Разрушенное время

Ирина Сергеевна Молчанова
Разрушенное время

Глава 41

– Слезы обозначают критичность ситуации, – в голосе женщины чувствовалось возмущение.

– Просто я устала.

– Ты напишешь заявление об уходе. Молодая и красивая девушка не должна заниматься пресной работой.

– А как же стабильность? – Беата позволила себе усмехнуться и тотчас об этом пожалела, заметив изменившееся выражение лица мамы, довольно четко передаваемое web-камерой.

– Жуткое слово, характерное для стагнации. Стабильность не подразумевает получение нового опыта и развития. Она хороша только для финансового положения, и то, оно должно улучшаться, с учетом инфляционных процессов. Ты перестала тяготеть к переменам. К хорошим. Необходимым.

– А как же умение радоваться тому, что имеется?

– Важное умение и присуще мудрецам. Нужно ценить то, что имеешь, только если оно соответствует мечтам, идеалам и желаемому. В противном случае, следует вносить перемены.

Беата не имела, что возразить матери. Внутри заткнулся страх. А ведь только он удерживал её в стенах учреждения, где точили сплетни женщины, смирившиеся со скукой и утратившие способность видеть далекие горизонты.

– Я попробую.

Глава 42

Холод не любил её так же, как и она его. Взаимная неприязнь заставляла молодую женщину, облаченную в казавшееся тесным узкое пальто, ускорить шаг до машины. Устроившись внутри черного кабриолета, Эва, поспешила включить обогреватель. Откинувшись на спинку кресла, она прикрыла глаза, мысленно уносясь в теплое лето. Влиять на ход времени она не имела способности, и такое упущение виделось непростительным.

Глянув на висевшие на панели часы, она получила дополнительный повод для огорчений. Наручные часы, которые она никогда не надевала на запястье, украшенное многочисленными золотыми браслетами, выглядели, как увесистый компас и тиканье механизма всегда доносилось до её слуха. Не сегодня. Они сломались. Принимая во внимание возраст часов, случившееся следовало воспринимать должным. А она не научилась терять. Даже, если потеря касалась вещи или предмета. Эва слишком привыкала к тому, что ей принадлежало.

Достав смартфон, Эва набрала номер своей помощницы, чтобы узнать адрес ближайшей часовой мастерской. Когда маршрут стал известен, брюнетка сорвалась с места и повела машину на повышенной скорости туда, где ей вернут поломавшееся время.

Глава 43

Неловкость, как и случайность, врывается в планы и вносит в них свои пометки, придавая действительности элементы спонтанности. Однозначно, ей бы таковая не помешала, но только не сию минуту. Беата потирала лодыжку, отреагировавшую острой болью на изменение траектории движения по причине сломанного каблука.

– Я должен вам помочь, а вы обязаны не препятствовать мне в этом, – мужской голос звучал располагающе, и захотелось довериться его обладателю. По крайней мере, она не ощутила никакой опасности.

– Буду благодарна, – Беата с признательностью посмотрела на незнакомца.

Придерживая девушку за талию, мужчина завел её в часовую мастерскую, чтобы устроить на комфортном диване, предназначавшемся для посетителей, желавших ожидать устранения мелкой неисправности в часах, после чего они стремились их тотчас забрать.

– Как ваша нога?

– Оступилась, – призналась Беата, опасаясь, что услужливый незнакомец предложит ей вправить ногу, но тот обошелся лишь легким осмотром.

– Вывиха нет. Вам повезло. Но подождать придется, пока я починю каблук.

– Это ваша мастерская?

– Да, можете пока осмотреться. Меня Эрнест зовут.

– А я Беата. У вас очень красиво. Столько часов. Увы, а я со временем не дружу, – грустно усмехнулась девушка, пытаясь заправить выбившиеся локоны из шарфа, повязанного поверх волос.

– Приятно познакомиться. И что же случилось между вами и временем? – Эрнест знал, что такие взаимоотношения отличались индивидуальностью и никем не копировались.

– Я все делаю слишком медленно. Не успеваю за временем. А оно так бежит вперед, оставляя меня сильно позади.

– Так это же прекрасно, что вы умеете отрываться от временного потока.

– Отрываюсь ли?

– Судя по тому, как юно вы выглядите, то да. Вам удалось прогнать время прочь, – Эрнест умел практически безошибочно определять возраста людей, но в случае с новой знакомой, это не удалось сделать.

– Выгляжу я не на свой паспортный возраст, это правда, – Беата загрустила. Ей становилось всякий раз не по себе, когда речь заходила о годах.

– И этому обстоятельству следует радоваться. И кстати, время можно научиться подчинять себе.

– Зачем?

– Чтобы успевать жить.

– А разве возможно влиять на время?

– Это могут делать единицы, – Эрнест без стыда рассматривал изящную особу с обворожительно растерянным лицом. Тем самым, что он не так давно выхватил из толпы. И которое желал бы видеть у себя в мастерской.

– Мне бы хотелось этому обучиться.

– Тогда вы попали в нужное место.

Глава 44

– Мне их жаль.

– Чего?

– Они, как механические куклы, завод которых строго определен.

– Таковы правила.

– Определенно, это повод для сочувствия, – Сторож не унимался, стремясь достичь единодушия со своим собеседником.

– Это временное состояние. Потом они не будут зависеть от времени, – Часовщик не утрачивал спокойствия, граничащего с долей безразличия.

– Вот именно, в их жизни все временно: радость, счастье, любовь. Разве это не пугает?

– Меня нисколько, – Часовщик потянулся за чайником, чтобы долить себе порцию чая в громадную чашку, опустошить которую ему не составляло труда.

– Ты никогда не любил?

– По сей день люблю.

– Я забыл, прости, – Сторож последовал примеру коллеги и подлил себя горячий, пахнувший травами, напиток, – лучше говорить о дружбе.

– И моя дружба также подчинена времени. Но с точностью наоборот.

– Ты умеешь ждать.

– Я доверяю времени.

– Мы с ним не связаны, – Сторожа данное обстоятельство неизменно радовало.

– Только здесь, – Часовщик прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла-качалки, мерно покачиваясь и отгоняя мысли, мешавшие ему наслаждаться отдыхом.

Глава 45

– Спасите меня, пожалуйста, – голос женщины звучал на высоких тонах, но при этом не походил на крик, и вызывал умиление.

– Только при одном условии, – со смехом ответил незнакомке мужчина.

– И, каком же? – в глазах, обрамленных длинными ресницами, появилось удивление.

– Если у вас есть часы, – Эрнесту пришлось внести ясность, чтобы не спугнуть клиентку.

– Я не всегда понимаю шутки, простите, – Эва стушевалась потому, как в такие моменты вспоминала себя маленькой девочкой, над которой подтрунивали сверстники, нередко дразня обидными словечками.

– Это вы меня извините, что заставил смущаться. Располагайтесь, я сейчас освобожусь, – Эрнест указал рукой брюнетке, с внешностью роковой женщины, на ту часть дивана, что была свободна, и подошел к девушке, предпочитавшей не вмешиваться в чужие беседы, – Беата, я предлагаю вам заглянуть ко мне в любое удобное время, и мы поговорим о том, что вас интересует.

– Конечно, спасибо, что помогли мне, – девушка поправила шнурок на ботинке, подвергнувшемся починке и, встав с дивана, поспешила к двери.

Глава 46

Увольнение, о котором приходилось грезить, свершилось. И от неё не потребовалось никаких усилий: начальница давно уже искала повод для предъявления претензий, и Беата не попыталась оправдаться за опоздание, сорвавшее подачу ежеквартального отчета, запертого в её ящике.

Девушка в черном длинном пальто размеренно шла по улице, позволяя сильному ветру высвобождать из-под объемной шапки светлые пряди волос. Этот жест ветра она воспринимала, как намек на обретенную свободу. Страх, появление которого она ждала, не соизволил напомнить о себе. А ведь именно он останавливал её всякий раз, когда она готовилась набросать на листе бумаги текст, что покончит с рутиной и общением с людьми, не умевшими пользоваться словами и их сутью. Беата частенько испытывала неприятный осадок от выпадов очередной сотрудницы в свой адрес. Утонченность собственной натуры не позволяла не воспринимать услышанное, и приходилось вникать в носившие незначительную суть слова, обладавшие оскорбительным оттенком.

Но теперь с этим было покончено. Настало время взять передышку. Перед неизвестностью. Но определенно впереди будет что-то новое, а значит не лишенное привлекательности. Беате захотелось поделиться известием с человеком, так же, как и её мама советовавшим рвать со всем, что причиняет дискомфорт.

Достигнув дома, она поспешила войти в подъезд и столкнулась с бригадой скорой медицинской помощи. Беата безошибочно поняла, к кому прибыли медики.

Глава 47

– Я просто обязана вас угостить вкуснейшим чаем, – на лице брюнетки играла обворожительная улыбка.

– А я не имею права отказываться, – в том же тоне ответил ей мужчина, вытиравший руки от смазочной жидкости.

За парой, вышедшей из мастерской, закрылась дверь, а мужчина с женщиной устремились вдаль по улице. Увлеченно беседуя, они не замечали идущего за ним мягкой поступью пожилого человека. Тот не пытался обогнать пару, но и не отрывался сильно. Он вслушивался в чужую беседу, не испытывая укоров совести. Обычно Сторож старался не становиться свидетелем, пусть даже невольным, личных разговоров людей. Впрочем, он практически безошибочно мог предположить, о чем беседовали те или иные люди. Тематик для стандартных диалогов существовало не так уж много, невзирая на то, что одни беседующие отличались от других дискутировавших. Из века в век людей зачастую тревожили одни и те же вопросы.

Но эта пара не могла выбиться из его внимания. Один из людей, шедших впереди Сторожа, владел большим пониманием времени.

Глава 48

– Что случилось? – голос девушки дрожал, но она и не пыталась скрывать волнение.

 

– Вы родственница? – спокойным тоном задал вопрос человек в белом халате.

– Почти. Я соседка, – Беата ждала более конкретного ответа на свой вопрос, видя бледное лицо Эмилии Яковлевны, которую санитары выносили из квартиры на носилках.

– Если вы близкий человек пациентки, то могу вас отчасти успокоить: у Эмилии Яковлевны едва не произошел ишемический инсульт, и хоть состояние не критическое, но во избежание более серьезного развития событий, её следует госпитализировать. Не волнуйтесь, девушка, на непродолжительное время, – врач дружелюбно коснулся плеча Беаты и отправился вниз по ступенькам.

– Милая моя, не тревожься так, – на лице пожилой женщины появилась непринужденная улыбка, но Беата слишком хорошо знала Эмилию Яковлевну, чтобы понять, что та наигранная, – позаботься о мистерах. Возьми детка, мои ключи.

Беата приняла из дрожавшей руки соседки связку ключей, стараясь не заплакать.

– Я заберу их к себе, Эмилия Яковлевна, поправляйтесь, пожалуйста.

Санитары не стали ждать, пока водруженная на носилки женщина попрощается с юной особой и поспешили следом за врачом.

Беата спустилась за санитарами и убедилась, что пожилую актрису устроили в карету скорой медицинской помощи. Все также стараясь не давать волю слезам, девушка вернулась в подъезд. Повозившись немного с ключами от замков чужой квартиры, она вошла внутрь, чтобы успокоить взволнованных котов, а в том, что те были напуганы, Беата ничуть не сомневалась. В коридоре её встретил Мистер Философ и стал громко мяукать. Казалось, что его кошачья речь была сбивчивой. Беата довольно хорошо знала персидских питомцев своей соседки и изучила их нравы.

– Коты, не волнуемся, ваша хозяйка поправится. А пока я каждого из вас сейчас перенесу к себе домой. Договорились? – девушка присела перед котом, продолжавшим выражать недовольство на своем языке.

Из комнаты вышли Мистер Мудрец и Мистер Мечтатель. Все трое уселись перед Беатой, словно ждали её действий, и она не стала медлить. Захватив кота, более других волновавшегося, девушка направилась к двери, стараясь действовать как можно быстрее, чтобы не доставлять лишних поводов для беспокойства животным, столкнувшимся с сильным стрессом.

Глава 49

Грусть часто одолевала его. Бороться с ней не имело смысла. С ней следовало свыкаться после определенного времени. В его случае неуместные эмоции могли выглядеть нелепо: опыта у него имелось в избытке. Часовщик подошел к знакомому силуэту. Его он неоднократно желал поместить во временную петлю. Это было бы грубейшим нарушением правил. Однажды он так поступил. И за это пришлось расплачиваться. Но пойти на нарушение правил ради любви не виделось злостным преступлением. Скорее актом не подвластности чувствам. Его рассудок прошел испытание сильнейшим чувством, и казалось, что более он не оступится. Казалось.

Приблизившись к силуэту, Часовщик извлек маленькую коробочку и приготовился её открыть.

– Не делай этого.

Этот голос он не ожидал услышать. Часовщик замер на месте в растерянности.

– Я понимаю тебя, но согласись, что помещать во временную тюрьму того, кто тебе дорог жестоко. Время должно двигаться вперед. Пусть даже оно будет прервано. Но это закон времени. А законы, как известно, нарушать возбраняется. Не под угрозой наказания. А исключительно из-за понимания ответственности за последствия.

Закончив свою непродолжительную речь, Ламерия оставила Часовщика стоять в той же позе, в какой он осекся продолжать колдовать возле силуэта женщины, на протяжении многих лет оставшейся для него подругой и близким человеком. Он боялся страданий, которые она испытает на границе окончания личной временной шкалы. Он знал, что произойдет за её пределами. Она лишь предполагала.

Глава 50

Не так она планировала проводить появившееся в достаточном объеме время, и в тоже время ничуть не жалела, что не осталась в стороне от чужих проблем. Три очаровательных создания всюду следовали за ней по квартире, видимо, опасаясь оставаться в одиночестве, ещё и в незнакомом пространстве. И Беата ничуть не возражала против такой компании.

Отправившись на кухню заварить чай, она не сомневалась, что коты, носившие несколько странные клички, последуют за ней. Повернувшись, она увидела плетущегося Мистера Мудреца, а поодаль семенили два других перса.

– Какие же вы потрясающие, я, наверное, и возвращать вас не захочу вашей хозяйке, – заявила Беата котам, полагая, что те отчасти понимают суть сказанного.

Мистер Философ, не отличавшийся чрезмерной болтливостью, принялся фыркать, и Беата впервые задумалась, такие ли стандартные коты у актрисы или в них есть нечто мистическое.

– Так что, останетесь со мной? – ей захотелось проверить свое предположение.

Мистер Мудрец издал подобие рычания, не свойственного котам его породы и уселся посреди коридора.

– Все, шучу, коты, я вас отдам хозяйке, просто о таких питомцах можно мечтать. По крайней мере, я от вас в восторге, – Беата отсеяла всяческие сомнения в том, что питомцы актрисы не были привычными в понимании людей животными. Вероятно, она плохо знала кошек и потому ей казались волшебными их удивительные манеры взаимодействия с людьми.

Девушка погладила самого главного кота в их компании, того, что носил на голове пятно, и направилась в спальню, не став оборачиваться, чтобы проверить, что делают оставшиеся на её попечении создания. В голове возникла мысль, что они хмурятся и качают пушистыми головами из-за негодования по поводу её неаккуратных шуток.

Глава 51

Впервые она ощущала себя комфортно, и ей не требовалось пытаться оценивать свои действия со стороны, чтобы ненароком не показаться странной. Собеседник располагал к непринужденности. Ей так не хватало такого человека в доставшейся судьбе.

– Мне кажется, что мы давно знакомы, – Эрнест не мог скрыть восхищения, производимого на него персоной клиентки, часы которой всего лишь не были заведены должным образом, но она не смогла разобраться с данной проблемой притом, что занималась научной деятельностью. И это их сближало. Он не так давно был сопричастен к научным дисциплинам, как педагог, но с каждым днем отдалялся от них, а новая знакомая прервала этот процесс.

– Значит мы не случайно познакомились, – заключила Эва, полагавшая, что в жизни вообще ничто не происходит спонтанно, даже, если так кажется на первый взгляд.

– Возможно, ваши часы знали о том, что нам суждено встретиться.

– Вы верите в судьбу? – Эва проникалась любой беседой, носившей смысловую нагрузку, и ценила столь редких собеседников, которым удавалось видеть в ней не женское тело, облаченное в красивый наряд, а личность, наделенную интеллектом. Много времени было ею затрачено на предоставление доказательств окружающим того, что она наделена умом.

– Мне вообще кажется, что мы рождаемся с уже заготовленным для нас сценарием. Возможно, какие-то правки делаем самостоятельно, а в целом следуем заведомо спланированным маршрутом.

– Неужели вы хотите сказать, что от нас ничего не зависит? – такое мнение огорчало Эву, но она опасалась устраивать спор.

– Зависит то или иное развитие событий, – Эрнест не был до конца фаталистом и решил уточнить, что именно подразумевал, дабы не огорчать собеседницу, отреагировавшую на его слова грустью на своем выразительном лице.

– А если мы выбираем не тот вариант?

– Тогда происходит в параллельной жизни ответная реакция, – ему пришлось перейти к теме, которой он отчасти касался во время своей работе в институте.

– Вы допускаете мысль, что существует мультивселенная? – Эва опасалась, что эта версия может оказаться правдивой, ведь тогда бы ей пришлось проживать в очередной раз все ужасы детства и юности, наполненных одиночеством и отчаянием.

– На это указывает дежавю.

Глава 52

– Я хочу его убить.

– Я догадываюсь кого?

– Чего, – женщина, облаченная в белоснежное платье, казалась совершенно отстраненной, и это был обман.

– Уточни, – стоявший за её спиной высокий мужчина, предпочитавший темные тона в одежде, проявлял свойственную ему выдержку.

– Я хочу убить не кого-то, а что-то. Оно не одушевленное.

– И что это?

– Ты его знаешь, – она не сомневалась, что Защитник догадывался о содержании её мыслей.

– Оно тебе мешает? – он не разочаровал её.

– Оно меня не касается, но оно существует и это меня беспокоит. А я ненавижу беспокойство.

– Разве возможно его убить?

– В себе мы его убили.

– Это проще.

Ему хотелось успокоить особу, поражавшую своей неестественной бледностью, впрочем, для той, что разрушила внутри себя время, это был характерный признак.

– Как тебе мой новый дом?

– Величественный.

– В нем его нет.

– Его никогда не будет там, где есть ты.

– И где ты тоже.

– Нам не пересечься с ним.

Он позволил себе вольность, зная, что она его за это не накажет. Его ладонь сжала её запястье. На фоне бледной кожи его пальцы выглядели грязными. Он убрал свою руку и отступил на несколько шагов назад.

Глава 53

Мечта исполнилась: она выспалась. Вокруг кровати устроились мистеры в своих спальных местах, перенесенных из квартиры, дальше которой им редко, когда доводилось перемещаться. Беата не решилась будить котов и продолжила наслаждаться утренней негой. Годы, отданные во власть неприятной работы, не наполнялись такими милыми моментами повседневности. Она многое упустила. И сейчас отчетливо это осознавала. Принять, как факт то, что прошлое не подлежит коррекции, оказалось морально тяжелой задачей, и Беата попыталась успокоить себя, что имеется будущее.

Проснувшийся Мистер Мудрец и следом за ним два других кота дали возможность девушке соскользнуть со своей кровати и отправиться на кухню, чтобы как можно быстрее выпить кофе. Ей бы не помешало зарядиться бодростью перед тем, как приступить к поискам работы. Необходимость покончить с ничегонеделанием отозвалась грустью. Работа виделась повинностью, но без неё не удавалось обходиться.

Беата допила кофе и вернувшись в комнату, извлекла из комода ноутбук. Настало его время послужить ей.

Глава 54

– Это моя головная боль.

– Поясните.

– Моя работа сейчас сконцентрировалась вокруг темы дежавю, – Эва призналась новому знакомому в том, что её озадачивало.

– Как это интересно, я ведь никогда не испытывал этого состояния, – Эрнест жаждал испытать что-то необычное, граничащее между реальностью и вымыслом, но его сознание отличалось удивительной стандартностью.

– Однократное или же очень редкое дежавю бывает в норме у людей, но спешу вас напугать, что частые приступы этого явления сопряжены с нарушениями психики или просто мозговой деятельности.

– Видимо я на редкость здоровый человек. И скучный.

– Не будьте к себе строги, – на лице брюнетки заиграла приятная для мужчины улыбка.

– Я на полном серьезе жалею, что не испытал подобного.

– Неужели дежавю вам настолько интересно?

– Очень, – Эрнест для пущей убедительности дополнил слова утвердительным кивком головы.

– Могу вам что-нибудь об этом рассказать.

– С огромным удовольствием послушаю.

– В один вечер не уложиться, – Эва рассмеялась, представляя себя в образе педагога, дающего лекцию единственному студенту.

– Я буду рад встретиться с вами снова, – Эрнест опасался напугать понравившуюся ему женщину оброненным слишком вольным словом.

– Тогда приступим к вашему знакомству с дежавю в следующий раз?

– Как вам будет удобно, – Эрнест попытался прокрутить мысленно диалог, чтобы понять, что именно могло обидеть резко погрустневшую собеседницу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru