30 лет до нашей встречи, часть 2

Игорь Викторович Бажан
30 лет до нашей встречи, часть 2

1. Очки (10 лет)

– Лора, Лора, Лора..... – врач задумчиво перекатывал мое имя на языке…. Ни че се – Лора, – читать надо меньше, – сказала врач, выписывая мне очки сразу на (– 3.75). Близко телек не смотреть и перестаньте щуриться!

Как тут перестанешь? Живем в однушке, мама с папой на кухне, я с братом Вано и Тишкой – мальтийским болонОм – в зале. Телек маленький и далеко – ничего не видно в черно-белом изображении. А если не смотреть телик, то почитать можно только в душе и в туалете. Да и то, отовсюду гонют. Вот и приходится читать ночью и под одеялом – с новым фонариком на лбу. Фонарик мне передал дядя Петя, в посылке. Такие в шахтах ГДР-овских используют. Дядя Петя четко выполнял условия договора – раз в пару месяцев присылал заветную бандерольку с жвачками и комиксами. В эти дни фонарик не гас по полночи. А с утра, очереди страждущих, выстраивались у моего портфеля, начиналась торговля заграничными штучками.

И тут я прихожу в очках, та-дам!

Мальчишки сразу же начали дразнить меня «очкарик, в жопе шарик»… Ну ладно, попадетесь Вы мне…

И я начала выцеплять их по одному со школы, а так, как я девочка уже была не «легонькая», этак килограмм на 40-50, то поймав «воробушка» в одиночном полете и прижав его покрепче к стенке, пару раз пристукнув, добилась восстановления своего «статус кво». А они молчали потом как рыбы – это же стыдно, девчонка побила…

Ленка Шаболдина приехала с Краснодара черная как негритенок, но еще более удивительно – у нее начали появляться груди, она уже носила лифчик. Смешной. А у меня лишь сразу как собралась в третий класс – пошли месячные. Пугаться было не чего, я об этом читала – пошла к маме и попросила вату с марлей.

– Прошлый век! Держи! – и подает мне подкладки гигиенические. Вау! Это было что-то! Этакий «конь троянский» от пупа до жопы. Как сядешь на него – так весь день и скачешь. Но, все же лучше, чем вата в марле, как я поняла позже.

Сисек у меня пока не было. Ну и ладно. А пацаны вовсю доканывали Ленку и перешептывались меж собой. И на уроках периодически раздавалось:

– Чпок!

– Ой, можно выйти? – это пацаны линейкой поддевали лифон Ленки, а он моментально расстегивался под формой. Она выбегала застегивать его в туалет по 2 раза за урок.

А еще одно меня смущало больше – ношение чулок. Приходилось следить, что бы школьное платье не задралось, и никто не видел пояса для этих самых чулок. Те, черные красивые чулки, которые привозил дядя Петя, мне не достались.

Фельдиперсовые – уж не знаю, почему их так называла мама, я больше и не увидела, но пощупать – пощупала. Они просто обалденные как шелк и тоненькие, прозрачные-прозрачные! А на меня покупались телесного цвета и жесткие как проволока. И еще они, заразы, очень быстро давали стрелки.

Пока одеваешь их на пояс, неосторожно соскользнет металлическая петелька из пальцев и хана! Стрелка побежала вниз, а ты ищи новый чулок. Или заделывай, пока не далеко распустилась лаком для ногтей, маминым, а она еще и отвесит – потому как лак – французский и тоже в дефиците.

Колготки тогда только начали появляться в продаже. И были редкостью.

Вот так и начался мой переходный возраст. Девочка постепенно перерастала в девушку. Но я этого пока не осознавала.

2. Тишка и что не купить за деньги (10 лет)

Наш «мальтийский болон» – Тишка был ООООчччень самостоятельная личность. И любой из нашего подъезда готов был служить ему метрдотелем. Он важно выносил свою белоснежную тушку из дома, спускался вальяжно и садился молча со скучающим видом, не обращая ни на кого внимание, упорно сверлил взглядом входную дверь. Величаво кивал открывшему головой и отправлялся по своим делам на улицу. И так – каждому.

Гулял Тишка строго во дворе, как-то соседи рассказывали, что мелким видели как он чуть не попал пол колеса, поэтому во взрослом возрасте боялся машин. А вот людей не боялся вовсе. Особенно любил сидеть с алкашами и кивать их словам. Некий молчаливый диалог с его стороны. А мужички и довольны – рассказывают ему как врачу все свои пьяненькие мысли. Кто их еще послушает?

Не признавал Тихон ни ошейника, ни поводка. Зачем? Мы выпустили, ему открыли, отгулял, его пустили. Каждый во дворе его знал. Это белоснежное чудо видно издалека летом, а вот зимой терялся на снегу.

Я безумно люблю его, ведь только он был слушателем моих мыслей и, как и с алкашней, он со мной разговаривал. И только ему я смогла рассказать про Педофила всю правду, а он слизывал мои соленые слезы с губ и поскуливал, даже Инке Перцевой не смогла сознаться полностью.

Папа уехал на вахту на неделю, а мы с мамой и брательником укатили в тур выходного дня, отдав Маргарите Сергеевне ключи от нашей квартиры, кормить Тишку пока нас не будет до воскресенья. Поэтому приехав поздно вечером в воскресенье из Тобольска, мы даже не удивились, что Тишки не было в квартире.

Мама с утра ушла на работу, Маргарита Сергеевна тоже, а мы бегом на улицу, благо было не холодно и каникулы.

– Лорка! Ну как, забрали Тишку? – это первый вопрос, который я слышу от Наташки и ничего не понимаю.

– Откуда?

– С живодерни, а ты ничего не знаешь?

Оказывается, как рассказала Наташка, Тишка выскользнул гулять, пока мы собирались в Тобольск, по своим делам. Но не в этот раз! Был рейд по вылову бродячих собак в эти выходные. Поступила жалоба, что покусан ребенок стаей бродячих собак. И всех собак, гуляющих по улице без ошейников, тупо сгребли в живодерню.

Но как? Как можно было Тишку принять за дворового пса? Белоснежный, всегда подстриженный пес, размером ниже даже детского колена, которого знают все, как его можно принять за бродяжку? Наташка рассказала, что пару наших соседей предлагали отловщикам деньги за него (спасибо Вам, низкий поклон до земли наши соседи), но те смеясь, и держа Тишку за шкирку, требовали не 50, а 200 рублей. Но простите, у меня мама получает 120 в месяц, конечно, какие у людей 200 за чужую собаку?

Я влетела домой, переворошила все газеты и нашла адрес живодерни, схватила из дома всю заначку, выбежала к дороге. Таксист не хотел меня везти в тот конец города, пока я не оплатила дорогу сразу, но довез и даже сказал, что дождется меня с Тишкой.

– Двести, – ценник был озвучен пропитым, глухим голосом живодера. Я начала вытаскивать и пересчитывать деньги дрожащими руками. 180. У меня всего 180 рублей.

– Мало, мне работать надо, найдешь – приходи.

Я с воем и слезами-соплями кинулась к машине, таксист не понял сначала, а потом побежал со мной снова к собачнику. И уже суя ему и мои деньги за проезд, вымаливал Тишку вместе со мной.

– Пойду, посмотрю, поговорю с начальством, – затеплилась надежда и он после разговора вернулся тут же…

– Извини, его только что, на моих глазах – развернулся и ушел.

3. Севка и 8 марта (10 лет)

Потеря Тишки сильно меня выбило из колеи, я приходила порой заплаканная в школу и только Ленка знала, о ком я плакала. Приближалось 23 февраля, с девочками вытягивали бумажки, кто кому будет делать подарок, мне достался мой же сосед по парте – Руслан Лобзин. А я досталась Севке Марину, ему меня выпало поздравлять на 8-е марта.

Да вот не задался женский праздник – я заболела. Да серьезно заболела, пролежала в постели с температурой 8 марта – дома. Да только мне скучать не дали. Звонок в дверь. Открываю в пижаме, а там Ленка с Севкой.

– Принимай гостей! – Ленка уже разувалась как у себя дома и шла на кухню, Севка виновато поглядывал и искал глазами куда бы поставить принесенную сумку.

А у меня одно крутилось в голове – блиииннн, я в пижаме, мне бы в ванну и хоть переодеться и себя в порядок привести, ведь на башке – черти что.

На кухне Севка с Ленкой вовсю орудовали и бренчали посудой, пока я судорожно напяливала на себя халат.

– Лоооор! А чай где?

Пока я «прихорашивалась» ели держась на ногах, эти два чудика целый пир организовали: торт, конфеты и чай. Причем торт самодельный – Наполеон. Мой самый любимый! С заварным кремом.

– Вот это да! Ленка, торт сама что ли пекла? – я задала вопрос с набитым ртом.

– Нет, это я сделал, – тихо подал голос Севка, – Лора, поздравляю тебя с 8 марта и желаю всего самого хорошего – и протягивает мне какой-то пакет.

Меня надо было видеть в ту секунду – вытаращенные глаза, выпавший кусок торта изо рта и перемазанные кремом руки, все это остановилось в ту секунду, как стоп-кадр. Я с усилием сглотнула, облизала пальцы и спросила:

– В смысле – ты? Маме что ли своей помогал делать торт? – я все еще не верила услышанному и продолжила есть выпавший кусок, переложив его в тарелку. Сева вообще побагровел и засмущался еще сильней.

– Нет. Я сам делал. Просто с мамой мы живем вдвоем, и мама у меня печет и продает пирожки, а я ей помогаю. А еще она делает торты на заказ, вот я и научился. Мы с Ленкой соседи, живем только на разных этажах общежития, а когда она сказала, что ты болеешь, я и подумал – надо поздравить… ни и… Да открывай ты уже пакет – там подарок тебе.

Слезы, стоящие в горле хлынули как только я заглянула в пакет. Собака! Игрушечная собака! Почти такой же как и Тишка, но коричневый. Я уткнулась в него и зарыдала.

– Лор, ну не плачь ты так, мне Ленка рассказала про Тихона. И я решил уж пусть у тебя хоть будет такой. А что, может не надо было?

– Севка! Большое тебе спасибо! Нужен, очень нужен и мне нравится, он другой… А торт – обалдеть какой вкусный.

Я вцепилась в плюшевого шоколадного пса и, хлюпая носом, осмысливала как мальчишка, мой одногодка, может сделать торт. И поняла – мне в первый раз сделал подарок – мужчина!

– А ты меня научишь?

4.Самиздат, грудь и мальчишки (10 лет)

Отрыла я в той стопочке книг из старой квартиры непонятные листики. Вроде как и типография – но качество как на печатной машинке, а кое где и не читаемо. Начала листать и… ой…ё мое! Порнушка. Печатная порнушка.

 

«и вот он развел в стороны ее колени…» – представила это действие… и что? «ее лоно полностью раскрылось» – что раскрылось?

«Она была вся влажная» – кто влажная? дождик прошел? «его пальцы оказались внутри» – внутри чего? И такой белиберды там было на каждом шагу, «она вскрикнула» – эт чо, он ей коленки сильно резко развел? ….. Полистала эту лабуду и пошла штудировать стопку дальше.

Зато нашла еще кое-что!

Карты… черно-белые карты с изображением голых теток… Во всевозможных вариациях и одежках, частично прикрытых и откровенно-призывных позах… А вот это можно продать – как минимум за рубль 1 карту. Их тут 36….мммм…

Самиздат-рассказы порнушные на удивление стали прекрасно продаваться… Старшеклассники раскупили их, как только я показала одному, рассказы в книжечках печатных закончились даже раньше карт.

Ленка Шаболдина вовсю уже как полгода отбивалась от мальчишек, желающих потрогать ее сиськи. И я недалеко ушла от нее со своими. Моя грудь выросла настолько стремительно, что купленный мне лифчик «нулевочку», ровно через месяц пришлось заменять. А еще через два, грудь выросла до полноценной «тройки» и Ленкины прыщики перестали котироваться. Теперь те, кто мацал только Ленку, начали подкатывать и ко мне. Я отбивалась, как могла, очень немногие уходили в целости и сохранности – как минимум фонарь под глазом бывал у желающего меня потрогать.

Но Ленка меня удивляла все больше – она сначала для виду потрепыхается, якобы отбиваясь от назойливых ручонок, а потом затихает и чуть ли не сама трется об мальчишечьи руки. И я отчетливо вижу – ей это нравится. А мне-то это зачем? Ведь мы дружим в классе, соответственно ходим домой вместе, и пацаны вечно за нами бегут, и, прижав к стеночке облапывают грудь не только ей, но и мне.

Вот только зачем? Что в груди настолько привлекательное, что обязательно тянет потрогать их? Пришла домой, решила провести эксперимент – в чем тут прикол. Завязала себе глаза и уселась на свою руку до состояния – «не моя рука». После того как рука онемела, я обхватила свою грудь этой «онемешкой» и начала сжимать от слабенького, к более сильному воздействию. И тут до меня дошло – а ведь у пацанов такой нет, у них нет такой мягкой груди, которая столь удобно ложится в их ладонь. Я попрыгала на месте перед зеркалом – и вообще офигела – как она подпрыгивает волнительно. Теперь понятно, почему пацаны на физре очень любят посидеть на скамейке запасных и посмотреть как мы, девчонки, бегаем по кругу физкультурного зала, а уж про «козла» и подавно молчу.

Я Ленке высказала напрямую:

– Лен, если тебе хорошо, когда тебя мацают – это твое дело, но ходить со школы вместе я с тобой больше не буду. Защищать тебя от мальчишек, видя, как тебе нравятся то, что они делают – тоже не буду. Хочешь – ходи сама, а я не желаю быть коровой, которую дергают за сиськи, без моего на то желания. И если ты «наиграешься» с пацанами и перестанешь «подставляться» – приходи в гости сама. Она обиделась.

А я тем временем сдружилась с Инкой Перцевой. Отличницей класса и с таким же «шариком» как и я, в очках.

Рейтинг@Mail.ru