Счастье

Конрад Непрощенный
Счастье

– А потом я раз! И пронзил этого нахала один ударом! – Эйвар стукнул себя кулаком в грудь, как бы утверждая свое превосходство над окружающими, и взял с подноса бокал с вином, – Вино здесь – ослинная моча, не то что в моих погребах. У меня такое дивное вино, что… Вот дерьмо! – кто-то неаккуратно толкнул его плечом, и он пролил вино на свое одеяние, – Эй ты, конченный выродок, смотри куда идёшь!

– Простите мне мою неуклюжесть, это была случайность. – Юноша сделал небольшой поклон головой, отчего его черные волосы ещё сильнее закрыли его лицо. – Я оплачу Вам новое платье.

– Да у тебя денег не хватит, молокосос! – зарычав, Эйвар отвесил пощечину юноше. Парень сплюнул кровь, но в ответ не ударил. – Правильно, ничтожество, ты не имеешь права. Пошёл вон, чтобы я тебя не видел на своём балу, вонючий кусок дахарского дерьма!

– Насколько я слышал, бал княжеский, а не Ваш.

– Заткнись! Князь у меня вот где! – Эйвар потряс кулаком, отчего его двойной подбородок затрясся подобно желе. – Это мой город, я тут решаю, кто сидит на троне, кто торгует, а кто сидит в тюрьме. Ты меня понял, мразь?

Парень поклонился и удалился. Эйвар подбоченился в окружении его свиты, которая принялась его ещё больше расхваливать. Данте ухмыльнулся и продолжил путешествие по залу. Остальные дворяне либо танцевали, либо плели интриги в темных переходах зала. Данте достаточно насмотрелся, теперь возвращался обратно, в свои офицерские казармы.

– О, Данте, ну что, натанцевался среди господ? – Теодорих радостно помахал другу рукой.

Юноша прошел мимо, не удостоив друга ответом. Лишь сверкнул своими красными глазами. Алый плащ закрывал механическую часть руки, подаренную неким Зигрфридом. Этот подарок не раз помогал Данте в бою.

– Что, ещё переживаешь из-за смерти Лилинет?

– Заткнись! Не смей произносить её имя! – Маска железного самоконтроля на мгновение распалась, но Данте усилием воли вернул её в прежний вид, – Прости, я всё ещё переживаю. Ты принес то, что я просил?

– Книжку? Я не понял какую тебе надо, поэтому купил у монахов книжку с картинками.

– Не имеет значение, главное что взял. Скольких потеряли при штурме логова?

– Троих.

– Хорошо, – ледяным тоном ответил Данте и направился к лестнице, ведущей в его комнату.

Рейтинг@Mail.ru