашего королевства можно вдвоем сытно отужинать в одном из не таких уж и плохих заведений. Если же экономить, то, в обычном трактире хватит на несколько вечеров, причем с приключениями: мордобоем и девочками.

– Возможно и дал бы интервью, – демонстративно осмотрел ее с головы до ног, раздевающим взглядом, – но общаться по кличкам привык не в данных местах и не с такими прекрасными дамами, – выдал я и чуть от удивления язык не прикусил. Такими высокопарными словами говорил на заре своей молодости, учась в кадетском училище и предполагая строить карьеру военного.

Журналистка презрительно скривилась, но ответить не успела, появившийся за стойкой аукционист, стукнул молоточком по столешнице, привлекая к себе внимание:

– Дамы и господа, прошу занять свои места, единственный на сегодня лот сейчас вынесут! – провозгласил он и радостно заулыбался. Дождавшись, когда в зале все расселись, в том числе и я с журналисткой, оказавшейся по левую от меня руку, продолжил: – Сегодня кто-то из вас станет обладателем очень приочень интересной и редкой находки! Прошу любить и жаловать! Лот под названием «Кошка-охотница»!

В зале заиграла тихая мелодия, свет стал приглушенным, а из неприметной двери появились двое слуг в белоснежных одеждах, которые на огромном подносе несут мою находку. Мою «кошку» медленно и чинно пронесли по залу, позволяя полюбоваться ей и призадуматься, о том, как и сколько в нее можно вложить средств. Хотя название ей придумал аукционный дом странное. С чего решили, что она охотница – ума не приложу! Да и то что она именно кошка, не кот, к примеру, не стал бы утверждать. Фигурка домашнего животного выполнена из цельного куска мурана – магического камня, позволяющего хранить и впитывать из пространства магию и отдавать свой резерв владельцу. Именно за таким песком и если повезет самородками, я и рискую собственной шкурой. Древние артефакты большая редкость, откуда они и кто их делал – тайна под семью печатями. Ученые что-то блеют насчет этого, мол изделиям под десятки тысяч лет, а в хрониках ни намека. К сожалению, встречаются подобные вещички редко и в нашем королевстве всего в нескольких местах. Да и то их находки сопровождаются одной лишь удачей и никакой зависимости от места не выявлено. В соседних королевствах дела с данными артефактами обстоят подобным образом, у кого-то чаще находят, у кого-то реже.

– Посмотрите на данное сокровище! – распаляется аукционист. – При желании вы увидите, что неизвестный мастер выполнил артефакт близко к оригиналу, волосок к волоску, когти и клыки, тончайшие усики и блестящие глазки! Каким образом у нашей кошечки оказались разные цветовые мураны – загадка! Да, да! Вы только посмотрите! Тут использован не один, а целых три мурана! Само тельце из цельного куска мурана серого цвета – накопитель невиданной мощи!

Ха, во заливает! Емкость артефакта не так и велика, магии много он не впитает, в силу того, что это серый, а не прозрачный камень.

– Из прозрачного мурана выполнены когти, клыки и усы! Наш аукционный дом пришел в недоумение, когда нам предоставили данный артефакт. Наши специалисты, пытались понять, каким образом закреплены камни между собой, но ничего не смогли поделать, – вещает аукционист.

Ну, не сомневаюсь, что свое дело он знает, публика слушает и мотает на «ус». Но не козлы ли эти аукционисты? Пытались они понять, видите ли! Небось, всеми силами старались оторвать одно от другого. Но в принципе, согласен – таких находок немного. Сам обалдел, когда на дне ручья промывая песок, мой лоток наткнулся на камень, а в итоге оказалось, что мне улыбнулась удача. Н-да, поймал я тогда адреналина в кровь! Перерыл потом весь песок в ручье чуть ли не с километр в обе стороны от находки, но, увы, больше ничего не нашел. Правда, попалась пара золотых самородков, но это же по сравнению с артефактом из мурана крохи! Да, в надежде намыть магического песка встречается и обычный золотой, который тоже идет в копилку…

 

– А одно из редчайших камней мурана – голубые глаза, нашей Кошки-охотницы! Камни абсолютно идентичны! Этот шедевр искусства найден в единственном экземпляре и представляет собой художественную и магическую ценность. Не покривлю душой, если скажу, что с течением времени, средства, вложенные в данный артефакт, удвоятся, а то и утроятся! Сейчас же, предлагаю задавать вопросы по данному лоту. Итак? – он обвел взглядом зал и улыбнулся баронессе, которую я не так давно отшил: – Слушаю вас, что хотите узнать?

– Каковы свойства данного артефакта? То, что он является накопителем – понятно. Насчет украшения можно поспорить, у каждого свой вкус, – она сморщила нас, – но согласитесь, дамы и господа, покупать кота в мешке, вернее, кошку, как-то неправильно. А вы ничего так о свойствах и не сказали, – захлопала она глазками и пару раз обмахнулась веером.

– Вот же сука! – процедил я, не выдержав, но сумел удержаться от громкого восклицания.

Аукционист же выслушал баронессу с одобрительной улыбкой, кивая в такт каждому ее слову, а когда та закончила, сказал:

– Да, вы верно подметили, что основное предназначение данного артефакта осталось загадкой, но от этого его ценность лишь возрастает для приобретения!

– Каким же это образом? – скептически хмыкнула баронесса.

Аукционист пустился в пространственные рассуждения о возможных вариантах, но в итоге сказал, что на сегодня торги начинаются с символической стоимости данного лота, без учета его возможных свойств.

– Начальная ставка, как обычно минимальна! – провозгласил аукционист. – Всего сто тысяч гуров! Господа и дамы, за такое… Первый! – он указал в сторону промышленника, который вальяжно приподнял вверх руку. – Итак, лот господину во втором ряду, стоимость сто одна тысяча! Кто хочет получить данный артефакт. Не смущайтесь и не тушуйтесь! Раз! – он ударил молоточком по столешнице и обвел взглядом собравшихся.

– Селатия Гораева, – наклонилась ко мне журналистка.

Хм, приятно пахнет, да и собой хороша чертовка. Точеная шейка и длинные пальчики, глазки лукаво блестят. Интересно, а какова она в постели? Черт! Куда это меня понесло?

– Не понял, простите? – сказал ей, а сам не в силах взгляд от губ отвести.

– Селатия Гораева – зовут меня так, – улыбнулась она мне.

– И что? – с трудом оторвал взгляд от шевелящихся губ, чтобы чуть не утонуть в голубых глазах.

– Вы же сказали, что по кличкам с дамами не общаетесь, – пожала та плечами.

Ну, сложно отрицать, когда говорил это несколько минут назад.

– И что вы хотите от меня, Селатия? – со вздохом спросил я, мечтая залить возникшее желание парой сотен грамм виски или на худой конец коньяком.

– Интервью и совместный поход на поиски артефактов! – выдохнула она скороговоркой, а потом поспешила добавить: – При условии, что вы не станете покушаться на мою честь, а финансирование ляжет на плечи «Весника».

Ну, если бы она по-другому предложила, то варианты имели бы место быть, но что бы так…

– Нет, и это не обсуждается, – рыкнул я, и откинулся на спинку и демонстративно прикрыл глаза.

– Я все равно своего добьюсь! – прошептала она.

Ну-ну, добивальщица, блин! Тут и решать нечего! Брать с собой на поиски женщину, которая станет ныть и требовать комфорта – увольте! Не бывать такому! Тут вот торги совсем вяло идут, не так как рассчитывал, а она… Блин, а перед глазами почему-то ее губы. Хорошо хоть, что нашлось то, что меня интересует в данный момент не меньше.

– Плюс сто, – раздался вальяжный голос генерала.

– Отлично! Господин генерал, ваше предложение принято! – воскликнул аукционист и широко ему улыбнулся. – Двести одна тысяча! Дамы и господа, за такой лот это просто смешные деньги! Можно сказать: разминка! Итак? – он обвел молоточком зал, но тот хранит молчание. – Двести одна тысяча, раз! Двести одна тысяча, нет, вы только посмотрите, какое филигранное исполнение! А как у нее сверкают глазки! Двести одна тысяча, два! Ну, что ж вы, дамы и господа? Неужели торги пройдут в таком скоротечном режиме? Итак! Двести… О, дама в красном! Двести двадцать? Двести двадцать тысяч, раз…

Ну, я уже понял, что баронесса, взбешенная моим поведением, испортила всю обедню. Ее подруги не собираются торговаться, как и знакомые. Похоже, она имеет определенный вес в обществе и решила, таким образом, мне отомстить за отказ. Черт! А ведь на этот артефакт возлагал большие надежды. Рассчитывал выкупить дом родителей, который отец заложил и продал лет пять назад. Он решил поправить свое положение игрой за карточным столом. Естественно проигрался в пух и прах, а так как был человеком чести, то вызвал на дуэль своего визави и словил пулю в лоб. Часть долга я смог погасить, чтобы избежать каталажки, так как сын несет ответственность за долги, если предъявляет права на наследство, но далеко не все. Меня отговаривали, но ни от титула графа, ни от своих родных я отказаться не смог. Правда, графский титул мне нужен, как собаке пятая нога. А тут, аукционный дом возьмет свои сорок процентов и останется хрен да не хрена. Снять с торгов артефакт не могу, чтобы выставить его на другом аукционе или тут же, но позже, неустойку придется платить. Ладно, не жили богато…

– Итак! Триста тридцать тысяч, три! Продано! – подвел черту, стукнув молоточком по столешнице, аукционист.

Глава 1. Столичные дела

Получив золото, вернее вексель отправился в банк, где и отдал его в счет погашения долгов. Н-да, иллюзий давно не питаю, но тут надеялся, что мне удача улыбнулась. Впрочем, не первый раз, да и не последний, скорее всего. Что мы имеем в активе: снятый номер на неделю в гостинице среднего пошиба, пару револьверов и верное ружье, доставшееся от прадеда, десяток грамм мурана и грамм двести золота.

– Не богато, – задумчиво потер шрамик. – И что делать?

Ну, радует только то, что остался висеть долг за дом, но он уже переходит в разряд вряд ли выполнимых. За месяц раздобыть двести тысяч просто нереально. Это нужно вернуться на окраину королевства, попрыгать по скалам с сотню верст и отыскать что-то такое ценное, чтобы рвануть обратно. Но еще нужно это ценное продать! Так, на родовое гнездо можно махнуть рукой и начинать все с нуля, а сейчас мне просто необходимо расслабиться. И куда податься? Естественно в гостиницу и обменять муран и золото на полноценные монеты. Да и еще и взятый на прокат костюм отдать, а то сидит он на мне как на корове седло, да и непривычно.

– Уважаемый, – обратился к клерку за стойкой гостиницы, – мне бы обменять муран на монеты. Где это можно сделать?

– Вам в банк нужно, – окинул тот меня цепким взглядом.

Хм, в глазах недоверие, стреляный воробей, хотя и молод, годков двадцать пять, выглядит стильно и уверенно. Ну, стильно, может сказано громко, одет в сюртук гостиничный, но серьга-артефакт в ухе и непростой перстенек на пальце говорят сами за себя. Не беден он, хотя и стоит за стойкой. Почему? Да мне до одного места, причин может найтись множество, так что без разницы, да и любой другой на его месте этой информацией владеет.

Ну, про банк и без него знаю, вот только там не дадут настоящей стоимости никогда. Нет, золото сдать можно, если на нем что-нибудь и потеряю, то крохи. А вот за десять грамм мурана, по рыночным ценам выручить планирую никак не меньше тысячи монет. И на эти деньги уже и гульнуть можно, да о жизни дальнейшей подумать.

– Ладно, позже подойду, – хмыкнул я, понимая, что клерк просто боится со мной говорить.

Да, торговля магическим песком не одобряется королевством. Нет, она не незаконна, на нее ввели большие налоги, и получить такой патент, никакого смысла нет. И мало того, условия там драконовские. Все это знаю не понаслышке, сбывать песок приходилось не раз, есть и парочка проверенных барыг, которые от щедрот своих платят по сотне за грамм. Однако, чем ближе к месту нахождения мурана, тем цены ниже. В Сурии, так городок называется, от которого и расходятся искатели в поисках своего счастья, цены вдвое ниже, чем в столице. Данный же песок идет на изготовление артефактов и различных зелий, но меня это уже не касается. Вообще муран очень востребован, все крутится вокруг магии, она является величайшим облегчением для всех. Нет, естественно, магов нет и быть не может, так как никто не в силах впитывать в себя магическую энергию, а потом еще ее каким-то образом использовать. А вот различные устройства, в которых есть определенные вещества, с этим легко справляются. Но, тут есть, одна заковыка. Их еще создать необходимо, артефакты эти. По королевству открыто несколько школ, где преподают такое искусство. Активируются артефакты с помощью рунных слов, которые достались по наследству от наших далеких предков. А работать начинает после привязки к хозяину и выполняет определенные команды, вернее пожелания. Н-да, баронесса, в чем-то права, стоит отдать должное. Привязку еще можно сделать, а вот заставить работать уже сложнее, может и вовсе не получиться, так как неизвестно что мастер заложил. Мог и слово, а то и фразу определенную поставить на работу.

Вновь предстал перед клерком через час, после того, как сдал костюм и одел привычную одежду. Тот при виде меня заулыбался, толи пробил, в каком номере остановился и что из себя представляю, толи понял, что кожаная куртка мне идет больше, чем костюм.

– Мне тут сказали, что тот вопрос, по которому вы интересовались, могут обсудить в лавке старика Васта, – сказал он при моем приближении, не дожидаясь никакого моих слов.

– И где же она находится? – уточнил я. – Как понимаю, и в ваших интересах, чтобы я пришел именно туда, а не заблудился.

Понятно, что ему перепадет, если сделка состоится, но не от меня, пусть сами между собой рассчитываются. Он же клиентов подгоняет определенным людям, я же волен выбирать куда идти.

– Ой, это не далеко, – усмехнулся тот и быстро черкнул адрес на листе бумаги. – Вот, отдадите извозчику, он вас вмиг домчит, тут всего пару минут. У Васта лавка, торгует всевозможными артефактами.

– Понял, – кивнул ему и, забрав листок, двинулся к выходу.

– Тут вас еще дама спрашивала, – донеслось мне в спину.

Честно говоря, даже с шага сбился. Меня и дама? Бред! В столице я со всеми знакомыми и родственниками давно уже рассорился, став этаким отщепенцем и одиночкой. Неопределенно пожал плечами и продолжил путь. Извозчик попытался заломить целый гур, но обломался и получил всего сорок гуринов, что чуть меньше половины от запрашиваемой изначально цены. Хоть расценок и не ведаю на извоз, но помню слова клерка о том, что тут всего ничего. Так и оказалось, пара минут и пролетка остановилась возле неказистой лавчонки, в витрине которой стоит разный хлам покрытый пылью. Хм, видали и не такое, за ширмой иногда скрывается совершенно противоположное. Но внутри мои предположения не оправдались, лавка напоминает склад старьевщика, а то и обычной свалки. Ничего даже отдаленно ценного не наблюдается, кроме пыли и грязи. За стойкой стоит опухший детина, который при моем появлении склонил голову на бок и прищурил глаза.

– Здравствуйте, – подошел я к тому.

Продавец от моего вопроса вздрогнул и открыл мутные глаза.

– Ты хто? – выдал он, и меня обдало солидным таким перегаром.

Хм, это он не меня рассматривал, а дрых на рабочем месте. Странно только, что не устроился в кресле, которое стоит не так и далеко, да и выглядит не в пример луче всего, что здесь продается.

– Мне порекомендовали обратиться к старику Васту, – ответил я и уточнил: – Это ведь его лавка?

– Его, его, – кивнул детина, и потряс головой, после чего уже чуть осмысленнее меня осмотрел. – И зачем же тебе понадобился старина Васт?

– Да, мне клерк из гостиницы дал его адрес, – чуть усмехнулся я, протягивая листок с адресом.

– Интересно, – задумчиво сказал продавец или вернее будет сказать наблюдатель, беря листок и рассматривая что-то одному ему известное. Удовлетворенно крякнул и, улыбнувшись, произнес: – За лавкой присмотри, сейчас схожу за стариной Вастом.

Прогулялся по лавке и еще больше озадачился. Тут даже несведущему в торговых делах станет понятно, что это ширма. Черенки метел и лопат посерели от времени и пыли, даже паутины до фига, на некоторых, если так можно сказать, продаваемых вещах. Только головой покачал, и на всякий случай проверил заряды в револьверах, что-то не нравится мне тут, могут и не захотеть честно рассчитаться. С другой стороны, десять грамм магического песка не тот куш, из-за которого пойдут на крайние меры. Не уверен, что не ушел бы, если бы еще пары минут ожидания, но детина вернулся, а за ним, по всей вероятности, и сам владелец лавки. Старику на вид лет под семьдесят, среднего роста, чуть пониже меня, с длинными волосами перехваченными лентой и стянутыми в хвост. Глаза усталые, но внимательные. Он смахнул невидимую пылинку со своего плеча. Щегольской костюм, сидит на нем превосходно, шит явно не в простой мастерской. Причем пиджак белого цвета, а брюки темного, на ногах кожаные полусапожки, а в руках крутит трость с позолоченной наболдашиной, в виде какого-то хищника.

 

– Молодой человек, что-то хотел от старины Васта, таки я перед вами, – сверкнул он белоснежной улыбкой.

Хм, зубки-то ему с помощью артефактов лечили, даже представить страшно, в какую денежку все вылилось.

– У меня есть немного песка, – пожал плечами, – хочу обменять на монеты.

– Золотой песок? – деланно изумился он. – Так вам в банк.

– Магический, – вернул ему улыбку я. – Порядка десяти грамм.

– Да? – переспросил он и взял себя за хвост. – Знаете, совсем запамятовал, как вас кличут.

– Вениамин Астеров, – чуть заметно склонил голову.

– Не тот ли Астеров, чей лот сегодня на аукционе выставляли? – подобрался Васт, у которого появилась явная заинтересованность.

Он подошел и протянул мне руку:

– Очень, очень приятно познакомиться. Наслышан, про вашу находку уже ходят различные разговоры и домыслы. Что же мы стоим-то? – спохватился он. – Пойдемте, в мой кабинет и побеседуем, выпьем чашечку кофе и рюмочку коньяка. С хорошим человеком не грех и поговорить. Бурек, – взглянул он на своего продавца, – меня ни для кого нет. Понял?

– Ага, – зевнул детина, перемещаясь за стойку и прикрывая глаза.

– А почему не в кресло? – не удержался я от вопроса.

– Не добудиться тогда, – усмехнулся Васт. – Ему кресло в таком состоянии заказано, – старик покачал головой и повторил: – Никак не добудиться, пока не проспится.

Владелец этого странного заведения увлек меня за собой. Мы поднялись на второй этаж, и тут уже роскошь бросается в глаза. Дорогущая мебель и отделка, вычурные люстры и светильники, но уютный кабинет, в который какой-то слуга притащил поднос с чашечками кофе, а хозяин самолично плеснул в бокалы коньяка. Странно, так не встречают продавца, который продает всего десять грамм магического песка. Вероятно, моя «кошечка» его сильно заинтересовала, но он ее не смог купить по каким-то причинам и теперь решив, что она у меня не последняя, хочет договориться напрямую. В принципе, я не против и если окажется возможным отдать будущие находки, коли таковы возникнут, сразу и за достойные деньги, то почему бы и нет.

– Вениамин, позвольте мне так вас величать, – сказал хозяин кабинета. – Ко мне же можете обращаться: старик Васт или Картей.

– Хорошо Картей, – кивнул я, и мы с ним чокнулись, после чего пригубили коньяк.

В деловых переговорах участвовать приходилось не раз, а графские манеры мне в этом помогают. Попили кофе, ведя ни к чему не обязывающую беседу. Васт мимоходом поинтересовался как мне удалось отыскать артефакт, печально поцокал языком, когда я сказал, что больше ничего не нашел, а потом и приступил, собственно, к основному:

– Вениамин, вы же понимаете, что получили сущую мелочь за такую находку. Да и аукционный дом берет слишком высокий процент. И поверьте старому лавочнику, не тот таки там контингент, способный по достоинству оценить то или иное.

– К сожалению, в столице у меня связей не осталось, – вздохнул я.

– Но они же приобретаются, – улыбнулся мой собеседник и пригладил свой хвост.

– Не стану спорить.

– Предлагаю вам, что если еще что-нибудь этакое отыщите, то не спешите к аукционистам. Принесите мне, и мы с вами таки уже решим как максимально выгоднее данную вещь продать, – предложил Васт.

– Процент? – уточнил я.

– Для начала, оставлю себе тридцать, но если дело станет на поток, то можно и уменьшить, – отсалютовал мне он бокалом и залпом выпил коньяк.

Ну, условия приемлемые, да и мало чем рискую, уж, никак не меньше, чем отдавая находку аукционистам, поэтому согласился, только уточнил:

– В таких делах, стоит договариваться заранее, как с вами можно связаться?

Тот, молча, протянул мне визитку, на которой есть как его магическая почта, так и визуальный контакт. Последние требуют определенных денег и не мало, расход магии высок, да и такие артефакты редки. Но ради выгоды можно и пожертвовать частью собственных средств. В общем, переговоры прошли успешно и друг другом мы остались довольны. Магический песок я сбыл как и хотел, даже чуть дороже, да и оказалось того на полтора грамма больше. В итоге, вышел от Васта с тысячей трехсот гуров.

Так, в какую сторону податься? В гостинице есть трактирчик, но он больше на забегаловку смахивает. Да и понятно, что там не развлечься, все стандартно, для постояльцев. Сколько я в столице не появлялся? Года три. Так что можно прогуляться и посмотреть, что за это время изменилось. Да и рано еще, веселье начнется ближе к вечеру, а разочарование от неудачи с аукционом стоит отметить, впрочем, если бы он закончился для меня положительно, то отпраздновал.

Иду и рассматриваю столицу королевства Гуртании. Хм, тут многое поменялось, за мое отсутствие. Стало чище и… суетливее. Люди двигаются быстрее, чем на окраине королевства, все спешат, переговариваясь буквально на бегу, а знакомых приветствуют не останавливаясь. Раньше такого не наблюдал. Стал по-другому смотреть на все или жизнь поменялась? Да, наверное, изменился я, но и время на месте не стоит.

– Набор на королевскую службу! Не проходите мимом! Это шанс получить титул и достичь веса в глазах подруг и соседей! Армия ждет своих героев! – разоряется зазыватель на площади.

Он сидит за столом и кричит в рупор, а рядом с ним стоят подтянутые гвардейцы, сияя надраенными пряжками. Хмыкнул себе под нос и покачал головой. Какой придурок отдаст армии десять или пятнадцать лет? А чтобы выслужиться и получить такой ненужный титул придется найти и выйти живым из смертельной заварушки. Но и этого мало, если о так называемом подвиге не захотят говорить, то получишь ты, слова благодарности и все. Армейский устав запутан, там на одно поощрение десяток наказаний. Вот и не видно толпы страждущих молодых парней записаться в армию. Да и зазывала это понимает, но должен отрабатывать свой хлеб. Основное пополнение они набирают в деревнях, вешая лапшу молодым людям и приводя примеры из жизни. Естественно, в армии каждые пару лет, кто-то получает титул, для поддержания численности. Да, наше королевство не прочь с кем-нибудь поцапаться и побреньчать оружием. Королю иногда становится скучно от увеселений. Он повелевает отправиться в победоносный поход, и есть у меня подозрение, что противник-то получает сведения о предстоящей войны, лично от Лурадиора Гурва V. Пара стычек давно не перерастало в затяжную войну.

Прошел я площадь и потер висок. В столице вроде дел никаких, но возвращаться назад, пока желания нет. Да и зачем? Мимо прокатил черный сверкающий мобиль. Какого-то чинушу повезли. Вот странно, такие мобили используют большие шишки, а для простого населения они под запретом. Конечно, потребляют кучу магической энергии и сами по себе являются артефактами, которые не под силу обычным людям. Но неужели нельзя придумать что-то попроще? Уверен – можно! Но есть какое-то табу. Высшая знать должна отличаться от остальных. А как, если внешне все равны, а встречать-то принято по одежке. Пришел пешком или на пролетке – нищета, карета с четверкой лошадей – поговорим, на мобиле приехал – ах, уважаемый человек! Тьфу! Но говорят, что король не желает мобилями пользоваться, а предпочитает кареты, хотя производство поощряет. Сплюнул под ноги, жизнь штука несправедливая.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru