Эх, посмеёмся…

Жизнь Прекрасна
Эх, посмеёмся…

Булки

Если друг живёт за стенкой

И заходит очень редко,

И тебя сегодня ночью

Перестал он замечать.

Видно слишком похудела!

Съешь кастрюлю супа залпом…

И, когда разбарабанит

Твоё тело, как бочок, -

Обязательно заметит

И обнимет очень крепко,

Потому что булки на ночь

Очень вкусно обнимать!

Безделие

От безделия я пухну.

От бездействия я сохну.

Наклонившись сильно ухну,

А присяду – громко охну.

Наклонил я в бок головку,

Поболтал своею ножкой,

На лице играл я бровкой,

Поплевал слюной немножко,

Изучал лодыжки градус

Относительно коленки,

Ковырял в стакане гадость

Подзасохшую, как гренки,

Постучал ногой по стенке.

Сразу понял – это больно.

Надувал пузырь из пенки.

Получалось так прикольно.

Два часа пугал я муху,

Когда близко подползала.

Доверял настройкам слуха,

Наполняя звуком залу.

Почесал пупок и ухо

Между тех экспериментов.

Веку стало очень сухо,

Когда дул я на коленки,

А зачем и сам не знаю.

Просто так мне захотелось.

Иногда я потакаю

Выходкам своего тела.

Алексей Крылов


«Заразительно смеяться, удел не многих, но надо к этому стремиться… Через юмор, мы становимся добрее и раскованнее, легче преодолеваем жизненные трудности. Юмор, неотъемлемая часть души человека и прежде чем шутить над окружающими, следует научиться смеяться над собой… Юмор делает нашу жизнь ярче, интереснее!»

Ода газете

Моему родному поколению,

Газета, – целое явление!

Прочесть инфу, на стол накрыть,

Иль "козью ножку" закрутить.

Кастрюльку, чтобы не остыла,

Накрыть в три слоя, дело было.

В коньки, вставляли сняв носок,

Чтобы не мерзли пальцы ног.

На грядки клали, чтоб трава,

Сквозь слой газетный не прошла.

От солнца делали пилотки,

Читая новости и сводки.

Весною окна протирали,

После мытья, чтобы сияли.

Под семечки готов кулёк,

Не то что пластика мешок.

В период вечный дефицита,

Газеты – кладезь, средство быта.

Сейчас – легко, рулон крути,

А раньше, листик шеруди.

В папье-маше, незаменима,

Швеям для выкроек хранима.

Печь растопить – нет лучше средства,

Газета – кладезь, без кокетства…

Пельмени

Настал черёд забыв о лени,

Лепить вкуснейшие пельмени.

Два сорта мяса и лучок,

Я прокрутил на фарш разок.

На мясорубке фирмы "Бош"

Ножи острей, чем финский нож.

Муку сквозь сито пропустил,

Два яйца толкнул и взбил.

Поднялось тесто, спас будильник,

Ещё раз взбил и в холодильник.

Лепить пельмени на решётке,

Не то что, рюмкой из-под водки.

Как в соты мясо положил,

Вторым блином слегка накрыл.

Мукой посыпал тело палки,

Зовущую в народе скалкой.

Два целых с четвертью часа —

Уже глаза под образа.

Всё просто кажется, пустяк,

Спины не разогну никак.

Пельменей тазик налепили,

И в морозилку уложили.

Теперь я буду сыт, вполне,

Спасибо собственной жене.

Она умение приложила,

Я помогал, пишу, как было.

Субботний завтрак

Завтрак мой, аскетически – скромен,

Чтобы морде не треснуть – лица.

Искушения соблазн, он огромен,

Я ж сварил, два, в "мешочек" – яйца.


PS:

– Колбасу совсем не ешь?

Бережёшь фигуру? -

Друг спросил, искал он брешь,

Уж не вру ли, сдуру.


– Я колбаске, тоже рад,

Холодильник пустоват.

Яйца – штука пять рублей,

Два сварил – десятка.

Разорюсь на колбасу,

Коль дождусь достатка.

Короткие шутки

Два сорта мяса, специи лучок,

На мясорубке прокрутив слегка.

Легко поймать мужчину на крючок,

Котлеты, это – песня языка…


***

Приятней хруста квашеной капустки,

Я не встречал, под водочку закуски.

Вкусна и витаминами полна,

До дна тарелка съесть обречена.


***

Воды стакан, кусочек хлеба,

Глазунья, правда, в два яйца.

Горсть вермишели до обеда,

Ведь на войне не до поста.


***

После бани братцы, нет еды вкусней,

Картофан в мундире, масла не жалей.

Помидор с укропом, мочёный чесночок,

Стопочка казённой, вяжет язычок…

Ужин

Чем проще блюдо, тем оно вкусней,

Картошечке в "мундире" нету равных.

Тут главное – маслишка не жалей,

Со сливочным вкусней, сытней и справно.

Чтоб не было так пресно – огурец,

Соленый, маринованный, хрустящий.

Особый шик – кусочек сала съесть,

И водочки грамм сто в стакан изящный.

Тепло пошло по жилам, по сосудам,

Жизнь удалась на данный миг, сполна.

Не стоит ждать чудес небесных – чуда,

Всё в наших силах, всё возьмём сполна.

Мостик в прошлое

Разбудил меня крик петуха,

В тишине, не дождавшись рассвета.

Бросив взгляд из окна свысока,

Строчки сел я писать для сюжета.

Вспоминая былые года,

Пред глазами как в фильме старинном.

Лиц знакомых встают образа,

Проплывая на лодке былинной.

Скоро Пасха, закончится пост.

Свет небесный наполнит сознание.

Перекинул я мысленно мост,

На пол века назад, расстояние.


Мама хлеб попросила купить,

Взяв авоську, с комода – копеек.

Яйцо расписное, чтоб бить,

Май на улице, Пасха алеет.

Хлеб с пекарни возил дядя Коля,

На лошадке, в фанерном ларе.

Хлеб горячий, хрустящий, чуть соли,

Нет вкусней ничего детворе.

Я вернулся домой, вечерело,

Хлеб обгрызен, где сдачи пятак?

Был наказан, в глазах потемнело,

У отца ремешок сжат в кулак.

Всыпал он мне, не то чтобы больно,

А обидно и жалко до слёз.

Хлеб в авоське обгрызан довольно

И пятак сдачи я не принёс.

Василий Андрюшихин



«Юмор поднимает настроение и помогает смотреть на мир проще, облегчая все сложности жизни. Когда смотришь на всё лёгким взглядом, без напряга и сожаления, а наоборот даже, с улыбкой и позитивом, тогда жизнь воспринимаешь радужно, хочется жить и радоваться каждому дню.»

Муська

Вот соседи свою шавку,

Ту что Муськой нарекли,

Запретив ей звонко гавкать,

Снова в город повезли.


Ей в машине всё комфортно,

Там не прочь она вздремнуть,

Можно также беззаботно

И хозяев облизнуть.


Стала Муська городскою,

Шарик ей безумно рад,

Если дачною порою

Прогуляться выйдет в сад.


Возражать никто не смеет,

Разумеют фарс такой,

Муську кормят и лелеют,

Стала Муська городской!

Об инопланетянах

Об инопланетянах

Сейчас все говорят…

– Боюсь, – кричит Маланья,

– И к нам, мол, прилетят!

Намедни я видала

В газетах и портрет:

С дискАми на грудине,

В руках аж пистолет!

– Не верю я, Маланья,

– Васиша говорит,

– Всё это Божья воля

Нам чудеса явит.

Вот я не сплю ночами,

Бессонница опять,

И вот пришлось чудес мне

С полночью увидать:

Средь ярких звёзд и месяца

Над лесом шар висел,

Красивый и огромный

За лес тихонько сел.

Дивилась я в ту ночку,

– Васиша говорит,

Попила кипяточку,

Забыла про артрит.

Пришла весна приветная

На улице три курицы

Гуляли с петухом,

На солнце Мурка жмурится

С породистым котом.

Пришла весна приветная,

Всё радостно вокруг,

И солнце, словно красками,

Цветами красит луг.

И обещает многое

Мне юный месяц май.

Зима, хозяйка строгая,

Прощай уже, прощай!

Сосед

Наш сосед из года в год

Заготовку дров ведёт,

Как обычно, не зимою,

А июльскою порою…

Когда дел невпроворот,

Сенокос да огород,

А он пилит знай, да колит,

Да в поленницу кладёт.

Как-то этою порой

Откровенничал со мной:

– Лучше сделать всё с жарой,

Чем холодною зимой.

Пораскинь-ка ты умишком, -

Мне тогда сказал сосед, -

Летом высохнут дровишки,

Так зимой и горя нет!

Грибная охота

Ранним утром не охота

Из постели вылезать,

Но охота, есть охота,

И грибная, так сказать.

Всё решил, – по полной норме

Надо сердце разогреть.

Я готов, одет по форме,

Кузовок, конечно, есть.

И пошёл тропинкой милой

На заветные места!

Притягательная сила –

Не охота, а мечта!

Между ёлкой и берёзкой

Паутинная струна,

«Дом» средь них стоит неброский –

Муравьиная страна.

Вот они места грибные,

Блеск берёз, да ширь полей,

Деревеньки дорогие

Малой Родины моей.

Дом – приют

Впрямь, у Яшина Володи

Вместо кельи, дом – приют:

Заходи небось голодны,

Там накормят и нальют.


Умостят не только водкой,

Но портвейном и бурдой,

Впрочем, только для заводки,

Дальше всё, само собой.


Не понятно это людям,

 

Что за крики каждый раз,

То Володя тащит блюдо,

То потрёпанный матрац…


Напились – такое дело,

Не поднять огрузший зад.

Всей деревне надоело

Наблюдать такой бардак.

Скворцы

Как мил мне пересвист

Вернувшихся скворцов!

Весёлый гитарист

Созвал к себе певцов.


Раздробленная трель

Разносится вокруг:

Собрал к себе апрель

Своих друзей, подруг!


Забавен чем-то свист

Над крышами домов, -

Пернатый пародист

На многое готов!


Чеканит медный звон

С любовью пополам.

И слышен перезвон

То здесь, то где-то там…

Анатолий Аринин



«Понимать юмор – это значит увидеть смешное в различных жизненных ситуациях. Ведь юмор – это особая форма восприятия окружающего мира, которая благодаря шутливой интерпретации происходящего помогает легче переносить тяжёлые моменты жизни. Учиться юмору – значит стать добрее, гармоничнее и терпимее по отношению к окружающим.»

Басня о вкусах

Как-то раз накрыл на стол

Радужный хозяин.

К зайцу в гости волк пришёл,

Как вальяжный барин.

Заяц гостю угодить

Поспевает ловко:

Свежей травки накосить,

На десерт – морковка.

«Вот салат из овощей, –

Молвит он учтиво, –

Кушай, милый, веселей

Яблоки и сливы».

Но у каждого свои,

К сожаленью, вкусы –

Гость хозяина к столу

Умудрился скушать.

Орёл в вороньем царстве

Конечно, всяк всегда стремится

Жить хорошо там, где пришлось.

Но вот орлу, достойной птице,

В вороньем царстве довелось.

В любом краю свои законы –

Законы надо изучать.

Вот стали и орла вороны

Своим повадкам поучать.

Орлу сказали: «Ты – ворона!

И каркай так же, как и мы!

Зачем тебе орла корона?!

Летай не высоко, а скромно,

А то не избежишь тюрьмы!»

Орёл и рад бы без оглядки

Вороньи правила принять,

Но так влекут свои повадки

Как можно выше вверх взлетать.

Своим парением высоким

Орёл воронам досадил,

За то сознаньем однобоким

Его бы каждый посадил.

«В тюрьму! – закаркали вороны, –

Отправить в клетку, в зоопарк!»

Но вот воронии законы

Здесь не учли один ремарк.

В коварной злобе однобокой

Зря тешится вороний тать:

Орёл летает так высо́ко –

Его воронам не достать!

Орлу накаркали вороны,

Что «высь – погибель, берегись!»

Но высота – не похоро́ны,

А лишь спасение и жизнь.

Мораль сей басни такова:

Не верь завистникам, злодеям!

Коль суждено тебе летать,

Не надо слушать вражью рать!

Стремись ты ввысь, да поскорее.

И только там лишь зло и тать

Не смогут уж тебя достать!

Как надо мужа выбирать

Упрямо вглядываясь в лица,

Искала мужа глупая ослица.

Ей на глаза задвинув шоры,

К ней повалили ухажёры.

Она их всех сортировала,

И морды многих браковала,

Пока не встряла* молодца –

Красавца видного с лица.

Своей ослиною натурой

Его обхаживать взялась,

А он лишь пользовался дурой,

Той, что вокруг него вилась.

Она себе навымышляла,

Что будет лучшим он отцом,

Но на беду свою узнала:

Он оказался подлецом!

Как вышло то, что муж сей бачил,

Все из разряда небылиц,

И что он многих одурачил,

Таких же, как она, ослиц.

Коль мужа справно выбрать хошь:

Не на лицо смотри и внешность,

А чтоб душой он был хорош –

Вот в этом не нужна поспешность.

Коль жениха зовёшь на чай:

Не вид его глазами щупай,

Характер, душу изучай,

Чтоб не прослыть ослицей глупой.

Хорош не кто красив лицом,

А кто не станет подлецом!


* =встретила (авт.)

Рейтинг@Mail.ru