В двух окнах от тебя

Константин Константинович Чирков
В двух окнах от тебя

ЛЮБИТЬ НЕ ЛЕНЬ

Сижу за тёмным я окном,

Пою немые ноты.

Оказался я влюблен

Опять и без разбора.

Что день уходит в ночь,

Что ночь уходит в день,

Понимаю про себя:

Любить-то мне не лень!

Любить не лень ее структуры,

Любить не лень ее глаза,

Люблю её красивы губы.

И вновь я схвачен, господа.

Катнул шаром, и дело в шляпе,

Запах сам проник в мой нос.

Напишу я свой здесь шлягер

И вобью его в стекло,

Чтоб светил, пока темно,

Чтоб согрел здесь без огня,

Чтоб душа, смотря в окно,

Говорила: вот и я.

Любовь, как сахар мне, спасенье,

Любовь берет свое вино,

Чтоб угостить меня в ночлеге,

Пока весь мир идёт на бой.

И эта сказка вновь и вновь

Куражит меня хмелем.

Ну что же, муза, пей со мной.

Мне больше нету дела…

ЧЕРНОЕ ПЛАТЬЕ ЛЕЖИТ НА МАТРАЦЕ…

Чёрное платье лежит на матраце,

Рядом вино в граненном стакане,

Дальше мягко уложилась нога.

Под крики ночи ты сказала мне "да",

Впиваясь ногтями в мускулистую спину,

Стоня, извиваясь. Мы были едины.

Разделися души под водопадом,

Скрывая от нас три старых скрижали.

На одной написаны беды любви,

Беды предательства и беды тоски.

Другая узором изукрашена вся,

Кровью запачкана и навсегда.

А третья пустая, как комната наша,

Ведь нет ничего в ней, даже кровати.

Но свет в ней сияет, невозможно представить,

Другими глазами посмотреть на все надо.

Но уплыли они в последнем вине,

В котором купались, чтоб не быть нам в тоске.

Мы голые в море, море вина,

И, наверно, не всплыть нам с тобой никогда.

Я просто положу свою руку на грудь

Чтоб сердца твоего проживать всякий стук.

Угасло вино на нашем матраце,

В пустоте одни мы с тобой, да и рады.

Давай прекратим пререкания всякие,

У нас с тобой ещё вся вечность в запасе.

Рейтинг@Mail.ru