Бог красит губы. Каббала для женщин

Карен Берг
Бог красит губы. Каббала для женщин

Kabbalist Karen Berg

GOD WEARS LIPSTICK

Kabbalah for Women

Перевод с английского Ю. Дубового

Художественное оформление Н. Никоновой

Серия «Каббала»

Kabbalah Centre International 1062 S. Robertson Blvd, Los Angeles, CA USA 90035, 310-657-5404 www.kabbalah.com. По вопросам, связанным с учением каббалы, обращайтесь по следующим телефонам: +7-495-504-1012 (Москва), +7-800-522-2252 (бесплатный звонок по США), +7-800-901-2990 (бесплатный звонок по Великобритании), +7-44-207-499-4971 (Великобритания) или посетите веб-сайт Каббала Центра по адресу www.kabbalah.ru

© Kabbalah Centre International, Inc.

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013

* * *

Посвящение

Я мечтаю о том, чтобы дети всего мира обрели мудрость, позволяющую им делать правильный выбор и жить в уверенности, счастье и заботе о ближних; мудрость, дающую власть над собственной судьбой.

В каждом человеке есть искра Божья. Когда мир это осознает, мы освободимся от предрассудков, вражды и ненависти. И тогда наша планета станет такой, какой ее задумал Творец, – раем на Земле.

Благодарность

Прежде всего мне хотелось бы поблагодарить Рава. Если бы не ты, не твоя энергия, не твой дар, не твоя сила, не было бы этой книги. Если бы ты не был самим собой, я не была бы той, кто я есть сейчас.

Если бы не труд всей нашей совместной жизни, не было бы и этой данной свыше возможности принести в мир источник духовной мудрости. Со всей моей любовью, дорогой мой, благодарю тебя.

И спасибо замечательным людям, самоотверженно посвятившим свой талант тому, чтобы открыть эту мудрость женщинам, дабы они могли использовать данную им Богом силу и нести Свет Творца нынешнему поколению, навсегда рассеяв тьму. От вас это зависит в той же мере, что и от меня. Спасибо Нили Херцог, Джею Коллинзу, Лизе Мерчин, Питеру Гуццарди и Сьюзан Голант, которые помогли придать моим словам форму.

Вступление

Я была диким ребенком, и у меня было сумасшедшее детство.

Мой отец умер в 1942 году, во время Второй мировой войны, как раз накануне моего рождения. Мама устраивала свою жизнь, и я проводила бо́льшую часть времени у бабушки. Мы с ней были очень близки, и она оказала на меня большое влияние. В конце концов мама снова вышла замуж и родила дочку, мою сводную сестру, которая была на двенадцать лет младше меня.

Можно было бы предположить, что после этого брака моя жизнь вошла в нормальную колею, но не тут-то было. У отчима была сезонная работа – он был менеджером отеля в Майами-Бич, штат Флорида. Поэтому я начинала учебный год в Нью-Йорке, но уже к ноябрю мы возвращались в Майами. Потом, когда становилось жарко и улетали дрозды, мы опять перебирались в Нью-Йорк. И каждый раз, когда мы переезжали, я шла в новую школу. Всего я сменила тринадцать школ.

Мы вели кочевую, неспокойную жизнь; у меня не было ни нормального дома, ни семьи. Чувствовала я себя при этом ужасно. Я отставала в чтении лет на пять, и одноклассники жестоко смеялись надо мной. Они называли меня тупой и недоразвитой. Однажды они столкнули меня в котлован на стройке. Я не могла оттуда выбраться и горько плакала. Я боялась, что прямо там и умру.

Зачем я вам все это рассказываю? Вы полагаете, чтобы вызвать сочувствие? Вовсе нет.

Этот эпизод стал поворотным моментом в моей жизни. Тогда я впервые осознала присутствие Бога, услышала Его голос.

– Почему ты плачешь? – спросил голос. – Неужели ты не понимаешь, что происходит? Посмотри и ты увидишь: всему, что случается в твоей жизни, есть причина.

Мне тогда исполнилось всего десять, но этот случай помог мне понять, что существует сила, которая выше меня и моего ничтожного существования. Мой будущий путь постепенно обретал направление. С тех пор голос звучал внутри меня, и мне всегда было хорошо, где бы я ни находилась.

Моя жизнь стала налаживаться. В двенадцать лет мне встретился потрясающий учитель, человек, который любил меня, как родную дочь. Он взял меня под свое крыло и помог раскрыться. Школу я окончила с отличными оценками по английскому языку.

Моя духовная жизнь расцвела задолго до того, как я познакомилась со своим мужем и пришла в Каббала Центр. Чувствуя постоянное присутствие Бога, я начала читать все, что могла найти об энергии, духовности, реинкарнации и астрологии. Все это мне ужасно нравилось. Я не разбиралась в моде (я и до сих пор ужасно одеваюсь), ненавидела ходить по магазинам, да и хозяйка из меня всегда была никудышная. Так называемые женские навыки у меня напрочь отсутствовали – я была предназначена не для этого. Зато я могла чувствовать людей. Например, подружки спрашивали меня:

– Помнишь Фил, ту девушку в розовом платье, с сумочкой и туфельками в тон?

Я напрягала память.

– Это та, которая никогда не улыбается?

С самого начала было ясно, что внешнее меня не слишком интересует; внутреннее привлекало гораздо больше. Но еще не настолько. Когда я впервые встретила своего будущего мужа, Рава Берга («Рав» – это то же самое, что «учитель»), у меня и в мыслях не было, что мы созданы друг для друга. Мне тогда было всего шестнадцать, и жила я с бабушкой. Мне нужно было заработать денег, чтобы окончить школу. Мысль о еще одном переезде была невыносима, поэтому я устроилась на работу к Раву, который вел дела вместе со своим шурином. Я проработала у них полгода. Оглядываясь назад, я поражаюсь, насколько мы оба не осознавали того, что должно было между нами произойти. Тогда мы были просто не готовы к этому, и никакой искры между нами не вспыхнуло. И вообще он мне не нравился. Тогда он был для меня еще не Равом, а сильным и влиятельным бизнесменом. А я была дерзкой и упрямой девчонкой.

По офисному телефону я отвечала примерно так:

– Кто говорит? – спрашивала я, хлопнув пузырем из жевательной резинки.

– Мэр Вагнер, – отвечают мне.

– Ну да, а я папа римский, – говорю я и бросаю трубку. Это и вправду был мэр Нью-Йорка. Удивляюсь, как меня тогда не уволили с работы.

В семнадцать лет я уволилась сама и вышла замуж за замечательного человека. Пора было как-то устраивать жизнь. В восемнадцать я родила нашего первого ребенка, Лию, а через год на свет появилась ее сестренка Сури. Мой муж обещал мне золотые горы; и он сдержал свое слово. Он был согласен на все, что бы я ни попросила. Он отдавал и отдавал, но в какой-то момент я вдруг с удивлением поняла, что несчастна. Мой муж отдавал, но я не могла принять. Мне нужно было от жизни что-то большее – что-то, что придавало бы мне сил и позволяло достичь наполнения. А с ним, таким замечательным и добрым, мне просто не от чего было отталкиваться и некуда расти.

Тогда я сказала своему мужу: «Я люблю тебя как брата, и мы останемся хорошими друзьями, но жить с тобой я больше не могу».

Хотя наш брак фактически распался, я продолжала помогать ему в строительном бизнесе, который быстро и успешно развивался. Но как только я поняла, что он уже может справиться сам, я ушла.

Через восемь лет после работы у Рава я снова встретилась с ним. Так получилось, что мне понадобился секретарь, и я решила связаться со своей бывшей сослуживицей Кармен. Последнее, что я слышала о ней, было то, что она по-прежнему работает у Рава и его шурина. Я позвонила в офис. Трубку взяла Кармен. Мы поговорили, и я между прочим спросила:

– А мистер Берг все еще занимается бизнесом?

– Нет, – ответила Кармен. – Он переехал в Израиль, и мы видимся лишь изредка. Но когда он в Нью-Йорке, он обычно заглядывает, чтобы забрать почту.

Я попросила Кармен при встрече передать привет Раву и повесила трубку. Не прошло и десяти минут, как раздался звонок. Это был Рав. Он только что прилетел в Нью-Йорк и вошел в офис вскоре после того, как Кармен повесила трубку после разговора со мной.

Его голос привел меня в странное смятение.

– Чем вы сейчас занимаетесь? – спросила я, чувствуя некоторое волнение.

– Я ушел из бизнеса, – ответил он. – Последние семь лет я изучал каббалу со своим учителем в Израиле. Мой учитель скончался четыре дня назад, и я вернулся домой.

Я была заинтригована. Из книг по реинкарнации и астрологии я знала, что каббала – источник всех духовных учений. Повинуясь внезапному импульсу, я спросила:

– А можно мне заключить с вами сделку?

– Какую сделку? – заинтересовался он.

– Если я вернусь и буду работать бесплатно, – выпалила я, – вы научите меня всему, что знаете о каббале?

– Хорошо, почему бы нет? – согласился он.

Мы договорились встретиться и поужинать, чтобы обсудить все детали. А при встрече мгновенно поняли, что созданы друг для друга.

Неделю спустя мы увиделись снова, на этот раз за завтраком в ресторане Ратнера в Нижнем Истсайде, в Нью-Йорке. Однако в это утро Рав счастливым не выглядел. По правде говоря, он был довольно мрачен. Вместо того чтобы рассказывать о себе, он спросил:

– Ну как ты?

– Нормально, – ответила я. – Но знаешь, сегодня ночью мне приснился совершенно дикий сон.

Он кивнул, делая знак продолжать.

– Во сне ко мне пришел абсолютно незнакомый человек, – начала я. – И когда я повернулась и посмотрела на него, он возложил руки мне на голову. Он сказал что-то на языке, похожем на иврит, но я его не поняла. Потом он повернулся, чтобы уйти. Я попыталась схватить его за полу сюртука и спросить, что он сказал, но он ушел.

Это было тем более странно, объяснила я, что, будучи американкой в четвертом поколении, выросшей в достаточно хорошо ассимилировавшейся еврейской семье, я не получила традиционного еврейского образования и никогда не учила иврит.

Я думала, что мой странный сон встревожит Рава, но он заинтересовался.

– Опиши этого человека, – попросил он, краснея от волнения.

 

К счастью, я хорошо запомнила этого человека, потому что образ был достаточно ярким.

– Он был в длинном сюртуке и с тростью, – сказала я. – А на голове у него была большая меховая шапка.

Рав ужасно разволновался.

– Вчера перед сном, – сказал он, – я попросил учителя прийти и открыть мне, правильно ли я поступаю, соглашаясь учить тебя каббале. Он так и не появился, и я пришел сегодня с тяжелым сердцем. Я думал, что придется расторгнуть нашу сделку. Но тот, кого ты описываешь, – мой учитель. Он явился не мне, а тебе. И, что еще важнее, он дал свое благословение.

Так начался наш совместный путь. Некоторое время спустя мы решили пожениться. Когда я объявила эту новость маме, она, взглянув на его фотографию, сказала:

– Ты с ума сошла. Что он тебе даст? Что он может тебе предложить?

Надо сказать, выглядели мы действительно необычно – «та еще парочка». Он – ортодоксальный еврей в длинном черном сюртуке и большой меховой шапке, я – разведенная молодая женщина в мини-юбке и с двумя маленькими дочерьми.

В первом браке у меня было все, что нужно – большой дом, роскошная машина, что ни попроси – все, что я хотела, плыло в руки… если только это действительно можно назвать «всем, что я хотела». Но мне это не было нужно. Я решила, что этот человек и то, что он может мне дать, – жизнь, проведенную в изучении каббалы, – это то, чего я действительно хочу.

Итак, я променяла дом, машину и алименты на крохотную квартирку в Бруклине и материальное пособие. Мама сказала:

– Ты с ума сошла. Как ты можешь от всего этого отказываться?

Помню, когда мы только поженились, Раву пришлось занимать двадцать пять долларов, чтобы устроить субботнюю трапезу. И все равно это были наши лучшие годы. Я не утверждаю, что нам было легко, тем более что мы с ним были из разных миров.

После того как мы поженились, Рав сразу выкинул все мои книги по астрологии и духовным практикам – просто выбросил. Меня это ужасно взбесило! Его волновали вещи, которые лично мне казались полной чепухой. Однажды он пошел окунуться в микву – ритуальную ванну, чтобы очиститься перед Шаббатом. После этого ритуала одна женщина нечаянно коснулась его руки, и он пришел в ярость.

Потом мы поссорились из-за телевизора. У нас не было телевизора, и как-то раз я его купила. Увидев коробку, Рав подошел и просто вытолкал ее ногой за порог, как дохлую кошку. Я выбежала, чтобы принести ее обратно, а он закрыл за мной дверь. Тогда я взяла телевизор и ушла, оставив его в квартире с двумя моими детьми.

Когда я в конце концов позвонила ему, он спросил:

– Ты меня бросаешь? Из-за телевизора? Это же глупо.

– Вот именно, – ответила я. – Это глупо.

Я вернулась домой с телевизором в обнимку, и мы его оставили.

И все же мне было нелегко. В какой-то момент мне настолько надоела его религиозность, что я сняла с его головы эту большую черную меховую шапку и выбросила ее в окно. Я сказала:

– Давай-ка кое-что проясним. Я вошла в твой мир, а ты должен войти в мой. Я не могу жить в такой строгости.

Однако, несмотря на все конфликты, мы с Равом оставались глубоко преданы друг другу. Хотя соединить наши миры было непросто, любовь и желание создать что-то новое и значительное победили. По сути, именно разногласия помогли нам сделать каббалу простой и доступной каждому.

В скором времени мы переехали в Израиль вместе с двумя моими детьми. Мне ужасно не хотелось ехать, но я знала, что переезд имеет большое значение для Рава и его личностного роста, а он считал, что это пойдет на пользу нашим детям. Ради этого я и согласилась. И вот мы начали новую жизнь в другой стране с четырьмя тысячами долларов в кармане. Я не знала иврита, и у нас не было в стране ни знакомых, ни родственников. К тому времени у нас родились еще двое сыновей, и теперь нас было шестеро.

В то время немногие знали о Раве Берге, и если на то пошло, о каббале. Мы еще только начинали угадывать нужное направление. Мы знали, что хотим оставить глубокий след в душах людей и что каббала поможет нам достичь этой цели, но у нас не было ни денег, ни какой бы то ни было поддержки. Впрочем, наши скудные средства и скромный образ жизни сыграли, как оказалось, положительную роль. Не имея рядом друзей или родственников и ничего, что могло бы отвлечь нас, мы посвящали все наше время изучению каббалы и детям. Каждый день мы водили их в парк и играли с ними. Каждый вечер, ложась спать, мы пели им песни, а Рав рассказывал истории про коня по кличке Серебряный и про чудесную ферму, где тот жил.

Я начала учиться. На самом деле большая часть этой книги – результат кропотливого изучения мудрости, содержащейся в каббале. Это было совсем не просто. На протяжении веков каббалу имели право изучать только образованные еврейские мужчины, достигшие сорока лет, а всем остальным, включая женщин, это было запрещено. Считалось, что каббала может свести человека с ума, и многих каббалистов пытали и убивали.

Ее тайны передавались мужчинами-каббалистами из поколения в поколение вплоть до 1968 года, когда Рав Берг стал директором Каббала Центра в Тель-Авиве. В то время он со своим учителем изучал Десять Сфирот. Это учение позволяет постичь картину мира и понять, какова природа Творца, зачем мы живем и какова роль человека во вселенной.

Но до сих пор все это было очень абстрактно. Постигая каббалистическую природу мужчины и женщины, которую я попытаюсь раскрыть на страницах этой книги, вы поймете, почему Рав по большей части занимался теорией и почему именно я, женщина, смогла структурировать эту теорию и сделать ее простой и доступной. И действительно, только женщина могла постучаться в дверь и сказать: «Придай мудрости форму. Сделай ее реальной».

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru