Шепот сквозь пальцы

Катерина Полянская
Шепот сквозь пальцы

Пролог

Разбудило меня осторожное прикосновение к плечу.

– Тетя Эрин?

Она поставила светильник на столик у кровати и присела рядом со мной. Вид женщина, заменившая мне мать, да и отца тоже, имела озабоченный, так что остатки сна мигом улетучились.

– Дорогая, есть разговор. Неприятный. – Она поджала губы. Очевидно, сама не испытывала радости от происходящего. – Мне нужна твоя помощь.

Начало так себе.

Я села, подсунув подушку под спину.

– Моя?

Тетя кивнула:

– Видишь ли… Для будущей карьеры Квит должен общаться с правильными людьми. И это общение порой создает сложности. Сыновья знатных родителей развлекаются, не только танцуя на балах.

Квитстон – это сын моего дяди и его первой жены. Приемный. Мы выросли вместе. А с подросткового возраста считались женихом и невестой, хотя отношения между нами были больше дружеские. Но это неплохо, во многих браках и такого нет. К тому же мне не придется уезжать в другой дом. Дом мужа, я имею в виду.

Сейчас Квит учится в университете и, похоже, влез в какую-то историю.

Иногда я даже завидовала жениху, поскольку моя собственная жизнь тиха и однообразна, и какое-то движение в нее вносят только приезды Квита домой. Он, кстати, никогда не забывает захватить сладости и какую-нибудь приятную мелочь для меня. Как, например, сегодня вечером.

– В общем, он проиграл большую сумму. Его обманули. А у меня просто нет таких денег, – тем временем добралась тетя до главного. – Ты бы не могла… подписать счет.

На столике рядом со светильником ждал своего часа нужный документ. Поверх него лежала ручка.

– Конечно, – вздохнула я.

По правде сказать, я уже делала это раньше. Однажды понадобилось оплатить накопившиеся долги семьи, потом – учебу для Квита, еще позже – его выезды в свет, полезные для будущей карьеры. Мы – семья. И раз уж так получилось, что родители оставили мне внушительное наследство, не вижу причины не помочь. Но сейчас впервые внутри что-то сопротивлялось. Просто… проигрыш совсем не то, что четыре года учебы. Но я задавила в себе эти мысли и поставила в нужной графе скромную закорючку. Вот и все. Можно спать.

Поцеловав меня, тетя вышла.

Утром Квитстон вручил мне кривого кота, набитого чем-то мягким, со смешно торчащими усами из жестких ниток, и перевязанную лентой коробку с мармеладом. Он вел себя так, словно ничего не случилось… Только я дважды заметила, что он отводит глаза.

Через пару недель моя жизнь в поместье неуловимо поменялась. Или я себя накручивала? Приходилось прилагать огромные усилия, чтобы продолжать верить, что так и есть.

Весенние каникулы Квит проводил дома. Вдвоем с тетей мы редко куда-нибудь выбирались, но, когда он возвращался, все вместе принимали приглашения друзей. Так планировалось и в этот раз, но к званому ужину у Фитцелей оказалось не готово мое платье, что-то с ним там случилось у модистки. Она прислала цветы и записку с извинениями, но мне пришлось остаться дома. Ангриссы и вовсе не упоминали меня, звали только тетю Эрин и Квита. Когда же мы все должны были отправиться на день рождения кого-то из его столичных друзей, я уже два дня как валялась в горячке…

– Хочешь, я никуда не поеду? – Квит заглянул ко мне перед выходом – в безупречно сидящем костюме, окруженный ароматом терпких мужских духов.

А я тут трясущаяся, с неаристократичной зеленцой в лице и спутанными волосами. Вдобавок меня чуть не стошнило от его запаха. Не потому что он неприятный, я так на любые запахи реагировала.

– Тетя говорит, тебе надо поддерживать полезные связи, – шевельнула растрескавшимися губами.

– Да.

Приятно было знать, что, если попрошу, он останется. Но я, конечно, никогда бы не попросила.

– Тогда отправляйтесь.

– Обещаю, там будет скучно. – Он сделал такое движение… будто хотел наклониться и поцеловать меня, но передумал. И правильно, такую себя я бы тоже целовать не стала. – И я привезу тебе шоколад.

– Спасибо, – прошептала я и закрыла глаза.

Шоколад он и правда привез. Большущую глыбу в виде кристалла, от которой предлагалось откалывать кусочки с помощью острой лопаточки и серебряного молоточка. Не хочется даже вспоминать, как мне стало от него плохо. Я в те дни почти ничего не брала в рот.

Странная это была болезнь… Быстро стало понятно, что и не болезнь вовсе. По венам будто огонь тек, в груди саднило, я металась в горячке и отчаянно хотела окунуться в воду. Помогала холодная ванна. Ну, кроме того раза, когда вода в ней запузырилась, щекоча меня, а в области солнечного сплетения появилось странное тянущее чувство.

На следующий день я поправилась. А три недели спустя слегла опять. В тот раз просветление наступило, когда мне принесли чай… и его внезапно стало много. Очень много. Из чашки лились нескончаемые потоки. Кровать всплыла, пол взорвался, и в комнате пришлось делать ремонт… зато я целый месяц чувствовала себя отлично.

Однажды я каким-то образом заставила подняться волну на озере. Наверное, я… К Квиту приехали приятели по университету, и к тете – гости, мы гуляли, и тут… Какую-то размалеванную девицу смыло. Как она верещала!

Приглашений мне больше не присылали. Никуда. Жених старательно делал вид, будто не злится. Только тетя обнимала и обещала, что все наладится. Доктор несколько раз приходил. Сказал, здорова. Потом ушел с тетей в кабинет, где она должна была заплатить ему за визит, и о чем-то они там долго разговаривали. Сама я не видела, но служанки перешептывались и с жалостью поглядывали на меня.

В последний вечер к тете приехала подруга. Госпожа Годдс была в общем-то милой дамой. Они с мужем объехали весь свет, и у нее всегда было полно захватывающих историй. Еще она привозила из путешествий разные диковинки вроде громадных раковин, из которых слышался шум моря, моделей кораблей или камней невероятных расцветок. Стоит ли говорить, что вечер прошел замечательно за выслушиванием рассказов о ее приключениях.

Перед сном я спустилась попить воды и на обратном пути заметила золотистый свет из-за неплотно закрытой двери кабинета. Никогда не подслушивала! Но откуда-то оттуда слышался… будто шум воды. Как если бы волны ударялись о берег. Именно этот звук заставил меня сделать несколько шагов.

Приманив меня, звук исчез. Его место заняли голоса.

Я заглянула в приоткрытую дверь, стараясь при этом даже дышать как можно тише. Явно здесь обсуждали что-то, не предназначенное для моих ушей.

– Ума не приложу, как теперь быть, – сокрушалась тетя.

– Соглашаться. – Годдс сделала глоток из пузатого бокала. – Такой шанс выпадает раз в жизни.

Судя по виду, тетя Эрин была в целом согласна, но что-то ее грызло.

– Да, но что я скажу Аверни?

Мне?

– А зачем ей что-то говорить? – Гостья повела плечом и закинула ногу на ногу.

– Видишь ли, она считает его своим женихом…

Квита? Что происходит?

Но столике у стены лежала раковина, которую Годдс нам подарила, и мой взгляд то и дело убегал к ней.

– Дорогая, я не хочу быть жестокой, но кто еще напомнит тебе, как обстоят дела. – Слова сопровождал обеспокоенный взгляд. – С деньгами у вас неважно. Надо хвататься за шанс. И тебе лучше сейчас сделать ставку на Квитстона, который, если все сложится, обеспечит тебе в будущем достойную старость. А эта девочка… Похоже, такая же, как ее мать. Непонятно, что с ней будет дальше.

Тетя выглядела печальной, но согласной.

Мать?

– Но как ей сказать… А если она воспротивится?

Спине стало колко от беспокойства.

– Кажется, от ее родителей остался дом? – Годдс демонстрировала поразительную осведомленность.

– Да.

– Вот и отправь ее туда, – нашлось решение их проблемы. – С ней творится что-то странное. Скажи ей, что нужно отдохнуть, провести лето у моря и все такое. Ее не будет несколько месяцев, а там все утрясется как-нибудь.

Тетя Эрин отсутствующе кивнула.

– Да не кори ты себя! – хлопнула ее подруга по подлокотнику дивана. – За эти годы ты сделала для девчонки достаточно. Не твоя вина, что она… такая.

Какая?

Увы, больше ничего полезного услышать не удалось. Женщины достигли согласия и дальше обсуждали общих знакомых. Мне же оставалось только вернуться в комнату и ждать, что случится дальше.

Долго мучить меня ожиданием будущее не стало. Утро не успело толком наступить, как в комнату влетела тетя с чемоданом. Ее глаза возбужденно блестели.

– Вери, детка, просыпайся!

Сна, собственно, еще с вечера не было ни в одном глазу. Уснешь тут, когда вокруг плетут интриги… и волны в ракушке плещут!

Я нехотя села.

– Доброе утро, тетя.

– Что-то глазки у тебя красные. – Она пытливо всмотрелась в меня. – Опять неважно себя чувствуешь?

– Немного. Не беспокойся обо мне.

Стыд за то, что доставила родным столько проблем, мешался в душе со страхом. Почему тетя Эрин обсуждает меня не со мной, а с подругой? И почему у меня сложилось впечатление, что они знают больше, чем говорят? Что происходит?!

– Я знаю, что тебе нужно! – радостно объявила родственница. – Собирайся! И обязательно прихвати все самое симпатичное! Ты едешь к морю. Помнишь, от родителей тебе остался дом в этом… как его?.. Годдхене? Думаю, тебе пойдет на пользу провести лето там. Будешь гулять, есть фрукты, греться на солнышке. Ну? Как идея?

В другое время и в иной ситуации я бы пищала от счастья. Сейчас же, зная истинные причины тетиной заботы, успела морально подготовиться, поэтому не сорвалась в истерику. Просто кивнула.

– Хорошо.

– Только представь, настоящее приключение! – продолжала болтать тетя, выхватывая из шкафа то, что, она считала, мне пригодится. – Экипажем тебя доставят в столицу, а оттуда ты порталом перенесешься на место. Правда здорово?

– Волшебно.

Сменить обстановку мне, пожалуй, действительно не повредит. И я увижу море.

 

– Вот и умница. – Тетя Эрин, кажется, выдохнула с облегчением.

Три часа спустя я ступила на площадку для перемещений. Вспыхнул портал.

Глава 1

Портал вспыхнул и погас. Аккуратная туфелька бирюзового цвета ступила на мостовую – и мгновенно промокла насквозь. Нас с ней занесло прямо в лужу. Хуже того, вода была ледяной. Порывом ветра едва не сбило соломенную шляпку с моей головы, даже несмотря на ленты. Еле успела подхватить. Проклятье…

Новый порыв заставил меня пошатнуться. Тяжелый чемодан в руке определенно не способствовал сохранению равновесия. Ноги скользили по мокрым камням. Я раскинула руки в стороны… одну руку, поскольку второй отчаянно вцепилась в чемодан… и точно бы упала, если бы не угодила в чьи-то распахнутые объятия.

– Ой.

– Леди? – насмешливо вопросили сверху.

Шляпку все-таки сдуло, и она повисла на лентах у меня за спиной. Ну… хотя бы я не валяюсь в холодной луже. Правда, чувствую тепло чужого тела, так крепко меня прижимают. И это отвратительно неприлично. Вдобавок наверняка какие-нибудь местные кумушки смотрят.

С трудом сглотнув, я аккуратно отстранилась, однако крепкие руки и не подумали разжаться.

– Смотрю, вы оделись не по погоде, – хмыкнул наглый тип.

– Простите… а это точно Годдхен? – Вопроса глупее не придумаешь, но портал мог сбиться.

От ветра слезились глаза. И волосы, ставшие влажными, облепили лицо. Все вместе мешало разглядеть нормально своего спасителя. Определила только, что он высокий, широкоплечий и одет хорошо. Квитстон почти так же одевался, правда, был… э-э-э… аристократически тонкокостным.

Вряд ли на самом деле с переходом что-то произошло. Тетя щедро платила лучшему магу-перемещателю. Но…

– Конечно, – немного удивленно ответил приятный мужской голос.

Темные волосы незнакомца пребывали в беспорядке из-за ветра.

– Не очень похоже на жаркий юг, – пробормотала в оправдание предыдущей сказанной глупости.

Темная бровь насмешливо взлетела.

– Город находится возле Стылого залива, – просветили меня. И не удержались от желания слегка уколоть: – Ваши познания в географии впечатляют.

Лицо вспыхнуло. Я учила географию! Просто тетя сказала…

– Здесь всегда так холодно? – спросила жалобно.

– И похуже бывает. – Глаза привыкли, и я смогла рассмотреть удивление на привлекательном лице. – Сегодня еще нормально.

Ему в теплом плаще – возможно. Но не мне в тонкой шелковой блузке, любимой летней юбке и промокших насквозь туфлях. Ах да, еще есть соломенная шляпка с широкими, чуть опущенными полями, призванная уберечь от палящего южного солнца мою нежную кожу. Только вот незадача – солнца-то и нет! Сомневаюсь, что здесь его хоть когда-нибудь видели. А я в своем летнем наряде выгляжу глупо и смешно.

Дважды проклятье!

Ненавижу попадать в нелепые ситуации. Не то чтобы я в них часто попадаю…

– Тогда мне здесь делать нечего, – приняла волевое решение я.

– Увы, детка, – на губах незнакомца появилась снисходительная усмешка, – твой портал уже не действует. Придется задержаться.

Я затравленно оглянулась. От портала на старенькой площадке для перемещений даже искорки не осталось.

Чувствую себя мышью, разглядывающей недавно захлопнувшуюся мышеловку. Изнутри.

– Так случается, если выбираешь одноразовый, – сообщил неугомонный тип.

– Постоянного здесь нет? – Ответ я и так знала.

– Нет, – подтвердил мужчина.

Ошибка. Здесь точно какая-то ошибка. Надо просто найти тихое место, сесть и разобраться, что к чему. Подумать, да. Но сначала согреться. И выход найдется, я уверена!

– Помощь нужна? – Снисходительный тон и эта улыбка раздражали почти так же, как руки на талии.

– Нет, – заявила гордо.

– Уверена? – усомнился незнакомец.

– Разумеется! – Я вздернула подбородок. – Спасибо, что не дали упасть, но теперь уберите руки. Хватит меня лапать!

Его лицо неожиданно склонилось к моему. У меня сердце подпрыгнуло.

– Дорогуша, да я еще даже не начинал, – интимным шепотом произнес незнакомец. – Но твое предложение мне нравится.

От возмущения я поперхнулась воздухом. Что он себе позволяет?! Со мной никогда еще так не разговаривали! Я же не какая-нибудь… Но высказывать свое «фи» было уже некому. Тип отпустил меня и отправился по своим делам. Фу-ух! Но прежде чем срываться на нем, следовало хотя бы выяснить, в каком направлении идти.

Рука крепче вцепилась в ручку чемодана. Каждый шаг давался через борьбу с ветром.

Сама разберусь!

Тащить чемодан и одновременно держать норовящую улететь шляпу было неудобно. Через несколько десятков шагов противно заныла спина. Впрочем, не это худшее. Не дойдя и до конца площади, я угодила в еще одну нелепую ситуацию. Перебор для одного дня. У меня за все предыдущие девятнадцать лет столько злоключений не было! Я всего-то спросила дорогу!

Девушка примерно моих лет мела крыльцо небольшого магазинчика. Не было сил пытаться понять, что там продается. Но она выглядела совершенно безобидной. Розовощекая, голубоглазая, в приличном платье, толстая коса переброшена на плечо.

– Извините… – Я постаралась вежливо улыбнуться, хоть меня трясло так, что зуб на зуб не попадал.

Получилась какая-то гримаса.

– Чего тебе? – Прозрачно-голубые глаза взирали на меня будто свысока.

Это на меня-то! Что-то новенькое.

– Далеко до Каменного Перевала? Это улица или что-то вроде…

Нацеленный на меня взгляд стал еще более уничижительным.

– Богатый маговский район. Хотя на самом деле одна улица и есть, – все же ответила служанка. – За банком свернешь направо и там прямо до конца. Четверть часа. С чемоданом подольше выйдет.

Я вымучила еще улыбку. Промокшие ноги уже покалывало от холода. Но хотя бы нужная улица существует.

– Спасибо!

Подошвы противно скользили по камням. Ветер швырял в лицо влагу, хотя это не назовешь полноценным дождем. В столице никогда не бывало такой отвратительной погоды.

– Тебе самой не противно? – бросила недавняя собеседница мне вслед.

– Простите?

Просто вопрос. Я слишком устала, чтобы даже приподнять бровь. Хватит того, что приходится самой поднимать чемодан. И как только я могла на это согласиться?

– Предлагать себя мужчине. – Девчонка скривилась… ну точно, как моя тетя. – Он таких, как ты, раз в неделю меняет!

– Кто?

– Кайен Огисвуд. Я видела, как ты с ним любезничала! И он тебя лапал!

Речь, похоже, о мужчине, который меня удержал от падения.

Неожиданно во мне вспыхнула злость.

– А тебе завидно, да?

Холод на меня дурно влияет. Сплетни точно пойдут.

Старательно держа спину, я пошла в указанном направлении. Нет, надо же такое придумать! Я, Аверни Исхельм, вешалась на шею какому-то непонятному типу! Делать мне больше нечего. У меня, между прочим, жених есть. Совсем у них тут в этом захолустье ум за разум зашел. Но сплетни – это плохо. Тетя меня убьет! Но сначала – я ее, за то, что втравила в эту дурацкую ситуацию!

Проклятье, как же холодно…

– Поднести чемоданчик?

– Что?! – Я подпрыгнула и лишь чудом избежала очередной лужи.

– Давай, говорю, чемодан донесу. – От стены отделился мужичонка плешивого вида. – За небольшую денежку.

Продвинулась я недалеко, поскольку упомянутый чемодан, хоть и зачарованный, даже сам по себе, без учета вещей, весил прилично, таскать тяжести я не привыкла, вдобавок меня сносило ветром. Он здесь просто сумасшедший. И как тут кто-то умудряется жить?

Поколебавшись немного, я кивнула.

– Да, пожалуйста.

Так и предполагалось. Меня не встречают, поэтому я должна была нанять носильщика. Просто тот факт, что портал вывел не на жаркий юг, а в какое-то отвратительное место, где в середине лета холоднее, чем в столице осенью, слегка выбил меня из колеи.

Мужичонка, казавшийся с виду ненамного крупнее меня, ловко перехватил чемодан и бодро поволок его вперед по улице. Я едва успевала за ним. Надеюсь, доберемся без происшествий. Я и так сегодня открыла какой-то неизведанный ранее уровень невезения.

– А ты к парню Огисвудов? – На середине пути носильщик решил поболтать.

Смотрю, у кого-то излишне бурная личная жизнь.

– Надеюсь, что нет. Мне нужен дом номер семь.

– Да ладно! – Блеклые глаза посмотрели на меня с удивлением. – Исхельмы почти двадцать лет не появлялись. Ну, никто из них.

Дом существует. Уже замечательно. Возможно, тетя не знала остального. Да, скорее всего.

– Я – Аверни. Дочь Риайлин и Эйрана, – произнесла с достоинством.

То-то же. А то приняли меня не пойми за кого.

– Ничего себе, – пробормотал мой спутник. – Наследница вернулась.

Больше со мной не заговаривали. Я занимала себя тем, что глазела по сторонам. Следовало запомнить дорогу до центральной площади. Что бы я ни решила делать дальше, она мне понадобится.

Если забыть про сбивающий с ног ветер, городок был не лишен очарования. Маленький, старинный. Здания из темного камня выглядели загадочно и содержали в себе столько деталей, что хотелось их рассматривать подольше. Тонкие завитушки, какие-то знаки, чешуйки, морские узоры… Если бы не ветер опять же. Он портил все.

Принадлежащий мне дом не уступал остальным, что послужило поводом для облегченного выдоха. Учитывая все недоразумения, случившиеся за последний час, я настраивалась на худшее. Но нет, вот он, стоит. Темный, каменный. Не такой огромный, как тетушкино поместье, и территория здесь гораздо меньше. Нет глухого ограждения, только красивый кованый забор с калиткой и местная растительность у дома. Пахнет свежо – хвоей и морем. А сам дом неповторимой каменной статью, башенками, статуями морских чудищ в саду будто говорит, что немного лучше других.

Внутри себя я уже улыбалась. Все не так плохо.

Носильщик остановился у калитки и с ожиданием посмотрел на меня. Я протянула ему заготовленную по дороге серебряную монету и… Что опять сделала не так? Лицо мужика вытянулось.

– Слишком много, леди. Я не могу взять.

– Ничего страшного, у меня есть деньги, – покачала головой я.

– Здесь другие расценки, – снисходительно улыбнулся носильщик. – Привыкайте.

Пришлось искать монетки помельче. Чтобы кто-то отказался, когда ему заплатили больше, чем требуется? Это что-то новенькое.

Холодный ветер достал меня до такой степени, что я сама не заметила, как вместе с чемоданом оказалась у дома, а потом на крыльце. Позвонила. Внутри царила полная тишина. Ладно, у меня есть ключ, ничего страшного. Когда использовала его, ощутила, будто по рукам скользнули перчатки из щекотных мурашек. Защита меня признала и пропустила. Надо же, впервые я так явно почувствовала магию…

Наконец дверь открылась. Я быстро вошла внутрь, втащив с собой и товарища по несчастью.

– Эй? Есть кто-нибудь?

Тихо. Совсем никого. Но на первый взгляд чисто. Пыль нигде не лежит, паутина с потолка не свисает. Выходит, есть некто, кто здесь обо всем заботится? Тогда где он? Почему не отзывается? Я слишком замерзла, чтобы разбираться с этим прямо сейчас. Сбросила пришедшие в негодность туфли у двери и, оставляя за собой мокрые следы, проковыляла туда, где в дверном проеме виднелась обстановка гостиной. Рухнула на мягкий диван. О-ох… А миг спустя широко раскрытыми глазами наблюдала, как следы мокрых ног исчезают. Вот просто берут и исчезают! И все, чисто!

Магия. Самая настоящая. Бытовая, но очень сильная. Невероятно! Она, конечно, была и в поместье тети, и в домах наших столичных знакомых. Например, еда оставалась горячей на протяжении всего ужина. И вода в ванне во время мытья – тоже. Но чтобы чары прибирались сами… Никогда подобного не видела.

Забравшись с ногами на диван, я поджала под себя босые ступни. Жаль, пледа нет. Как и живых цветов, милых мелочей – любых признаков обжитого дома. Но это и понятно, им давно не пользовались. Чудо еще, что вещи сохранились.

И чары. Не стоит забывать о чарах.

Я устало прикрыла глаза. Случайность ли это? Ну, то, что я очутилась тут? И как теперь выбираться? Или же тетя специально так сделала? Неспроста же я вошла в этот портал одна? Судя по их с Годдс вчерашнему разговору, точно неспроста.

Стоп. Нельзя так думать. Тетя меня вырастила и любила больше, чем иные любят родных детей. Это очевидно. Не было дня, чтобы я не чувствовала ее заботы. Хотя в последнее время со мной многовато проблем…

Все равно – нет. Она не способна на такое!

В голове сложным сплетением путались воспоминания и размышления… Страх. Недоверие. Но сильнее прочего оказался сон. Веки отяжелели. Я вжалась в угол дивана, прислонившись щекой к мягкой спинке, прикрыла ноги краем юбки и провалилась в темноту. Как оказалось, перемещения и волнения отнимают прорву сил…

Вечером в доме было по-прежнему тихо и пусто. Я посидела немного, силясь понять, где нахожусь. Голова трещала… Ах да, вспомнила. И с сожалением определила, что это моя нынешняя реальность, а не глупый сон. Почему-то дома я стала мешать, и меня решили отослать. Временно, надеюсь.

 

Еще хотелось верить: тетя просто не знала, что отправляет меня не на юг. Могла же не знать? Она позаботилась, чтобы в чемодане оказались мои лучшие наряды и прочие нужные в жарком климате вещи. Настояла, чтобы я взяла кошель с приличной суммой денег. В конце концов, когда речь зашла о море, я и сама сразу представила палящее солнце и буйную зелень.

Сумерки лились из окон, на гостиную ложились пугающие тени. Никогда в жизни я не оставалась в доме одна. Ни разу. И сейчас мелко дрожала, хоть разум и утверждал, что никакой опасности в этих тенях нет и быть не может. Еще и ветер где-то страшно завывал, что тоже не прибавляло душевного равновесия.

Битый час я потратила, пытаясь зажечь свет. Свечей здесь не было, современных выключателей – тоже. Но красивые лампы и светильники имелись. Я осмотрела комнату, ощупала все узоры и изгибы светильников, ничего не добилась, испугалась, разозлилась… и щелкнула пальцами, просто так. Бац! – и в комнате светло. Да ладно! Повторила – свет послушно погас. Местные чары меня слушались.

Вторым испытанием стало затащить наверх чемодан. Впервые мне пришлось это делать самой. Я пыхтела, шипела ругательства, чуть не плакала и злилась на тетю, которая оставила меня здесь одну. Я сама не заикнулась о сопровождении. Она тоже промолчала. Ну и вот.

Хотя бы дом полностью в моем распоряжении.

Добравшись, я выбрала себе комнату из пяти, обнаруженных на втором этаже. Больше там, собственно, ничего и не обнаружилось. Большая спальня явно была хозяйская, и что-то внутри не дало мне там поселиться. Остановилась на той, что располагалась напротив. Там над кроватью был белый полог с морскими узорами, украшенный бусинами, белыми переливающимися камешками и морскими звездами. Не настоящими, конечно. Чьи-то умелые руки слепили их из какого-то легкого материала и раскрасили.

На полу лежал толстый ковер из белых нитей, кое-где были разбросаны подушки, похожие на кое-как смотанные клубки. Остальное – как везде. Шкаф, комод, столик, дверь в ванную.

Несмотря на отсутствие каминов, в доме было тепло. Первый этаж занимали гостиная, совершенно ненужный мне кабинет и кухня, совмещенная со столовой. Ничего лишнего. Сразу становилось очевидно, что этот дом, чтобы жить, а не чтобы показывать, какой ты знатный и богатый. И если отбросить эмоции и страхи, мне здесь понравилось. Кроме одного момента.

Желудок сводило от голода, а еды в пределах досягаемости не было ни крошки. Деньги мне выдали, оставалось отыскать лавку. Уговорить себя терпеть до утра не получилось. За весь день я только чашку чаю утром выпила. Придется идти.

Не потеряться, купить что-нибудь и принести это домой. Возможно, даже предстоит готовить. Проклятье, где была моя голова, когда я согласилась на это путешествие?! Надо было потребовать от тети объяснений, а не нырять с головой в авантюру. Ага, и сейчас я могла оказаться в положении еще хуже.

Или нет?

Опасливо выглянула наружу, и лицо тут же остудил порыв промозглого ветра. Болото какое-то, а не приморский город. Возле домов – моего и нескольких соседних – прямо на земле были установлены маленькие круглые огоньки. Они обозначали дорожки на территории. Но улица тонула в полумраке. Время еще не позднее, часы недавно пробили шесть. Но темнеет, как видно, здесь рано.

Мысленно пожелав себе удачи и оживив в памяти дорогу, я вышла за калитку и даже каким-то чудом умудрилась не заблудиться. В лавку вбежала, когда ее уже собирались закрывать. Между прочим, та самая девица, с которой я днем поцапалась. Вот же «везет»!

Девица, впрочем, теперь смотрела куда дружелюбнее. Это было настолько заметно, что я не стала уходить. В противном случае пришлось бы блуждать в поисках другого места, где можно разжиться едой, и неизвестно, окажется ли оно открыто. Нет уж.

Я накупила всего, окинула печальным взглядом сумку, отдала продавщице деньги. Правда, готовить придется, ну да что уж теперь.

– Ты это… извини, – проговорили она, отсчитывая сдачу. – Я не то подумала.

«Если не подавлюсь тем, что тут накупила, значит, она искренне», – загадала про себя я.

Иногда я так делала от скуки.

– Забыли. Но неужели я так похожа на «то»?!

Девушка улыбнулась и смущенно потеребила кончик толстой косы.

– Нет, конечно, – признала она. – Просто я видела, как тебя Кайен обнимал. И разозлилась. Ты его знаешь, да?

Я покачала головой.

– Когда вышла из портала, я чуть не упала в лужу, а он поймал. А этот Кайен… твой жених?

Выведать мне хотелось другое, куда более прозаичное, но… надо же с чего-то начать разговор.

– Да куда мне! – вздохнула продавщица. – Он богатый наследник, живет напротив заброшенного… то есть твоего дома. Девушек меняет, гулянки каждую ночь закатывает. Мамка сказала, косу оторвет, если еще раз заметил, что смотрю на него. Но какой он красивый… Ты заметила, да?

– Честно говоря, нет. – Тут я немного покривила душой. – И вообще, у меня в столице жених есть!

Надеюсь, все еще есть. Хотя в свете событий прошедших суток вопрос спорный. Кайен же мне показался серьезным и каким-то… надежным, что ли. Но вот именно что только показался!

– Меня Илиса зовут, – протянула руку продавщица, которая, видимо, услышала от меня именно то, что хотела.

– Аверни, – пришлось сделать ответный жест.

– А я знаю! Тебя тут все знают!

Не уверена, что мне это нравится. И этот Кайен – тоже?

Так, стоп. Сначала дела, потом всякая ерунда, если останется время.

– Подскажешь, где здесь можно купить готовую одежду? – перешла наконец к более насущному я. – И поесть. Еще надо бы заглянуть в аптеку, и очень надеюсь, что она открыта.

Направление мне указали и, снабдив путаным объяснением, буквально вытолкали из лавки. Мне следовало спешить, все вот-вот закроется. Но Илиса просила, даже требовала заглядывать к ней почаще. Посмотрим.

Выскочив на улицу, я едва не заблудилась, обошла площадь, повторно избежала падения в лужу, на сей раз – без посторонней помощи, и с неудовольствием обнаружила, что все, кроме таверны, закрыто.

Завтра придется вернуться. А сейчас – есть!

Мгновение страха, пропустившее пару ударов сердце… и в таверну меня пустили. К счастью, Годдхен оказался не таким уж закоснелым в своей провинциальности. Городок находился у моря, и хотя, как объяснила новая знакомая, тепло здесь бывает всего несколько дней в году, приезжих много. Если честно, так и не поняла, что они тут делают. Но зато народу в таверне было полно, гудели разговоры, звенела посуда, еда пахла так, что я едва не свалилась в обморок, и никого не заботило, что девушка пришла в подобное заведение одна. Меня провели к единственному свободному столу, приняли заказ и оставили в покое.

Отлично. Не придется готовить самой. По крайней мере, не сегодня. Если честно, я умею больше в теории. И то руководить, а не самой колдовать над продуктами, огнем и утварью.

В расслабленные мысли вклинился звук разговора за соседним столом:

– В городе появился таинственник.

Голос был противный, резкий, въедливый, только поэтому я обратила на него внимание и невольно восприняла слова.

– Информация проверенная?

– Из Департамента магических расследований. Куда уж проверенней.

– И… нам стоит опасаться?

Подслушивать нехорошо. Тем более когда типы, не блещущие законопослушностью, обсуждают свои темные делишки. Есть вероятность попасть в историю и нажить неприятностей в дополнение к уже имеющимся. Но пересесть некуда, есть хочется, если уйду в спешке, рискую выдать, что услышала лишнего… поэтому сижу и притворяюсь глухой. Главное, спину держать расслабленной.

– Для начала его надо вычислить. Потом… по обстоятельствам.

– Надежнее сразу утопить в заливе.

По тону не оставалось сомнений, что кого-то точно утопят. Или закопают. Или…

– А если это девчонка Исхельм?

Предположение заставило меня поперхнуться воздухом. Я?! Лишь огромным усилием поборола кашель, но слезы на глаза навернулись-таки.

– Она тоже прибыла сегодня, – продолжался тем временем разговор.

– Думаешь, она…

– Все возможно. Мы понятия не имеем, где она провела эти годы.

Задумчивая пауза. И хмыканье, не предвещающее ничего хорошего.

– Эту так просто не утопишь. Придется закапывать.

От возмущения я на целый миг застыла с приоткрытым ртом. Так и подмывало повернуться и высказать собеседникам все, что думаю относительно их подозрений и планируемых действий. Куда меня занесло? Что тут у них происходит?!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru