Андрейкин дедушка – хулиган

Илья Сергеевич Илюшин
Андрейкин дедушка – хулиган

Ася хрипло засмеялась и сказала:

– И не стыдно вам? Постригли бы хоть меня!

На этом собрание объявили закрытым.

Враг

– Зинка! Атас!

Такой крик прорезал тишину росистого утра, посеяв новое смятение в душах алексеевцев.

Кричала одна из сестер-близнецов Волковых другой сестре-близнецу. Старые девы Зинка и Светка были коллегами Витьки – пасли коровье стадо.

И вот часу в одиннадцатом, когда над степью холодцом задрожал, закривлялся горячий воздух, голубые глаза Светки полезли на лоб.

Из низины, где еще не успел умереть молочный туман, вылезло что-то противоестественное.

Что-то абсолютно чуждое этому солнечному дню, запаху земляники и бодрому мычанию коров… Вылезло и поперло прямо на ошалевшую Светку.

С сего момента для жителей Алексеевки враг вполне определился. Но от этого, разумеется, не стал менее ужасным. Вот что рассказали бросившие коров на произвол судьбы и ураганом влетевшие в деревню сестры.

– Ни фига себе матрёшка катит! – лаконично обрисовала ситуацию Светка.

– Ясен пень: квазиморда идёт, – подтвердила Зинка.

В общем, из их сбивчивого рассказа можно было понять следующее.

Враг по-человечьи ходил на двух ногах. Однако на этом его сходство с царем природы и заканчивалось. Омерзительные щупальца, метра по два каждая, расходились в стороны от крохотной головки. Он никогда их не опускал, отчего был похож на могильный крест. Передвигался он медленно. И не шагал, а как будто ехал: никто не видел, как он перебирает ногами или сгибает их…

За пару часов противостояния на «пришельца» успели навесить все преступления, совершенные в Алексеевке за последнюю сотню лет. Самым страшным из них была, конечно же, чудовищная расправа над Витькой и бараном Бараном (их ведь до сих пор не нашли!).

Так как ОНО появилось со стороны степи, первыми с ним столкнулись доярки. Они не были предупреждены об опасности: сестры Волковы пронеслись мимо них на велосипедах со скоростью, которой позавидовал бы сам Шумахер.

Получалось, что по сю пору в тесный контакт с Чужим никто так и не вступил.

Бабы не подпускали странное существо ближе, чем на полкилометра. Благо в условиях преобладающего степного ландшафта заметить издали даже собаку не представляло никакого труда.

При появлении монстра алексеевцы вскакивали на велосипеды и жали на педали с такой энергией, как будто от этого зависела их жизнь. Может быть, они так искренне и считали.

Когда мутант добрался до деревни, старушки успели наглухо закрыть все ставни и запереться в домах на засовы.

Только ОНО стучалось не ко всем. В первый час нашествия настырное существо осадило избушку бабы Нюры.

Оно неистово царапало дверь мощными когтями. Потом попыталось забраться внутрь дома через чердак, но свалилось с лестницы-стремянки в крапиву.

Около часа монстр бился и верещал под крыльцом, чем довел бедную бабу Надю до нервного срыва: она перестала выговаривать буквы «т» и «д». Таким образом, вместо «иди домой, мутант» у нее выходило «хи-хи о, мой муан». Что звучало уже не так страшно, согласитесь.

Потом «муан» исчез.

Единственными, кто не испытывал никакого беспокойства, были Сашка, Сережка, Андрейка и местная сумасшедшая Ася. Они бесстрашно ходили по улице. И не просто ходили. Но и продолжали, по твердому убеждению односельчан, готовить врагу достойный отпор. Тем паче, что в отряд Сашки не позднее как три часа назад прибыло солидное пополнение.

Пытки в дубовой роще

Шутки шутками, а молодежь продолжала прибывать в деревню по случаю каникул в устрашающих количествах.

Так с первой электричкой к неописуемому ужасу бабы Нюры нагрянул её внук Юрка Батонов. Да не один, а со своим двоюродным братцем Димкой.

Пятнадцатилетний, чернявый, похожий на бобра Юрка курил, пил пиво и матерился при любом удобном случае.

Его рыжий и длинный, как швабра, братец был младше на целый год. Он слыл пай-мальчиком.

Узнав об этом, Юрка срочно взялся за перевоспитание заблудшего родственника. Первым делом они стащили у деда Теодорыча махорку и, давясь едким дымом, обмозговывали план увеселений на ближайший месяц.

Разумеется, не прошло и полчаса, как засвидетельствовать свое почтение вновь прибывшим явилась вся армия Сашки Рассказова.

Малышня ходила на ушах: идея насчет войны Юрке понравилась. Он сразу взял инициативу в свои руки.

– Как на войне добывается информация, черт подери? – обдувая мальчишек дымом, басил Юрка. – Правильно: методом пыток, разрази меня гром!

Сашка, Андрейка и Сережка сбились в кучу и сосредоточенно засопели.

– Кто из вас видел настоящего немца? – вдруг грозно спросил Юрка.

Малышня в страхе попятилась назад.

– Они рыжие и длинные, как грабли! – в стремлении завладеть вниманием популярного брата выпалил Димка прежде, чем успел подумать. – Вот прям как…я.

«Доброволец» тут же был придирчиво осмотрен. После чего признан самым лучшим для пыток немцем на свете.

Приступить к истязаниям решили тотчас же.

Первым делом на Димку, готового упасть в обморок, напялили фуфайку. Под чутким руководством Юрки в ее рукава продели черенок от лопаты и накрепко привязали к нему руки. Ноги «фашиста» скрутили веревкой в районе колен. На голову водрузили старый мотоциклетный шлем, а в пробоину на макушке воткнули две ветки сирени, на манер лосиных рогов. Всё лицо заклеили скотчем.

И под монотонный скрежет цикад отправились на репетицию пыток в березовую рощу.

Чем ближе они подходили к месту, тем больше трусил Андрейка. Было очень жалко Димку. Андрейке представлялось, что «немцу» непременно отрежут или отпилят какую-нибудь часть тела. Сорванец аж вспотел от натуги, пытаясь придумать что-нибудь поинтереснее пыток.

Когда они миновали пастушье озерцо, мальчуган встал как вкопанный и возмущенно пропищал:

– Какие же мы, блин, партизаны, если…

Шпингалеты воззрились на Андрейку.

– … если у нас нет приличной штаб-квартиры?

– А фафем нам фтаб? – простодушно поинтересовался Сашка.

– Да ты что?! – Андрейка страшно выкатил глаза. – А вдруг к нам приедет генерал… Где ж мы его водкой будем поить, голова садовая?

– Точно! – стукнул себя по лбу Сережка. – Без водки генералы прям звереют. Так и говорят: раз водки нет, значит всех в расход. Свой ты солдат или чужой – без разницы. К стенке и шабаш!

Процессия остановилась. Никто, кроме Юрки, не хотел погибать от руки родного русского генерала.

– Вы болваны, – злобно сказал Юрка: он уже настроился на пытки. – Никакой генерал к вам не приедет, это ясно!

Но парня уже никто не слушал. Ребята вдруг вспомнили о том, что видели, когда шли мимо свалки. Кто-то выбросил почти целую кровать, с панцирной сеткой и набалдашниками в виде луковиц!

Конечно, все как один бросились на свалку. Расстроенный, злой Юрка пошел в другую сторону – бросаться коровьими лепешками в проходящие мимо Алексеевки пассажирские поезда.

А «немец» Димка, который не мог угнаться ни за братом, ни за Сашкиным отрядом по причине связанных рук и ног, заковылял в деревню. Где был принят за «противоестественного мутанта», а впоследствии и отвергнут даже родной бабушкой Нюрой!..

Рейтинг@Mail.ru