bannerbannerbanner
Помеченные Сварогом

Инна Федералова
Помеченные Сварогом

ГЛАВА 1

Стая голодных волков стремительно настигала свою жертву. Могучие руки судорожно раздвигали ветки, хлеставшие по лицу. Казалось, вся окружающая природа заняла сторону хищников. Ватные ноги, словно в каком-то кошмарном сне, лишившись сил, перестали слушаться. Взять в одну руку палку и отбиваться до последнего! Камень! Бросок, ещё бросок – мимо; свирепых преследователей подобный выпад ничуть не напугал. Остаётся бежать. Открылось второе дыхание, рывок. Яма! Проклятье! Откуда она взялась на этой тропе? Кто и зачем её здесь вырыл? Хотя это уже не имеет никакого значения…

Святозар лежал на дне, тяжело вдыхая воздух могучей грудью. Перед глазами с тоской пронеслись счастливые моменты жизни, которую, вероятно, настиг конец. Разорванное белое одеяние, промокшее от пота, облегало мускулистую фигуру, светлые, длинные локоны прилипли к лицу. Волки уже не торопились. Они стояли у края ямы. Святозар не мог подняться. Ушиб на ноге невыносимо заныл, отдав дрожью по всему телу. Он нащупал рукой палку, оставалось готовиться к последнему бою.

Первым в яму спрыгнул самый крупный хищник, видимо, вожак стаи. Оскалив клыки, волк медленно, растягивая время, направился к жертве. Остальные последовали вслед за вожаком. Собрав остатки сил, Святозар размахнулся палкой, однако зверь ловко перехватил её пастью, разломав пополам. Вот теперь конец. Провалилась последняя попытка напугать самого сильного и заставить всю стаю обратиться в бегство. Вожак вплотную приблизился к жертве. Из пасти разило целой гаммой мерзких запахов, а с клыков капали слюни. Святозар выдохнул и закрыл глаза, смирившись со своей судьбой. Прошло мгновенье. Еще одно. Почему они тянут время? Он робко убрал ладони с лица и открыл глаза. Волки уже не выглядели озлобленными. Глаза вожака словно приобрели смысл и выражали мудрость. Хищники по-прежнему окружали свою жертву, но их настрой поменялся, они больше не рассматривали обычного крестьянина, как пищу. Но что они увидели в нем? Пока ответа на вопрос не существовало. Бросив прощальный взгляд, волки покинули Святозара.

Студёная вода из родника придала сил. Парень умылся, жадно испил воды и медленно присел у дерева, убрав мокрые волосы с лица. Мудрые глаза волка, вероятно, надолго останутся в памяти. Однако все же нельзя было подолгу рассиживаться. Целью похода в лес являлась добыча добротных поленьев для готовки изысканного ужина, что кухарки подадут на хозяйский стол. Сердить его совсем не с руки. Нет, Святозар совсем не страшился помещика, наказать могли кухарок, за поздний ужин. Регулярные порки крепостных за малейшие проступки никак не могли найти хоть какое-то смирение в сердце свободолюбивого парня. Сам же Святозар телесным наказаниям ни разу не подвергался. Хозяин поместья испытывал перед ним необъяснимый страх. И, отпугивало его даже не могучее телосложение богатыря по духу, но крепостного по статусу парня. В хозяйстве хватало и более крепких мужчин, однако в нем таилось нечто иное, нечто не из этого мира, то, что отсутствовало у рабов. По крайней, так казалось помещику, который старался даже не засматриваться в непокорные глаза Святозара. За проступки он ограничивался устным замечанием, зато мог отвести душу за нещадной поркой других крепостных. Совесть парня не позволяла допустить подобного, поэтому он поспешил в поисках своего топора.

Но тревожные мысли никак не покидали разум. Он требовал собрать пазы воедино. Страх господина, отторжение от воскресной службы в местной церквушке, непокорность, таинственные сны, от которых после пробуждения в памяти остаются лишь обрывки с привкусом тоски по неизведанным краям. А сегодня вдобавок ко всему и случай с хищниками. Что же творится в душе? Возможно, действительно священные писания верны? Не дьявол ли искуситель овладел телом и душой несчастного раба божьего? Но сквозь сомнения и смуту в уме прорезался тихий внутренний голос, который дарил успокоение.

Святозар отправился дальше, вглубь леса. На опушке виднелись только ровные молодые берёзки. Им предстоит пройти ещё долгий жизненный путь, они свежи и прекрасны, они тянутся к бескрайнему синему небу! Разве можно лишить их этого стремления ради хозяйского ужина? Он снова оглядел место своих недавних приключений. Все произошло совсем у края леса, почти у поля, где работали крестьяне. Волки редко выбираются так близко к людям, только если не гонимы сильным голодом. Однако в этой стае все хищники казались довольно упитанными. Не заострив на этом внимания, Святозар пустился в поиски высохших деревьев.

После нескольких минут упорных поисков, попался сухой упавший дуб. Святозар с тоской оглядел могучее дерево. Что могло стать причиной его падения? Возможно, бурелом! В далёком, почти позабытом прошлом, во времена своего беззаботного детства, ему приходилось слышать о том, как старики тихонько шептались об этом загадочном явлении. «Леший снова сердится», «лесные духи злятся, позабыли мы о них» – причитали пожилые люди. Эти слова почему-то врезались в его память на долгие годы. Сейчас подобные мысли никто не смел выражать вслух. Возможно, новое учение оттеснило из памяти людей свои исконные традиции. Но Святозар больше склонялся к мысли, что селяне боятся помещика и злобного священника, служащего в местной церквушке, нежели забыли свои учения.

Прогнав свои мысли, он приступил к работе. Вскоре на земле возникла огромная вязанка дров. Святозар могучей рукой закинул поленья на спину, а в другую взял топор. Взволнованные кухарки обрадовались его появлению. Вывалив дрова, Святозар отправился к себе домой.

После дневных приключений ему потребовалось время, чтобы привести себя в порядок. Помощник владельца поместья лишь угрюмо посмотрел ему вслед, но не осмелился сказать хотя бы слова.

ГЛАВА 2

Святозар, как и все селяне, родился в семье крестьян. Крестьяне по наследству переходили в распоряжении господ. Будучи рабами, они не могли покинуть поместье. Им с ранних лет приходилось шесть дней в неделю трудиться на хозяина. Воскресенье крестьяне просыпались рано, чтобы отслужить церковную службу, а затем поработать в своём хозяйстве.

Святозар рано лишился родителей, что не являлось редкостью. Изнурительный труд практически не оставлял простолюдинам шансов на долгую жизнь. С шести лет его растил дядя. Двоюродные братья парня рано ушли из жизни. Повзрослев, он сколотил свою избу, но не забывал о родном человеке, который поставил его на ноги.

Вернувшись домой, он снял разорванную рубаху и выбросил. «Возможно, люди правы, мне стоило бы жениться» – пронеслась мысль при виде бардака, царившего в избе. Женских рук в доме явно не хватало. По традиции, крестьянин только в редких случаях мог выбрать себе супругу. В основном решал помещик, когда, кому и с кем венчаться. Порой союз возникал и между молодыми, которые искренне любили друг друга, но опять лишь с позволения хозяина. Принудительная женитьба пока не грозила Святозару, по той же причине, по которой жестокий феодал или его помощники не секли парня – его побаивались все. Хоть и девичьей ласки молодому мужчине сильно не хватало, жениться он не торопился. Все никак не находилось девицы, что оказалась бы близка сердцу. Соблазнительных красавиц в селе хватало, однако ни одной из них не удалось растопить сердце статного красавца. Не помогало и ворчание пожилого дяди, который перебирал имена девушек, готовых идти с парнем под венец хоть завтра. Но Святозар лишь отмахивался от советов добрых людей.

Субботний вечер плавно перетекал в ночь. За окном раздавался неугомонный хор сверчков. Летнее небо сияло мириадами ярких звёзд. Рабочий люд в это время уже укладывался спать. А молодой холостяк курил табак и любовался то искрами, что задорно разлетались под котелком с похлёбкой, то ночным небом. После дневной суеты мысли пришли в порядок. Настигло умиротворение, некое необъяснимое блаженство, которое не описать словами. Но всё-таки, мысль об утренней службе в церквушке не дала возможности насладиться волшебным вечером в полную меру. Не любил он проповеди сурового церковника. Его угнетала эта атмосфера. Прогоняя мысли о завтрашнем дне, наконец, ему удалось уснуть.

Запах ладана, угрюмые лица селян, бесконечно долгая проповедь – Святозару хотелось скорее покинуть церковь.

– Снова гибнет скот, гибнет урожай в полях! – зловеще произнёс священник.

Народ оживился, от своих раздумий отвлёкся и Святозар. Старик с едва уловимым удовольствием оглядел людей.

– О, рабы Божьи, ваша вера в Господа ослабла! Злобная ведьма, живущая в мрачных лесах, чувствует вашу слабость! Она жаждет овладеть вашими душами! Молитесь Господу, просите прощения! Просите защиты небесной! А если же встретите в том лесу ведьму в образе дивной красавицы, не поддавайтесь искушению. Она слуга лукавого. Ее истинный лик безобразен! Ее чёрные одеяния украшены жилами человеческими и костями младенцев. Дом её – обитель тёмных сил!

Вскоре проповедь подошла к концу. Святозар, как и все крестьяне, шёл в подавленном и мрачном состоянии. Разум стали терзать сомнения. Что если, вправду его душой стала овладевать злая сила? Но делиться с кем-то своими мыслями он не решался, даже с дядей – с самым близким в своей жизни человеком.

Но хотелось хотя бы косвенно поговорить об этом. Святозар догнал своего дядю.

– Дядь, тебе помощь нужна сегодня по хозяйству? Могу поработать у тебя, вечером займусь своими делами.

– Ты лучше займись поиском невесты для себя. Рук женских в избе явно не хватает!

– Ты опять за свое? Разве можно брать в жены девушку, что не мила сердцу? Разве будет счастлива она? Буду счастлив я? Так не бывает! – шепотом произнес Святозар, чтобы люд, разбредающийся по домам, не услышал такого небрежного общения со старшим. Но на самом деле небрежности здесь и не было. Он искренне любил и уважал родного дядю, который заменил ему и отца, и мать.

– Вот женит тебя хозяин насильно, узнаешь, что так бывает! Вырос детина, а жениться не хочет! Молва среди людей дурная стала ходить! – возмутился он в ответ и в шутку легонько стукнул его в лоб, едва дотянувшись до него. Святозар усмехнулся и прижал к себе могучей рукой щуплого и пожилого дядю.

 

Впереди шла Любава – одна из самых прекрасных девушек села. Она словно уловила разговор мужчин и бросила кокетливый взгляд на Святозара. От чего парень пришел в смятение и неловко улыбнулся в ответ. Дядя Всеволод уже собирался в тысяча первый раз начать сватать Любаву, но Святозар вовремя вспомнил, о чем ему хотелось побеседовать.

– Дядюшка Всеволод, а рассказ батюшки он правдивый? Ее кто-нибудь видел? Ведьму-то эту?

– Тише ты! – испугался набожный Всеволод и стал оглядываться по сторонам, но когда понял, что никто не слышит, продолжил, – Что за вольнодумство, Святозар? Конечно, правда!

– Так никто ее не видел? – продолжался упрямиться парень.

– Помню, в молодости случай произошел в нашем селе. Пропал наш кузнец. Ушел собирать грибы. Прошел день, его нет. Второй настал. Жена стала волноваться. Собрались искать его, обошли все ближние леса. Нашли следы, они привели к болоту. Там мы обнаружили избу, старую такую. Нашли там кузнеца, сидел под деревом. Был не в себе. Так и остался юродивым до конца своих дней. Ходил по улице и бубнил невнятную ерунду себе под нос.

– Но ведьму так никто и не увидел?

– Нет! Сожгли мы ту избу и покинули скорее эти проклятые места. Мой тебе совет – не броди ты глубоко в лесу. А коль встретишь ведьму, сразу же отводи глаза и читай «Отче наш»! – с этими словами Всеволод закончил диалог и отправился к себе домой.

Святозар остался в смятении. Лесная избушка, которую сожгли много лет назад, и ведьма, существующая лишь со слов батюшки. Но страх все же глубоко засел в сердце. Он решил однозначно нужно избегать темных лесов.

ГЛАВА 3

Стоял жаркий летний день. Время полевых работ находилось в самом разгаре. Солнце поднялось высоко над полем. Палящие лучи стали нестерпимы. Надвигалось время полуденница – духа полей. По крестьянской традиции полагался отдых, дабы тот не свел с ума смельчака, проигнорировавшего обычай. Каким-то чудом подобное древнее верование уживалось среди православных селян. Поэтому они отправились прятаться в тени ближайших деревьев. Однако и без суеверий продолжать работу в летний зной под палящим солнцем, оказалось бы безумной глупостью, опасной для здоровья.

Мужчины разлеглись на траве. Кто-то курил махорку, кто-то немного задремал под деревом. Вскоре жены принесли долгожданный обед – чёрный хлеб, нехитрую похлебку и квас, остуженный в сыром погребе. Многим женщинам не с кем было составлять свою свору маленьких детишек, пока их мужья и старшие сыновья трудились в поле. Поэтому домохозяйки тащили их с собой. Пока жены накрывали обед, детишки гурьбой резвились около леса.

Святозар с улыбкой на лице наблюдал за семейной идиллией большинства селян. К нему постепенно стало приходить осознание того, что ему тоже хочется семейного благополучия, женской заботы и топота детских ножек в избе. С этими мыслями он направился в лес. Там на ветке висело вяленой мясо, обмотанное в ткань, а роднике остужался квас – весь его обед. Готовить для него было некому.

Святозар забрал свои пожитки и уже собирался обратно на поляну к остальным мужчинам, но вдруг услышал сдавленный детский стон. Под деревом лежал четырёхлетний Ваня. Его мама Анасья, как обычно оставила его играться с остальными ребятами. Но видимо, на этот раз он отбился от остальных и умудрился залезть на дерево.

Малыша лихорадило, его глаза стали закатываться. Не оставалось сил даже стонать от боли. Наступила предсмертная агония. Святозара трясло от страха. Он онемел. Он оказался не в состоянии помочь ребёнку, или хотя бы позвать других. Парень лишь стоял и смотрел, как душа покидает тело маленького дитя.

Но внезапно онемение ушло. Святозар почувствовал прилив невиданной ранее силы. Руки наполнились некой вибрирующей энергией. Не отдавая себе отчёта в своих действиях, он приложил ладонь к голове умирающего малыша. В следующий миг ребёнок уселся на траву и удивлённо захлопал глазами.

– Ванечка, ты почему ушёл так далеко? Беги к маме! – произнёс Святозар, стараясь держать себя в руках.

Мальчик убежал. Казалось, он ничего не понял. Святозар посмотрел на своё отражение в роднике и увидел побледневшее лицо. Он умылся, захватил обед и вернулся к мужикам на поляну.

– Там в лесу случилось нечто странное, – стал рассказывать Святозар, но вовремя понял, что о подобном не стоило бы никому говорить, – я не могу объяснить.

Парень замолчал. Односельчане угрюмо сверлили его взглядами, ожидая разъяснений.

– Что вы все уставились на меня? – нервы Святозара стали сдавать, – В лесу случилось нечто необъяснимое. Это меня напугало!

– Иди домой, тебе стало плохо! Помощник нашего хозяина сегодня уехал в город, он не приедет в поле! – наконец произнес Кузьма, – один из самых возрастных мужиков, – А вы оставьте уже в парня в покое, а то полезли со своими расспросами!

Святозар вернулся домой. Первым делом он побежал в баню и стал обливаться холодной водой. Парень обмотался полотенцем и уселся в предбаннике. Хаотичные мысли постепенно стали приходить в порядок. Он стал анализировать произошедший случай. Привидеться подобное не могло. Слишком уж отчётливо врезалась в память картина с умирающим мальчиком. Святозар отправился в избу и не заметил, как провалился в сон.

Настал новый день. Вчерашняя история стала забываться. Сменялись дни. Утомительный и тяжёлый труд редко позволял заострять внимание на чем-либо ином, кроме отдыха. Чудесное исцеление ребёнка в лесу стало стираться из памяти, превращаясь в размытые воспоминания. Ум решил избавиться от ненужных терзаний и запрятал их в самые потаённые уголки подсознания.

Святозар, как и все мужики, на протяжении многих лет продолжал заниматься тяжёлым крестьянским трудом. День за днем он наблюдал, как жены заботливо приносили на поле обед своим мужьям, как резвилась вокруг них гурьбой детишки. А он продолжал пребывать в одиночестве. Продолжал питаться вяленым мясом, готовка которого не требовало много времени и усилий. Он запивал свой нехитрый обед квасом, студёным в холодной родниковой воде. Да и мужики стали смотреть на него с неким осуждением и непониманием. Прямых вопросов могучему и мужественному Святозару, которого побаивался даже помещик, никто не задавал. Но в выражении их глаз читалось немое: «Почему ты до сих пор один? Что с тобой не так?». Под гнётом этих мыслей и своих грёз о семейной жизни, он стал все больше и больше задумываться о Любаве.

Он встретил её у общего колодца. Накинув коромысло на плечи, она появилась вслед за ним.

– Во дворе колодец забился сором, забыл закрыть на ночь! – первым решил заговорить Святозар, смутившись её кокетливого и мечтательного взгляда.

– У меня тоже! – заулыбалась Любава, продолжая любоваться плечистым и могучим парнем, выйти замуж за которого мечтала вот уже пару лет. – А ты почему не на поле?

– Дурно мне! – отмахнулся парень.

– А не мог бы ты у меня во дворе почистить колодец, пока отец с братьями трудятся там? – попросила Любава, – Мне нужно успеть приготовить ужин к их возвращению.

Парень согласился и направился вслед за девушкой. Недолго повозившись, он понял, что проблем с колодцем нет.

– Тут чисто! – развёл он руками.

– Ой, прости! Видимо, показалось! – изобразила смущение Любава, – А может, зайдёшь? Утолишь жажду студёным квасом в столь жарку погоду? Я ещё пирогов напекла!

– Любавушка! – ответил Святозар. – Негоже заходить к девице, в отсутствие отца или братьев. Пойду я!

– Подожди немного! – ответила девушка и убежала в избу. Затем она вынесла парню корзинку с пирогом. – На, возьми с собой, поешь дома! Не то питаешься одной и той же едой!

– Спасибо, Любава! – заулыбался Святозар. Его охватило умиление. Девушка смущённо опустила голову, постояв некоторое время на крыльце, она вернулась в избу.

Уходя, парень заметил за забором Мирослава, такого же статного и крепкого парня, как и он сам. Все это время он наблюдал за ними. Мирослав бросил на него взгляд, переполненный ревностью к Любаве. Святозар невозмутимо взглянул в ответ, затянувшись махоркой. Поклонник девушки не проронил ни слова. Схватив вязанку дров, он направился в трапезную помещика.

Рейтинг@Mail.ru