Ловцы человеческих душ

Ирина Денисова
Ловцы человеческих душ

Наташа считала себя очень счастливой женщиной, родившейся под счастливой звездой, правильно и хорошо проживающей свою обычную жизнь. У нее не было никаких причин жаловаться на судьбу или вселенскую несправедливость. Она всегда верила в Бога. Наташа знала, что на небе есть тот, кто незримо следит за ее жизнью, тот, кто требует от каждого честных и хороших поступков.

Каждый человек должен правильно проживать отпущенную ему земную жизнь. Нужно много трудиться, ходить в церковь, помогать нищим и обездоленным, а перед сном читать молитвы, во всем соблюдать умеренность, быть верной и честной.

Судьба была к ней благосклонна и награждала за смирение. У Наташи был замечательный муж, такой, о котором можно только мечтать, и по праву им гордиться.

Она и гордилась своим самым лучшим на свете мужем. Гордилась она также своим большим и красивым двухэтажным домом, с камином и бассейном во дворе, огороженном ажурным забором, и всегда мечтала помогать тем, кто нуждается в помощи.

Только вчера она отдала свои новые вещи двум цыганкам. Наташа вышла за забор, чтобы вынести мусор, и возвращалась в дом, собираясь закрыть калитку.

– Дай, добрая женщина, что есть у тебя, помоги нам, бедным, – попросили возникшие ниоткуда женщины. Одна была постарше, черноглазая и черноволосая, в длинной юбке до пят, вторая помоложе, но такая же черноглазая и чернобровая, одетая ярко и красочно. Они были не наглые, как иногда бывают цыгане, и не предлагали погадать или предсказать судьбу.

Предсказаний Наташа боялась – пусть лучше все идет так, как идет.

– Конечно, сейчас посмотрю, что у нас есть, – ответила она цыганкам.

Наташа быстро поднялась на крыльцо, зашла в дом. Вынесла и отдала им кожаную куртку, костюм, который никогда не носила, и собралась было закрыть дверь и попрощаться с гостями.

– Добрая женщина, а дай, пожалуйста, пакет, – попросили цыганки, – и, может быть, у тебя еще баночка мясного салата найдется, и немного денег.

Она зашла в дом, собрала в два больших пластиковых контейнера все, что нашлось в холодильнике, – недавно пожаренное на углях мясо, салат из баклажанов с кабачками, помидоры, выращенные на участке собственноручно, банку варенья и банку компота. Сложила все в свою вместительную старую сумку через плечо, которую давно не использовала по хозяйству. Получилось гораздо больше, чем просили цыганки.

Подумав немного, Наташа поднялась на второй этаж, зашла в кладовую и побросала в холщовую сумку новые детские вещи. Если ребенок появится, она купит другие.

– Ой, спасибо, добрая женщина, дай Бог тебе здоровья, – обрадовались цыганки, когда она принесла и отдала им все.

– Да пожалуйста, – улыбаясь, сказала Наташа, – приходите еще! Я посмотрю, что еще можно отдать.

Только она зашла в дом и закрыла входную дверь на цепочку, как тут же раздался новый звонок.

Возле калитки стояли сектанты – две приятные женщины с добрыми лицами.

– Вы нас помните, Наташа? Мы с Вами прошлый раз беседовали. Мы учим людей, как понимать Библию, – сказали они.

Действительно, они приходили недавно, но тогда у Наташи не было времени долго с ними разговаривать. Женщины тогда внушили ей доверие, и сейчас она была рада с ними поговорить, к тому же сегодня она была гораздо свободнее. Надо же, даже запомнили, как ее зовут, какие внимательные.

– Хорошо, что вы пришли, я пыталась несколько раз самостоятельно взяться за изучение Библии, но у меня это плохо получается, – сказала Наташа.

– Проходите в дом, пожалуйста, присаживайтесь на диван, – пригласила она женщин.

Когда они все вместе поднялись на крыльцо и открыли входную дверь, она жестом показала, куда им можно пройти.

Пожалуй, посланников Бога невежливо принимать на кухне, в гостиной будет самый раз. Уютная гостиная была предметом ее особой гордости. Вместительный белый кожаный диван и два кресла были куплены совсем недавно, и, казалось, жаждали принимать гостей.

Наташа считала себя замечательной хозяйкой, и в ее доме всегда царила особенная атмосфера тепла и уюта. Весь дом был вылизан до блеска, нигде ни сориночки, ни пылиночки.

На кухне по вечерам обычно готовились любимые блюда мужа. Сегодня она собиралась пожарить блинчики с медом и творогом к приходу Алексея с работы, но, похоже, она уже не успеет их приготовить, а съестные припасы как назло отдала цыганкам.

– Ну, что теперь поделаешь? – подумала Наташа. – Может быть, повезет, женщины быстро уйдут, а я еще успею приготовить и накрыть на стол.

Женщины сели на диван, Наташа приготовилась слушать. Они вручили ей две тоненькие брошюрки, в руках у них были точно такие же.

Дородная женщина лет пятидесяти, хорошо одетая и с большим кольцом на толстом пальце, открыла книжицу и начала медленно, нараспев, читать выдержки из Библии, шелестя страницами. Вторая оглядывалась по сторонам, внимательным взглядом оценивая обстановку.

«Что чувствует Бог, когда видит, что происходит в мире? Что он чувствует, когда видит наши личные проблемы? Библия учит, что Бог любит справедливость».

Голос женщины убаюкивал, Наташа внимательно впитывала мудрость, изложенную в самой главной книге христиан.

«Бог любит добро и ненавидит зло. Он не хочет, чтобы люди страдали. В Библии говорится, что Бог «почувствовал боль в своем сердце», когда увидел, как мир наполнится злом».

Наташа задумалась о добром и всепрощающем Боге, о том, сколько добра она сама может принести миру, и голова ее начала медленно клониться на подушку дивана.

И в этот самый момент в гостиную вошел муж. Она даже не услышала, как хлопнула входная дверь.

– Что здесь происходит?! Что ты слушаешь?! Ты же уже под гипнозом! – он, не тратя времени на длинные церемонии и даже не пытаясь быть вежливым, указал женщинам на дверь.

– И брошюрки свои заберите, – всунул он им в руки отпечатанные на серой бумаге красочные книжечки с добрым Иисусом Христом на обложке.

– Вот, стоит мне немного задержаться, и у нас тут полный дом гостей, – беззлобно и ласково укорил он Наташу, когда непрошеные гости ушли.

Муж зашел на кухню и увидел, что ужином и не пахнет, по его лицу всегда сразу было видно, когда он бывал чем-то недоволен. Он включил электрочайник, нажав кнопочку, и открыл холодильник, пытаясь что-нибудь там найти.

– Ну, почему ты такая внушаемая? – начал он стыдить Наташу, – тебе любой что-нибудь скажет, и ты уже готова спасать, бежать, помогать. Разве можно быть такой недалекой доброй дурочкой?

Наташа понимала, что супруг прав, а она поступила неправильно и неосмотрительно. Не стоило звать женщин в дом и усаживать на белый диван.

– Я тебе без ученых книжек все расскажу. Знаешь, в чем основное отличие христиан от коммунистов? Христиане проповедовали бедность, а коммунисты ее создавали, – менторским тоном изрек муж.

Похоже, что цитата была из какого-нибудь популярного фильма. Муж любил смотреть фильмы и все цитаты помнил наизусть, частенько изумляя Наташу и своих друзей своей феноменальной памятью и врожденным чувством юмора.

Наташа спохватилась и кинулась замешивать тесто на блинчики. А ведь она еще хотела сегодня приготовить персиковый пирог для любимого мужа, и даже специально для этого купила банку персиков и сахарную пудру. Хорошо, хоть персики цыганкам не отдала.

Похоже, что ее мозг слишком настроился на беседу с представителями Бога и забыл подумать о повседневных вещах.

Несомненно, умный и правильный муж был прав – Наташа слишком доверяла людям и постоянно страдала из-за своей доброты. Частенько ее обманывали, и она потом долго и горько плакала.

– Наташа, я уже устал говорить тебе – нельзя доверять незнакомым людям! – устало и нежно сказал муж.

Наверняка, он считает ее неразумным ребенком и умиляется, какая она доверчивая простушка. Внезапно Наташа испугалась:

– Вдруг, ему надоела ее излишняя доверчивость, и он может разлюбить ее за это?

Раньше муж всегда восхищался ею, приводил в пример женам своих друзей. Ее доброта и невозможность пройти мимо бездомного котенка или щеночка неизменно вызывали его восторг и гордость. В их округе не было бездомных котов и собак – Наташа всех умудрилась пристроить в добрые руки.

…Они познакомились 15 лет назад. Наташа тогда училась в медицинском колледже и вдвоем с подругой они снимали квартиру у пожилой хозяйки.

Наташа в тот период была несказанно рада, что избавилась от опеки своей строгой мамы, и наконец-то живет отдельно. Конечно же, она очень любила свою маму и была к ней искренне привязана, но мамина опека иногда просто не давала ей дышать. Мама постоянно контролировала все ее оценки, знала номера телефонов всех подруг, волновалась, если Наташа куда-то уходила, и было очень странно, что она согласилась на то, чтобы дочка пожила некоторое время отдельно. Созванивались они каждый день.

… В тот день Наташа выходила с вечернего сеанса кино с подругой Светой, и к ним привязались двое парней.

Перед кинотеатром стоял синий «жигуль» с потушенными фарами. Один из парней сел за руль и включил зажигание. Фары загорелись мутноватым седым светом.

– Девчонки, пойдемте, прокатимся, – сказал второй и подошел к ним со Светкой, обдав гадким запахом перегара.

Затем первый вышел из машины, они окружили девушек и принялись настойчиво их уговаривать «совсем немножко прокатиться», пытаясь затащить в свою машину.

Наташа испугалась напора, ее проблема была в том, что она никому не умела отказывать. Она ни разу в жизни ни с кем не поссорилась, и если бы у нее попросили последнюю рубашку, она бы и ее сняла и отдала.

Подруга не сопротивлялась – она радостно прыгнула в машину и, усевшись на переднем сиденье, теперь тянула за рукав Наташу. Двое нетрезвых парней взяли Наташу в кольцо и глупо и заунывно твердили:

– Ну, не ломайся, чего ты из себя целку строишь? Поедем, покатаемся, что, с тебя убудет, что ли?

Наташа обернулась по сторонам – их странную перепалку наблюдал красивый рослый мужчина, не решаясь, видимо, подойти и урезонить юношей, наверняка не понимая, в чем, собственно, дело. Драки же не было!

 

Наташа с мольбой на него посмотрела, мужчина подошел и тихо спросил кавалеров:

– Что, ребята, какие-то проблемы?

Покосившись на его внушительную фигуру, неудачливые злодеи сказали:

– Нет, никаких проблем. Девушка, извините за навязчивость, – тут же сели за руль, и растворились в ночи вместе с машиной и Светкой.

Наташа благодарно посмотрела на спасителя, он представился:

– Меня зовут Алексей. Если будут какие-то проблемы, обращайтесь. До дома проводить Вас?

– Нет, спасибо, мне совсем недалеко, – ответила покрасневшая Наташа.

Она все еще была в шоке от наглости парней и под впечатлением от неприятного происшествия. И ей отчего-то совсем не хотелось, чтобы Алексей решил, что она доступная девица, и ее можно в первый вечер знакомства проводить до самого дома. Наверняка, ему не понравилось Светкино поведение – как можно взять и сесть в машину к нетрезвым парням? Теперь вот волнуйся за нее, ночь не спи.

Но свой номер телефона Наташа ему оставила, а следующий вечер провела перед стареньким дисковым телефонным аппаратом, дожидаясь звонка от вчерашнего спасителя.

Он позвонил в восемь часов, и Наташа нечаянно подпрыгнула от радости.

– Как дела? – задал Алексей дежурную фразу.

– Все хорошо, спасибо Вам, – ответила Наташа, и добавила:

– Правда, я пол-ночи не спала, волновалась за подругу. Но она сегодня утром звонила, все у нее нормально. Хорошо, что в училище не нужно идти, сегодня выходной. По ее словам, нормальные парни, просто были сильно выпивши, она скоро приедет.

– Я рад, – сказал Алексей. – Конечно, неосмотрительно с ее стороны, но хорошо то, что хорошо заканчивается.

Они еще немного поболтали, и он попросил разрешения позвонить на следующий день.

Теперь у нее сладко замирало сердце, когда она слышала в трубке приятный бархатистый голос Леши, они могли разговаривать часами ни о чем и обо всем на свете. Его интересовало о ней все – о чем она думает, чем занимается, кто ее родители.

Он больше расспрашивал ее, чем говорил о себе, а Наташе было неудобно спрашивать, где он работает и где живет.

Прошел целый месяц ежевечерних звонков, пока Алексей не пригласил ее на первое настоящее свидание.

Она надела свое лучшее платье – белое с вышивкой, зауженное в талии и выгодно подчеркивающее ее стройную фигуру, и обула любимые босоножки на высоком каблуке.

Наташа не любила пользоваться косметикой, у нее ничего и не было, кроме туши и помады. Зато у соседки на столике стояла вместительная косметичка с множеством всяких карандашей, подводок, флакончиков с непонятными блестками и десятком разноцветных бутылочек с лаком для ногтей.

– Ой, что я, ненакрашенная пойду? – спохватилась Наташа, – это ведь первое свидание!

Подружка Света упорхнула куда-то по своим делам, но она не будет ругаться, если Наташа воспользуется ее средствами для красоты.

Пришлось задержаться и немного попыхтеть – стрелки залезали на веко, она долго их стирала, потом начала подводить глаза снова, пытаясь сделать тоненькие линии. Линии получались кривоватыми, руки от перенапряжения начали дрожать. Тушь налипла на ресницы кусочками.

– Не умеешь – не берись, – сказала себе Наташа, и подумала:

– И так сойдет! Алексей, бедный, уже заждался, наверное.

Когда она наконец вышла на улицу, он стоял и ждал ее возле подъезда с букетиком скромных ромашек. Алексей был одет в серый костюм со светлым галстуком, и выглядел, как парижский денди. К тому же он так приятно пах французским парфюмом, что ей захотелось придвинуться к нему поближе и прислониться плечом к его плечу.

Он хорошо подготовился, заранее составив программу. Сначала они пошли погулять в парк, прокатились на всевозможных аттракционах, съели по мороженому, а к вечеру выяснилось, что он заказал столик в лучшем городском ресторане «Золотой талер».

Все было как в сказке – они выпили по бокалу стоявшего на столе шампанского, съели по салату и медальону из цыпленка. Вежливые официанты крутились перед ними, рассчитывая на щедрые чаевые. Алексей не обманул их ожиданий – судя по тому, как официанты с ним прощались и раскланивались, их обходительность была вознаграждена по заслугам.

Когда они вышли из ресторана и пошли по дороге к ее дому, у Наташи в голове возник только один вопрос:

– Почему так долго нужно было ждать, чтобы пригласить меня на первое свидание?

– Наверное, ты хочешь спросить меня, почему раньше не приглашал? – как будто бы прочитав ее мысли, сказал Алексей, и пояснил:

– Я работаю водителем-дальнобойщиком, месяц здесь, дома, а месяц в рейсе. Никогда заранее не известно, когда нужно будет ехать в рейс, поэтому я хотел как можно ближе с тобой познакомиться, прежде чем сообщу тебе о своей профессии.

Алексей проговорил этот набор слов, немного смущаясь.

– А чем плохая профессия? – удивленно спросила Наташа.

– Девушки не любят долго ждать и оставаться в одиночестве, – уклончиво ответил Алексей.

– А что тут такого? Я готова ждать тебя вечно! – опять удивилась Наташа.

– Знаешь, Наташа, о нашей профессии много слухов и разговоров, – простые обыватели считают, что у нас девушка в каждом городе, и что мы развлекаемся на трассе с девицами легкого поведения.

– Никогда бы ничего подобного про тебя не подумала, – запальчиво сказала Наташа, – как ты можешь такое говорить? Ты самый лучший, не каждый придет беззащитной девушке на помощь темной ночью!

– Еще ходят слухи, что на стоянках мы по вечерам собираемся и пьем водку, – шутливо сказал Алексей.

– Не пьешь ты никакую водку! Готова свидетельствовать, что ты – самый трезвый человек на свете! Шампанское-то еле допили, – серьезно сказала Наташа.

– Ну, раз так считает самая лучшая девушка в мире, значит, и я для нее стану самым лучшим, не обману ее ожиданий! – пообещал Алексей.

Наташа смотрела на него увлажнившимися влюбленными глазами, вдыхая запах парфюма и трепетно ожидая первого поцелуя. Поцелуя не последовало. Он внимательно и долго смотрел в ее глаза, а потом сказал:

– Я завтра утром уезжаю в рейс. Дождешься меня?

– Ой, даже представления не имею, как я переживу столь длительную разлуку, – рассмеялась Наташа.

– Давай тогда не будем гулять сегодня при свете луны, раз тебе завтра рано вставать. Один поцелуйчик, и все! – предложила она.

Алексей проводил ее до подъезда старой пятиэтажки, и они долго стояли, обнявшись, и не в силах расстаться, ведь им предстояло целый месяц провести вдали друг от друга.

А когда он вернулся, закрутился роман с вечерними встречами, походами по культурным местам, совместным проведением выходных.

Через год постоянных свиданий он пригласил ее на ужин – заказал столик все в том же шикарном «Золотом талере», и попросил надеть лучшее платье. Наташино сердце замерло от предвкушения какого-нибудь приятного сюрприза, однако такого сюрприза она никак не ожидала даже в самых смелых своих мечтах.

За столиком горели свечи, белели накрахмаленные скатерти и салфетки, играла красивая музыка, за столиками почти никого не было, несмотря на выходной день.

– Очень романтичная обстановка, спасибо, – поблагодарила его Наташа.

Он заказал ее любимую песню – Наташа обожала певицу Валерию с ее страдальческими песнями про жгучую любовь и невыносимые страдания.

Музыка смолкла, Алексей встал на колено, и красивым жестом протянул ей маленькую бархатную коробочку.

– Ты выйдешь за меня замуж? – спросил он.

– Ой, кольцо!!! – Наташа зарделась от смущения, открыв красную бархатистую коробочку и разглядев чудесное ажурное колечко с маленьким бриллиантиком. Она закрыла лицо руками, а потом радостно воскликнула:

– Конечно, выйду!!!

Все присутствующие в ресторане гости захлопали в ладоши, заставив ее покраснеть от смущения. Алексей и Наташа были невероятно красивой парой, на них все оглядывались.

– Пойдем, скажем маме, что мы собираемся пожениться? – предложила Наташа на следующий день, после того, как они зашли в ЗАГС и написали заявление.

Наташа боялась реакции своей мамы – даже в детстве она, приходя со школы, долго не решалась войти в подъезд, если вдруг получала четверку, а не пятерку. И учиться хорошо она старалась только ради своей мамы – чтобы ничем не огорчать ее.

Та знала, что они с Алексеем встречаются, но почему-то его невзлюбила, ей не нравилось, что дочь взахлеб рассказывает о достоинствах своего первого и единственного ухажера, она обычно кривилась и старалась перевести разговор на другую тему.

Наташа мечтала, что мама порадуется за дочь, ведь все происходит, как в сказке, красиво, романтично и быстро, она ожидала маминого одобрения и похвалы

– Это просто возраст, девичья влюбленность, скоро пройдет, – говорила мама, отчего—то уверенная в том, что все это глупые фантазии дочери.

– Ты должна получить профессию, в жизни важнее всего уметь себя обеспечить. Нельзя полагаться на мужиков в таком деле, они сегодня есть, а завтра их уже нет, – всегда говорила она, пытаясь заставить дочь осознать жестокую реальность нашей жизни и прекратить верить в сказки.

Рейтинг@Mail.ru