Litres Baner
Рейдер. Беглец

Константин Калбазов
Рейдер. Беглец

Глава 1
Пилот второго разряда

Ведомый спекся. Его отметка на радаре сменилась с зеленой на белесую, так обычно обозначается космический мусор. Пилот честно прикрывала хвост товарища, хотя изначально и была недовольна тем, что ей досталась роль второго номера. Ну да, девушка. Они среди истребителей вовсе не редкость, а, скорее, данность. И уж тем более – из числа землянок. Далеко не у всех получается удачно пристроиться в этом мире.

Эва вполне обоснованно оспаривала пальму первенства у Андрея. Дело решил жребий. Что же до того, что ее сбили… На любую силу найдется другая сила, на любого ловкача – другой ловкач, вот и на нее нашелся более умелый или удачливый. Удача в скоротечном бою истребителей стоит вовсе не на последнем месте. Сколько примеров, когда из-за банальной случайности пилоту не хватало какой-то доли секунды, чтобы выскочить из-под удара.

Искин засек старт серии нурсов. Андрей потянул штурвал на себя, уводя истребитель в мертвую петлю. Перегрузка тут же вдавила его тело в ложемент. Одновременно с этим Леднев подал команду на задействование средств непосредственной обороны. Со всеми целями двум иглометам нипочем не управиться, больше чем на пару-тройку рассчитывать не приходится.

Но на этом его проблемы не закончились. Ведомый противника вовсе не собирался оставаться в стороне и выпустил свои снаряды. Не оставалось никаких сомнений в том, что искин преследователя вычислил возможную траекторию и взял должное упреждение.

Маневр не прекратить, потому что тогда есть большая вероятность попасть под снаряды ведущего. Нурсы – неуправляемые реактивные снаряды запускаются из курсовых блоков и летят строго по прямой. В атмосфере подобного не добиться, но в космосе – никаких проблем, если только это не околопланетная орбита. Тогда отклонение конечно же будет, но для дистанции в три тысячи единиц это некритично. После этого срабатывает самоликвидатор.

Продолжая тянуть штурвал на себя, Андрей повел им вправо. Искин противника среагировал на изменение курса, передал данные пилоту. Ведущий взял упреждение и выпустил еще одну серию, перекрывая очередную траекторию.

Бросок влево – и тот же результат. Искин беспристрастно выдает вероятность уничтожения его истребителя в девяносто пять процентов. Это гарантированный провал, если только не совершить нечто, не укладывающееся ни в какие рамки.

И тут же – доклад о попадании двух пушечных снарядов. Но пронесло. Зафиксированы только легкие повреждения, что не может не радовать. Стальные пушечные болванки перехватить нереально, от них можно только уворачиваться и надеяться на то, что не заденут.

Леднев, продолжая выводить петлю с замысловатыми зигзагами, врубил форсаж. Да еще и развернул машину с помощью маневровых двигателей, кардинально меняя курс. То, что в принципе невозможно в атмосфере, в космосе вполне реально, если ты выдержишь перегрузки, а машина – подобные издевательства.

Тело, и без того вдавливаемое в ложемент, буквально размазалось по нему. Перед глазами поплыла муть, и практически сразу появились разноцветные круги. Перегрузка просто запредельная. Искин, не вмешиваясь в управление, все же подал сигнал тревоги, однако пилот его проигнорировал.

Несмотря на предупреждение об опасности, бортовой искусственный интеллект все так же беспристрастно продолжал анализировать обстановку. Где-то на краю сознания Андрей отметил выдаваемые данные. Процент поражения уменьшился рывком до семидесяти, потом – до пятидесяти, двадцати пяти. С новой порцией ракет скакнул до сорока пяти.

Прошел доклад об уничтожении пяти нурсов и расходе половины боекомплекта иглометов. Андрей и не подумал отдавать команду на прекращение огня. Пусть выпустит все до последней железки, но, если получится сбить еще хотя бы один снаряд, оно того стоит. Не успел об этом подумать, как искин сообщил об уничтожении очередного «гостинца». Вероятность поражения тут же упала до тридцати пяти процентов.

Он все же вырвался из тисков, в которые попал, оказавшись между двумя противниками. Причем вырвался весьма удачно. Ведомый не мог атаковать его из-за вероятности поразить своего ведущего. Долго это не продлится, но в скоротечном бою истребителей будешь рад и секунде. Чуть подправил положение машины, захватывая ведущего в прицел, и выпустил десяток нурсов, чтобы преследователю жизнь медом не казалась. Ну и чтобы выиграть еще какое-то время, пока противник будет выполнять противоракетный маневр.

Разворот. Машина продолжила двигаться прежним курсом, но уже кормой вперед. В результате началось интенсивное торможение маршевыми двигателями. Но этого Андрею явно оказалось мало, и он врубил форсаж, отчего его вновь вдавило в ложемент, сознание поплыло, а перед взором появилась мутная пелена. И вновь – предупреждающий сигнал о чрезмерных перегрузках.

Впрочем, данное обстоятельство не помешало искину продолжать контролировать поле боя. Прошел беспристрастный доклад об обстреле из пушки ведомого и его промахе. Тот никак не ожидал подобного финта, как, впрочем, и его искин.

Следом – доклад об атаке сразу двумя ракетами малой дальности, РМД. Они самонаводящиеся и оснащены принудительной системой самоликвидации. Так что случись промах, в ведомого он не попадет в любом случае. Андрей отстрелил в стороны по паре радиоэлектронных и тепловых ловушек, одновременно с этим вырубил маршевые двигатели, тут же ощутив облегчение. Правда, только физическое. Опасность никуда не делась. Искин самостоятельно задействовал иглометы. Получится ли у него разобраться с ракетами противника, пока решительно непонятно. Но то, что их только две, уже внушает оптимизм. Оставшаяся пара наверняка была израсходована по Эве. Потому что экономить боеприпасы в ситуации, когда остался последний противник, попросту глупо. Хотя и вполне рационально.

Довернув корпус корабля, Андрей выпустил десяток нурсов, а следом – все четыре РМД. Вот он экономить не собирался. Если у противника еще имеются в запасе ракеты, то совместно с иглометами он может отразить даже такую массированную атаку. Именно потому вначале Леднев ударил нурсами.

Тем временем ракеты противника сбились-таки с курса, среагировав на ловушки. Но пилот не дремал и в ручном режиме подкорректировал их курс, повторно захватив цель.

Андрей вновь дал тягу на маршевые двигатели, в очередной раз довернув машину чуть в сторону. И снова его вдавило в ложемент. Искин фиксирует стопроцентную вероятность поражения ракетами. Те летят, все время маневрируя, произвольным порядком, и иглометам никак не удается их сбить.

Финт с ловушками подарил Андрею краткий миг, чтобы попытаться вырваться из-под обстрела и предпринять контратаку. Но «замешкавшиеся» ракеты уже наверстывают отставание и вот-вот настигнут свою цель.

Иглометам, израсходовавшим последние крохи боекомплекта, удалось-таки сбить одну ракету. Андрей вырубил двигатели, пустил оставшиеся ложные цели и отключил бортовую электронику. Сработало! Ракета прошла мимо, наведясь на тепловую ловушку и сверкнув искрой подрыва фугаса.

С одним противником покончено. Как оказалось, он все же сглупил и атаковал не всеми РМД. Хотя с их помощью он уничтожил две ракеты Андрея. Третью достали иглометы. Противник также попытался задействовать ловушки, но Леднев успел перехватить управление своей птичкой и в ручном режиме довел до цели. Есть! Красная метка поблекла, обозначая новые обломки космического мусора.

Все это произошло настолько стремительно, что ведущий еще не успел закончить маневр, когда ведомый стал лишь белесой точкой на радаре. Но уцелевший противник во всеоружии против практически пустого Андрея, пара десятков нурсов и часть боекомплекта к пушке, хотя ставить на последнюю, считающуюся вспомогательным вооружением, глупо.

И вновь – тяга на маршевые двигатели. Разворот. Торможение. Набор скорости. Корректировка курса. Ведущий сам буквально нарвался на массированный залп нурсов. Андрей пошел ва-банк и выпустил все два десятка.

Противник предпринял маневр уклонения, при этом ничуть себя не жалея. На этот раз пришло время ему показывать высший пилотаж, свое мастерство и выносливость.

Андрей выдал очередь из десятка снарядов. Расстрелял бы и весь боекомплект, но, к сожалению, это предел, на который хватает конденсатора. Но удача все же была на его стороне. Ну и мастерство, чего уж там. Один из снарядов прошил сразу оба маршевых двигателя. Попадание в подобной ситуации – не на миллион, но и не на тысячу. Еще одна очередь – в уже практически беспомощную машину, чтобы добить. И все. Метка сменила цвет с красного на белесый.

– Круто. И что из боекомплекта у тебя осталось? – послышался в голове голос Эвы.

Он исходил от горошины в ухе, связанной с его персональным искином. Весьма полезный гаджет размером со смартфон, который обычно носят в креплении на предплечье. Вот только земной аналог не идет ни в какое сравнение с этим. Да и персональный – это не просто слова, он завязан на ДНК владельца. И никто не сможет получить к нему доступ. Теоретически.

– Десяток болванок к пушке, – ответил он.

– А что бы ты делал, если бы промахнулся? – поинтересовалась девушка.

– Если бы промахнулся, то пошел бы на таран.

– Вы, русские, все такие чокнутые?

– Вот только не надо. Поляки недалеко от нас ушли. Кавалерийская атака против танков – это, я тебе скажу, что-то с чем-то. А вообще, как по мне, так лучше сдохнуть, чем оказаться в рабстве у тех же багрийцев.

– К ним никто не хочет. Хотя, говорят, к рабам у них отношение самое бережное. Все же капиталовложение.

– Веришь или нет, но не хочется проверять на себе.

– Согласна. Не тот опыт, который хотелось бы приобрести.

Тем временем все маркеры на радаре позеленели. Учебный бой закончился, и электроника истребителей вновь ожила. Машины оказались самыми настоящими, а вот никаких ракет не было, и иглометы не извергали потоки стали. Все вооружение являлось лишь имитатором.

 

Никакой виртуальный симулятор не способен передать ощущение реального боя, хотя адреналин как-то там и бурлит в крови. Вот только варево это – так себе. В нем нет настоящих переживаний, волнения и страха. Ты не отключаешься полностью от реального мира, а прекрасно сознаешь, что это – всего лишь игра. Погибнуть в виртуале невозможно. Так что вопрос стоит только о победе.

Реальный космос – совсем другое дело. Здесь опасность присутствует, даже если ты просто летишь, не выполняя никаких опасных маневров. Это только кажется, что пространство чистое и прозрачное. На самом деле в нем пребывают в постоянном движении как планеты, кометы и астероиды, так и маленькие тела. С виду – ничего особенного, но даже если они совершенно неподвижны, что невозможно в принципе, то сталкивающийся с ними корабль имеет свою скорость. Именно поэтому любой корпус, даже считающийся лишенным брони, выполнен из броневой стали. Просто она тонкая и способна противостоять разве что иглометам и сопоставимым с ними космическим телам. Да и то – в зависимости от скорости. Суда, начиная от катера, прикрыты силовым полем и могут чувствовать себя относительно спокойно, хотя… тела бывают разные.

На истребителе места для накопителя и генератора не сыскать, отсюда и реальная опасность. Не сказать, что им так уж часто приходится сталкиваться с космическим мусором. Скорее уж крайне редко. Вероятность подобного столкновения значительно мала, но все дело в том, что она есть. И уж тем более – на полигоне школы, расположенном в околопланетном пространстве…

На станции Андрея ожидал разнос. Причем все выглядело настолько серьезно, что его даже посетила мысль о проваленном итоговом экзамене. А все из-за его выкрутасов на пределе возможностей, и, как выяснилось, не только своих, но и техники. Впрочем, обошлось. Экзамен он все же сдал.

Но что касается учебного пособия… Если старичок-корабль второго поколения получил какие-либо повреждения, ремонт будет за счет курсанта. Ах да. Уже новоиспеченного пилота второго разряда.

Ого! Школа вообще-то выпускает пилотов третьего разряда. Второй – только за отличную учебу, да и то лишь в случае окончания полного полугодичного курса. Они же обучались по ускоренной трехмесячной программе. Не сказать что у Андрея были проблемы с успеваемостью, но все же данное обстоятельство никак не укладывалось в рамки обычного.

Война, разразившаяся год назад между Ирианской и Багрийской империями, вносила свои коррективы. В армии и флоте наметился некомплект большого числа специалистов, пилотов истребителей в том числе. Но пока, слава богу, причина этого – не большие потери на фронте, а следствие увеличения штатной численности вооруженных сил.

Их школа была ориентирована на гражданский рынок. Собственно, именно поэтому Андрей сюда и поступил. Он, конечно, уже далеко не тот, что в бытность свою на Земле, но и на войну не рвался. О мобилизации пока еще речь не идет, а потому он предпочел гражданский флот. Вооруженные подразделения служб безопасности различных компаний и корпораций вовсе не редкость, скорее, данность, особенно если организации базируются на фронтире.

– Удивлен? – хмыкнув, поинтересовался инструктор.

– Есть такое дело.

– Не знаю, кем ты был на своей отсталой планете, но в космосе ты чувствуешь себя как рыба в воде.

– Господин инструктор, только не нужно про рыб и воду, – с кислой миной попросил Андрей.

– Да расслабься ты. Океания для тебя уже в прошлом. И что вы все так на нее реагируете?

– А вы поживите несколько лет под водой, и я на вас после этого посмотрю.

– Посмотрит он… А между тем за последние годы все пилоты второго разряда, выпущенные из нашей школы, прошли через эту планету. Некоторые ученые говорят о том, что океан – это тот же космос.

– Возможно. Но только сомневаюсь, что в космосе есть акулы, которые только и ждут случая, чтобы пообедать тобой.

– Уж поверь, в космосе хватает хищников. Ладно, проваливай. И учти, если с машиной что-то не так, твои достижения не избавят тебя от оплаты ремонтных работ.

– Ясно, господин инструктор.

Он не успел покинуть кабинет, как получил сигнал о входящем сообщении. Глянул на экран персонального искина на предплечье левой руки. Так и есть, пришла лицензия пилота второго разряда.

Хм. А вот еще одно сообщение. Кто бы сомневался. Рубь за сто, что механики списали на него прежние неисправности или решили малость погреть руки. Смета на две тысячи кредитов, притом, что средняя заработная плата на Клайпе составляет пять. Но оспорить не получится. В стремлении непременно победить он нарушил множество правил и запретов. Так что можно сказать, легко отделался.

Учебная станция школы когда-то была крейсером. Флот его списал, но это не значит, что история корабля, проданного по остаточной стоимости, едва ли не по цене металлолома, на этом закончилась. Он содержался в полном порядке, имел исправные двигатели, генераторы свертывания пространства и вооружение. Остаточный ресурс узлов, агрегатов и оборудования более чем скромный, но в случае необходимости и этого бы хватило.

Главное же достоинство в том, что крейсер был не просто станцией на геостационарной орбите, а учебным пособием для курсантов всех специальностей, готовившихся в школе. Здесь имелись ангары истребителей и боевых дронов. Машины, давно устаревшие, но это не важно. Научиться ездить можно и на обычном велосипеде, а уж пересесть на гоночный – это дело техники.

– Тебя можно поздравить, Андрей, – встретила его Эва в раздевалке.

Прозвучало не как вопрос. Впрочем, чему тут удивляться? Позади – последнее испытание. И, несмотря на то, что кто-то из курсантов «погиб» в бою, искины, проанализировав действия учеников, пришли к выводу о профпригодности каждого. В отношении Леднева вышла некая заминка. Но едва он получил лицензию, как его данные тут же появились в списке тех, кто успешно окончил курс обучения. И так уж вышло, что его фамилия оказалась на самой верхней строчке.

– Разумеется, можно, – расстегивая комбинезон, ответил он. – Мне выставили счет в две тысячи кредитов за восстановление «старичка», которого я едва не угробил.

– Вот жлобы, – укладывая свои вещи в сумку, констатировала она.

Летные комбинезоны, а по сути легкие скафандры, были их собственностью, поэтому приходилось носить с собой, как когда-то в школу спортивную форму. Несколько неудобно. В особенности учитывая габариты шлема и ранца с регенеративными картриджами, хорошо хоть не полноценная система жизнеобеспечения с ранцевым двигателем. Но школа не военная, а потому ни о какой казарме и постоянных шкафчиках или ячейках не могло быть и речи. У них не была предусмотрена даже форма. Ходили кто во что горазд. В определенных рамках, разумеется.

– И не говори, жлобы еще те. Что с катером? Когда отправляется? – поинтересовался он.

– По графику – через двадцать минут. О задержке не объявляли. Кстати, хочешь пари?

– Насчет? – без тени стеснения сбрасывая с себя одежду, поинтересовался он.

В Ирианской империи отношение к наготе и сексу, мягко говоря, легкомысленное. Поэтому ни о каких раздевалках по половому признаку не могло быть и речи. Так что земляне уже успели привыкнуть не стесняться.

Правда, Андрей ничего не мог с собой поделать. Прошедший через регенерацию и помолодевший организм требовал своего, поэтому при виде красивого обнаженного женского тела всякий раз делал стойку.

Девушки, конечно, над ним подшучивали, но скрыть свое удовольствие по поводу подобного комплимента все же не могли. И Эва не была исключением, хотя, несмотря на все его старания, и продолжала сохранять дистанцию, что в общем-то не мешало их почти дружескому общению.

– Мы не успеем еще сесть в космопорте, как тебе уже предложат контракт, – с апломбом заявила она.

– Я был бы дураком, если бы стал с тобой спорить. Ясно же, что наниматели всегда двигаются от верхней строчки к нижней. Все зависит от того, насколько быстро руководство школы сделает эти списки доступными общественности.

– С тобой неинтересно. Какие планы на вечер?

– Только не говори, что приглашаешь меня на свидание.

– А что так? Разонравилась?

– Как можно, панна Эва! Я просто не могу передать те радость и волнение, которые сейчас переполняют меня, – прижав руку к груди, искренне заверил он.

– Вижу, – не без удовольствия хихикнув и кивнув на физиологическое доказательство его слов, произнесла она. – Но я вообще-то о ресторане. Наши решили отметить знаменательное событие получения пилотских лицензий.

– Я за любой кипеж, кроме голодовки.

– Вот и отлично. Ну, ты чего замер. Дуй в душ или рискуешь проторчать здесь еще четыре часа до следующего катера.

– Тэ-э-экс, девушка, а ну-ка, не мешайте мне. Я – мыться, – подхватывая полотенце и направляясь в душевую, категоричным тоном заявил он.

Глава 2
Наниматели

Все произошло ровно так, как и предполагали Эва и Андрей, с тем лишь отличием, что предложение поступило и ей. Ничего удивительного – у девушки были хорошие результаты итоговых испытаний. Кстати, один из нанимателей написал им обоим. Они посчитали подобное совпадение знаковым, а потому решили навестить офис компании, не откладывая в долгий ящик. Тем более что там заявили о готовности их принять в течение рабочего дня. А до его окончания еще добрых шесть часов.

Еще одной причиной послужило то, что компания «Эльдорадо» была организована землянами. Они старались держаться друг за друга, невзирая на национальность. Один из кварталов их компактного проживания имелся в Талантае на планете Клайп. В этом же городе располагалась и школа пилотов, которую Андрей и Эва только что с успехом окончили.

Нужный адрес находился не сказать что в центре, но и не на глухой окраине. Вполне престижное офисное здание, что уже само по себе указывало на серьезность компании. Солидная арендуемая площадь с несколькими кабинетами, собственная служба безопасности. Не сказать, что в последней имелась острая необходимость, здание и без того охранялось. Но ее наличие лишний раз подчеркивало статус потенциального нанимателя.

– Здравствуйте.

Хозяйка кабинета вышла из-за стола и подошла к ним, протягивая руку в приветствии. Абсолютно земной жест. Ирианцы не утруждают себя рукопожатиями. Как видно, девушка хотела лишний раз подчеркнуть, отчего приглашение было адресовано именно им. Землячество и все такое.

Хм. А вот насчет возраста нанимательницы у Андрея возникли серьезные сомнения. На вид – не больше двадцати пяти, брюнетка с волнистыми волосами чуть ниже плеч, прическа в стиле сороковых годов прошлого столетия. Андрею такие доводилось видеть либо на старых снимках в Интернете, либо в фильмах о тех временах. Смотрится весьма эффектно, молодо и где-то даже легкомысленно. Но уж больно взгляд ее карих глаз не соответствовал возрасту.

С этими регенерационными курсами никогда не угадаешь, сколько лет твоему собеседнику. К примеру, Андрей в свои сорок восемь выглядит ее сверстником. Сколько Эве, он понятия не имел. Девушка, и этим все сказано. Но на вид не больше двадцати.

– Здравствуйте, – вошедшие по очереди пожали маленькую ухоженную ручку нанимательницы.

– Я начальник отдела кадров «Эльдорадо» на Клайпе Людмила. Присаживайтесь, пожалуйста.

Н-да. Подать себя она умела. Андрей даже нервно сглотнул, не в состоянии оторвать взор от плавных форм ее фигуры. А главное – от того, как она двигалась. Отчего-то в голове возникло банальное – лебедушка. Видеть ее означало хотеть. А он что? Он нормальный мужик. И она, похоже, это прекрасно поняла, стрельнув в него лукавым взглядом.

Или специально провоцировала? А что, вполне возможно. Размягчить, так сказать, перед подписанием контракта. Красивая женщина на мужчину всегда произведет впечатление. А уж кто тут в фаворитах для найма, гадать не приходится. Неужели он что-то пропустил в присланном им контракте? Вообще-то у него не было привычки думать не тем местом.

– Итак, наша рудодобывающая компания предлагает вам стандартный контракт. Наши основные активы находятся на фронтире. Есть перспективы роста и реорганизации в корпорацию, объединяющую в себе добычу и переработку руды, а также возведение верфи с полным циклом строительства маломерных судов. И, как вы понимаете, забота о безопасности стоит не на последнем месте. Задачи пилотов – патрулирование, охрана и отражение возможной агрессии. Все как обычно.

Пока она говорила, Андрей в очередной раз просмотрел пункты договора. Все так и есть. Стандартный документ, хотя и с некоторыми оговорками, не без того. Но оно и понятно. Везде свои тонкости, нюансы и коммерческая тайна. Это никак не тянет на подводные камни.

– А в какой системе находится ваша станция? – поинтересовалась Эва.

– В системе звезды Лайонель. Компания была создана год назад, когда вопрос о войне висел уже на волоске. Поэтому место выбиралось исходя как из богатства астероидных поясов, так и удаленности от возможного театра военных действий. Ни стратегического, ни тактического интереса для багрийцев система и наша компания в частности не представляют. По сути, там глубокий тыл. Но, разумеется, исключить боевые столкновения нельзя. Пункты о бесплатной медицинской помощи, регенерации, боевых надбавках и премиальных в договоре прописаны.

 

– Да, с этим все в порядке, – вынужден был признать Андрей.

В принципе, все выглядит логично. Молодая компания с солидным стартовым капиталом, не готовая рисковать своими активами в открытом космосе. Отсюда – и самое серьезное отношение к безопасности. Кстати, зарплата раза в полтора выше средней. А если учитывать его разряд пилота, так и еще чуть подрастет. В контракте прописана только база.

Он уже был готов завизировать договор и отправить его на почту отдела кадров, когда дверь открылась и в кабинет вошел высокий крепкий мужчина.

– Людмила Васильевна, прошу прощения, я думал, вы уже закончили, – стушевался вошедший.

Андрей же вперил в него внимательный взгляд. Память, в том числе и на лица, у него была хорошей. Так что уже через пару ударов сердца он вспомнил вошедшего.

– Все нормально, мы уже заканчиваем. Знакомьтесь: начальник службы безопасности компании Суслов Артем Витальевич. Итак, с условиями контракта вы ознакомились, на ваши вопросы я ответила. По-моему, нет никаких препятствий для подписания контракта.

– Извините, но я, пожалуй, все же воздержусь, – поднимаясь со своего места, ответил Андрей.

Одновременно с его словами персональный искин хозяйки кабинета возвестил о входящем сообщении. Это прибыл на почту отказ Леднева, все так же не сводящего взгляда с Суслова.

– И что вас не устраивает? – не сумела сдержать своего удивления Людмила Васильевна.

– Андрей? – произнесла ничего не понимающая Эва.

– Меня не устраивает начальство, – пожав плечами, ответил он и направился к выходу.

– Я еще немного подумаю, – произнесла Ковальская, проследовав за ним.

Когда они вышли на улицу, флаер такси уже ожидал их у подъезда. Едва устроились в салоне, как девушка назвала первой свой адрес, и аппарат мягко тронулся с места, заняв воздушный коридор.

– Объяснишь? Я, между прочим, не увидела в договоре никаких подводных камней. Все четко и прозрачно, как слеза. Есть пункт о секретности и неразглашении. Но это нормально. Что тебя насторожило?

– Я знаю этого типа. Вернее, я его видел на Океании. Он обретался на Двадцатке, ну, ты знаешь, база, где основной контингент составляли русские.

– И?

– Он был бригадиром в команде, крышевавшей базу. Более того, если мне не изменяет память, на Океании он появился всего-то года за два до моего отбытия. Но получается, что уже рассчитался по всем долгам и занимает высокий пост в компании, которая организована всего-то год назад.

– Ты думаешь, ее организовали те же, кто занимался рэкетом на Океании?

– Два плюс два всегда четыре, Эва. Так что ты как знаешь, а я пас. Никакого желания рисковать.

– Я слышала об этих ребятах. И то, что известно мне, никак не тянет на рэкет. Они, скорее, организовали нечто вроде охранной фирмы и брали за свои услуги вполне законную плату. Никто из принявших их покровительство не пожалел об этом, и их заработки значительно увеличились.

– Возможно. Но я с этими ребятами дел иметь не желаю, – упрямо гнул Андрей.

– Хм. Ну а я подумаю. Пробегусь по форумам, поищу выходцев с Двадцатки.

– Делай как знаешь.

Он довез ее до дома, пообещал к назначенному часу прибыть в ресторан. После чего задал искину флаера новый адрес. Пока же суд да дело, решил позвонить нанимателю, следующему по привлекательности за землянами. Плата, кстати, немногим меньше, так что предложение вполне на уровне.

– Здравствуйте. Моя фамилия Леднев, я пилот-истребитель. Вы отправляли мне предложение по найму на работу.

– И?

– Что – и? – искренне удивился Андрей.

– В чем проблема? В контракте что-то не понятно? Или тебе неясна оговорка о том, что его пункты не пересматриваются? Зачем ты меня дергаешь? – послышался резкий ответ на грани грубости.

– Вообще-то я хотел встретиться, чтобы…

– Послушай, парень, – оборвал его потенциальный наниматель, – у меня таких, как ты, сто тридцать пять человек. Встречаться со всеми вами у меня терпения не хватит, тем более, что нужно мне только двадцать три человека.

– То есть вы отправляли предложения всем подряд?

– Да неужели догадался? Может, тогда заодно сообразишь, что ты, по сути, пока еще никто и звать тебя никак. Хотя на надбавку за второй разряд можешь рассчитывать. Ладно, все сведения о найме – в контракте, о компании «Раштин» найдешь информацию в Сети. О месте и времени встречи с нанимателем сообщу дополнительно после подписания тобой предварительного контракта. А сейчас мне некогда.

О как. Неласково как-то встречает его наниматель. Прямо сказать, впечатление отталкивающее. Но именно поэтому Андрей и отнесся к данному предложению со всей серьезностью и дал искину команду на поиск соответствующих сведений.

Итак, компания «Раштин» основана двадцать лет назад и называлась так по фамилии ее владельца, в прошлом – честного рудокопа. Немногим из их числа везет вот так подняться. Космической станции у компании нет. Вместо этого она обосновалась непосредственно на астероиде, помимо номера в реестре системы получившего еще и имя – Уллис. Вернее, обосновалась в его недрах, изъеденных шахтами и штольнями, как кусок сыра.

Помимо выработки руды непосредственно на астроиде там был построен терминал для обслуживания добывающих кораблей. Как видно, жилы особенно дорогих руд за эти годы были уже выработаны или дело неуклонно шло к этому, что послужило причиной расширения.

Что еще? Система звезды Рулейна. Шесть планет, десяток лун, четыре астероидных поля. Находится не просто во фронтире, а у черта на куличках. Из обитателей – только персонал базы компании. Вот, пожалуй, и все.

Побывавшие там характеризовали быт только одним словом – скука. Но тот факт, что за время контракта там вполне можно подняться в финансовом плане, никто не отрицал. Даже пилоты отбывали из этого захолустья с монетой в кармане. Правда, по большей части оттого, что особо потратиться там не получится.

Итак, скука. Ну что же, это не самый паршивый вариант. В конце концов, никто не виноват, что Андрей потерял все накопленное на Океании. Здесь за три года можно будет заработать даже побольше, потому как корпорации Арика, обирающей акванавтов как липку, там нет.

Ну а потом можно будет вновь вернуться к мысли о получении кредита на покупку малого транспорта. Именно так Андрей, собственно говоря, и собирался поступить изначально.

Н-да. По сути, в получении лицензии пилота маломерных судов нет ничего сложного. Еще будучи на Океании, он регулярно посещал классы с вирткреслами и, оплатив лицензированную обучающую базу, начал изучение этой специальности. Правда, путем самообразования возможно получить только теоретические знания. Без реальной практики ни о какой лицензии не может быть и речи.

Но все равно экономия времени получилась изрядная. На практику требовалось минимум три месяца в школе пилотов. Ну а пока суд да дело, он решил вложить свои деньги во вполне надежные и прибыльные акции одной туристической фирмы… которая объявила о своем банкротстве в связи с изменившейся ситуацией на фронте.

От четырехсот тысяч кредитов, имевшихся у него для первого взноса за малый транспортник, остался один пшик. Акции обесценились, и, будь они отпечатаны на бумаге, ими можно было бы подтереться. От цифрового же варианта вообще никакой пользы.

Лицензия пилота у него уже имелась, но наниматься к владельцу небольшого грузовика не хотелось категорически. С прибылями там не разгуляешься. Ладно еще, когда работаешь на своем суденышке даже при выплате кредита, кстати, не такого уж и грабительского, как в России, где о банкирах проявляют нежную заботу. О своей прибыли местные банки, конечно, не забывали, но наличие конкуренции с иностранными игроками удерживало их в рамках.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru