Я тебя найду

Катерина Полянская
Я тебя найду

* * *

Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.

© К. Полянская, 2022

© ООО «Издательство АСТ», 2022

Пролог

Передо мной вежливо распахнули дверь кофейни. Тренькнул колокольчик. Я замерла на бесконечное мгновение, прежде чем перешагнуть порог. Так странно… Солнце и по-весеннему свежий ветер. Пахнет десертами. Простая, обычная жизнь.

– Простите…

– Ничего, скоро привыкнешь, – с состраданием вздохнул невысокий плотный маг-теоретик, заведовавший в Бюро магического порядка всяческими формальностями, – госпожа… как тебя теперь зовут?

Проверяет.

Сам четверть часа назад прочел мне нудную лекцию о том, что можно и чего нельзя мне теперь для собственной же безопасности. Прямо скажем, ограничений там было предостаточно на первое время. Но я не жаловалась. Это – вот это все! – в любом случае лучшее, что случалось со мной в жизни.

И я так легко не попадусь.

– Вы же знаете, мне нельзя говорить. – Улыбаться не хотелось, но я выдавила улыбку.

– А теперь убедился, что запомнила и ты, – одобрительно кивнул мэтр Афлек.

Мы как раз подходили к большому столу у окна.

– Лично я считаю, что хватит уже проверок, – сдержанно заметил его худой и высокий коллега. – Пора девочке забыть о случившемся и двигаться дальше.

Свое мнение я благоразумно оставила при себе, прекрасно понимая, что оно вряд ли кого-то всерьез интересует.

Зато право голоса – решающее притом – имел кое-кто другой.

Кто-то, кто дожидался нас в этой кофейне.

Маг, при взгляде на которого мое сердце на миг перестало биться.

Мужчина, за несколько мгновений чьего внимания я бы согласилась пережить весь свой кошмар еще раз.

– Она не забудет, если не получит некой завершенности. Это для нас дело – папка бумажек с печатями, а для нее – несколько украденных лет жизни и страшная сказка, которой нужен простой и понятный конец. – Мэтью Трэванс еле заметно улыбнулся мне и кивнул на стул напротив: – Садись, малышка. Сейчас я тебе все расскажу.

– Мне уже семнадцать. – Я неловко поправила шаль, пожертвованную мне кем-то из женщин Бюро.

Ложь. Всего шестнадцать. Я прибавила себе год.

– А выглядишь на тринадцать. – Рассмотреть во мне взрослую девушку мой герой не пожелал. – Ешь.

При виде… или, вернее, при запахе, исходящем от тарелки с огромным омлетом, овощами и ветчиной, у меня слегка закружилась голова. Пришлось сдержаться и напомнить себе, что я теперь нормальный человек и ем нормальную еду. И никто у меня этот омлет не отберет.

– Спасибо тебе. – Голос плохо слушался, поэтому получилось совсем тихо. – За все.

Он поспешно отмахнулся. Мол, не стоит благодарностей.

А я вновь вспомнила холодный замок, вечно тонущий во тьме, всех этих мерзких существ, боль, страх… как почувствовала приближающуюся инородную магию, выждала и вложила все силы в то, чтобы разорвать связь с ведьмой. Ее потрясенный взгляд – не ожидала мерзавка от меня такой прыти. Ворвавшихся в ведьмин оплот ловцов, вспышки заклинаний. И то, как на подгибающихся от слабости ногах дошла до шкафа, в него и забралась. Надеялась просто пересидеть, но…

Из этого шкафа Трэванс меня и выковырял. Ведьма к тому времени была мертва, некоторые другие ее «приемные дочери» тоже, а «окно» в темный мир закрыто вечной печатью. Меня же разрыв каналов оставил совсем без сил, Мэтью Трэванс вынес меня из замка на руках. И безоговорочно поверил, когда я рассказала – правду, кстати, – как ведьма убила мою семью, выкрала меня и несколько лет использовала в своих целях.

Трудно поверить, что кошмар остался в прошлом.

И больше не повторится никогда.

– Слушай, я проверил насчет твоей семьи, – маг, который, как мне казалось, не может чего-то смутиться, неловко отвел взгляд, – думал, может, ты что-то не так запомнила, может, кто-то все же остался… Нет, они все мертвы. Мне жаль.

Я спокойно кивнула и с некоторым удивлением обнаружила, что, пока предавалась воспоминаниям, смела половину омлета и почти всю ветчину.

Да. Мне тоже.

– Дальше. – Двое его коллег тихо жевали, а он все говорил, даже кофе свой не трогал. – Ведьма мертва и закрыта к перерождению. Вот, смотри.

Не то чтобы у нее было много шансов возродиться, но знак вечной печати, живой татуировкой сбежавший из-под рукава на ладонь мага, придал мне дополнительного спокойствия. Он прав, мне это было как воздух нужно.

– Ты в безопасности, – подтвердил тот, кому я больше всех обязана этим чудом. – Дальше все точно будет хорошо.

Прозвучало как обещание, и… я почти поверила. Особенно когда он сделал служанке в клетчатом форменном платье знак и она принесла мне чай и красивое пирожное с кремом и засахаренными лепестками роз.

– Это за что? – спросила недоверчиво.

– Считай, отмечаем начало твоей новой жизни, – подмигнул боевой маг. – К тому же ты очень нам помогла. Благодаря тебе мы смогли вернуть девочек, которых ведьма выкрала недавно, их родным. К счастью, почти всех было кому возвращать.

– Я? – Поверить все еще не получалось.

– Именно ты, Фея.

– Но я же даже не знала названий всех этих деревень…

– Зато ты помнила дерево с лентами возле одной, таблички с именами хозяев на дверях в другой, – терпеливо объяснял Трэванс. – Подобные мелочи очень помогают.

Ла-адно. Тогда, пожалуй, я правда заслужила пирожное.

Я осторожно набрала ложечкой крем.

Сладко. Приторно. На вид вкуснее, чем на вкус.

– Твои документы. – Афлек положил на стол рядом со мной пухлый конверт. – Запомнила, как внести туда новое имя?

– Да.

– Хорошо. – Он сверился с круглыми часами на золотой цепочке. – Экипаж уже вот-вот прибудет…

Я ухватилась за возможность не есть пирожное.

– В таком случае, мы больше не нужны. – Специалисты по бумажкам и правилам чинно нас покинули.

– Проводить тебя? – предложил маг моей мечты.

Не справившись с голосом, я кивнула.

Он залпом влил в себя остывший кофе и положил на стол несколько монет.

Молча мы покинули кофейню. Пальчики горели от желания дотронуться до него. Еще и шли, как назло, совсем рядом. Вот бы экипаж задержался… Хоть на минуточку! Но когда мы вышли на улицу и свернули за угол, он уже ждал там.

Подлый удар под дых.

Захотелось скулить от обиды.

– Береги себя, Фея. И помни, если кто-то попытается обидеть, есть закон и императорские маги.

Я стояла истуканом, пока он меня обнимал. И оперлась на его руку, забираясь в экипаж. Вот, все же коснулась. Как и хотела.

Экипаж тронулся, а я продолжала с таким усердием пялиться на мага, что едва не вывалилась на мостовую. Хотелось запомнить, клеймом выжечь в памяти каждую мелкую деталь. Высокий рост, широкие плечи и тренированное тело под черной одеждой, притягательную небрежность в облике, затянувшийся порез на лице, оставленный ведьмой, и улыбку, которая наверняка сводила с ума всех женщин…

– Госпожа, с вами все в порядке? – голос извозчика с неприятными понимающими нотками заставил вздрогнуть. Очнуться. – Может, вернемся?

– Д-да. То есть нет! – Я перевела дыхание, успокаиваясь. – Едем.

Выпрямилась и прикрыла истерику маской спокойствия.

Ничего… Мы еще встретимся. Встретимся! Обязательно встретимся. Но тогда я уже не буду испуганным заморышем. Чего бы мне это ни стоило, я стану нормальной девушкой. Красивой. Смелой. Сильной. Такой, которая будет достойна Мэтью Трэванса. Жизнью клянусь!

А сейчас стоит успокоиться и придумать себе новое имя.

Я достала из конверта лист, на котором слабо поблескивали искорки старой магии.

Освободить голову от лишних мыслей. Довериться себе…

– Брина Рекхард, – шевельнулись губы.

На листе проступили чернила.

Искры погасли – защитная магия стерла мой след. Спрятала от всего, что осталось в прошлом. И от всех.

Я прислонилась к неудобной спинке и улыбнулась.

Вперед, в новую жизнь?

Глава 1

Через восемь лет…

Звон маленького серебряного колокольчика заставил меня вздрогнуть, расправить плечи и устремиться туда, откуда доносился звук. Леди Готорсби крайне редко вызывала меня таким способом, значит, прямо сейчас приключилось что-то срочное.

Шурша юбками, я направилась на зов.

То есть на самом деле ничего не шуршало, я двигалась бесшумно, словно тень, но ничто не мешало мне рисовать в своем воображении разлетающиеся юбки, можно даже белые вместо моих унылых коричневых.

– Брина, присядь. – Мне указали на место на пухлом диванчике.

Интуиция шепнула, что такая забота – предвестник неприятных новостей.

– Вас что-то беспокоит, миледи? – позволила себе вопрос я.

Пожилая дама поправила очки, чуть дольше задержавшись пальцами на дужке на переносице.

– Я стала слишком стара, чтобы жить одна. К тому же мое благосостояние уже не позволяет содержать городской дом, – с сожалением признала хозяйка. – Зять и дочь любезно пригласили меня к себе, буду готовиться к переезду. Рассчитай слуг. Завтра мы с тобой определим, какие вещи я заберу с собой, а что нужно будет раздать или выбросить.

Вот тварг. Этого только не хватало.

– Да, миледи, – голос даже не дрогнул.

– Проследи, чтобы соседи оставались в неведении как можно дольше, – ворчливо потребовала уже почти бывшая хозяйка. – Не желаю их фальшивого сочувствия.

– Сделаю.

Легко.

Мне достался почти теплый взгляд.

– Я довольна твоей работой и хотела бы взять тебя с собой, но не уверена, что ты согласишься отправиться со мной за океан… Или все же согласишься? Насколько знаю, у тебя здесь нет родных и мужчины пока тоже нет.

Есть. Просто он не совсем мой.

– Не соглашусь. – Когда говоришь что-то неприятное собеседнику, надо после добавить правильные слова. Этому я давно научилась. – Извините меня, я сильно привязалась к вам и этому дому, но не готова покинуть родные места.

 

– Понимаю. И дам тебе самые лучшие рекомендации.

Чудно. Ее не придется зачаровывать, чтобы она расхвалила меня.

Я улыбалась этой мысли, но пусть леди думает, что это из благодарности.

Итак, не быть ведьмой у меня не получилось. Я честно хотела оставить прошлое позади. Мечтала открыть кофейню или книжный магазин. Поселиться в небольшом живописном городке. И даже игнорировала постепенно восстанавливающиеся магические каналы, которые без привязки к ведьме принадлежали мне одной. Обещала себе никогда не пользоваться этой силой. Но сначала владелец шоколадной лавки, куда я устроилась на время, начал украдкой лапать, потом вредная посетительница обвинила, будто бы я ее обсчитала, а квартирный хозяин попытался поднять стоимость комнаты втрое… и я поняла, что беззащитной девушке в этом мире не прожить без арсенала хитрых зелий, заклинаний и порч.

Совсем никак.

Тогда я поменяла данное себе слово «не пользоваться силой вообще» на «не вредить кому-то без причины», и жить стало гораздо легче.

С кофейней или книжным так и не сложилось. После шоколадной лавки был магазин готовых платьев, потом должность личной помощницы и учительницы хороших манер и работа экономкой у старой леди Готорсби последние три года. Я несколько раз переезжала и дважды немного меняла внешность.

Постоянными же в моей жизни оставались лишь две вещи. Я все еще боялась темноты, не могла жить одна и вздрагивала от любого ночного шороха. А еще каждое утро я хватала свежую газету и жадно выискивала в ней любое упоминание Мэтью Трэванса. К моей несказанной радости, писали о нем часто. И тот факт, что где-то в мире, даже в одной империи со мной, существует этот мужчина, помогал мне чувствовать себя чуточку более защищенной.

…День прошел в хлопотах. А вечером я закрылась в своей комнате, разложила на кровати газету с объявлениями, передвинула ночник так, чтобы на нее попадал лишь самый минимум света, и прошептала короткое заклинание над ониксовым кубиком.

По телу прошла крупная дрожь. Кубик вспыхнул серебряными искрами. Ну да, моя магия темная…

Бросила, не глядя. Кубик покатился по газете и почти сразу замер. И светиться перестал.

Я придвинулась ближе. Келберн? Это же… у тварга на рогах! Нет, ближе, конечно, чем за океаном, но…

Я перевела дыхание и одарила выпустивший заряд предмет взглядом, вопрошающим: «Ты точно уверен?» Ответить бы он не смог, даже если его вновь напитать магией. И внутренний голос строго напомнил, что, раз уж взялась гадать, лучше слушаться, даже если не понимаешь результата. Ведьма тоже так говорила. И в тот единственный раз, когда сделала по-своему, погибла от рук Мэтью Трэванса. Туда ей и дорога, но я же не хочу повторить ее судьбу?

Значит, Келберн.

В имение герцогов Керрингтон приглашаются соискательницы на должность компаньонки младшей леди. Претендентка должна быть ответственной, дружелюбной и веселой, обученной манерам и грамоте, а также иметь незапятнанную репутацию.

Сумма жалования щедрая и ни слова о рекомендациях.

Я закусила губу. Что же, ладно.

Пожалуй, позволю себе еще одну маленькую хитрость. Взяла ножницы и аккуратно вырезала объявление, затем сплела над ним эдакую паутинку куполом, прикрыла отводом глаз, завернула в старую шаль и спрятала на дно сумки.

Если мне нужна эта работа, я ее получу. Других желающих не будет.

Пришлось оплатить три дорогущих портала и даже с учетом этого полдня трястись в дилижансе. Не то чтобы я не могла нарисовать узор переноса и оказаться в нужном месте, но кто этот узор потом сотрет? А привлекать лишнее внимание к темной, пусть и не вредящей никому магии не хотелось.

Чем ты незаметнее, тем больше шансов выжить.

Еще одно мое личное правило. И работает же!

Но эти унылые коричневые платья я порой ненавижу. Люто.

– Прибыли! – проорал извозчик. – Кому в Келберн, выходим здесь! Не мешкаем, поторапливаемся!

Я подхватила сумку и дымкой выскользнула из дилижанса. Он в город не заезжал, остановился рядом. Но и имение герцогов находилось не в самом Келберне, так что меня все устраивало. На дорогу выбралась также женщина в белом чепце, которую встречали муж и двое розовощеких ребятишек. Остальные пассажиры поехали дальше. Видимо, существовали другие способы добраться до станции в самом городе, но мне подвернулся именно этот.

Возле указателя с названием города сидел упитанный фей с чемоданом.

Выспросив у тетки в чепце и ее семейства дорогу, я двинулась в противоположную от Келберна сторону. Благо додумалась перед поездкой зачаровать сумку – в нее уместилась едва ли не вся моя жизнь, и при этом она почти ничего не весила.

Прохладный, но по-весеннему вкусный воздух холодил щеки и трепал кудрявые каштановые волосы. Прогулка внезапно стала доставлять удовольствие. Я замедлила шаг, наслаждаясь вызывающе громким чириканьем птиц и выискивая взглядом набухшие почки на деревьях. В душу закралось совершенно несвойственное мне желание сойти с дороги и немного побродить по лесу в поисках первых цветов, но… впереди выросли огромные кованые ворота.

Реальность дала намек, что глупости лучше бы отложить до более подходящего времени.

Я собралась, вытряхнула из волос застрявшую в них веточку… и с легким удивлением обнаружила, что магической защиты вокруг имения нет. Даже простенького контура. Больше того, ворота оказались не заперты.

Ла-адно.

Тенью проскользнула во владения Керрингтонов.

Дом имел нечто общее с замком, но в полной мере им не являлся. Темный камень, старина и неповторимая атмосфера здесь соседствовали с теплом и уютом. Взгляд сразу же зацепился за заботливо укутанные розовые кусты и выступ-террасу на уровне довольно высокого второго этажа.

Ощущения подсказывали, что здесь обитают истинные аристократы. Однако никогда с ними не сталкивалась и, если честно, немного струхнула. Но с шага не сбилась.

Магии нет. Домовых духов тоже нет… и как раз это странно.

– Леди Ноарис не принимает. – На середине пути к дому меня перехватил дворецкий.

Смерила взглядом пожилого, невероятно худого мужчину и решила, что обязательно должна ему понравиться, раз уж нам предстоит работать вместе.

– Я – Брина Рекхард, пришла по объявлению. – Вежливо улыбнулась. – Если вакансия компаньонки младшей леди еще свободна, я бы хотела поговорить с тем, кто принимает решения. Рекомендации у меня с собой.

Стойко вытерпела изучающий взгляд.

Место дождалось меня, тут можно было не сомневаться.

– Прошу за мной. – Меня все-таки пригласили войти.

– Благодарю.

Ухоженный газон, пруд, множество хозяйственных построек, конюшни, сады. Пока шли, я старалась охватить вниманием как можно больше. Красиво у них тут. Даже в плену у ведьмы я не видела столько старины.

Бдительный домоправитель – я почти угадала его должность – устроил мне настоящий допрос. Почему с вещами? Почему прибыла так издалека? Удастся ли связаться с прежней хозяйкой, чтобы подтвердить рекомендации? В мечтах я его уже трижды сглазила. В реальности же меня согласились провести в кабинет и даже угостили чаем.

Содержимое чашки не вызывало никакого интереса, горничную, которой вот прямо сейчас понадобилось протереть пыль на полках в кабинете, я тактично не заметила, а вот проигнорировать стопку газет силы воли не хватило. Занятая переездом, я пропустила сегодняшнюю, и рука неконтролируемо потянулась к верхней. Указ министра, новый роман принцессы, фаворитка наследного принца закатила дикий скандал в салоне модных платьев, одно из мелких княжеств выгнало нашего посла, из зверинца в Эшвуде сбежал королевский грифон… Вот оно!

Сердце сладко замерло.

Мэтью Трэванс помог Пурпурной нимфе вернуть ценнейший артефакт волшебного народа и минувшей ночью возвратился в империю. По непроверенным слухам, он доставил письмо императрице от королевы нимф. Содержимое таинственного письма пока не раскрывается, но читателей обещают держать в курсе.

Я медленно выдохнула.

Маг совсем не изменился, разве что шрам над бровью побелел.

– Он такой красавчик, правда?! – восхищенно вздохнула над ухом девчонка в платье и переднике.

Про пыль она позабыла.

– Да, – согласилась я.

– Повезет же какой-нибудь женщине!

Восклицание заставило что-то внутри меня сжаться в комок и вырастить колючки. Даже не знаю, что бы я ответила, но тут очень кстати в кабинет вошла… ну, судя по элегантному платью, прическе и дорогим серьгам в ушах, сама хозяйка.

Кольнуло напоминание, зачем я здесь.

Я поспешно встала:

– Герцогиня…

– Сидите, милая. – Она сделала изящный жест тонкой ладонью. – Сандра, уборка в кабинете у нас не сегодня.

Служанка с совершенно невозмутимым видом вышла за дверь.

Такое чувство, что они боялись, как бы я не стащила что-нибудь, поэтому вдруг понадобилось протереть пыль.

Забавно.

Герцогиня Керрингтон просмотрела мои рекомендации, в процессе то и дело возвращаясь взглядом к моему лицу. Закусила губу. На ее собственном красивом, еще не старом лице отразились сомнения.

– Я не уверена, что вы нам подходите, госпожа Рекхард.

Приехали.

– Почему? – О да, это была дерзость, и, если бы меня сюда привело не гадание, я бы вряд ли решилась. – С рекомендациями что-то не в порядке?

– О нет, все отлично! – Первое впечатление не обмануло, она была смущена. – Уверена, с ними вы без проблем получите куда более приятную работу. Вы еще слишком молоды, чтобы сидеть у постели умирающей. Не думаю, что вам нужен такой опыт.

– Прошу прощения? – Я приподняла бровь.

Ощущение. Когда я только вошла в ворота, на плечи будто пыльную тяжелую шаль накинули. Только сейчас получилось разобраться в нем. Похоже, в имение Керрингтонов прокралась болезнь, а у самых его границ топчется кое-что похуже.

– Моя дочь. Ей только шестнадцать, и она умирает, – тихо пояснила герцогиня. – Это для нее нужна компаньонка. Подруга, помощница, нянька. Все сразу.

На мгновение я прикрыла глаза. Одно маленькое влияние – и она примет меня, еще и доверит управление всем хозяйством. Но действовать так не хотелось, поэтому я заговорила предельно осторожно:

– Позвольте мне остаться. Хотя бы на испытательный срок. Обещаю, я справлюсь. – И последний аргумент, пожалуй: – Других претенденток ведь все равно нет?

Герцогиня поморщилась:

– Были две в самом начале, но, когда поняли суть обязанностей, сами отказались от должности. Наверное, сплетни разнеслись, потому что после них никто не приходил.

Просто я сильная ведьма. И не похвастаешься.

– Но зачем тебе это? У тебя неприятности?

Самое время безмятежно улыбнуться:

– Всего лишь несчастная любовь. Она забудется с переездом, уверена.

Герцогиня посмотрела на меня как-то по-другому:

– Что же, мне импонирует ваша рациональность. Давайте попробуем. Испытательный срок две недели. И… не обижайтесь, но я должна проверить ваши рекомендации.

Я кивнула. Пусть хоть обпроверяется, там все идеально.

С другой стороны, я бы тоже на ее месте не пустила в свой дом кого попало. Даже с учетом открытых едва ли не настежь ворот. На своем же месте я почему-то чувствовала себя почти злодейкой, обманом пролезшей в чужую жизнь, хотя вроде бы не сделала пока ничего плохого. И не затевала.

Через час рекомендации были признаны подлинными и блестящими, я получила вежливые и совершенно ненужные извинения, комнату и обед, а та самая Сандра по поручению хозяйки коротко ввела меня в курс местных дел.

История не отличалась ничем, кроме разве что банальности. Герцогиня Ноарис давно овдовела и удалилась из столицы вместе с детьми. И до недавнего времени они жили здесь хорошо. Мать, временно ставшая во главе семьи, не помышляла о повторном замужестве. Сын окончил Имперский магический университет и теперь служил где-то у границы. А моя будущая подопечная взрослела и хорошела… пока три месяца назад не слегла от неизвестной болезни.

Доктор, регулярно посещавший имение, поначалу подозревал обычную простуду, потом объявил, что леди подцепила какую-то заразу на ярмарке. Мол, путешествующие циркачи привезли. В последние же дни говорил об осложнениях после болезни. Герцогиня страшно переживала и уже трижды писала сыну с просьбой как можно скорее вернуться домой, но от него так и не было ничего слышно.

– Ох, и не завидую я тебе, – понизила голос до шепота Сандра. – То еще удовольствие – днями сидеть у постели больной.

– Ну… зато форменное платье носить не надо. – Я попыталась разрядить атмосферу как могла.

Мой собственный уныло-коричневый с белым воротничком наряд, пожалуй, был еще скучнее любой формы.

 

– Я даже заходить туда боюсь, – поежилась служанка. – Нет, не подумай, леди Энни хорошая и жалко ее. Но там страшно.

– Если бы она могла тебя заразить, это бы давно случилось.

– Знаю. – Сандра подалась ближе, будто ей очень хотелось рассказать мне тайну… вот только сути этой тайны девушка сама не знала. – Там по-другому страшно. Меня всего раз попросили посидеть с ней вечером, так я чуть не поседела. Вот когда порадовалась, что толком не умею читать. Так бы чаще меня к леди Энни отправляли, а так с ней сама герцогиня или Теор остаются. Теор – это наш дворецкий, ты его уже видела.

Моего оценивающего взгляда Сандра не заметила. Похоже, у нее неплохая восприимчивость и предрасположенность к магии. Которые уже вряд ли разовьются, потому что развивать следовало с детства.

И это хорошо.

Отставив поднос с опустевшими тарелками, я встала:

– Идем, покажешь мне комнату леди Энни. Заодно расскажешь о моих обязанностях.

Как выяснилось, в нарушение всех правил меня поселили в хозяйском крыле, в соседней с моей подопечной комнате, чтобы в случае необходимости я могла быстро прийти к ней. И смежная дверь имелась. Однако Теор все еще не принес ключ, поэтому нам с Сандрой пришлось выйти и войти из коридора.

От меня не укрылось, как служанке сразу же стало не по себе.

На кровати, подозрительно напоминающей мягкое облако, лежала худенькая девушка с ярко-рыжими, будто нарисованными волосами. Они пламенем полыхали на белоснежной наволочке. Сама же Энни откровенно пугала худобой, серым цветом лица и дыханием таким слабым, что я успела испугаться, пока поняла, что эта надтреснутая статуэточка еще не совсем разлетелась на осколки.

За больными мне раньше ухаживать не приходилось.

Происходящее нравилось все меньше. Что я тут забыла?

– Можно, я уже пойду? – тронула меня за рукав Сандра. – Ты просто сиди с ней. Часа через два я принесу ужин, но она вряд ли станет есть. Потом дашь ей большую ложку лекарства. Вон пузырек на столике стоит.

– Ладно.

К пузырьку грубой нитью крепилась инструкция, и я первым делом заглянула в нее. Ага, одна большая ложка дважды в день. Уже собиралась вернуть лекарство на положенное ему место, но что-то толкнуло вынуть пробку. Я поднесла пузырек к лицу, потянула носом… Хм? Серьезно?

Вылила немного на руку, лизнула и прошипела с чувством:

– Покусал бы тварг за задницу этого доктора! Шарлатан несчастный!

Потому что лекарством тут и не пахло. Это был банальный сахарный сироп.

Таким и легкую простуду-то не вылечишь!

Человеколюбием я никогда не страдала, но медленно погибающую Энни стало жаль. Это же насколько надо было обнаглеть, чтобы задурить герцогине голову и всучить воду с сахаром! Городские умельцы хоть трав бесполезных добавляли для аромата. Бедная девочка. Я криво усмехнулась. Погоди, жулик, скоро познакомимся…

– Ты кто? – прошелестел рядом еле слышный голосок. – И почему пьешь мое лекарство?

Повернув голову, я наткнулась на затуманенный взгляд ярко-синих глаз.

Чтобы лучше рассмотреть меня, Энни приподнялась на локте, но сил хватило на считаные мгновения, и она упала обратно на подушки.

– Брина. – Я уселась прямо на ковер у ее кровати. – Если позволишь, твоя новая компаньонка.

Трижды она порывисто вздохнула, с хрипом втягивая воздух, и окинула меня еще одним мутным взглядом из-под упавших на лицо волос.

– Я умираю?

Тварг…

Логичный вопрос.

Правильный ответ я знала, даже готова была его немедленно выдать, но внутри что-то сопротивлялось. Я бы на ее месте тоже спросила. А потом со свету бы сжила лицемерку, попытавшуюся скормить мне безопасную ложь.

– Ты тяжело болеешь. И ваш доктор тебе не помогает, – признала честно, не скрывая возмущенных интонаций. – Но теперь я здесь. Скажи-ка, это лекарство всегда было таким?

– Сначала оно было розовым. – Энни осоловело моргнула, но усилием удержала глаза открытыми. – Но мне становилось хуже, и мама страшно накричала на доктора. Тогда лекарство стало иногда менять цвет и пузырек.

– Но вкус оставался прежним? – мрачно догадалась я.

– Угу.

Ла-адно.

Кончики пальцев болезненно обожгло, но я сдержалась.

Хорошо, что у ведьм жизненные правила довольно гибкие. Вот, например, сейчас ничто не мешает мне добавить к своему «никому не вредить без крайней необходимости» очень нужное сейчас «но вершить справедливость с удовольствием и спецэффектами». И никаких мук совести, что главное. Одно чувство морального удовлетворения в перспективе.

– Ты нормальная, – шевельнула губами моя подопечная, закрывая глаза. – Оставайся, если хочешь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru