Смайлик

Жанна Антонова
Смайлик

Первая часть

Верь мне, землянин!

***

Прибытие

«Ва-у! У-и! Хе-е-е!» – Смайлик летел вперед с невообразимой космической скоростью, пристегнувшись в полётном кресле. Гусеница цепко прилепилась к плечу, нервно шевелила усиками. Юному непоседе было трудно на одном месте, хотя он и понимал, что ограничение движений – только на время набора высоты. А это уже началось, первое путешествие в космос на фрозаметрическом аппарате – надёжном трансформере для перемещения детей.

От предчувствия загадочного приключения у пассажира пересохло в горле. Гусеница-робот мигом направила чувствительный усик на нужный символ управления. Моментально к креслу туриста подлетел стакан с выдвинутой трубочкой. Ёмкость услужливо зависла около Смайлика. Он потягивал охлажденный сок, не смотря на фиксирующие мягкие, но прочные паутины безопасности.

Полёт длился двадцать семь минут. Выбран телепатический путь перемещения, самый быстрый и точный. Использовался для преодоления гигантских скоростей и расстояний. Даже при развитых технологиях, чтобы доставить человека на дальние планеты, потребовались бы месяцы, а то и годы. А телепатическим способом в пределах своей галактики это занимало несколько секунд. Правда, в космосе программа загрузки более длительна.

При знакомстве землян с симпатичными добрыми существами, часто хотелось подружиться с ними. Смайлику исполнилось двенадцать. С этого возраста можно путешествовать без родителей. И Семейство Луковецких впервые отправили отпрыска на дружественную планету в системе «Ветрум», обиталище светляков. Знаменитый во Вселенной игровой центр, где местное население зарекомендовало себя в лучшем свете. Все знали, что маленькие, бледные создания – умные, рассудительные, выносливые, трудолюбивые, с неограниченной фантазией и добрыми устремлениями. Неудивительно, что жители ближайших планет с радостью отправляли туда своих детей. С двенадцати лет космический молодняк ближайших галактик прибывали в игровые центры в сопровождении личных ботов. Обличье каждого робота – помощника программировалось по индивидуальному желанию.

«Планета Светлой горы» – детский туристический рай», – выражали своё восхищение проверяющие вселенского сообщества.

Светящиеся зелёным фосфорическим светом точки, расположенные на голове у светляков, очаровывали космических туристов. По тому, как интенсивно сияли их лысенькие головы, угадывалось настроение, чувства и эмоции. «Ореол святости», по мнению землян, освещал их бледное тщедушное тельце, покрытое пушистым мхом. Трогательное выражение больших жёлтых глаз вызывало доверие и расположение к некрасивым, но обаятельным существам.

Перед первым путешествием сына в семье наблюдался явный переполох. Щепетильная и заботливая Белла каждый вечер занудно говорила ему:

– Слушай, сын, внимательно, может пригодиться.

А потом монотонно читала одно и то же:

«История планеты светляков трагична и удивительна. Отсутствие плодородной почвы, редкие тенётные источники воды. Из растительности – мох-сухостой, колючки, иногда фосфорная плесень, паутина и острый колкий песок. У подошвы Светлой горы нашли залежи опасной ртути, которую маленькие жители впоследствии стали использовать в своих технологиях и отправлять на другие планеты. Ртутные месторождения иссякли. Надо было придумывать, чем привлекать инопланетных купцов.

Много световых лет назад полная темнота выработала ген фосфорного модулятора в организмах живых существ, вопреки всему, всё же населяющих невзрачную пылинку космоса. В результате эволюции местные жители начали сами излучать свет. Их изворотливый ум сформировался раньше физической силы тела. Хилые светляки успешно приспособились к месту обитания. Неудобства от невзрачной родной природы превратили в искрящиеся счастьем, рукотворные чудеса.

Изобрели питательные смеси из изобилующего, на этой планете, мха и паутины. Многочисленные бактерии, размножившиеся без солнечного света, применялись везде. Из выращенных субстанций извлекали могучую энергию для отопления и освещения маленькой планеты. Дружное старание поколений светляков позволило создавать скоростные капсулы, чтобы передвигаться в необъятном звёздном пространстве. Защищать крошку-планету от воинственных цивилизаций. Тёмный замшелый дом остался больной историей пережитого».

Майк уже давно сопел и видел сны, но вздрагивал каждый раз, как мама восклицала:

– Здравствуй, лучистое и радостное будущее! – приветствовали Светляков инопланетные гости.

Белла не замечала, что сын уснул и упорно продолжала долдонить:

«Космические туристы замечали, как заискрилось ярким искусственным светом, заблагоухало невиданными растениями бывшее «Тенётное болото тоски». А жители остались такими же щуплыми и бледными, со светящимися точками на голове. Может быть, в память о тёмном прошлом, а может, инстинкт самосохранения не позволял им меняться.»

На этом вечернее чтиво заканчивалось, и мама Белла выходила из спальни сына.

***

Майка Луковецкого, или, для своих, просто Смайлика, туристическая фирма советовала отправить на каникулы именно к светлякам. Родители провожая его цокали языками от восторга и говорили, что завидуют сыну. Ведь нет планеты безопасней и интересней для детей. Ему двенадцать, и он впервые попадёт в «царство детских помыслов и фантазий».

Здесь обитали искусственно выведенные из древних ДНК динозавры, огромные драконы и мутанты забавных зверюшек, собранные со всех планет. В них генетически закладывалось послушание и доброе отношение к человеку, поэтому гигантские монстры считались ручными.

Сфера мгновенно и четко приземлилась у намеченного бункера. Слетела защитная сеть-паутина. Майк вскользь посмотрел на цепко прилепившуюся гусеницу и выпрыгнул из личного транспорта. Гусеница беспрерывно поводила усиками антеннами, передавая информацию на Землю. Родители Майка своевременно получали сведения обо всех передвижениях сына и его состоянии здоровья.

***

Двери небольшого бункера раскрылись и…. О, чудо! На мелком песке у аллеи с ореховыми деревьями паслись огромные динозавры с добрыми кроткими глазами. Гладкая ухоженная шерсть отливала голубым от интенсивного зеркального освещения. Для экзотических громил – лидеров детских грез – было отведено огромное пастбище. Огороженное прозрачным стеклом. По периметру загона находились кормушки с ветками и травой. Исполины могли беспрепятственно полакомиться, а потом утолить жажду в высоких поилках. Вначале ёмкости были широкими и вместительными, по типу бассейна. Шаловливые, несоразмерно своему телу, монстры заваливались огромными тушами в прохладные воды, полностью вымещая влагу. Вся жидкость разливалась на песок пастбища, где образовывалась несусветная грязь. Игривый нрав исполинов поддерживался огромным количеством игрушек, разбросанных по площадке, где они обитали. Маленькие фанаты динозавров с других планет могли наблюдать ручных животных через прозрачные барьеры. Бывало замечали, как необъятная мама– динозавриха с такой же необъятной любовью играла с детёнышем. Трогательно подкатывала глупому тяжеловесу огромный мяч, а он, завалившись на спину, перебирал брёвнышками-коротышами, как котёнок с клубком. При этом малыш издавал такое счастливое урчание, похожее на звук ломающихся веток в грозу, что дети интуитивно отскакивали от барьера. Но шумное изъявление восторга несмышленыша оказывалось ложной тревогой, и юные путешественники с умилением продолжали наблюдать за ним.

Жёлтый песок чётко очерчивал клумбы с невиданными цветами. Они переливались бесчисленными оттенками толстых лепестков в радужной подсветке. Ветроустойчивые, обездвиженные. Растения не трепетали, а торчали резным объёмным ажуром, будто парафиновые. Но источали повсюду сильные ароматы, дурманящие и прекрасные. Искристые капли многочисленных фонтанов весёлыми брызгами рассеивались по газонам. Бассейны с ароматной водой расположились в виде сказочных скульптурных композиций. Вот пасть дракона с белоснежными клыками, за которые можно удерживаться, плескаясь в тёплой воде. Дети обожали неожиданно скатиться по ярко красному языку в самое глубокое место пасти дракона, а там – пузыри, бурление, щекотание мелких рыбёшек. Иногда очертания водоёма напоминали сердцевину цветов, с нежными мерцающими тычинками. Туристы обращали внимание на прозрачные каналы, дно которых в точности передавало переливы шкуры змеи в извивающихся изгибах. Но чаще всего оформление игрового и прогулочного пространства принимало причудливые формы мха и паутины.

***

Майк с любопытством разглядывал встречающего светляка-гида. Большие жёлтые глаза хлопали белёсыми ресницами. В светлый мох, покрывающий хилое тельце, вплетены разноцветные ленты – отголоски земной моды. На тонкой короткой шее земной мальчик заметил ворсистую паучью лапку.

– Свет вам и вода! Пусть наш мох будет вам пухом!

После слов приветствия инопланетянин быстро повернулся спиной и потряс попкой. Развернувшись, проголосил:

– Я Сили! – Ореол на голове гида засветился ярче. –

Я буду твоей подружкой во время путешествия на динозаврах. Гостить у нас – шесть земных дней, а наших светляковых – три соты.

Не паутинь, нам будет очень фосфорно! Ты красавчик, как плесень в горшке. Давай знакомиться, – Сили протянула бледные ручонки и задорно улыбнулась щёточкой зубов цвета молодой травы.

На планете мхов коренные жители не жевали, а мягко подметали пылинки традиционной для этих мест еды. Рацион светляков состоял из питательных микробов. Ели с плоских тарелок (в подражание земной посуде). Взахлёб всасывали микробное облако в себя подобно пылесосу.

Майк поморщился и состроил очередную рожицу:

– Ты, что ли, девчонка?

– Девочка ─ уже спокойно и тоже разочарованно ответила Сили. – А ты, похоже, еще тот капризный паук!

– Ну что может быть интересного в дружбе с девчонкой? – огорченно протянул Майк.

– Динозавры – это мох моей души, слушаются и любят меня, и я тебя с ними познакомлю, – примирительно продолжала Сили, привыкшая к детским капризам туристов.

 

Она подвела строптивого гостя к прозрачной загородке пастбища с доисторическими исполинами. Сняла с шеи громкоговоритель в виде паучьей ноги и зычно рявкнула в него. Ворсинки на пушистом рупоре заметно трепетали. К барьеру неспешно, с явной радостью во взгляде, приблизился гигантский бегемот. Могучим послушником он перевесился через барьер и покорно наклонил массивную голову. Майк опасливо отпрянул. А Сили нежно потрепала друга по фиолетовому языку, торчащему из широченной пасти с рядами зубов, как острые сталактиты.

Монстр со щенячьей преданностью высунул слюнявый отросток ещё больше, затаив дыхание, чтобы нечаянно не сдуть предмет своего обожания. Благодушно закатив красноватые глаза, великан заурчал как мотор древнего автомобиля и застыл в склонённой позе. Сили быстро вскарабкалась по толстой шее друга и перелезла на пастбище.

Там обитали уникальные подвиды ручных динозавров. Спустившись вниз, бесстрашная девчонка оказалась у гигантской ноги своего друга и позвала Майка. Гость ошалел от дерзкого поведения тщедушной инопланетянки. Авторитет Сили вырос в понятии мальчика от мизерного размера укротительницы до гигантского объёма её ручного друга. С опаской он крикнул через стеклянную преграду:

– Да я дома… вообще с папой… да я не боюсь никого! И этого громилу! Мы с папой в парке развлечений охотились на Кинг-Конга! Вот!

– Так тем более, если ты герой, то не паутинь и залезай ко мне, – провокационно зазывала Сили.

– А этот «Зрох» ручной? – протянул оробевший герой, всё дальше отодвигаясь от барьера.

– Что такое «зрох»? – спросила инопланетянка.

– Ну, такой… такой не очень умный и… не очень уважаемый.

– Ты сам зрох! – раздражённо крикнула Сили. – И если сейчас же не зайдёшь ко мне за барьер, то зрохом и останешься.

Отважная решительно нажала кнопку лифта, и узкая секция прозрачной загородки бесшумно поползла вверх.

– А остальные динозавры нас не сожрут? – продолжал канючить турист.

– Не паутинь! Всё под контролем.

Майк нерешительно побрёл на поле. Подойдя ближе к командирше, он недоверчиво наблюдал за двигающимися глыбами. Здесь были мелкие птицеящеры с подрезанными крыльями, большеголовые утконосы на пальмоствольных ногах, бронтозавры с ороговевшей броней вместо кожи. И забавный пушистый бегемотокот с когтистыми лапами и длинными усами. Он задиристо отнимал клубки из проволоки у малолеток динозавриков, а они хватали его за взъерошенный хвост мелкими зубами.

Майк остановился около монстра с болтающейся башкой. На бугристом гребне виднелась силиконовая защита от нечаянных уколов вечно кивающей головы.

– Свиная туша с короной здоровается с нами, – засмеялся Смайлик.

– Это Скринозавр – у него всегда приветливый вид.

Инопланетянка подвела Смайлика к самому крупному динозавру с длиннющей шеей и небольшой головой, в сравнении с ростом.

– А вот мой любимец Кутька. Самый фосфорный вожак стаи, – любовно похлопала по огромному когтю, ростом с который была сама.

Майк на голову выше инопланетянки, но также не доставал до начала лапы Кутьки.

– Ах! Мой моховой нарост души! ─ нежно журчала Сили.

Смайлик заметил, что от могучих лап вожака наверх, как лианы, извиваются веревочные лестницы с узкими ступенями, а на спине находится ложе-сидение с подвязанными сумками-холодильниками. Подумал: «

Совершенно древнее снаряжение».

– Ну что, грёмно? – раззадоривала гостя местная укротительница.

– Еще чего! Не грёмно нисколько. А оружие выдадут?

– Разное и непобедимое , ─ улыбаясь щётками зубов, гордо заявила Сили.

– Озонно! Я так понял, мне надо забраться на Кутьку.

Подойдя к веревочной лестнице, мальчик высоко задрал голову:

– Да-а-а – немного флаерно!

– Не паутинь ты, как пряжа, мы отправимся на вожаке до первой остановки. Всего остановок будет три. Мы должны пройти путь до озера «Туманное», чтобы заправиться водой. Там по-настоящему грёмно. Близко грот. В нём оружейная база, где мы выберем всё необходимое для путешествия, – деловито объявила Сили.

– На таких громилах нас никто не посмеет обидеть! ─ с робкой надеждой промямлил себе под нос Майк.

С нелепыми падениями и неуклюжими попытками ему все-таки удалось забраться по веревочной лестнице на покорного Кутьку. Открылись широкие выходы из загона. Путешественники благополучно тронулись в путь. Майк оглянулся на динозавров всех мастей, послушно следовавших за вожаком.

Кутька и среди великанов возвышался горой с волнистым гребнем вдоль хребта.

От совместного шествия в компании доисторических монстров мальчику стало жарковато. Он передёрнул плечами, стирая пот со лба и хрипло выкрикнул:

– Ну, ты! Гора-ветродуйка! Пошевеливай брёвнами!

Повернулся к Сили и спросил:

– А зачем нам такой большой хвост из динозавров? Давай оставим половину.

Гид поучительно подняла руку с вытянутым пальчиком:

– Как ты не понимаешь? Динозавры должны постоянно двигаться, чтобы их огромные тела не превратились в паутинный кисель. Заодно меняют загоны с едой. Ведь растительность приходится выращивать заново после дневного пребывания прожорливых животных на одном месте. В кормушки помещается еда только на завтрак, остальное у них под ногами.

***

Стадо разных видов динозавров послушно двигалось за вожаком Кутькой. И хотя передвигались медленно, но расстояние до озера быстро сокращалось благодаря гигантским шагам древних исполинов. По дороге инопланетянка рассказала Смайлику, что оружие выберут самое современное, но оно уже не убивает, а на время отключает сознание противника, будь то человек, или животное, или «инопланетные умники».»

– Ну-у… так и не интересно, – разочарованно протянул Смайлик.

– Какой ты кровожадный и беспощадный, ─ съязвила Сили.

Затем жительница планеты Светляков подробно и долго рассказывала об их дружелюбии к гостям, об уважительном и добром отношении ко всему новому и умному. О том, что они не любят конфликты и войны, но все же на их планете есть один не совсем мирный объект – коренной обитатель планеты Светляков, развязный, озорной, неуправляемый и непредсказуемый ветер Липняк. Он мастерски маскируется, принимая различные обличья из песка, камня, воды. Раньше Липняк здесь безраздельно властвовал, ему поклонялись, его обожествляли, считая вдохновенным духом тьмы.

Когда планета стала быстро развиваться, Липняк-скульптор потерял своё влиятельное господство. Не найдя применения своим способностям, он устраивал пакости и разрушения. Например, мог заморозить всю воду в бассейнах, поднять вихрем мелкий песок и засыпать новые строения. Ещё «ехидный пересмешник», бывало, лепил из гравия и глины подобия местных обитателей со страшными искривлёнными рожицами. Сооружал пародийные изваяния и расставлял у домов светляков.

Жители снисходительно терпели все проделки Липняка, безропотно за ним убирали, возвращая чистоту и порядок. Они относились к задире, как к шаловливому ребенку. Но когда обезумевший ветер стал безжалостно подхватывать и уносить светляков в далекие уголки хотя и не большой планеты, то им долго приходилось добираться до дому обратно. Поэтому собрался совет правительства светляков. Приняли решение изолировать вредный ветер от жителей с помощью мощной энергетической защиты. С тех пор злыдня живет в долине озера »Туманное», куда они и направляются.

Смайлик рассеянно и сонно слушал говорливую Сили, плавно покачиваясь на Кутьке. Робот-гусеница, шевеля усиками, быстро передавала информацию на Землю. Внимание мальчика занимало разглядывание незнакомой планеты, что проплывала красочными картинками по ходу следования стада динозавров. С высоты Кутьки он смотрел вниз. Под ногами везде лежал мелкий гравий. Переливались песчинки как декоративная посыпка. Дозированной разметкой вокруг искусственных пляжей, водоёмов и каналов – настолько аккуратно и по форме, и по содержанию, что это напоминало игру-мозаику. Дома в шахматном порядке торчали острыми пирамидками. Землянин наблюдал удивительную рукотворную землю, очищенную от болотных тенёт. На малюсенькой планете эта рассыпная субстанция ценилась больше всего и принадлежала всем и никому в отдельности.

В обзорном поле видимости суетились крошечные жители со светящимися головами.

– Как ходячие лампочки, – шептал Смайлик, вспомнив картинки из музея древних реликвий.

Сили, не умолкая, что-то рассказывала об устройстве «любимой Родины». О политических и технических достижениях. О гордости маленького народа, что Смайлику было совершенно не интересно и скучно.

«Кстати, о гордости! Неплохо бы было, что-нибудь такое совершить на этой мозаичной крошке», – подумал Майк.

– Пашка прошлый раз всех задрал рассказывать о каникулах на планете Герра. Как он подружился с ровесником криптилоидом, ростом с крокодила. И что теперь тот прилетит по обмену детьми в их семью на неделю.

– Когда же будет это озеро Туманное? – зевнул Смайлик, вспомнив папу, маму, вредную сестру Люси. Где-то они сейчас?

Тем временем необычное шествие вышло за энергетическую защиту населённых пунктов и направлялось к озеру. Зрелище, конечно, было потрясающее; стадо громадных динозавров, аккуратно переставляя ноги-тумбы, вышагивало по ровным каменным дорогам густонаселенной планеты. Впереди – вожак Кутька, на котором крошечными точками виднелись светящаяся голова Сили и белобрысая голова Смайлика, да еще красной каплей пузырилась футболка туриста.

Встречающиеся Светляки на такое шествие доброжелательно улыбались без тени удивления. Сили, заметив, что мальчик заскучал, крикнула Кутьке, чтобы он что-нибудь рассказал. Вживленный артикулярный аппарат многое позволял ручному исполину, но громовое рычание и сопение приглушить не удалось. Стадо не умеющих говорить динозавров настороженно остановилось, а Смайлик чуть не свалился с гигантского говоруна, когда тот начал клокотать:

– Вот, когда я был маленький, я очень любил играть с обглоданными косточками.

Гостя игривость древнего чудовища не очень-то развеселила. Сили успокоила, отметив, что динозавры хотя и огромные, но в основном, травоядные животные.

– Так вот, – хрипел гигант Кутька, ─ бабушка Сили таскала кость от буйвола на скоростном авто, а я прыгал за ней.

– Сокрушая всё вокруг – с умилением добавила Сили.

– Есть видеомох, где засушена трогательная информация, но это было семьдесят лет назад.

– Я думал – триста, ─ вредничал от страха Смайлик.

Непоседу уже раздражала долгая прогулка на спине динозавра, ведь гусеница-робот все засняла, и будет, чем похвастаться на Земле перед друзьями.

Сили ободряюще крикнула:

– Скоро остановка, когда закончится первая сота, равная двум земным дням. За этот отрезок мы съедим и выпьем свои запасы. Придётся дозаправляться. Динозавров ждёт обильная объедаловка. Они наедаются один раз в соту. А тебе, Смайлик, – светличный сюрприз.

Мальчик оживился и с нетерпением стал ждать обещанное, нашёптывая себе под нос:

– Посмотрим, что у вас не так. Нет лучше земных игровых площадок нигде. Удивите меня, я люблю самое озонное на свете. А эта светящаяся зануда только и хвастается своей болотной планетишкой.

Смайлик плотно сжал губы в знак протеста против чего-то раздражающего. Чего – он и сам не мог понять.

Пока взбудораженный обещаниями сюрприза гость фантазировал на тему, что бы это могло быть, стадо динозавров неспешным исполинским шагом приближало своих крошечных погонщиков к огромной, как искусственное солнце, зависающей в воздухе сфере. Майк так и думал вначале, что это солнце. В школе они поверхностно познавали главную звезду Земли. Двенадцать лет жизни считается маловато для углублённого изучения обжигающего светила. Но Майк верил, что солнце можно увидеть и потрогать даже на чужих планетах. Ведь на Земле же оно ласково греет и светит.

Сили, громко крикнув в паучью лапу, отдала команду вожаку постепенно тормозить ход колонны великанов. И Кутька послушно стал замедляться, дошёл до высокого необъятного шара и остановился.

– Паутинишь? – неожиданно окрикнула Сили задумавшегося мальчика.

– Приготовься к высадке на «понилет». Прямо с Кутьки мы полетим вверх в висячий парк развлечений, там поедим и отдохнем.

– Угу! – промямлил ничего не понимающий турист. – Мы что, полетим на это серебристое солнце? А динозавры разве туда поместятся?

– Ну ты и зрох! Динозавров сейчас уведут на новое пастбище поить и кормить. Я же по дороге тебе объясняла.

Сили не могла понять, как это можно – не усвоить информацию с первого раза.

***

В серебристой оболочке солнца бесшумно расстегнулась невидимая молния. Ровно настолько, чтобы выпустить из себя маленьких лошадок со стрекозиными прозрачными крыльями. Стая шелестящих понилетов кружила над головами Сили и Майка.

 

По тем же верёвочным лестницам, по которым взбирались на Кутьку, дети зацепились и опустились вниз. Каждый – в свой миниатюрный понилет. Крылатые иноходцы запрограммированы на несколько обзорных полётов вокруг парка – солнца и через это же отверстие на молнии залетали вовнутрь.

– Внутри – разряженное пространство космоса, без земного притяжения, залезай быстро в специальную экипировку, – скомандовала Сили.

Сама же, она успела облачится в комбинезон и сияла ярким оранжевым пятном на фоне миниатюрного понилёта. И вычурно выражалась выдержками из книги, которую ему читала мама на ночь.

Сили даже глаза прищурила от заученно повторяемой инструкции :

«На большинстве планет с достаточной массой не требовались специальные защитные костюмы от агрессивной среды. Поверхность искусственно окутывалась защитной озоновой прослойкой. У землян это называется биосфера. У нас искусственная воздушная оболочка, созданная вашими специалистами. Но островки космической невесомости оставались. Здесь на серебристом солнце такое обустройство.»

Майк быстро переоделся. Внутри миниатюрного понилёта оказалось современное снаряжение; легкий защитный костюм, прозрачные, совершенно не ощутимые трубки в ноздрях ─ не замысловатые преобразователи воздуха. А руки в интерактивных перчатках. Да ещё, информативные линзы на глаза.

Понилёты уже приземлились внутри огромного солнца. Где оказался необъятный парк развлечений, разбитый на сектора. Сили тренированно выскочила из лошадиного транспорта. Лицо у неё сияло от легкости парения в безвоздушном пространстве. Гид подлетела к неопытному подопечному. Он в новой экипировке оттолкнулся от трапа летающей пони и плыл навстречу.

Теперь они свободно передвигались в безвоздушном пространстве сферы.

– Ты прямо астронавт! – преувеличенно громко воскликнула Сили.

– Ну что, прыгаем в невесомость ? Полетели развлекаться? – потянула она его за руку.

Смайлик безвольным шариком на ниточке поплыл за Сили. Первый сектор, в который врезался разогнавшийся турист, оказался с круглым окном, распахнутым настежь. Туда легко залетали все желающие. Внутри на высоком потолке в мелких контейнерах росли деревья: корнями вверх, а кроной – вниз и ветвями наружу.

Майк крикнул Сили:

─Смотри! Деревья ходят вниз головой, как мой папа иногда нас смешит.

─Эй! Не отвлекайся. Наклонись ниже и раздвинь ветки, увидишь вкусное!

В густой зелени висели фрукты, на каждом дереве – свой вид. Удивительным оказалось то, что черенок, к которому крепится плод на нормальном дереве, на этом торчал трубкой– из фрукта в обратную сторону, на манер стаканчика для многослойных напитков. Сили подлетела к одному из деревьев и бесцеремонно отпила из трубочки.

– Это коктейльные деревья, на них сочные груты. Их здесь пьют, а не едят, – восторженно протянула она. – Вот, попробуй этот – очень моховой грут!

– О-о-о… озонно! – запел Смайлик, потягивая сочную густую внутренность грута.

– Похоже на фруктовый лёд, правда я люблю клубничный, но этот тоже озонный. А Запа-а-ах! Как моя медовая пенка для купания.

Кожа на выпитом «груте» сжалась в сморщенный орех, но быстро восстановилась, подпитываясь от каких-то внутренних соков. Оживлённые «вкуснотенью» юные астронавты напробовались космических коктейлей до икоты.

– А я – пчела! Догони меня! И отбери нектар! – крикнула Сили и помчалась по извилистым коридорам между секторами, облетая препятствия легко и свободно.

– А я – дракон, у меня из пасти… пла-а-амяяя-я-а-а-а! – закричал мальчик, широко открывая перепачканный рот и махая руками.

Он оттолкнулся от деревьев и полетел за Сили, сшибая по пути всех, кто ни удрал с дороги. . Сили виртуозно лавировала между появившимися висячими глыбами скал и небольшими островками со странной растительностью, так же висящей кронами вниз, а корнями кверху.

Кругом кишела жизнь. С висячих скал, сверкая неоновыми костюмами, прыгали непонятные существа с большими головами в защитных шлемах. Из которых смотрели безносые и беззубые мордяхи с точками глаз и хиленькими телами. Головастиками руководил строгий светляк. Он отдавал команды на забавном чавкающем языке.

Сили махнула в сторону рукой, показывая Майку:

– Смотри, вон там на многоярусных горках! Видишь? Это ингвинята. Правда, смешнучие?

Майк повернул голову в сторону, куда указала девочка.

В безвоздушном пространстве резвились ингвинята, так же с гидом-светляком. Трогательно трепыхались веерами не летающих перьевых пучков, из-под которых виднелись трехпалые толстые ручонки. Забавные существа морщили подвижные клювы и наперебой клекотали. На птенцах пестрели защитные костюмы с хвостиками. При этом непослушные птахи хаотично мелькали, залетая и вылетая из разных игровых павильонов. Совершенно обалдевшие от счастья полёта и не поддающиеся командам растерянного гида, который лишним хвостом мотался за ними.

Внимание земного туриста привлекла забавная стайка «колесоруких одноглазиков», крутящихся на своих многоручках за гидом. Как будто маленькие звезды с большим смеющимся глазом посредине, а вместо лучей – цепкие человеческие руки. Озорная звёздная россыпь дружно колесила на экскурсию, вращая жадным любопытным глазом.

Смайлик не успевал вертеть головой:

– Сили, смотри, какие, давай, как они, кувыркаться!

– У нас не хватит рук, и мы будем спотыкаться о препятствия! – хохотала Сили, и зелёные щётки шуршали у неё во рту.

Мальчик почему-то не увидел земных детей, кроме него самого. Хотя он высматривал соплеменников и не прочь бы с ними обменяться впечатлениями. Он хотел спросить об этом у гида, но боялся отстать от увертливой «всезнайки». Землянин завидовал её ловкости. Сам то он уже пять раз налетал на препятствия. И оценил защитный костюм, когда чуть не распорол себе живот, наткнувшись на острый кусок скалы. Не ощутил боли, только тупой удар, а на животе не осталось и следа. Но всё равно он чувствовал себя неповоротливым Кутькой, по сравнению с проворной Сили. Они, не замечая быстротечного времени, летали, смеялись, резвились. С неустанной детской всеядностью, будто желая пожевать и проглотить все вкусности аттракционных угощений. К сожалению, это оказалось невозможным. Большое солнце-парк считалось необъятным, нафаршированным фантастическими изысками развлечений. Инопланетным гостям пришлось бы провести здесь не одну жизнь. Если захотеть всё обозреть и попробовать. Смайлик успел позабавиться лишь прыжками с летающих скал и причудливых горок, подводным плаванием с рыбами-монстрами в большом круглом аквариуме. Но главное – побывал в секции, где смог вдоволь насладиться своим любимым занятием: корчить рожицы и гримасничать. Его было не оттащить от эхо-локаторных зеркал из павильона аттракционов искажения пространства. Здесь его умение кривляться и смешить не одергивалось занудными взрослыми, а многократно повторялось, разлетаясь виртуальными объемными масками. Маски дребезжали писклявыми нотами, задиристо передразнивая голоса. Так, как Майк хохотал в эхо-зеркальной секции, он не смеялся нигде. До колик за ушами, до изнеможения и извержения пузырей, пукающих и хрюкающих звуков. Его чуть не вырвало от напряжения. Землянин будто взбесился от хохота и не мог остановиться. Всё кривлялся и вертелся. В зеркалах за ним повторяли движения многочисленные двойники, искажённые в пространстве. Целая орава Смайликов извивались многорукими и многоголовыми телами.

Сили хладнокровно и удивленно смотрела на него. В её взгляде можно было уловить тень презрения. Она щёлкнула его по носу и вылетела из локаторной зоны. Майк, придя в себя, рванулся за «оранжевой стрелой».

Инопланетянка шустро ныряла то в один сектор, то в другой. Проницательно замечала склонности туриста и предугадывала его желания. Но вдруг она остановилась и, повернувшись, к гостю, загадочно зажурчала:

Рейтинг@Mail.ru