30 лет до нашей встречи. Часть 7

Игорь Викторович Бажан
30 лет до нашей встречи. Часть 7

Глава 1. Жизнь налаживается (22.1)


Я уже дома! В Сибири. Да, вот такая я – отклонила предложение Хозяйки.

Ребят, это моя жизнь и я тогда решила – Япония не мое. Тем более языковой барьер – это серьезно, при экшенах. Ведь я как та собака, все понимаю, а сказать ничего не могу. И ладно бы, если бы я была БД-шница «иди сюда, сидеть, стоять, лизать», а я же Садистка… И, порой здоровье человека и его жизнь в моих руках, я обязана понимать все, что он говорит. Я боюсь. Я боюсь, что мне понравится убивать.

Никто меня не ждал дома, а потому пришлось с аэропорта ехать сразу к Наталье… А там орущий Антошка, да… она родила, точную копию моего Альмариса. Рыженький, с вьющимися волосами, голубоглазый бутуз.



И свадьба. Наталья выходила в этот день замуж за мента. И я попала сразу на празднование и на ведение ее торжества. Праздновали скромно и дома. Но было весело.

А на второй день после ее свадьбы я переезжала на свою квартиру. Ведь как раз перед уездом я ее и взяла. Мдаааа, за год слой пыли нарос по всем площадям, пахло явно не жильем, а каким-то сараем, а тут еще пока шла за моющими средствами и Симонку встретила:

– Мамо моя дороХая! Какие люди! Что делаешь ближайшие сутки? Первое приходи в гости, а второе – заработать хочешь?

– Лорка! Ну, вот как раз вопрос про заработать – очень актуален, ведь я родила!

Вот так новости, пока я там, в Япониях прохлаждалась, почти все мои «товарки»– одноклассницы стали благочестивыми матронами. И Симонка тоже выскочила замуж, но с деньгами было не очень, слава богу, хоть жили у деда ее, в квартире, а не снимали. Симонка хваталась за любую подработку. Я ей предложила приходить раз в неделю и убирать у меня – она не отказалась. Не знаю я сейчас тарифов, но я подумала, а за предложенные мной деньги я стала убирать у нее сама? И посчитала это нормальной суммой. Этот принцип применяю и до сих пор повсеместно – очень помогает понять – адекватная ли цена.

А второе событие – ко мне на улице подошел Бабай, друг Француза, помните, тот который коровьей расцветки? У него ничего не изменилось и он все такой же «бухой и счастливый», а когда я предложила шашлычок и по рюмашке в ближайшем кафе – и вовсе запел как соловей. Он ведь знал, чего я хочу.

– Француз живет у Анечки-заводчицы, она родила ему еще сына! Он радостный… Квартиру его забрала Лариска – бывшая жена, за то, что он алименты перестал платить. Ведь тогда, когда ты его отпи… ой, побила… Он очень долго был на больничном, Анечка его выхаживала, ведь он потерял работу. Вот бывшая жена и прибрала к рукам квартирку-то. Француз с Аней живут, не тужат, попивают вместе, собак продают. Вон сейчас уезжают на ее родину, в Нижний Новгород.

Фууууу, ну и бог им в помощь! Меньше видишь – лучше спишь. И буквально уже под самый конец беседы и в хорошем подпитии он выдал:

– Аааа, вспомнил! Меня же просили передать тебе – а ты не хочешь парочку криминалитетов грохнуть? Мне давно поручили тебе передать, говорят, ты классно стреляешь…

Оба-на! А вот это уже информация лишняя! Я быстренько свернула общение с Бабаем и на всех парах помчалась в тир. Ведь только Тренер мог слить эту инфу. Внутри меня все буквально кипело от негодования! Нееее, это не мог быть Альмарис. Нет ему резона. Только один человек кроме него мог знать о моей способности! Вот жеж гад…

Меня еще в тире помнили, поэтому пустили без пропуска. Тренер расплылся в улыбке и даже скрывать не стал, что это он:

– Ааааа, все же передали тебе мои предложения! Поздненько, поздненько, но тебя же не было в городе, я прав? А то надо Сапога с Бяшей упокоить…

Я моментально одной рукой сжала его шею, чувствуя, какая она теплая и беззащитная. Меня просто понесло, я вспомнила по шиацу все болевые точки и воткнула палец в соединение сустава плеча…

– Ууууу… сука, ты что делаешь? – я продолжала с холодным сердцем и вкручивающим движением вжимать нервное окончание, рука его повисла как плеть. Тычок в область яремной вены вырубил его на несколько секунд, которые мне нужны были, для того, что бы ни убить его окончательно. Ведь так под рукой на его шее волнительно билась жилка и, передержав ее, я забрала бы его жизнь с особым удовольствием.

Усадив его на неведомо как тут оказавшийся стул, прислонила его к стене и, щелкнув для порядка по морде ладошкой, спросила:

– Какого хуя ты распространяешься? Я тебя просила? – голова у него дернулась, и кадык судорожно сглотнул.

– Ну, так… я Альмариса спросил, а он говорит, вы расстались, а мы в компании тут пили как-то, а бомжара какой-то сказал, по описанию, что он тебя знает, ну я и попросил…

– Тренер, слушай сюда. Я ничего не желаю знать и участвовать в убийствах криминальных элементов. Запомни это! И тебе советую забыть о том, что ты видел, как я стреляю! Сразу и бесповоротно!

– Я понял. Лора, простите, а Вы так профессионально меня вырубили, Вы сейчас на госструктуры работаете?

Тфу ты… вот почему люди так узко мыслят?

Глава 2. Учеба (22.2)



И помчалась я на свою работу… Не, ну не сразу же, перед этим я сходила все же к матери с отцом, чем их сильно обрадовала. Мать вовсю развернулась в городе и стала достаточно известной. Отцу данный факт грел душу, да и финансово весьма ее увлечение оплачивалось весьма не скромно. И она попросила помощи у меня, иногда. Антоха-музыкант с ней больше не работал пока, так как Светочка-медичка родила от него близнецов, и первое время он решил помогать жене. Хороший мальчик.

А в городе конкурентов по книгам назрело за этот год! Мама не горюй! Промчалась по городу и по магазинам, заглянула во все павильоны и ларьки… Мда! Пора закрывать лавочку-то… И, как только я зашла ТНВ, я с порога огласила:

– Ребят, я хочу пойти учиться, поэтому мне нужно будет время, Вы как сами, без меня пока справитесь? Но я, соответственно, уменьшу свои проценты от прибыли, Вас это устроит? Если согласны, я вызываю аудит.

Они были не против. Дела на удивление шли в этот год хорошо, и особого спада не было. Как по документам, так и по деньгам. Но меня настораживало все же что-то.

Думаете, я знала, чем буду заниматься? Да ни в жизнь, я даже не понимала, чем я могу зарабатывать и как. Да, я вернулась с хорошей суммой и при скромной жизни лет на 10-15 мне хватит. А дальше? Ведь по факту у меня на руках только аттестат с двойками. Во! Я придумала! Я пойду учиться в «вечерку».

Это была плохая идея, но которая привела к хорошим выводам. Ведь со мной учились в школе 15-17 летние подростки и я, мало того, что их старше, так еще и по габаритам намного больше. Смеху было ровно до первых самостоятельных работ. А далее всякий лез ко мне с вопросом «дашь списать?», чем очень меня достали. Я после Японии щелкала все дисциплины, как семечки и весь процесс обучения был какой-то не серьезный. План созрел в конце первого месяца обучения.

– Галина Сергеевна, а возможно ли сдать все экстерном?

– Ну почему нет, вы как раз вовремя, предварительная сдача в апреле, а окончательная в первых числах июня. Вот только я не уверена в Ваших силах, вы ведь у нас совсем недавно и великого прогресса я у Вас не наблюдаю – оценки у Вас как у всех.

– А зачем мне выделяться? Я шла учиться, а не прыгать выше всех. Я могу больше и если во время Новогодних каникул подготовлюсь – я могу и сдать ранее апреля. Но я понимаю, что у преподавателей и без меня работы с нами полно, а возможно ли на коммерческой основе внеплановая сдача? – я достала приготовленный конверт.

– Можно и вовсе сразу аттестат, только сумму увеличьте в 10 раз! – директриса трясущимися руками пересчитывала купюры внутри конверта.

– Нет, спасибо, я хочу получить заслуженные оценки и желательно успеть на поступление в следующем году.

– Ну как хотите, девушка. Зайдите к методисту, он Вам выдаст материалы для сдачи в апреле, а прием предметов я Вам организую в 20-х числах января… Посмотрим, как у Вас получится.

И засела я за учебники. Вот только не за один год обучения, а за два. Дала себе задачу окончить учебу сразу и бесповоротно, благо дома была чистота и порядок, ничего не отвлекало, Симонка приходила убирать, а холодильник я себе затаривала готовыми блюдами с доставкой на дом, через знакомого официанта из ресторана.

Достали меня насмешки в классе. И я это сделала. Уже в апреле у меня принимали экзамены по всем дисциплинам за все 2 года сразу. И, как и в школе – с апреля я была уже свободна как ветер! Только сказали подойти к июню за аттестатом – ведь их присылали с типографии Госзаказа и были они с водяными знаками. И регистрировались всегда в конце учебного года, а я нарушала все устои и правила. Ну, подождать, так подождать.

И я начала искать, куда бы мне себя деть дальше. Пыталась понять, что же мне нравится и как мне применить свои знания и не растерять их. И я нашла! Благо, тогда стало возможным платное обучение, и я подала на подготовительные курсы в наш местный нефтяной техникум, для начала на бюджет. Пробовать, так пробовать, все равно больше заняться нечем. И уже в конце мая, получив заветный аттестат, сдавала вступительные бюджетные экзамены и…. провалила их с треском.

Ну и черт с Вами, у меня еще в запасе время есть, аттестат теперь о полном 11 летнем образовании на руках, платное обучение – в наличии, деньги у меня точно есть – а я никуда не тороплюсь. Поеду-ка я лучше отдыхать, я столько времени своих бабуленек не видела.

Глава 3. Мозги и нотариальная контора (22.3)



А еще я случайно нашла себе работу на месяц, ведь экзамены на платное отделение начнутся позже. Мне что сидеть дома что ли? Пока я была в Японии, а именно в Токийском университете, в библиотеке по экономике – Таро научил меня, как обращаться с компьютером и как заходить в Сеть. Что именно и требовалось на данной вакансии.

 

Ведь в городе у нас и вовсе ни у кого практически компов не было, и уж тем более людей, умеющих на них работать. Мои корочки секретаря-машинистки и тут пригодились. Ведь клавиатура и печатная машинка по расположению алфавита – почти одинаковые. Еще при учебе нас учили печатать слепым методом – а именно это и требовалось и быстро. В нотариальной конторе.

Я приходила туда с Леонидом и Светланой делать переоформление своей процентной доли в ТНВ и услышала, что требуется человек на время отпуска. Мне стало интересно, и я напросилась на пробное тестирование:

– А можно я? Просто у меня как раз есть время, а Вы ничего не теряете, ну максимум 15 минут времени.

Меня сопроводили в подсобное помещение к человеку, который будет меня проверять. Блиииин! Он был такой красивый! Примерно вот такого типажа, чуть поплотней. Но общее впечатление – этот типаж

Глаз невозможно было отвести, а когда он встал, я и вовсе влюбилась – рост примерно метра 2, плечи широченные и полностью попадает в мой типаж… Я растаяла, как мороженка на солнышке и потекла как размороженный холодильник…

У меня на мужчин, которые мне очень нравятся, весьма странная реакция… Я начинаю ронять все вещи, которые беру в руки и очень краснею, как невинная девица…

Но коль сказала груздь – лезу в кузов, тестирование началось. Мне было тяжело сосредоточиться, сидя рядом с ним, но я себе сказала "соберись, тряпка" и взяла себя в руки. Скорость печати, знание сочетания клавиш, печать устной речи, множество числовой информации в письменной форме. Так-то ничего сложного, проблему создало сочетание клавиш – они оказались для меня новинкой. Я попросила его, глядя в его голубые глаза в обрамлении длинных ресниц, что бы он мне их написал на бумаге, я обязательно их выучу к завтрашнему дню.

И после того, как он сходил к нотариусу и доложил о моих результатах – я была принята в штат на время отпуска, с завтрашнего дня. Ура! Такой красивый и опять Юра. Везет мне на них!

И поэтому моя поездка чуток отложилась. А еще мама попросила обучить найденного ей мальчика на озвучку. То бишь, выучить его на звукооператора – вместо Антохи. Как оказалось, парнишка был толковый, почему бы не помочь – время у меня есть.

Отыграли мы все втроем свадьбу за городом, рассказала я ему про всю аппаратуру и сценарный музон, и уже под самый конец торжества разразились небеса ливнем, да таким, что даже ехать невозможно, весь обзор заливает. Все оставшиеся гости набились в автобус как селедки.

Стоим, ждем, когда же поменьше станут потоки воды, но домой-то всем хочется. И потихоньку-потихоньку по 10 см в минуту, тронулись в сторону города. И тут каааааак треснуло что-то, кааааак ослепило глаза, что я сначала и вовсе ничего не поняла, вот только в руки что-то мне упало теплое, и осколки с водой брызнули на меня. «Зайчики в глазах» от ослепления молнией и электричеством все не проходили, я руками пыталась понять, что же в них такое, но увы, не видно… Но текстура мне нравилась. Вот только рядом тетка истошно заорала:

– Ааааааааа… – и все на одной ноте.

Чувствовалось, нечто теплое сочится по мне. Вот одно я понимала, ну не больно мне нисколько, откуда столько крови-то? Уж запах этой субстанции я знаю четко.

Глаза постепенно отошли и первое, что я увидела – чей-то мозг в моих ладошках. Теплый. Не знаю, как описать мои ощущения, они были достаточно странные, но мне хотелось как можно ближе его рассмотреть и запустить в эту субстанцию пальцы.

Кому-то рядом стало плохо, послышалось «буэээ» и крики ужаса. Как оказалось, какой-то водятел, в этой кромешной ливневой стене, мчался на полном ходу, испугался молнии и вписался в столб. Столб завалился от удара на машину с противоположной стороны и – вот… мозги лежат у меня в руках.

Состояние шока – так написали в протоколе, где указали, что я до приезда ментов и скорой продолжала их держать в руках. А по-простому, я ну ни сколько не испугалась, просто подумала, блин, ну куда их положить-то? Все равно выглядеть будет странно (хоть на сидушку, хоть на пол – как-то не комильфо), поэтому проще было дождаться медиков и отдать им.

Поэтому, когда я услышала историю, похожую на мою – я знала, не смогу остаться в стороне…

Глава 4. Вторая наша встреча (22.4)



Но давайте по порядку! Юра-оооо… полконторы по нему вздыхало… Хоть нас было и не много дам, но это точно.

Сам он не работал у моего нотариуса. Оказывается, был он обслуживающим инженером от разработчика программы, которой пользовались все нотариальные конторы нашего города. Был он ЧП (частный предприниматель) и всего лишь отлаживал систему, на "шабашке", в свой законный отпуск. Нотариус предложил ему поработать и на отладке и оператором – он и согласился. В этот период один оператор у нотариуса уволился, а вторая женщина – наглухо ушла в запой.

Вот так мы и оказались с Юрой в одном кабинете, работая вместе. Иногда выходили «подышать воздухом через фильтр», Я кокетничала и пыталась привлечь его внимание, но безуспешно. Он на меня как на женщину и внимания не обращал, да и разговаривал нехотя. Ну да, ну да… что я ему – очкарик в жопе шарик.

Когда узнала, что он женат, оказывается, то и вовсе я приуныла. Но как-то странно женат. Девчонки говорили – что жена у него в Тобольске учится и живет с ребенком там же, а он тут работает, нашу новую программу дописывает и переделывает.

Повздыхала я, пооблизывалась и плюнула, я себе строго настрого запретила связываться с женатиками, после Валентина с Валеркой. Да и папа в своих скрижалях четко сказал: «Не трахайся там, где работаешь» – золотые слова! И я, честно отработав оговоренное время, планировала со спокойной душой уехать на Кавказ, в отпуск. Прибавка к имеющейся наличности была не лишней, да и опыт интересный. Интересное это дело – юриспруденция, наверно пойду-ка я и туда. О, как! Планов громадье…

А еще запомнилась одна женщина. В основном тем, что у нее была очень серьезно порезана щека, на которой были видны совсем свежие швы, и была она настолько громогласна, что каждый ее приход – это было нечто.

Ходила она всегда с двумя внуками-подростками, принимала наследство. Являясь официально их бабушкой, а так же и опекуном. И я, в первый раз увидев эту троицу в приемной, смутно поняла – где-то я их видела… А кого точно – не могу понять. Но уж очень дотошная эта дамочка была и жутко энергичная. Все спрашивала и докапывалась до каждой мелочи и запятой. И именно ей, не раз приходилось перепечатывать уже готовые документы.

И я, как-то стоя на крылечке, покуривая сигаретку, в очередной их приход все пыталась вспомнить – "да где же я их видела?"

– Эй, белобрысая, сигареткой не угостишь? – это дамочка со шрамом на щеке обратилась ко мне, – а то так достали, что хоть вой… Есть?

– Конечно, есть, травитесь на здоровье! – я протянула начатую пачку.

– Во, языкастая! Работаешь что ль тут?

– Ага, временно, замещаю…

– А я думала спросить чего – если дети не совершеннолетние, ведь они сами не могут распоряжаться имуществом умершей матери? Да? Значит, я принимаю за них наследство и могу действовать по своему усмотрению?

– Ну, так-то да, да вот только опека наверняка поинтересуется – а куда это Вы миллионы дели?

– Да какие там после Катьки миллионы-то? Вот тяну их одна и помочь-то не кому… Трое на меня свалились, младшая так вообще больная лежит счас с температурой… Куда, куда помчались-то? – мимо промчалось два вихря, – я Вам разрешала? Игорь, Стас – пошли вон отсюда в приемную, я кому сказала меня там ждать!

И вот когда она произнесла эти два имени вместе, я вспомнила! Ааааа, так это они! Те самые, которые сапожный ларек Армена «забетонировали», пока стройка рядом шла. Это тогда, когда я младшего из них за ухо тягала. Только старший сейчас в очках, вот потому и сразу их не признала, этих сорванцов-проказников.

P.S. Лора действительно нас запомнила тогда, с моим братом Стасом и бабушкой в нотариальной конторе. Именно тогда мне исполнилось 12 лет, а Стасу 14. И у нас в тот год умерла мама. Именно тогда мы очень часто ходили с бабушкой по всяким инстанциям, оформляя документы и всякие пенсии. Но моя память эту нашу вторую в жизни встречу – не сохранила. Зато бабушка «эту блондинку языкастую» – запомнила ой, как четко.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru