Litres Baner
Любовь умирает трижды

Константин Константинович Чирков
Любовь умирает трижды

В оформлении обложки использована фотография автора Alexander Krivitskiy с https://www.pexels.com/ru-ru/photo/1595647/ по лицензии CC0.

ЧАСТЬ 1. ЮНАЯ МАСКА

СЛЕДЫ

Коснись при свете этого дня,

Коснись меня в белой мгле,

Я еще не вижу тебя.

Но ты уже оставляешь следы.

А все же любовь сильней!

Я русалка в этой дерзкой жизни,

А ты песок, на который хочется выйти

Навстречу моей судьбе.

А маска стала частью моей крови,

А сердце скрыто даже от меня,

Я причинил ему намного больше боли,

Уйдя когда-то на часы в себя.

А теперь я падаю вниз,

И никто меня не может спасти.

Я похоже уже не встану с земли…

Но ты уже оставляешь следы.

УХОДИТ ВЕЧЕР

Разбитое сердце и вытекший мозг –

Вот так ушел этот вечер.

У меня выпили весь кровоток,

А демоны играли на вече.

И из глаз идут брызги льда,

И от сердца ужасающий крик.

Оступился опять, у конца!

Поддался соблазнам, кретин!

Но утро уже стучится в окно,

И моя совсем больная душа

Начнет своей исцеление вновь…

Как же она убивает! Как же она не права.

ДОЖДЬ ПОД ЛУНОЙ

Пред наклоненной горою

Сияет сердце луною.

И ведь бег неизбежен,

А враг будет повержен.

В мой путь светит луна,

А звезды скрылись за тучей.

А между нами пора

И болото в лягушках.

Начинается дождь,

Но не придет сейчас зонт.

Мне придется промокнуть,

Смысл жизни исполнив.

ОЖИВИЛ

Сейчас ты просто здесь лежишь

И ничего не говоришь.

В тебе печаль еще горит,

Но ты ушел ли от мечты?

Мож, это просто фонари,

Чтоб не заблудиться на пути.

Ты еще заждешь же любви

От девы старше из Москвы.

И в твоих мыслях есть мечты.

Так, мож, сейчас уже летишь?

И завтра место застолбишь?

А сейчас просто насладись,

Бог только что тебя оживил

ДЕНЬ, КОГДА ПАЛИ ВСЕ ИДОЛЫ

Его медленно ложили в гроб,

А он все рвался наружу.

Ящик уже ложили в обоз,

А его силы рвались из отдушины.

Люди взводили идолов,

Они возревали на мир.

И было там на латинице:

«Наш бог, наш новый Перун».

А доски ломались и трескались,

Разбивались и пальцы в кровь.

Наносил удары с надеждами:

«Молю, помоги мне, Господь».

Ударила молния в лошадь,

Выпал из гроба поэт.

А Бог своей силой могучею

Скрыл от него всякий след.

Содрогнулись моря и земли,

Пал дождь и затопил все вокруг.

И только лишь «новый» неверный

Не лишился ничего и ничуть.

Эта сила напугала народ.

Рухнули камни с латиницей.

И понял каждый в свой срок:

Настал день, когда пали все идолы.

А ВЕДЬ ЛУЧШЕ И БЫТЬ-ТО НЕ МОЖЕТ

А ведь лучше и быть-то не может,

Чтобы быть ни на кого не похожим.

Чтоб одним только словом убить,

Свое сердце навечно пленив.

Я все творю кровью своей

Из моих уже высохших вен.

Мечтатель умрет до полуночи,

Вечным сном уснув в своем мире,

Подчиняя любую стихию.

Та смерть была самая лучшая.

И та девочка под солнышком летним,

Что влюбила себя лишь в мгновенье,

Навечно жизнь изменив.

И смогла также быстро уйти.

У этой сказки будут новые главы,

Написанные рукою в романе.

А пока лишь только во сне

Я вспоминаю о том самом дне.

ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ ИЗ ГРУППЫ ПЯТЬ

О чем же мне писать?

Что весь мир грешит в огне?

Это и так все говорят

В воде и на земле.

О чем мне же сказать?

Что нет слова дуракам?

Это и так все говорят.

Хэ, а кто ж из них дурак?

О чем мне рассказать?

О беспокойстве душ.

Так ведь и это говорят!

Но не бессонные ничуть.

Порассуждать о мудром?

Так есть же мудрецы!

Они вон в переулках

Кричат для всей толпы.

А что же делать мне?

Присесть попить чайку?

Подумать о Луне

И отчаливать ко сну?

Не пойму же я людей.

Все мы знаем все и как.

Но вот дойдешь ты до проблем

Сразу скажут: "Ты дурак.

Вот мы думаем иначе

Коллективно, так сказать.

Даже если мысли взяты

У толпы той номер пять.

Там самоумных двадцать пять,

Все говорят одно и тоже.

Сами мыслят, так сказать.

Знаем, где какая жопа

И как какую вытирать".

Но вот бумага-то из слов,

Ведь не поможет вам никак.

Много умнодураков

Коллективных, так сказать.

Ну, а мы, ребята, в жопе,

Нам не выбраться никак.

Что ж присядем поудобней.

"Коллективно" не сказав!

И послушаем, пожулай,

Наш доклад от группы пять.

ПАПЕ И МАМЕ

Ступила нога за порог

Любимого отчего дома.

Прошло уже детство мое,

Закончилась веселая школа.

Уже больше не будут будить

Папа и мама рано с утра.

Уже не надо в школу идти

И носиться потом по дворам.

Уже не буду больше я с папой

До слез говорить по душам.

И не будет уже больше мама

Поцелуем спокойной ночи желать.

Эх, а я хотел так сбежать,

Стать королем всего мира.

Но понял я, толку скакать.

У меня тогда ведь все было.

А сейчас я один на один

С этим миром, чуждым в природе.

А там все так же стоит

Мой дом, встречая солнца восходы.

Все так же встают родители рано

И бегут на работу, к делам.

Им время спокойно сказало:

"Ушел сын". А другого не стало.

Уже не будит тепло родительских рук,

Уже не с кем говорить по душам,

Уже не дарит на ночь никто поцелуй…

А я папу с мамой хочу лишь обнять.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru