Рейдер. Защитник

Константин Калбазов
Рейдер. Защитник

Глава 1
Кладбище погибших кораблей

– Фиксирую бой. Направление – двести сорок, тридцать, сто пять, – послышался доклад искина.

Андрей взглянул на голографическую карту, висящую перед ними. Схватка случилась не так чтобы и далеко, разумеется, по космическим меркам, но все же в стороне, и они были вне досягаемости вооружений дерущихся. Два уже практически мертвых корабля продолжали рвать друг друга на части, подчиняясь программе, заложенной в управляющие искины.

Кладбище кораблей. Да, эту систему можно было именно так и назвать. На огромном пространстве разбросаны тысячи погибших кораблей. Их останки продолжают двигаться с различной скоростью и по разным орбитам. Именно орбитам. Те, что были захвачены планетами, начинают обращаться вокруг них, остальные остаются подвластными притяжению звезды.

Но далеко не все они являются безжизненными остовами. Немалое их число сохранило как управляющие искины, так и частичную боеспособность. Некоторые все еще укомплектованы действующими ремонтными дроидами и сумели произвести кое-какой ремонт. Разумеется, это не могло ввести корабли в строй. Подлатать дыры, реанимировать кое-какие узлы и агрегаты – это вовсе не одно и то же, что провести серьезный и уж тем более капитальный ремонт.

Так вот, порой орбиты остовов кораблей противоборствующих сторон сближались. Для искинов ничего не закончилось. Приказа прекратить боевые действия им не поступало. Поэтому при сближении с противником, идентифицируемым хотя бы как частично функционирующий, завязывалась схватка.

Одну из таких они сейчас и наблюдали. Багрийский легкий крейсер, на его несчастье, слишком быстро приблизился к ирианскому линкору. Тот тут же отработал по нему из своих ракетных установок, используя ракеты большой дальности, РБД. Багрийцу нашлось чем ответить, и в сторону ирианца устремилась ракета такого же класса. Эта атака была с легкостью нейтрализована средствами непосредственной обороны линкора.

Из двух ракет, выпущенных ирианцем, цели достигла только одна. Но и этого легкому крейсеру оказалось за глаза. Его попросту разорвало на части и разметало обломки.

Быть может, мусорщикам еще и удалось бы увести его, восстановить и нагреть руки. Но теперь о восстановлении не могло быть и речи. Сейчас эти обломки представляют интерес строго в плане запасных частей, ну и вооружения. Сомнительно, чтобы его погреба детонировали. Боекомплект, скорее всего, разметало, россыпью или в одном большом обломке. Кто знает.

Линкор же, потеряв противника, вновь замер обманчиво безжизненным остовом. Двигательный отсек отсутствует. Корпус весь в прорехах пробоин. Хорошо же ему прилетело! Да только кто бы ему поверил! Обманщик. Реакторный отсек уцелел, и вырабатываемой им энергии вполне хватает для ограниченного функционирования. Впрочем, разбрасываться топливом ирианец не собирается. Пассивные сканеры засекли резко уменьшившееся излучение реактора, перешедшего в экономичный режим.

– Ослик, отслеживай этот линкор.

– Уже выполняется.

– Андрей, ты по-прежнему уверен в том, что это хорошая идея? – поинтересовалась Кейла.

– Уже нет. Но посмотри на это с другой стороны. По твоим венам струится адреналин. Именно то, чего ты и хотела.

– Я этого не хотел, – подал голос из-за спины Юрий.

– Брось. Конечно же хотел. А иначе за каким бы ты отправился со мной в космос, – полуобернувшись, возразил Андрей.

Они уже пятнадцать часов пробираются по этому кладбищу, тщательно выбирая безопасный маршрут. Путь их теперь имел вид эдакой зигзагообразной неправильной спирали. Вот как хотите, так и понимайте. Но иначе охарактеризовать получившееся Андрей не мог.

А между тем на плюху здесь можно было нарваться не только от агонизирующих обломков, но и от мусорщиков. Свежее кладбище, которому всего-то пара месяцев, – настоящее золотое дно. Империям проще вычеркнуть корабли из списков флотов, чем заниматься их спасением и последующим ремонтом.

В иной ситуации никто не стал бы бросать корабли, которые после ремонта возможно поставить в строй. Однако спасательная операция в существующих условиях могла обернуться куда более серьезными бедами, вот и оставили этот вопрос на откуп мусорщикам.

Среди последних желающих сунуться в этот адов котел откровенно мало. Весь прежний опыт говорил о том, что этому вареву нужно дать перекипеть и браться за его разработку, когда тут станет потише. Правда, в этом случае и процент кораблей, которые возможно поставить в строй, значительно уменьшится.

Случалось тут порой и такое, что мусорщики нападали на коллег, уже буксирующих свою добычу. Одно дело – завладеть остовом корабля, все еще находящегося в боевом режиме. И совсем другое – разбираться со своим собратом, зачастую – самым обычным, пусть и вооруженным межсистемным буксиром, который тянет уже деактивированный корабль.

Ведь только полный придурок не вырубит боевой искин, который и не подумает подчиняться тому, кто не обладает специальным кодом доступа. Перепрошить же его попросту невозможно. Во всяком случае на сегодняшний день дела обстоят именно так.

Хотя Бессонов и готов с этим поспорить, воодушевленный примером с андроидами. Тот факт, что между искинами обычного робота и корабля существует разница, его ничуть не смущает. Основной его довод звучит как закоснелость мышления ученых Внутренних систем. Именно в этом кроется причина застоя в научно-техническом прогрессе. Он же – выходец из другого мира, с иными взглядами, системой обучения и научным подходом.

Юрий даже утверждал, что вроде как разработал методу и программу, благодаря которым вполне возможно решить проблему перепрошивки искина. И именно этим объяснял свой успех с андроидами. Вообще-то доля истины в его словах была, ведь в основе всех искинов лежал один и тот же принцип.

Андрей откровенно не верил в положительный результат, но и не препятствовал Бессонову в работе. Его ничуть не волновало, чем тот занят, пока это не отражалось на выполнении им служебных обязанностей.

Через час Ослик вновь сообщил о боестолкновении. Вообще они тут случались с завидным постоянством, но доклад велся только о происходящих в радиусе сорока тысяч единиц. Учитывая, что средняя дальность действия РБД – тридцать единиц, расстояния отслеживания должно быть вполне достаточно, чтобы избежать нападения, успеть уклониться от удара или противодействовать ему.

– Внимание, ХТА-9212-3087-4563-5295, на связи боевой корабль, бортовой номер ВКР-4568-6720-4597-3196. Требую немедленно прекратить сближение и изменить курс. Иначе буду вынужден вас атаковать, – вдруг раздалось предупреждение на общей частоте.

Хм. Похоже, тот самый фрегат, с которым они сближались последние пятнадцать часов. Вообще-то вполне ожидаемо, что его искин функционирует, потому как выбирали они наименее пострадавший корабль. Он им нужен не на запчасти и уж тем более не на металлолом.

Очень может быть, что и вооружение у него в порядке. Все зависит от того, на какой стадии боя его подбили, насколько над ним поработали истребители или дроны, ну и от состояния его артиллерийских погребов. Разумеется, они могут просканировать фрегат и получить исчерпывающую информацию об активированном им вооружении, благо озаботились соответствующей аппаратурой. Но подобные действия могут быть восприняты искином как враждебные, а тогда, глядишь, и врежет от всей своей электронной души. Единственное, что известно доподлинно, это то, что он их просканировал и удерживает на прицеле. И еще – данный корабль значится в числе погибших и выведен из списков флота. Ослик только что выдал данные, сверившись с соответствующей базой.

– Борт ХТА-9212-3087-4563-5295 – борту ВКР-4568-6720-4597-3196. Я гражданское судно, имею повреждения, нуждаюсь в помощи, – ответил Андрей в надежде задурить искину «мозги».

Ослик вполне успешно имитировал неисправность двигателей. Как уже говорилось, они подготовились к этой вылазке, используя один из методов работы мусорщиков. Порой получалось обмануть искусственный разум.

– Борт ХТА-9212-3087-4563-5295, повторяю требование изменить курс.

– Я не могу ввиду полученных повреждений, – попытался продолжить переговоры Андрей.

– Если вы не свернете, я атакую вас всеми наличными средствами.

– Вот же чурбан железный! Знать бы еще, что у тебя имеется в наличии, – в сердцах выдал Андрей, не забыв предварительно отключить связь. – Что думаешь, Юра?

– Ты же видишь, он совершенно безапелляционен, закусил удила и не станет долго разбираться. Все заготовленные нами уловки бесполезны.

– Борт ВКР-4568-6720-4597-3196, вас понял. Делаю все возможное, чтобы выполнить ваше требование. – И, вновь отключив связь, Андрей продолжил: – Ослик, начинай сворачивать со всей возможной неповоротливостью и одновременным сближением.

– Выполняю.

– Может, все же просканируем его? Вдруг у него и нет ничего, – предложила Кейла.

– А если есть? Одна ракета с термоядерной боеголовкой – и нам конец.

– Ну, у нас ведь имеются средства непосредственной обороны. Отобьемся как-нибудь, – настаивала на своем напарница.

– Уверен, что в артиллерийских погребах этого фрегата боеприпасы четвертого поколения. Так что шансы, что нам надерут задницу, весьма и весьма велики, – покачав головой, вновь возразил Андрей.

– Борт ХТА-9212-3087-4563-5295, не вынуждайте меня открывать по вам огонь. Немедленно измените курс. Даю минуту и начинаю обратный отсчет, – вновь раздалось на общей частоте.

– Да чтоб тебя разорвало, чертова железяка! – в сердцах выдал Андрей.

– Что будем делать? – опять поинтересовался Юрий.

– Ослик, выводи корабль вот по этому вектору. Только не забывай, что у нас неисправность.

– Я помню. Начинаю маневр, – с едва заметной иронией ответил искин.

– Хочешь укрыться за обломками линкора? – уточнила Кейла, глянув на предполагаемый маршрут.

 

Эта груда металла, на фоне которой «Ослик» попросту терялся, не представляла опасности. Трудно себе представить заряд, способный проделать подобное. Скорее всего, попадание было не одно. Ну да не суть. Главное, что в районе двигателей не устанавливают вооружение, а значит, и приближаться к этой громаде не опасно.

– Не просто укрыться. Посмотри на его вектор движения и сопоставь с нашим фрегатом, – ответил Андрей.

– Не сказала бы, что они столкнутся, но их траектории явно пересекутся, – делая расчеты, произнесла Кейла. – Только дистанция все равно значимая.

– Зато куда ближе, чем этот гад подпустил нас.

– Согласна. И что ты задумал?

– По моим расчетам, до их сближения минимум часов десять. За это время мы успеем демонтировать бункер у нашего катера, а то он увеличивает его габариты.

– Хочешь атаковать фрегат в одиночку.

– Там нет экипажа. Один, максимум – два ремонтных дроида, которых он может использовать не по назначению. Так что в абордажной команде нет никакой необходимости.

– Ты можешь просто отстрелить бункер. Отец по твоей просьбе специально устроил все так, чтобы у тебя под рукой оказалось некое подобие истребителя.

– Я помню. Но к чему эти крайности, если можно обойтись малой кровью. Десантный отсек нам еще понадобится. Да и времени у нас более чем достаточно.

Укрывшись за обломком линкора, приступили к демонтажу бункера, для чего пришлось выйти в открытый космос. Только оказавшись снаружи и увидев все воочию, Андрей смог по-настоящему оценить повреждения, полученные гигантом. Порванные и искореженные броневые листы, словно какая-то фольга. Торчащие в разные стороны элементы конструкций. Вспученный изоляционный слой, из которого торчат пучки кабель-каналов и проводов. А вот тел не было. Что, в общем-то, и хорошо, потому как картина и без того угнетала.

Управились быстро, а потому Андрей даже успел вздремнуть, при этом не забыв удивиться самому себе, так как собирался ни много ни мало, а в лобовую атаковать боевой фрегат.

Прежде чем выскочить как чертик из коробочки, он отвел катер в сторону, дабы иметь возможность разогнаться. При этом не забывал все время укрываться за останками линкора. Незачем заблаговременно нервировать искусственный разум корабля. Вообще-то жаль, что не получится переподчинить его.

Боевой искин – та еще штучка, и на гражданском рынке его не сыскать. Продающиеся версии не идут ни в какое сравнение с изначально ориентированной на бой. Тут и скорость реакции, и базы совершенно иного уровня. Но если бы ими можно было вот так просто завладеть, никто не стал бы бросать корабли. Искины напичканы секретной информацией по самую маковку, и доступ к ним… Андрей даже не знал, как оценить подобный джекпот. Конечно, со временем информация и базы устаревают, но речь ведь не о почтенных старичках.

Когда был в двухстах единицах от останков линкора, резко потянул штурвал на себя. Катер круто взмыл вверх, огибая искореженный корпус. Тело, уже вдавленное в ложемент, подверглось дополнительной перегрузке. Вообще-то Кейла все время напоминала ему, что его лихачество и извечная ставка на скорость и перегрузки приводят к повышенному износу узлов и механизмов, а излишне частый форсаж буквально выжигает маршевые двигатели. Но что уж тут поделать. В чем силен, на то и ставит.

Искин фрегата вновь сделал запрос, чтобы вразумить невесть откуда взявшегося лихача. Катер явно гражданский, и, каким бы закоренелым воякой ни был этот искусственный разум, просто так его расстрелять он не мог. Он обязан был провести хотя бы краткую процедуру предупреждения. В условиях, когда до цели каких-то две тысячи единиц, каждая секунда на вес золота. И Андрей отыграл все, что только было возможно.

Пока происходил этот краткий диалог, «Ослик» приподнялся из-за обломков. И когда стало ясно, что разговор окончен, просканировал фрегат и тут же юркнул за укрытие.

– Андрей!..

– Вижу, Юра. Нормально. Не станет же он лупить по катеру торпедой? А даже если и станет, от нее уйти куда проще, чем от РМД.

Хорошо все же, что они отказались от прямой атаки фрегата. Сканирование показало наличие в пусковой установке торпеды с термоядерной боеголовкой и еще одной – в артиллерийском погребе. Исправны одна установка ракет малой дальности, то есть РМД, и пушка. Остальное вооружение повреждено. И самое главное – отсутствует силовой щит.

Согласно новому плану в случае обнаружения щита «Ослик» должен был атаковать противника, дабы снести его и позволить катеру прикрепиться к обшивке. А при отсутствии торпед и вовсе оказать посильную поддержку и отвлечь фрегат на себя. Но наличие последних отменяло это намерение.

Конечно, в случае атаки трофея имелся риск повредить и без того израненный корабль. Но, как говорится, не разбив яиц, не сделаешь яичницу. Впрочем, в этом необходимость отпала. Зато и Андрей остался с фрегатом один на один.

Ч-черт! Неужели генератор щита сдох? Это плохо. Очень плохо. Дешевым его не назвать. И вообще, заполучить в свои руки всего лишь корпус без соответствующей начинки – радости мало. Это он молодец, лихо так делит шкуру неубитого медведя.

А между тем в его сторону уже устремились четыре РМД. Отстрелялась пушка. Леднев закрутил спираль, уходя от пушечного огня и отработав по ракетам малой дальности своими противоракетами.

Сенсор вновь засек работу пушки, и Андрей изменил рисунок маневра, ловя разноцветные зайчики и едва не хрипя из-за навалившейся перегрузки. Признаться, он уже миновал свой прежний предел. Успокаивало только то, что долго такое издевательство не продлится. Ну и, похоже, его организм в какой-то мере адаптируется к подобным выкрутасам. Прямо садомазохист какой-то.

Противоракеты сбили только две из четырех РМД. Еще одну все же сумел достать из игломета искин. Сам Андрей управлять огнем был не в состоянии, зато благодаря последнему маневру, едва не отправившему его в нокаут, сумел разминуться с последней РМД.

Фрегат успел сделать второй залп. Андрей отстрелил все четыре ловушки, развернул катер кормой вперед и начал экстренное торможение. На тело, почувствовавшее было облегчение, вновь навалилась перегрузка.

Самое паршивое то, что он не в состоянии на что-либо повлиять. Устремившиеся к нему РМД – в мертвой зоне игломета. Отказаться от торможения – это пролететь мимо цели и тогда уж гарантированно быть уничтоженным ввиду невозможности защищаться в достаточной для этого мере.

Одна из ракет ударила точно в двигатели. Вторая прошла мимо из-за резкого изменения траектории в результате детонации первой. Остальные были перехвачены ловушками.

Глава 2
Знатный трофей

То, что нас не убивает, делает нас сильнее, только это не его случай. Бог весть, станет ли он сильнее телесно или духовно, но вот облегчение он почувствовал сразу. Перегрузка пропала в одно мгновение, словно выключили рубильник. По сути, так оно и было. Двигатели приказали долго жить. Как, впрочем, и сам катер, основу стоимости которого именно они и составляли. Идиот. Лучше бы не отсоединял бункер, а отстрелил, используя как ложную цель. Глядишь, и шансов было бы больше. Ну да чего теперь-то.

– Андрей, ты цел? – послышался в канале встревоженный голос Кейлы.

– Живой. И, похоже, даже продолжаю двигаться в нужном направлении. Юра, а что у него с иглометами?

– Без понятия. Из соображений экономии энергии он мог их не активировать, – отозвался Бессонов.

– Действительно, мог. Тогда выгляните и пустите одну ракету. Если не среагирует, врубите самоликвидатор.

– Принял. Сделаем.

Андрей откинул колпак и покинул тесную кабину. Ранцевый двигатель в наличии, но запускать его сейчас никак нельзя. Искин фрегата не использовал против катера иглометы. И это правильно, катеру, как и истребителю, такой обстрел не страшен. Зато человек в бронескафандре игломету очень даже по зубам. С точностью и плотностью огня у этих установок все в порядке.

Вот из пушки по нему стрелять не будут. Ни в точности, ни в скорострельности и уж тем более в плотности огня она не сравнится с иглометом. Хотя не факт. Оно, конечно, несопоставимо, но если припрет, то и по воробьям палить будешь.

Поэтому с остовом подбитого катера Андрей расставаться не спешил. Успеет еще. Извлек из зажима свой карабин и замер, продолжая держаться за борт с противоположной от фрегата стороны, защищаясь от возможного огня. Еще и деактивировал скафандр.

Воздуха в резервном баллоне хватит на полчаса. Согласно расчетам Аленки, его персонального искина, через двадцать семь минут он пролетит в сотне метров от цели. Это даже не впритык. А там вновь активирует систему жизнеобеспечения, и все вернется на круги своя.

Провокация, устроенная Юрием, выявила наличие как минимум одной исправной установки игломета. Ракету сбить она не смогла, и Бессонову пришлось задействовать самоподрыв. Андрей четко засек позицию огневой точки. Произвел расчеты нескольких вариантов и сумел подобрать тот, при котором он окажется в мертвой зоне игломета и пушки.

Прыжок вышел как в блокбастере, когда все в последний момент и буквально на когтях. Из-за необходимости торможения выработал все топливо до последнего кубического сантиметра, но все же сумел взять нужное направление. Последние метры летел по инерции и без возможности затормозить, но какие это мелочи!

Корпус корабля только кажется гладким. На самом деле на нем хватает всевозможных выступающих частей. В отсутствие атмосферы нет никакой необходимости думать об аэродинамике. Так что ухватиться есть за что. Правда, удержаться Андрею удалось с большим трудом. Спасибо экзоскелету, иначе он улетел бы черт знает куда. Его конечно же вытащили бы. Но их цель не кульбиты в пространстве и отработка спасательных мероприятий.

Перевел дыхание и, извернувшись, встал ногами на корпус. Магнитные захваты на подошвах тут же активировались, и он почувствовал себя эдакой морской капустой с прикрепленным к камню корнем и колышущимся стеблем. Именно такая ассоциация у него и возникла в мозгу. Глубоко же в землянах засела Океания!

А вот и делегация по встрече. Ремонтный дроид лишен оружия, зато в его распоряжении имеются восемь многофункциональных щупалец, в комплект которых входят лазерный и плазменный резаки, не считая остального инструментария, который вполне способен разобрать бронескафандр.

Недолго думая Андрей потянул из-за спины карабин, вскинул к плечу и выстрелил. Попал удачно. Ремонтники не бронированные, так что игла поразила внутренности, тут никаких сомнений. Разве только сделать еще парочку выстрелов? Так, чтобы наверняка и без сюрпризов. Как видно, он вывел из строя систему управления магнитами или подачу энергии. Щупальца дроида потеряли сцепление с корпусом, и он стал парить, постепенно отдаляясь от корабля.

Андрей лег на живот и, перебирая руками, поспешил на сближение с недавним противником. Так получится куда быстрее, чем вышагивать с помощью магнитных захватов. Пригодится еще робот. Даже если не сумеют починить, пойдет на запчасти. Чего разбрасываться ресурсами?

Приблизившись, вновь поднялся на ноги и, когда магниты сцепились с обшивкой, притянул дроида к себе. Закрепил его к одной из скоб, в изобилии устроенных тут для работы в открытом космосе, и только после этого отправился искать способ проникнуть внутрь.

Пока двигался, перебирая руками по выступающим частям и скобам, то и дело натыкался на свежие сварные швы. Дроид постарался на славу, заделывая пробоины корпуса. Латал всем, что попадалось под лапы-манипуляторы. Андрей даже забеспокоился, найдет ли он лаз вовнутрь. У него, конечно, с собой был штурмовой заряд, но делать лишние дырки категорически не хотелось. Впрочем, и не пришлось.

Эта дыра оказалась слишком большой, материала же, похоже, не хватало, иначе за два прошедших месяца дроид ее залатал бы. Но на нет, как говорится, и суда нет. А вообще, фрегату досталось изрядно, и ремонт тут потребуется вдумчивый. Как бы еще жесткость каркаса не оказалась серьезно нарушенной, а то ведь тогда и не разогнаться.

Проник внутрь, продираясь сквозь паутину проводов, кабель-каналов и всевозможных трубок. Оказался в одной из кают, рассчитанной на двоих обитателей. Нечто похожее на ту, что у него была на Уллис. Впрочем, ничего удивительного. Это один из стандартных блоков. Дверь выломана, так что просматривается короткий коридор. Внутренние помещения прибраны. Опять дроид расстарался.

Гравитация отсутствует. Внутри – вселенский холод. Все проморожено насквозь и покрыто инеем. Перед боем воздух из отсеков откачивается, но полностью избавиться от влажности не получится ни при каких условиях. Вот она и осела изморозью.

Пролетел по короткому коридору в ходовую рубку. Пятна замерзшей крови. Членов экипажа нет. Не суть. Потянулся к нише с искином. Ожидаемо заперто. Воспользовался резаком. Замигал раздражающий красный свет. Ясно. Хозяин запустил программу самоликвидации. Будь в отсеках воздух, наверняка Андрей услышал бы еще и сигнал тревоги. А так – тихо, как в могиле. Причем уничтожение искусственного разума ничего не изменит. Процесс уже запущен.

 

Но для паники нет повода. Все ожидаемо. Все так и должно быть. Ему остается только выполнить свою часть. Излишние поспешность и суета только во вред.

Наконец замок сдался перед варварским обращением. Леднев потянул из ниши тележку с искином и начал отсоединять кабели. Ни к чему раскурочивать разъемы, благо они стандартные. Им сюда еще другого молодца устанавливать. Да и боевой искин еще пригодится. Бессонов очень просил извлечь его целым и невредимым. Отчего бы и не потрафить другу. Опять же, вдруг у него что-то и получится.

Извлек из подсумка универсальный декодер. За него, между прочим, триста тысяч уплачено! Но в том, что товар качественный, никаких сомнений, потому как приобрели его у Михая. Не стал бы он им неликвид какой продавать. Действуя в многократно отработанном в виртуале порядке, подключил прибор и запустил его.

Бог весть, что там за программа, но венгр знал свое дело туго. Ну или тот, у кого он ее выкупил, что вовсе не лишено оснований. Хотя откровенно непонятно, зачем Михаю это нужно, ведь в системе, где он обитает, товар совершенно невостребованный. Он в ходу только у мусорщиков, ну еще у пиратов и каперов, когда приходится иметь дело с враждебно настроенными искинами. Скорее всего, для Михая это какая-то разовая акция, которая выстрелила вторично.

Зеленый диод. Красный мигающий свет в помещении пропал. Вот и порядок. Процесс самоликвидации остановлен.

– Кейла, Юра, я вас поздравляю. Трофей наш.

– Осталось только понять, насколько он пострадал, – с явным облегчением произнес Бессонов.

– Ну так тащите сюда наш дублирующий искин, а там и посмотрим.

– Уже летим.

«Ослик» подошел быстро, что, в общем-то, и неудивительно, если учесть мизерное расстояние, разделяющее их. Стыковка прошла без проблем, благо шлюз не пострадал. С одной стороны, в нем вроде нет необходимости, потому как из отсеков грузовика откачали весь воздух. Но с другой – и космический холод в нем отсутствует, чего не сказать о промороженном фрегате.

– Ну ты как? – первым делом вновь поинтересовалась Кейла.

И нарочито равнодушно и ненавязчиво окинула взором его фигуру. Убедилась в отсутствии прорех в бронескафандре, как и в намеке на какие-либо повреждения, и только после этого отвернулась, осматривая доставшийся им трофей. Торопиться, в общем-то, некуда. Ближайшие двенадцать часов их траектория движения не пересекается с другими остовами. Дальше расчеты пока не проводили. Лишнее.

– Нормально все со мной, – заверил Андрей, отходя в сторону и пропуская Юрия, со вторым искином. – Правда, лучше бы я не избавлялся от бункера. Отстрелил бы его, и получилась бы ложная цель. Глядишь, и катер удалось бы сохранить.

– Не удалось бы. Ракета из первой волны прошла впритирку. Не избавься ты от бункера, и она влепила бы точно в него.

– Ну, значит, народная мудрость верна, и все, что ни делается, делается к лучшему.

– Во всяком случае, в этот раз, – согласилась Кейла и тут же поинтересовалась: – Из экипажа никого не нашел?

– Двоих. Дроид устроил их в спасательных капсулах, но отстреливать не стал. Так что есть вариант, что они еще выживут. Зависит от того, насколько быстро они оказались внутри.

– Новые капсулы с функциями анабиоза и криоконсервации? – уточнил Юрий, возившийся с установкой искина.

– Они самые.

– Классная штука. И не нужно отдельные держать в медблоке.

– Классная. Но нам не светит. Помнишь? Мы вместо спасательных капсул собираемся установить парочку конденсаторов для щита.

– Ох уж мне твоя паранойя. Готов кондитер, – закончив подключение искина, сообщил Бессонов. – Кстати, тебе не кажется, что два Ослика – это уже перебор? На грузовике в связи с заменой искинов это еще имело смысл, чтобы не путаться. А здесь можно бы и переименовать, – предложил Юрий, заталкивая тележку в нишу.

– Резонно. Тогда нарекаю его Калугой.

– А почему это твой родной город, а не мой? – наигранно возмутился Юрий.

– Потому что во всем происходящем виноват я, и только я, – назидательно ответил Андрей.

– Резонно. Ослик, как тебе новое имя? – поинтересовался Юрий.

– Калуга. Мне нравится, – откликнулся искин, уже приступивший к тестированию систем фрегата.

– Я так понимаю, корабль тоже будет «Калугой»? – поинтересовалась Кейла.

– Ну да, так удобно, – подтвердил Андрей. – А хочешь, я назову его твоим именем.

– Вот этого не надо, – тут же фыркнула она.

– Ты чего? – удивился Юрий.

– Вы хоть немного интересуйтесь обычаями багрийской аристократии, глядишь, и вопросов будет поменьше, – пожав плечами, неопределенно ответила Кейла.

Андрей предпочел не обострять. Так, значит, так. Определившись с названием корабля, который, кстати, пока еще не являлся их собственностью, он углубился в изучение данных, выводимых искином на интерфейс его шлема. Вернее, их шлемов.

– Ого! Да мы, похоже, счастливчики, каких мало! – воскликнул Андрей.

– А у нас проблем не будет? – не разделил его радости Юрий. – Все же разведывательно-диверсионный фрегат четвертого поколения. Что-то мне подсказывает, что тут вся начинка секретная.

– Все не так страшно, как кажется на первый взгляд, – успокоила его Кейла. – Корабль вычеркнут из списков флота, о чем есть соответствующая запись в реестре. Если бы он все еще представлял собой тайну за семью печатями, поверь, потеряли бы не одну экспедицию, но его вытащили бы. Война идет уже больше двух лет. За это время случались сражения, хотя и не такие масштабные. И корабли с экипажами погибали, как и переходили из рук в руки. То, что было под грифом «совершенно секретно», уже давно стало просто «секретно», а то и вовсе «для служебного пользования».

– А мы сможем его отмыть через верфь твоего отца? – не удержался от вопроса Юрий.

– Отец с этим связываться не будет даже ради меня. Скорее уж наплюет на мои желания и запрет подальше от сомнительных дел подобного толка.

– Значит, то, что ты можешь погибнуть, – это нормально? А тут вдруг р-раз – и под замок? – удивился Юрий.

– Умереть можно по-разному. И смерть в качестве государственного преступника не является приемлемой для нашего рода. Но если так уж хочется поиграть с Имперской службой безопасности, то отмыть этот фрегат можно на какой-нибудь станции фронтира, имеющей собственную верфь. Например, на Талаханке, – стрельнув взглядом в Андрея, с нескрываемой иронией произнесла она.

– Очень смешно, – фыркнул Леднев. – Давай лучше попробуем придумать что-нибудь менее радикальное.

– В таком случае предлагаю добраться до ближайшей ирианской станции с курирующим ее офицером ИСБ и заявить ему о нашей находке. И да, Юра, забудь о своем желании покопаться в мозгах этого искина.

– И что будет?

– В принципе все оборудование, имеющееся на борту этого фрегата, уже так или иначе поступило на гражданский рынок. Конечно, в мизерных количествах и в основном доступно каперам и наемникам. Просто тебе, Андрей, нужно будет сразу же подать заявку на получение каперского патента, чтобы не демонтировали генератор невидимых полей. Для гражданских он и первого-то поколения под запретом, а уж о четвертом я лучше скромно промолчу.

– Те же, кто не имеет соответствующего патента, используют это оборудование на свой страх и риск. Правильно я тебя понимаю? – вновь вклинился Юрий.

– Как и вооружение, имеющееся на борту «Ослика», – пожав плечами, подтвердила Кейла. – Просто есть вещи, на которые безопасники готовы смотреть сквозь пальцы, а есть то, чего лучше не делать.

– Если я стану капером, то соответственно окажусь на службе, и, как следствие, охотники за моей головой станут обходить меня стороной. А изначальный расчет был на другое.

– С чего бы это? – искренне удивилась она. – Капер не состоит на службе. Он всего лишь получает благословение императора на узаконенное пиратство. Приносит прибыль в казну – хорошо. Погиб – казне это не будет стоить ни единого кредита. Зато у нас расширятся возможности. На грузовике соваться к багрийцам я бы поостереглась. А вот на этом фрегате – уже совсем другое дело. Ну и для охотников за твоей головой ничего не поменяется, за исключением того, что ты сам же и хотел изменить.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru