Аничков дворец. Резиденция наследников престола. Вторая половина XVIII – начало XX в. Повседневная жизнь Российского императорского двора

Игорь Зимин
Аничков дворец. Резиденция наследников престола. Вторая половина XVIII – начало XX в. Повседневная жизнь Российского императорского двора

400 лет ДОМУ РОМАНОВЫХ


Введение

Аничков дворец – один из архитектурных шедевров Петербурга. У очень многих петербуржцев с этим дворцом связаны свои истории, свои отношения. Кто-то там работая или работает. Кто-то занимался в одном из множества кружков, а потом приводил во дворец своих детей или внуков. Иногда и тех и других. Мы знаем, что к формированию облика дворца приложили руку выдающиеся архитекторы. Знаем, что в этом дворце жил Николай I и Александр III. Мы много знаем об этом дворце, куда, при желании, можно прийти на экскурсию для того, чтобы посмотреть на сохранившиеся интерьеры.

Но при всем нашем знании, Аничков дворец сегодня воспринимается, прежде всего, как активно развивающееся учреждение, продолжающее славные традиции знаменитого Дворца пионеров им. А.А. Жданова. Поэтому его история, особенно не связанная с именами выдающихся архитекторов, оказывается в тени.

Как это ни удивительно, история столетнего бытования Аничкова дворца в качестве одной из главных императорских резиденций имеет скудную историографию. Конечно, о дворце упоминается во множестве книг, но именно упоминается. Прежде всего, в контексте анализа творческого наследия знаменитых архитекторов. Но единственной работой в которой комплексно, в деталях отражена «архитектурная история» резиденции, остается монография Н.Н. Демичевой и В.И. Аксельрода «Строители и зодчие Аничкова дворца», изданная в 1994 г. мизерным тиражом и давно ставшая библиографической редкостью. В 1990-х гг. проведена научная конференция, посвященная истории Аничкова дворца в самом широком контексте. Статьи из опубликованных материалов конференции использованы автором в настоящей книге. Вместе с тем представляется, что контекст бытования императорской резиденции выходит далеко за рамки описания многочисленных ремонтов и обновления интерьеров резиденции. Поэтому истории старых стен в контексте людских судеб и посвящена настоящая книга.

Глава 1
Строительство и развитие резиденции (1741–1817 гг.)

Начало…

История Аничкова дворца началась в то время, когда Елизавета Петровна, «дщерь Петра Великого», еще не стала императрицей, пребывая в статусе цесаревны. Напомню, что очередной переворот, приведший на трон Елизавету Петровну, произошел в ночь на 25 ноября 1741 г., а решение о строительстве резиденции состоялось еще 10 августа 1741 г. Удивительно, что в то горячее для цесаревны время, когда вокруг нее собирался кружок заговорщиков, замышлявших весьма непростое и рискованное дело, цесаревна одновременно планировала строительство своей роскошной петербургской резиденции.

После успешного переворота жизненные приоритеты 32-летней императрицы естественным образом поменялись, как поменялось и ее место жительства. В результате Аничков дворец, строившийся с 1741 по 1754 г., стал местом жительства близких к императрице людей.

При этом устойчивая городская легенда прочно связала решение о строительстве Аничкова дворца с ноябрьским переворотом 1741 г., поскольку именно от сборной избы Преображенского полка, находившейся на месте будущего Аничкова дворца, Елизавета Петровна повела гвардейцев «на штурм» императорской резиденции.

Итак, 10 августа 1741 г. последовал изустный указ цесаревны: «В новом доме, что у Аничкового мосту, строить каменное и деревянное строение по учиненным от архитектора Земцова прожектам»[1]. Тогда же на заготовление строительных материалов отпустили «35 377 руб. 34 коп. с четвертью», а на жалованье «мастеровым людям» – 10 989 руб., т. е. первый транш на строительство Аничкова дворца составил «46 376 руб. 34 коп. с четвертью, окромя золотарной, живописной, лаковой, слесарной работы»[2]. Попутно замечу, что летом 1741 г. цесаревна Елизавета была вся в долгах, да и энтузиазм сподвижников надо поддерживать материально, но, тем не менее, деньги, и весьма немалые, на дворец таинственным образом нашлись[3].


Императрица Елизавета Петровна. Худ. И.П. Аргунов


Со временем это «каменное и деревянное строение» получило название Аничкова дворца, по названию моста (1715), который, в свою очередь, именовался по фамилии подполковника М.О. Аничкова, командовавшего при Петре I рабочими командами, расквартированными на границе города, в слободе на левом берегу реки Фонтанки.

К 1741 г., когда приняли решение о строительстве дворца, территория, примыкавшая к Аничковому дворцу, была давно обжита. Так, в 1730-х гг. территория, ныне занятая ансамблем Аничкова дворца, принадлежала первому петербургскому полицмейстеру А.М. Дивиеру. После ссылки Дивиера в 1722 г. на пустовавшем участке разместились строения Преображенского полка. Частью территории владел откупщик-лесоторговец Д.Л. Лукьянов, который, собственно, и продал этот участок цесаревне Елизавете Петровне[4].


План Санкт-Петербурга. 1714–1725 гг. Фрагмент. Пересечение Невской перспективы и Фонтанки


План Санкт-Петербурга. 1753 г. Дворец и усадьба Аничкова дворца с гаванцем, регулярным садом и прудами


Суета дворцового переворота, перехват рычагов власти, коронационные торжества и формирование своей команды отодвинули заботы по возведению резиденции, да и жить в ней Елизавета Петровна уже не планировала, поскольку она обустроилась в Зимнем дворце своей предшественницы – императрицы Анны Иоанновны.

Тем не менее, работы по возведению Аничкова дворца продолжались. Так, 11 июля 1743 г. на постройку «дворца, что у Аничковского моста» выделили еще 20 000 руб.[5]. Отмечу, что к этому времени название будущего дворца вполне устоялось и прочно связано с Аничковым мостом. Так, во всеподданнейшем докладе гоф-интенданта И.К. Шаргородского строение упоминается как «дом, что у мосту», «дворец, что у Аничкового моста»[6].

Курировал строительство резиденции гоф-интендант[7] И.К. Шаргородский. В начале строительного сезона – 6 апреля 1742 г. – он от имени императрицы Елизаветы Петровны приказал архитектору М. Земцову начать строительство Аничкова дворца, подчеркивая, что она приказала строить дворец «со всей поспешностью». Говоря о расположении Аничкова дворца, следует подчеркнуть, что его лицевой фасад обращен на Фонтанку, поскольку и в середине XVIII в. главными, парадными магистралями города оставались его реки и каналы.

 

В мае 1742 г. под руководством архитектора Саввы Чевакинского начали бить сваи фундамента «в Новом Ея Императорского Величества Дворца, что у Аничкова моста». Сначала работало два копра[8], затем по предложению архитектора изготовили еще четыре «для бития свай… дабы в работе остановки не было»[9].


М. Земцов. Первоначальный фасад Аничкова дворца. Копия Г.Д. Дмитриева с чертежа М.Г. Земцова


М. Земцов. Фасад Аничкова дворца с куполами на боковых ризалитах


К этому времени архитектор М. Земцов имел на руках необходимые чертежи резиденции, завизированные императрицей. Часть из них сохранилась в архивах и опубликована исследователями[10]. На чертежах видно, как менялся первоначальный облик задуманной резиденции. Например, на первоначальном проекте М. Земцова на боковых ризалитах не имелось куполов, они завершались роскошно декорированными аттиками. На более поздних чертежах купола появились, при этом их форма была усложнена и развита Ф.-Б. Растрелли.


М. Земцов. Боковой фасад, обращенный к Невскому проспекту («Фасад узкой стороны здания по Большой Першпективе»)


Левый угол ограды слюстгаузом, выходящий на Фонтанку («Маленькие люстгаузы по обеим сторонам стены»)


Проездная арка ворот дворца, выходящая на Невский проспект («Въезд во двор»)


Проездная арка ворот сада Аничкового дворца, выходящая на Невский проспект


Вся усадьба, по планам М. Земцова, должна быть огорожена внушительной кирпичной стеной с тремя воротами, выходившими с главного двора и из сада усадьбы на Невский проспект («Большую Першпективу»).

На углах стены предполагалось возвести небольшие павильоны-люстгаузы. Любопытно, что при всех последующих перестройках дворца число окон по фасадам дворца осталось неизменным.

В 1743 г. архитектор М. Земцов умер, и императрица поручила продолжить строительство дворца помощнику М. Земцова – Г.Д. Дмитриеву (с 1743 по 1750 г.), который реализовал первоначальную идею, возведя двухэтажных основной корпус дворца с трехэтажными боковыми ризалитами.

В мае 1744 г. «на строение дворца, что у Аничкова моста» отпустили еще 26 376 руб. 34 коп. Но позже начались проблемы с финансированием, поскольку последовал именной указа Елизаветы Петровны употребить средства на строительство других дворцов[11]. Вполне вероятно, что для экономии средств тогда на стройку Аничкова дворца привлекли 300 солдат Петербургского гарнизона для различных неквалифицированных работ[12].

Тем не менее, с 1744 г. начали накапливать кирпичи для возведения стен дворца. По смете архитекторов и гезелей[13] их требовалось 11 147 510 штук. Предполагалось, что на казенных кирпичных заводах изготовят 4 355 630 штук; «разными купцами» будет поставлено еще 3 137 150 штук, т. е. всего 7 492 780 штук. Но требовалось изыскать ресурсы на поставку недостающих 3 654 730 штук кирпича. Вся партия кирпича должна была обойтись в 8 376 руб. 54 коп.[14]. Любопытно, что деньги нашлись только на кирпичи, а жалованье иностранным мастерам, вызванным «из Италии в Россию для строительства Аничкова дворца», хронически задерживали[15].

Если говорить об общем бюджете строительства, то изначально по смете предполагалось потратить на постройку и украшения дворца 223 931 руб. 70,5 коп. Из них в первые два года (1741–1742 гг.) на фундамент истратили 8355 руб., в последующие два года – 40 081 руб. 60 коп. на стены и с 1745 г. по 1748 г. на внутреннее убранство – 132 138 руб. 43,5 коп. По смете еще оставалось 43 356 руб. 67 коп. на позолоту и отделку церкви[16].

В январе 1745 г. последовал новый финансовый транш[17], положивший начало возведению стен дворца «по проектам архитектора Земцова»[18]. В архивных документах за 1745 г. встречается список из 30 человек «путиловских каменщиков» в возрасте от 18 до 24 лет[19]. Кроме этого, каменщиков традиционно набирали в Ярославском и Костромском уездах.

К февралю 1745 г. на стройке удалось сосредоточить 750 каменщиков, «которые на первом случае в задаток требуют 4500 рублей, а тех денег за неимением сумм выдать было невозможно»[20]. При этом, как следует из донесения гоф-интенданта Шаргородского, по определению «архитектуры гезеля Дмитрия Домешникова», для возведения стен дворца требовалось «каменщиков девятьсот сорок человек»[21]. Под крышу коробку здания вывели к концу 1746 г.[22], после этого началась отделка интерьеров резиденции[23].

 

Аничков дворец на аксонометрическом плане Санкт-Петербурга. 1765–1773 гг.


Проспект новопостроенных палат против Аничковских ворот с восточной стороны с частью Санкт-Петербурга и Невской перспективной дороги от реки Фонтанки. Худ. М.И. Махаев. 1753 г.


Любопытно, что когда строительство вышло на этап возведения стен, то стало понятно, что участок, отведенный под застройку, мал. В октябре 1745 г. последовал рапорт на имя императрицы о необходимости приобретения нового земельного участка, принадлежащего ранее Ивану Михайловичу Головину[24]. В 1745 г. участком земли, примыкавшим к Аничкову дворцу, владел сын адмирала – Александр Иванович Головин[25], который сдавал с 1737 г. свою землю с 9 строениями «близ Готянова двора» купцам[26].


Аничков дворец. Левый ризалит с куполом. Фрагмент гравюры М.И. Махаева. 1753 г.


Завершал строительство дворца и его интерьерную отделку Ф.-Б. Растрелли (с 1747 по 1751 г.)[27].

По словам архитектора: «Я исправил большой Аничковский дворец и присоединил часовню с куполом, а также большой зал с парадной лестницей, богато украшенной статуями и лепными декорациями, равно и все парадные апартаменты и часовня были украшены богатыми плафонами»[28]. Входы во дворец располагались по центральной оси здания, выше, чем сейчас, на уровне первого этажа, и были оформлены крыльцами с двумя боковыми лестницами.

Эти работы потребовали дополнительного и весьма значительного финансирования, наряду с привлечением каменщиков[29] и других мастеров[30], занимавшихся отделкой интерьеров[31].

Завершенный Аничков дворец представлен на гравюре М.И. Махаева, датированной 1753 г.: «Проспект новопостроенных палат против Аничковских ворот с восточной стороны с частью Санкт-Петербурга и Невской перспективной дороги от реки Фонтанки». Как известно, художник передавал виды Петербурга и окрестностей с почти фотографической достоверностью. На этой раскрашенной гравюре мы видим мгновение жизни Петербурга середины XVIII в.: двухэтажный главный фасад дворца с трехэтажными ризалитами, обращенными на Фонтанку; деревянный Аничков мост с работающим фонарщиком; петербуржцев, неспешно прогуливающихся по Невской перспективной дороге и набережной Фонтанки; оживленное движение лодок и барж по Фонтанке, причем одна из барок заходит в гаванец дворца, а вторая барка с гребцами, одетыми в роскошную форму, готовится войти вслед за первой; великолепный дворец с обустроенной деревянной набережной.


Картина «Вид Аничкина дворца и Невского проспекта в начале царствования Екатерины II», написанная по мотивам рисунка М.И. Махаева


Суд я по всему, деревянная набережная с традиционным для дворцов Петербурга гаванцом возводилась одновременно с резиденцией. Технология устройства набережных была отработана в берег Фонтанки вертикально забивались сваи, промежутки между которыми плотно заполнялись песком, булыжником и известью. С внешней стороны к сваям пришивались толстые доски. На этом основании по берегу Фонтанки устроили открытую прогулочную галерею с небольшими павильонами-люстгаузами по углам и у входа в гаванец, над которым перебросили легкий мостик.

Тогда, в середине XVIII в., из окон дворца открывался вид на перспективу к Невскому монастырю; на Итальянский дворец (на месте Екатерининского института); на сад-лабиринт (на месте Михайловского манежа) и Летний дворец. С Невского проспекта на территорию усадьбы въезжали через ворота: одни – на месте ныне существующих – к главному подъезду дворца; другие – напротив Екатерининской улицы. Со стороны Невского проспекта Аничков дворец отделял два ряда деревьев и глухая стена, обеспечивавшие приватность жизни обитателей резиденции. Сам двухэтажный дворец, фланкированный трехэтажными ризалитами, был украшен восьмигранными куполами с обязательными для того времени барочными вазонами и рокайлями. Правый купол, обращенный к Невскому проспекту, украшал крест; левый – звезда. Впоследствии в приемном зале Аничкова дворца хранилась картина («Вид Аничкина дворца и Невского проспекта в начале царствования Екатерины II»), написанная по мотивам рисунка М.И. Махаева.

Первые владельцы Аничкова дворца (1756–1817 гг.)

Внешний облик резиденции мы представляем по рисунку М.И. Махаева. Что касается интерьеров Ф.-Б. Растрелли, то их уничтожил пожар 1762 г. Но имеется схематическое описание планировки резиденции и зданий, построенных на территории обширной усадьбы: «В первом большом корпусе в среднем апартаменте церковь, зал и 14 парадных покоев; в нижнем этаже 20 покоев и вверху – 5, всего 40 покоев. Под теми покоями 22 погреба к тому корпусу – две большие кухни, при которых 9 комнат, два ледника и сарай. В саду в Итальянских палатах три покоя, зал, кухня и хлебная. В двух корпусах, что к Гостиному двору, в первом от оранжереи – восемь покоев, под ними – столько же погребов; во втором – шесть покоев и шесть погребов. В служительских трех корпусах (из них два по переулку и один напротив) – 27 покоев. Две конюшни на 44 стойла и два сарая. В саду в деревянном павильоне – 10 покоев; в нем каменная кухня, оранжерея каменная, две деревянные теплицы с пятью покоями, за стеною – 15 деревянных покоев и при них сарай»[32]. Все эти строения, как и планировка сада, примыкающего к усадьбе, детально прорисованы на упомянутом «Академическом плане Трускотта» (1753).

В 1756 г. Аничков дворец обрел своего первого хозяина— Алексея Григорьевича Разумовского, многолетнего фаворита императрицы Елизаветы Петровны, с которым она прожила почти два десятка лет. К середине 1750-х гг. на смену А.Г. Разумовскому пришел новый фаворит – Иван Шувалов. В результате Аничков дворец и звание генерал-фельдмаршала (1756 г.) стали отступным подарком императрицы.

Бывшие фактические супруги не порвали отношений, и Елизавета Петровна не раз бывала в Аничковом дворце, принимая участия в различных празднествах. Свидетельством тому— фарфоровый пласт работы неизвестного художника, запечатлевшего «Выезд императрицы Елизаветы Петровны из Аничкова дворца».


План Санкт-Петербурга 1753 г. Трускотта. Дворец и усадьба Аничкова дворца


Выезд императрицы Елизаветы Петровны из Аничкова дворца. Собрание музея-усадьбы Кусково. 1750-е гг.


На дальнем плане мы видим Невский проспект от церкви Рождества Богородицы до Аничкова дворца и одноименного моста. Императрицу сопровождает пышная процессия, начало которой во главе с каретой императрицы тянется вдоль дворца И. Шувалова(?). Конечно, топографическая точность изображенного крайне фантазийна, но Аничков дворец угадывается совершенно отчетливо. Последний «выход» Елизаветы Петровны в Аничков дворец состоялся за три месяца до ее смерти – 28 августа 1761 г.


А.Г Разумовский


К.Г. Разумовский


После смерти А.Е Разумовского летом 1771 г. Аничков дворец перешел к его младшему брату – президенту Российской Академии наук, графу Кириллу Григорьевичу Разумовскому. Но новый владелец в резиденции почти не бывал. Екатерина II купила у К.Г. Разумовского Аничков дворец и 22 июня 1776 г. подарила резиденцию своему новому фавориту Григорию Александровичу Потемкину «в вечное и потомственное владение» в знак заслуг в русско-турецкой войне. В письме к Потемкину императрица писала: «Извольте принять его (т. е. Аничков дворец. – И. 3.) от Елагина, которому исправить и убрать его по Вашему вкусу приказано, употребив на то до ста тысяч рублев»[33].

О последующих годах бытования Аничкова дворца известно мало. Поскольку резиденция несколько лет пустовала, то Г.А. Потемкин привлек к ее возобновлению архитектора И.Е. Старова, который работал во дворце с 1776 по 1778 г. Вероятно, именно тогда надстроили третий этаж главного корпуса дворца и подвели боковые крылья здания под общий карниз[34]. В результате надстройки все здание приобрело единый по высоте объем. В ходе этого ремонта у южного крыла устроили Зимний сад[35] и террасу у северного крыла дворца.

Если говорить о постройках на территории усадьбы, то на плане второй половины XVIII в. перечислены кроме дворца, зимнего сада и террасы: галерея; театр; Итальянский дом; колоннада; два жилых флигеля; еще один жилой флигель с погребом; дом и внизу лавка; сараи каретные; еще один дом и внизу лавка; кухня; сараи; место, приготовленное к строению и фундамент здания, беседка[36].


Г.А. Потемкин


В результате в конце 1770-хгг., при Г.А. Потемкине, дворец приобрел ныне существующий классицистический облик («ранний классицизм»), что вполне соответствовало вкусовым предпочтениям Екатерины II. Естественно, в ходе ремонта барочные детали декора были утрачены. Открытые галереи, шедшие по деревянной набережной, разобрали и засыпали гаванец.


План подвала. Зимний сад с террасой. Фрагмент. Вт. пол. XVIII в.


В связи с окончанием дорогостоящего ремонта в Аничковом дворце Г.А. Потемкин провел грандиозный прием-маскарад во время Масленичных гуляний, воспоминания о котором дошли до нас в воспоминаниях современника: «8 февраля 1779 года в Аничковом дворце празднество происходило в обширной галерее, обставленной тропическими растениями и множеством благоухающих цветов. Более ста музыкантов с инструментальною, духовою, роговою и вокальною музыкой сопровождали маскарад. Все залы освещены висячими гирляндами, на которых были поставлены свечи. Сверх того, редкие произведения художеств, наполняющие сию пространную галерею, убранство оной делали этот праздник наиотменнейшим. Над столом, устроенным для государыни, красовался монумент в достопамятство города Херсона, воздвигнутого Великою Екатериной. Хозяин дворца в нежно-фиолетовом камзоле, в коротких штанах до колен, в сиреневых чулках с ажурными стрелами, в великолепном парике готовился предстать перед императрицей. Ея Величество изволила с дежурными фрейлинами и кавалерами, в маскарадном платье, предпринять шествие к Его Светлости князю Г.А. Потемкину в его дом, что у Аничкова моста. С ее прибытием начался маскарад. В продолжении оного Ея Величество со знатными особами изволила танцевать, а потом сели играть в карты. В 9 часов было вечернее кушанье в разных комнатах со знатными обоего пола особами и некоторыми иностранными министрами. При угощении за теми столами находились: Ея Величество, князь Григорий Александрович Потемкин и камер-юнкер Самойлов и еще 15 персон. После стола на исходе 11 часа Ея Императорское Величество, оказав гостеприимцу высочайшее свое благоволение, изволила отбыть в Зимний дворец»[37]. Собственно, этой блестящей презентаций и закончилась история жизни Аничкова дворца времен Потемкина, поскольку в резиденции он фактически не жил.


Карта Санкт-Петербурга 1792 г. Фрагмент


Карта Санкт-Петербурга 1810 г. Фрагмент со зданием Кабинета Е.И В.


Далее идут версии. По самой расхожей из них, Потемкин, нуждаясь в деньгах для отделки Таврического дворца (или для отдачи многочисленных долгов???), продал Аничков дворец с усадьбой откупщику Н.Т. Шемякину[38]. Однако Екатерина II сочла этот поступок неуместным и в октябре 1786 г. выкупила свой подарок у откупщика и подполковника Фалеева, передав дворец во владение камергеру князю Н.А. Путятину[39].

Как это ни удивительно, но с 1786 по 1794 г. Аничков дворец сдавался внаем различным частным лицам, а затем его передали для нужд Кабинета Е.И.В. Дело в том, что еще 9 декабря 1786 г. Екатерина II распорядилась о строительстве отдельного здания для Кабинета Е.И.В. (в районе Морских улиц), однако в сентябре 1787 г. проект заморозили. В рескрипте от 1 апреля 1794 г. значилось: «Для помещения Кабинета Нашего назначаем мы Аничковский дом со всеми принадлежащими к оному зданиями и для того повелеваем немедленно оный исправить таким образом, чтоб Кабинет со всеми его экспедициями, архивами и вещами удобно мог быть во оном расположен. На сие можете употребить до пятидесяти тысяч рублей, включа в сию сумму состоящие у статского советника Карадыкина наличные деньги собранного с того дому дохода. Мы желаем, чтоб вы как в устроении сего дому, так и в содержании оного имели хозяйственное наблюдение, и пребываем к вам благосклонны. Екатерина»[40].

После чего архитектор Е.Т. Соколов составил проект переделки дворца под нужды Кабинета Е.И.В. В ходе этого ремонта против главного корпуса, по берегу Фонтанки, поставили каменный забор[41]и на заднем дворе соорудили каретный сарай и конюшню; у дворца разобрали террасу и зимний сад; в самом дворце прошли перепланировки, связанные с превращением резиденции в главный «офис» Кабинета Е.И.В. отремонтировали и выкрасили крышу; само здание заново оштукатурили; переделали полы, окна и двери; переложили изразцовые печи; заново отделали домовую церковь[42]. В результате на ремонт дворца израсходовали 70 843 руб. 67 коп.[43]


Панорама Невского проспекта. Аничков дворец и сад резиденции. Худ. В. Садовников. (Двухколонные портики на фасаде дворца)


Однако вскоре выяснилось, что дворец не годится для выполнения утилитарных задач Кабинета Е.И.В., прежде всего по нехватке помещений. Тем не менее, архитектор П. Соколов использовал территорию резиденции и в 1795 г. построил к югу от дворца каменный флигель для квартир служащих при Кабинете[44].

Следующий ремонт Аничкова дворца как главного здания Кабинета Е.И.В. произведен распоряжением Александра I архитектором Л. Руска в 1801–1803 гг.[45]. В это время на фасаде дворца, обращенного к Невскому проспекту, появились двухколонные портики, перепланировали и заново отделали ряд интерьеров, художник Ф. Щербаков расписал Судейскую комнату[46].

В то же время участок вдоль Невского проспекта, от дворца до Фонтанки, стал предметом интриг и борьбы мнений. Сначала его хотели отдать купцам для строительства лавок, в которых они должны были торговать предметами роскоши, но высочайшим указом от 9 сентября 1802 г. им отвели полосу земли по Аничкову переулку и по набережной Фонтанки; тогда же купцам, согласно указа, объявили, чтобы они «были сим довольны». В 1803 г. участок под строительство будущего здания Кабинета Е.И.В. начал расчищать состоящий при Кабинете архитектор Л. Руска. Несколько позже узкую полосу земли между участком, отданным купцам под лавки, и дворцом пожаловали лейб-кучеру Илье Байкову, который построил там дом, вошедший в усадьбу Аничкова дворца, как «дом Байкова».

Следует заметить, что двор Аничкова дворца, выходящий на Фонтанку, после засыпки гаванца и разбора деревянной галереи отдали под склады лесных товаров, поначалу предполагая оградить его каменным забором. Потом предполагалось построить каменный корпус с магазинами внизу и жилым верхним этажом, что должно было не только украсить часть Невского проспекта у Аничкова моста, но и приносить некоторый доход – 20–25 тыс. руб. ежегодно. Смета по строительству здания предполагала траты в сумме 226 298 руб. Причем к 1803 г. почти половина этой суммы в распоряжении Кабинета уже имелась[47]. 10 января 1803 г. Александр I распорядился начать строительство здания Кабинета: «Быть по сему, а строение производить Гваренгию под собственным наблюдением управляющего Кабинетом». Причем из двух представленных проектов Александр I «изволил апробировать те планы, которые с колоннами, признавая их лучшими и более красоты зданию дать могущими»[48].

В результате в 1803–1805 гг. рядом с Аничковым дворцом, параллельно Невскому проспекту, по проекту архитектора Дж. Кваренги построили два двухэтажных корпуса: один, на углу Невского проспекта и набережной Фонтанки, предназначался для размещения чиновников Кабинета; другой, на берегу Фонтанки, слева от колоннады, ведущей в парадный двор, использовался для хозяйственных надобностей и под жилье дворцовой прислуги.

Новые корпуса поставлены на фундаменте из деревянных клетей, заполненных булыжником и ломом от разборки старой ограды. Стены на Фонтанку и Невский проспект сложили в три кирпича; колонны – кирпичные со связями из пудоской плиты; карниз также из плиты; капители, триглифы и балюстрады под окнами второго этажа – лепные. Внутри подъезда на плафонах поставили розетты работы лепщика Саггина по рисунку Кваренги. Постройку и отделку здания Кабинета Е.И.В. закончили в 1806 г.


Аничков дворец и Здание Кабинета Е.И.В. 1825 г.


Вид Аничкова дворца и Кабинета Е.И.В.

Раскрашенная гравюра И.И. Теребенева. 1814 г.


Панорама Невского проспекта. Аничков дворец и здание Кабинета Е.И.В. Худ. В Садовников


Аничков дворец со стороны Фонтанки. В. Садовников. 1838 г.


Как упоминалось, лавки на первом этаже здания предполагалось сдавать под купеческие магазины (продажа предметов роскоши), а квартиры на втором этаже – под жилье тем же купцам. Однако в 1809 г. Кабинету пришлось занять весь верхний этаж построенного здания, так как в самом Аничковом дворце начался ремонт, поскольку резиденция передавалась в дар великой княгине Екатерине Павловне[49]. Как следует из высочайшего указа 28 июня 1809 г.: «Главный корпус дома, занимаемого Кабинетом, предоставляя в собственность Ея Императорскому Высочеству любезнейшей Сестре Моей Великой Княгине Екатерине Павловне, повелеваю на переделку сего корпуса, на обмеблирование в нем покоев и на построение к оному вновь особенного каменного дома для служб и конюшни потребныя по примерным сметам архитектора Русско деньги, до трех сот сорока двух тысяч рублей, отпускать по мере надобности из сумм Кабинета»[50].

Заканчивая разговор о здании Кабинета Е.И.В., следует добавить, что при Александре III в 1885–1886 гг. открытые арки заложили кирпичом (арх. Н.А. Шильдкнехт) с целью расширить полезную площадь здания. Чиновник министерства Императорского двора В.С. Кривенко вспоминал, что управляющий Кабинетом Е.И.В. Н.С. Петров «получил в свое распоряжение для размещения учреждений Кабинета, Контроля и кассы министерства флигель Аничковского дворца, выходящий на угол Невского и Фонтанки. Здание это построено знаменитым зодчим Гваренги, особенно дорожившим им, гордившимся грандиозной колоннадой в виде въезда в дворцовый двор с Фонтанки. К сожалению, со стороны главного корпуса въезд закрыли, отчего ансамбль сильно пострадал; да, кроме того, колонны окрасили масляной краской, что придало им мещанский вид.


Великая княгиня Екатерина Павловна


Нижний этаж здания предназначен был в старое время под торговые склады и со стороны Невского выходил открытыми аркадами, подобно Гостиному двору. Николай Степанович смело принялся за переделку произведения Гваренги; аркады были забраны, образовался светлый длинный коридор, к которому примыкали помещения контроля и кассы. Перестройку и переделку он старался произвести с экономией, находил время наблюдать даже за сушкой новых стен, сам подкладывал дрова во „времянкисс. Для украшения здания Николай Степанович заказал портреты в натуральную величину всех императоров и императриц. Портреты обошлись очень дешево, но зато и работа была низкопробная, исполнила заказ какая-то неизвестная художница»[51].

Поскольку служащие Кабинета освободили Аничков дворец, то ему вскоре вернули статус императорской резиденции. Как упоминалось, в 1809 г. Александр I пожаловал Аничков дворец своей любимой сестре великой княжне Екатерине Павловне в связи с ее бракосочетанием с принцем Георгом Ольденбургским. Отделку дворца, вновь порученную архитектору Л. Руска, завершили в 1811 г. Однако после происшедшего пожара (выгорела вся правая половина бельэтажа) работы возобновили только в 1812 г.


План перекрытия с изображением отделки. Арх. Л.И. Руска


Разрез столовой. Арх. Л.И. Руска


Разрез столовой. Арх. Л.И. Руска


Основной принцип планировочного решения, найденный еще Ф. Растрелли, – две параллельные анфилады по продольной оси дворца – Л. Руска не изменил, перепланировав при этом ряд помещений. Основные изменения затронули крыло, выходящее на Невский проспект, где была устроена новая церковная лестница и полностью перепланированы помещения первого этажа и бельэтажа (личные комнаты владельцев). Л.И. Руска перепланировал садовый вестибюль, разместив на его месте жилые помещения. В левом крыле резиденции устроили новую (Буфетную) лестницу, а в бельэтаже – новый большой Танцевальный зал и круглую Ротонду.

1РГИА. Ф. 468. Оп. 32. Д. 795. Л. 5. О достройке дома в саду Аничковского Дворца и вообще по постройке этого дворца. 1743–1751 гг.
2РГИА. Ф. 468. Оп. 32. Д. 795. Л. 5. О достройке дома в саду Аничковского Дворца и вообще по постройке этого дворца. 1743–1751 гг.
3Возможно, на строительство пошли деньги, подаренные Елизавете Петровне правительницей Анной Леопольдовной в день рождения цесаревны. Ей подарили для погашения долгов как раз 40 000 руб. из Соляной конторы, а также дорогой браслет от правительницы и золотую табакерку от имени императора Ивана VI Антоновича.
4Если обратиться к старым картам Петербурга, то уже на карте 1717 г. у Аничкова моста через Фонтанку весьма схематично изображены какие-то строения. Аналогично на гравюре Пауля Буша (1721) и на плане «Императорского столичного города Санкт-Петербурга 1737 г.» у моста расположены три довольно больших строения, причем против них, на берегу Фонтанки, просматривается пристань. Эти же здания мы видим на плане Петербурга Маттеуса Зойтера (1744 г.). Впервые на картах Санкт-Петербурга Аничков дворец с усадьбой появляется на академическом плане Трускотта (1753 г.).
5РГИА. Ф. 468. Оп. 32. Д. 795. Л. 24. О достройке дома в саду Аничковского Дворца и вообще по постройке этого дворца. 1743–1751 гг.
6РГИА. Ф. 468. Оп. 32. Д. 730. Л. 3. Доклад гоф-интенданта Шаргородского о производящихся работах в новом Зимнем дворце и в Аничковском. 1744 г.
7Гоф-интендантская контора ведала всеми строительно-хозяйственными вопросами императорского двора. Должность гоф-интенданта учреждена в 1732 г. К его ведению отнесены сооружение и содержание дворцовых зданий. В 1746 г. Гоф-интендантская контора подчинена Канцелярии от строений. 10 марта 1746 г. императрица Елизавета Петровна подписала указ, по которому гоф-интенданту Шаргородскому предписывалось находиться «под командою генерал-лейтенанта Фермора». См.: РГИА. Ф. 1338. Оп. 1 (11/68). Д. 7. Л. 1. О содержании Аничковского Дворца от Гоф-Интендантской конторы. 1746 г.
8Копр – устройство для забивки свай.
9РГИА. Ф. 1338. Оп. 1. Д. 1. Л. 1. Ведение архитектора Гезеля Саввы Чевакинского с товарищами о вбитии в Новом Ея Императорского Величества Дворца, что у Аничкова моста под фундамент свай (1742 г.). Для изготовления и работы копров потребовалось 5 пудов говяжьего сала и 50 пудов железа.
10Иогансен М.В. Михаил Земцов. Л., 1975; Котельникова И.Г Панорама Невского проспекта В.С. Садовникова; Денисов Ю.М. Приложение к альбому «Панорама Невского проспекта В.С. Садовникова». Л., 1974 г.
11РГИА. Ф. 468. Оп. 32. Д. 728. Л. 1. Об отпуске денег на строение Аничковского дворца. 1744 г.
12РГИА. Ф. 468. Оп. 32. Д. 776. О присылке из Санкт-Петербургского гарнизона 300 чел. солдат для работ в новостроящемся Дворце у Аничкового моста.
13Гезель – помощник архитектора (от нем. Geselle – подмастерье, товарищ).
14РГИА. Ф. 468. Оп. 32. Д. 748. Л. 1. Ведомость об отпущенных кирпичах с Невских кирпичных заводов на постройку Аничковского дворца. 1744 г.
15РГИА. Ф. 468. Оп. 32. Д. 545. Л. 1. Прошение иностранных мастеров, вызванных из Италии в Россию для строительства Аничкова дворца, о выдаче им жалованья. 1745 г.
16200-летие Кабинета Его Императорского Величества. 1704–1904. Историческое исследование. СПб., 1911. С. 473.
17РГИА. Ф. 468. Оп. 32. Д. 792. Л. 1. Об отпуске денег из Петербургского Соляного казначейства в Гоф-интендантскую контору для выдачи задатка каменщикам, строившим Аничков дворец.
18РГИА. Ф. 468. Оп. 32. Д. 790. Л. 1. Об отпуске денег на расходы по постройке Аничковского дворца. 1745 г.
19РГИА. Ф. 1338. Оп. 1. Д. 5. Л. 14. О постройках при Аничковском каменном доме. 1745–1746 гг.
20РГИА. Ф. 468. Оп. 32. Д. 759. Л. 1. О числе каменщиков, необходимых при постройке Аничковского Дворца. 1745 г.
21Там же. Л. 1.
22РГИА. Ф. 470. Оп. 5 (75/188). Д. 275. Протокол Конторы от строений о выдаче листового кровельного железа для строящегося Аничкова дворца. 1746 г.
23РГИА. Ф. 470. Оп. 5 (76/188). Д. 281. Протокол Конторы от строений об исправлении столярных работ наемными столярами в Аничковом дворце. 1747 г.
24Головин Иван Михайлович (1680–1737) – русский военный деятель, адмирал (1732 г.), сподвижник Петра I.
25Головин Александр Иванович (?-1766) – высокопоставленный чиновник Адмиралтейской конторы, закончил службу в чине адмирала.
26РГИА. Ф. 1338. Оп. 1. Д. 6. Л. 6. О принятии к новострокяцемуся Дворцу, что у Аничкова моста, места лежащего подле оного дома и принадлежащего Ивану Михайловичу Головину. 1745–1746 гг.; РГИА. Ф. 1338. Оп. 1 (11/68). Д. 6. О присоединении к Аничкову дворцу участка И.М. Головина. 1745–1746 гг.
27РГИА. Ф. 470. Оп. 5. Д. 253. Протоколы Конторы от строений о строительных и отделочных работах по зданиям Аничкова дворца. 1745–1750. И далее: Д. 255; 292; 299; 301; 303; 304; 307; 308; 309; 311; 322.
28Цит. по: Демичева Н.Н., Аксельрод В.И. Зодчие и строители Аничкового дворца. СПб., 1994. С. 6.
29РГИА. Ф. 470. Оп. 5 (76/188). Д. 283. Протокол Конторы от строений об исправлении каменных работ в Аничковом дворце. 1747 г.; РГИА. Ф. 470. Оп. 5 (76/188). Д. 285. Протокол Конторы от строений о найме каменщиков для исправления каменных работ в Аничковом дворце. 1747 г.
30РГИА. Ф. 470. Оп. 5 (76/188). Д. 287. Протокол Конторы от строений об исправлении резных работ в Аничковом дворце. 1747 г.
31РГИА. Ф. 470. Оп. 5 (76/188). Д. 291. Л. 173. Протокол Конторы от строений об исправлении живописных работ в Аничковом дворце. 1747; РГИА. Ф. 470. Оп. 5 (76/188). Д. 297. Л. 176. Протокол Конторы от строений об отпуске голландских плиток к постройке Аничкова дворца. 1748 г.; РГИА. Ф. 470. Оп. 5 (76/188). Д. 298. Л. 215. Протокол Конторы от строений о продолжении работ по строительству Аничкова дворца. 1748 г.; РГИА. Ф. 470. Оп. 5 (76/188). Д. 315. Л. 446. Протокол Конторы от строений об исправлении кузнечных и слесарных работ по Аничкову дворцу. 1750 г.; РГИА. Ф. 470. Оп. 5 (76/188). Д. 335. Л. 449. Протокол Конторы от строений об отпуске липового дерева для резных работ по Аничкову дворцу. 1751; РГИА. Ф. 470. Оп. 5 (76/188). Д. 336. Л. 195. Протокол Конторы от строений о позолотных работах по Аничкову дворцу. 1751; РГИА. Ф. 470. Оп. 5 (76/188). Д. 347. Протокол Конторы от строений об исправлении лаковых и малярных работ по Аничкову дворцу. 1752 г.; РГИА. Ф. 470. Оп. 5 (76/188). Д. 350. Л. 318. Протокол Конторы от строений об исправлении малярных и лаковых работ в зале Аничкова дворца. 1752 г.; РГИА. Ф. 470. Оп. 5 (76/188). Д. 371. Л. 237. Протокол Конторы от строений о производстве печных работ по Аничкову дворцу. 1754 г.
32Цит. по: Демичева Н.Н., Аксельрод В.И. Зодчие и строители Аничкового дворца. СПб., 1994. С. 7.
33Цит. по: Демичева Н.Н., Аксельрод В.И. Зодчие и строители Аничкового дворца. СПб., 1994. С. 8.
34Там же.
35Разобран за ветхостью архитектором Е.Т. Соколовым в 1794 г. Н.Н. Демичева датирует время существования Зимнего сада периодом с 1773 по 1794 г.
36РГИА. Ф. 485. Оп. 2. Д. 1363. Л. 1. Ансамбль Аничкова дворца. Вт. пол. XVIII в.
37Цит. по: Буланкова Л.П. Страницы жизни Аничкова дворца. Документы, мемуары, были, легенды. СПб., 1995. С. 8.
38Никита Тимофеевич Шемякин (8 сентября 1727 – 16 октября 1799) – выходец из г. Калуга, петербургский купец, откупщик, таможенный обер-инспектор, статский советник. Похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Белая мраморная полуколонна с урной сохранилась до нашего времени.
39РГИА. Ф. 1329. Оп. 1. Д. 162. Л. 117–118. Указ Екатерины II от 13 октября 1786 г. о покупке в казну «Аничкова дома» у подполковника Фалеева и купца Шемякина и о передаче его во владение камергера князя Путятина. Путятин Николай Авраамович (1744–1818) – камергер (1786 г.); тайный советник (179 г.); член Конторы строений домов и садов (позже – Гоф-интендантская контора). Вышел в отставку в 1801 г.
40200-летие Кабинета Его Императорского Величества. 1704–1904. Историческое исследование. СПб., 1911. С. 476.
41Снесли при строительстве зданий Кабинета.
42РГИА. Ф. 468. Оп. 37. Д. 439. Об отделке церкви и других помещений Аничкова дворца архитектором П. Соколовым с участием живописца П. Скотти 1794 г.
43РГИА. Ф. 468. Д. 468. Оп. 37. Д. 438. О перестройке Аничкова дворца в связи с размещением в нем Кабинета Его Императорского Величества. 1794 г.
44Снесен при строительстве зданий Кабинета.
45РГИА. Ф. 468. Оп. 38. Д. 455. О перестройке Аничкова дворца с участием архитектора Л.И. Руска. 1812 г.
46Демичева Н.Н., Аксельрод В.И. Зодчие и строители Аничкова дворца. СПб., 1994. С. 10.
47От продажи листового свинца из запасов Кабинета в 1802 г. – 87 820 руб. и остаток средств, отпущенных на внутреннее убранство Михайловского замка, – 29 070 руб. Всего 116 890 руб.
48200-летие Кабинета Его Императорского Величества. 1704–1904. Историческое исследование. СПб., 1911. С. 481.
49РГИА. Ф. 468. Оп. 33. Д. 372. Об отпуске средств на ремонт отдельных помещений дворца великой княгини Екатерины Павловны.
50200-летие Кабинета Его Императорского Величества. 1704–1904. Историческое исследование. СПб., 1911. С. 484.
51Кривенко В.С. В Министерстве Двора. СПб., 2006. С. 186.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru