Третья практика

Ирина Калитина
Третья практика

Жара стояла несусветная, море, казалось разогретым, как вода в ванной городской квартиры, на небе собрались тучи.

Тропический ливень упал мгновенно, как водопад. Сверкали молнии, шквалистый ветер вздымал волны.

Баркас начал переполняться водой. Мичман откорректировал курс, чтобы судно не перевернулось и приказал вычерпывать воду бескозырками, что курсанты отчаянно делали. Напрасные усилия, нельзя вычерпать реку.

Последовала команда мичмана:

«Надеть спасательные жилеты!»

Все мгновенно достали их из-под скамеек и натянули на себя.

И тут выясняется, что у курсантов и у мичмана они есть, а у сопровождающего нет, про него забыли. Он и в училище, и в плавание был не у дел, казался лишним, но зла этому человеку никто не желал, шансов выжить, окажись он за бортом, было немного.

Пионер сидел в лодке лицом к курсантам, а Миша – на первой от него скамье. Он увидел, как изменилось лицо специалиста по политическим вопросам.

Вдруг сквозь шум воды, гром и толчки ветра проступили слова, Миша узнал свою фамилию.

«Отдать мне свой жилет», – последовал приказ.

В армии команда старшего по званию – закон. Миша мгновенно стянул с себя и передал требуемое командиру. Лодка начинала крениться, курсанты изо всех сил боролись с потоком.

Тропический дождь имеет свойство заканчиваться также внезапно, как начинаться. Море успокоилось, судно осталось на плаву, прыгать за борт не пришлось. Группа вернулась на корабль.

Обсуждать поступки командиров курсантам не положено, законных претензии к сопровождающему быть не могло: родину не предавал, присягу не нарушал. Ни трибунал, ни гражданский суд не могли бы его осудить. Отдал команду, в которой при других обстоятельствах ничего особенного не было, но получилось так, что в критическую минуту командир, начиненный марксизмом-ленинизмом по самые уши, подставил вместо себя мальчишку-курсанта.

Рейтинг@Mail.ru