Litres Baner
Квинтэссенция Тьмы

Ильяс Сибгатулин
Квинтэссенция Тьмы

Стражи Лайтхолла молча кивнули. Их лица, как вы поняли, были скрыты серебряными масками. Масками человеческих лиц, которые не пропускали исходившего от лиц слуг света.

Мистера Дарка приковали к «столу». Он уже приходил в себя, когда мистер Лайт надел чистый фартук.

– О! Мистер Дарк, вы приходите в себя! – весело проговорила миссис Лайт.

– Ах, ты дрянь! – прошипела миссис Дарк.

– Заткнулась бы ты, а то съем твой острый язычок прямо у тебя во рту!

Миссис Лайт подошла к привязанной и лежащей на операционном столе миссис Дарк и взглянула той в глаза. В самую чёрную бездну, что только может быть. А миссис Дарк взглянула в белые очи миссис Лайт. В самый яркий свет.

– Ты умрёшь в самых страшных и тягостных муках, – тихо сказала миссис Лайт стальным голосом, наклоняясь к самому уху миссис Дарк.

– И мистер Дарк, который, кстати говоря, уже пришёл в себя, – продолжил за супругу мистер Лайт, – испытает то же, что и вы, дорогая миссис Дарк!

Привязанный к кушетке глава Даркхолла действительно пришёл в себя от одурманивающего зелья, которым отравила его миссис Лайт (уже не так очаровательно выглядевшая).

– Кто вы? – сразу спросил Дарк, – зачем вы приковали меня к кушетке? – он посмотрел в сторону, – Дорогая жена! Что же ты делаешь здесь, прикованная, как и я?! Кто вы?!

Мистер Дарк устремил свой чёрный взгляд на чету Лайт.

– Не беспокойтесь так, мистер Дарк! – сказал мистер Лайт, – Меня зовут мистер Лайт, я хозяин этого дома. А это моя жена миссис Лайт!

– Белое отродье! – тут же завопил мистер Дарк, – Будьте вы прокляты! Я знаю, что вы хотите сделать, но нет! Наш господин не позволит этому случиться!

– Конечно, не позволит! – успокаивающе улыбнулась миссис Лайт. Но это была недобрая улыбка; улыбка, которая могла слететь с губ миссис Дарк, но никак не с губ миссис Лайт. Но всё же именно миссис Лайт подарила окружающим это недобрую, злую улыбку!

– Не беспокойтесь, господа, ни ваш чёрный хозяин из преисподней, ни наш повелитель из блаженных мест рая не помешают нам съесть вас по кусочкам, обгладывая каждую косточку! – мистер Лайт рассмеялся.

– Ибо вы – продолжила за него жена, – исчадье адской колыбели и заслуживаете того, что мы с дорогим мужем сделаем с вами. Вы пожирали многих людей, которые, конечно, заслуживали этого. Но всё же наш господин не разрешал вам убивать их.

– А разве ваш всемогущий «белый дьявол» может приказывать нам, великим слугам Чёрного божества?! – огрызнулась миссис Дарк, приподнимая голову, чтобы видеть комнату и всех, кто в ней находился.

– Никому не разрешено убивать людей, даже им самим.

– Но они убивают, – медленно произнёс мистер Дарк, соглашаясь с мистером Лайтом, – бессердечные ублюдки.

– Именно в этом и причина, мистер Дарк, – горько улыбнулся мистер Лайт.

Наступили те томительные секунды, в которые решается судьба, но все думают не о своих проблемах, но проблемах всемирных.

– Ну что ж, более не смею оттягивать момент наслаждения, – вновь улыбнулся глава дома, – Мистер Келеб, любезный, заприте окна и двери. А вы, Мистер Хёрш, прошу, принесите инструменты.

После того, как двери и окна были наглухо заперты, а инструменты доставлены мистеру Лайту, всё началось.

Слуги, поклонившись, спустились вниз, забрав с собой мешок (с головами Мистер Эшера и Мистера Фиша, как вы помните, уважаемые читатели).

Началась «операция». Мистер и миссис Дарк кричали, умоляли, шипели, рычали, выносили самые страшные проклятия.

Но лишь ночная тишина была им ответом.

Когда мистер Лайт под пристальным вниманием жены поочередно отпилил руки мистеру Дарку и миссис Дарк, то никто в комнате больше не кричал. Миссис Лайт, получая от мужа куски плоти, сразу начинала обгладывать их, пачкая лицо, руки и чистую белую одежду, которая моментально окрашивалась в кровавые оттенки. Кушетки, весь пол и даже стены – всё было в крови, тёмно-алых и ярко-алых картинах. Красный цвет заливал всё; и чёрные предметы становились красными, и белые предметы окрашивались в него. Просто где-то красный казался тёмным, а где-то чуть светлее. И немую, мёртвую тишину теперь нарушали лишь чавканье миссис Лайт и скрежет пилы, режущей кости.

Рейтинг@Mail.ru