Litres Baner
30 лет до нашей встречи. Часть 5

Игорь Викторович Бажан
30 лет до нашей встречи. Часть 5

Глава 1. Я сегодня уйду с ним! (18 лет)

И понеслось! Света с Леонидом ну ни как не могли предположить, что я к своим 18 годам уже настолько успела покрутиться в сфере книготорговли. И разбиралась не только в авторах, как читатель, но и в способе выпуска, тираже, переплете, печати и качестве бумаги. И я предложила весьма не стандартную идею – самим заказывать и самим привозить товар в город, так как это существенно сокращало наценку книги.

И ведь помогло как раз то, как я работала с Раисой Павловной (царствие ей небесное), я стала ездить сама по типографиям и заключать договора на тиражи. И начало этому положил человек, который мне в свое время продал партию плакатов с поп-звездюлинами. И он же порекомендовал меня другим старейшими типографиями Кавказа и КМВ.

Попутно я, останавливаясь на время поиска и ожидания результата у бабушек, тем более бесплатно.

Бабушке Ксене тогда было 58 лет! Я в один свой приезд решила пригласить ее в ресторан, благо ужин с редактором издательства в этот день отменили, договор мне передали через секретаря уже подписанный, а представительские расходы компаньонами уже оплачены. Так почему бы нам не шикануть?

И ровно в 20.00 я заехала за ней на такси. Ммммм… дама в вуалетке – это про нее! Только на шее у нее было колье из гранатов черных (шорломитов) и все вместе ее образ был – не отразим. Я как-то ранее не замечала за бабушкой, что она курит, но в этот раз она была еще с длиннющим мундштуком.

– Ну как я тебе? – бабушка прокрутилась в дверях дома на каблуках, театрально отставив мундштук в сторону. И состроив скучающую мордочку винтажных дам со старинных открыток.

– Отпад!

И мы юркнули в такси. А когда мы обе появились в вечерних платьях в арке ресторана «Кавказ» зал просто замер.

– Оооо, внуч, какие мужчины, ты смотри, как они встали в стойку, – бабушка прошептала мне на ушко, – смотри, как их надо арканить.

Она, отодвинулась от меня, в то же время, не переставая смотреть на выбранную группу сидящих в самом углу мужчин, выделив главного и, вложив в свой взгляд весь «секс» – с вызовом в голосе и громко произнесла:

– Этот мужчина, сегодня уйдет со мной! – и указала на него концом мундштука.

И тут же потеряла к нему интерес. Когда мы уселись за столик, она произнесла:

– Он сейчас ничего не понял и может и вовсе не услышал моих слов, но услышали их официанты и окружающие его люди. Не пройдет и 5 минут, как ему донесут информацию насчет моих слов и на нашем столе появится шампанское. Ведь самое важное показать, что мужчина тебя заинтересовал. А я это сделала безукоризненно. Смотри – уже несут и даже весьма неплохое.

Я захохотала. Вот жеж, стерва! Она все просчитала! Супер.

Мы заказали фрукты, второе. А бабушка тем временем продолжила:

– Теперь нужно дать ему повод для знакомства.

И она снова пристально посмотрела на него, а поймав его взгляд, улыбнулась краешком губ и начала мееееееедленнооооооо подносить мундштук к губам. Причем официант с зажигалкой ей был остановлен, другой рукой и не заметно.

Выбранный баб Ксеней мужчина, был как минимум лет на 20 младше Ксени. Примерно около 40-ка, столько я ему дала навскидку, чуть ли не военным шагом, с букетом цветов он приближался к нашему столику.

– Мадмуазель, – он щелкнул услужливо зажигалкой у кончика сигареты, – эти розы Вам. Позвольте представиться – Сергей Семенович, свеженазначенный на должность начальника отдела военного комиссариата. Не соизволите ли Вы мадмуазель, с Вашей дочерью, присоединиться к нашему скромному столу?

– Может быть, чуть позже – я должна пообщаться со своей ВНУЧКОЙ, которая уже очень скоро меня покинет. НО от танца я с Вами – точно не откажусь – но… позже.

Мужик полетел к своему столу на крыльях надежды и соблазна. Эх, кто бы мог предположить, что это будет мой очередной «дедушка»! Бабушка такая озорница! В 6 раз и снова замуж.

Глава 2. Альмарис (18 лет)

Алик, Альмарис. Чистейший татарин – русые кучеряво-волнистые волосы и голубые глаза. Как такое может быть – ума не приложу. Он и его родственники говорили, что они крымские татары. Да, да, не удивляйтесь, с его родственниками я познакомилась, наверное, день на пятый нашего знакомства.

А в первый был – ну вы сами понимаете – было все. Видать, поведение в постели закладывается с самых наших первых партнеров. Алик был человек-праздник, хохот и смех сопровождал нас в любую минуту. И в горизонтальной плоскости все было тип-топ и именно так как хотелось. Приколист еще тот. Да еще и – что я диву давалась. 3-4-6 раз в день – где сгреб там и съеб, ну вы поняли. И после того, как мы отвезли тогда Наталью домой, и якобы Алик повез меня, – завалились к нему домой.

К Наталье все эти первые наши три дня романа, я не ходила. Мы были у него дома, и нам было не когда. И поняв, что все, пора и достало меня каждый день белье стирать и ходить в одном и том же, приказала доставить меня в мою обитель. Наталья сидела на лавочке у моего подъезда. У нее прям глаза округлились, когда она увидела меня, выходящей из машины Алика:

– А Вы откуда?

– А я Лорку подвозил, а ты что тут делаешь?

– Докинь меня до работы, Алик, ну пожалуйста, – заканючила Наташка.

Дальше я не слышала, так как забежала в подъезд, я уже катастрофически опаздывала на работу.

Было так приятно вспоминать про прошедшие ночи с его приколами, а тут еще все проезжающие на патрульках менты, заходили в наш офис и приносили по 1-му одуванчику «От Алика» и, отдав честь – выходили. Светлана с Леонидом только усмехались, видя эту цветочную эпопею.

И вот заходит майор и несет непонятно что в руках – чертополошину что ли, с корнями и разлапистую.

– Это Вам, от Алика!

– А почему не одуванчик?

– Вот ты прикопалась! До меня уже полроты тут тебе цветы таскало – кончились одуваны. Бери, говорю, что дают, не выкобенивайся….)))

Тут уж мы все втроем захохотали в полный голос – таких цветуев, с корневыми системами по посад, в таком приказном тоне – мне не дарили…

Еще когда заходили в первый день к нему, я обратила внимание на размеры квартиры и на обстановку – это было что-то с чем-то. Все было заставлено антикварной мебелью в едином стиле. Даже комната Алика не исключение. Компьютер и не один, на шикарном дубовом столе, куча навороченной техники явно не российской, явно брендовые его шмотки. И огромное количество книг по юриспруденции.

– Это чье? – я указывала на стеллаж с книгами за моей спиной, – родителей?

– Ну почему сразу их? Мое. Я на юридическом учусь – заочно. А в милиции я водителем работаю, как раз и опыта со связями и набираюсь – в поле. С родителями сразу договорился, они в мою жизнь не лезут. А давай я тебя с ними познакомлю, кстати! Как раз повод будет – у них 25 лет совместной жизни скоро, они с отпуска прилетят и познакомишься!

Глава 3. Вся жизнь игра – а мы всего лишь ноты (18 лет)

Не поверите! Мой участковый работает на семью Алика. После первых дней мы поехали к нему на работу в гараж, и я обрадовалась, увидев там Семеныча. Оказывается Семеныч, выйдя на пенсию (не подозревала, что так рано выходят на пенсию), организовал Охранное агентство и теперь оказывает услуги отцу Алика, который был очень известный бизнесмен у нас в городе. Не знала…)))

И это именно им доложил Семеныч, что дома появился новый человек. Ведь именно его Агентство проводило в квартиру и на дачу сигнализацию и наблюдение. И именно Семеныч получил задание узнать, кто же я такая и чем дышу, всю инфу вплоть до размера трусов. Наверное ранее он не получал более легких денег, чем за меня… Ведь знал он меня как облупленную, с самых моих малых лет.

И к моменту приезда родителей из отпуска, они уже были заочно со мной знакомы… Но я-то нет… И это был такой стресс – ведь я никогда не была представлена ничьим родителям, да еще и так скоро. На пятый день знакомства. Я была в прострации и шоке. Зачем???

– Мам, пап, знакомьтесь – это Лора, она моя невеста.

Удивление на лицах было у 75% лиц в комнате. Включая мое.

– Ааааа, меня может, надо было спросить заранее? – я даже не нашлась сразу, как ответить культурно, поэтому брякнула первое, что пришло в голову.

АнфисА (так звали маму Алика) молча сглотнула и произнесла:

– Ну, жизнь, конечно твоя, но может вы хоть поживете немного и поймете, а стоит ли? Тебе ведь еще учиться 2 года.

Вот тут я с его мамой была абсолютно солидарна! Как-то все странно и быстро настолько, что моя голова не успевала обрабатывать информацию и думать, хочу ли я чего- либо такого. Папа в этом же вопросе был более интересен:

– Да ладно! Ты сама вспомни, как мы с тобой на третий день заявление подали – никто не помер, живем уже 25 лет. И они проживут. А познакомится, пока ждут регистрации, успеют.

Тут меня попустило, я не хуже Скарлет из «Унесенных ветром» сказала себе: "Я подумаю об этом завтра"… и постаралась насладиться моментом.

И стала присматриваться к его предкам. Люди были адекватные, мне дали возможность отдышаться и не участвовать пока в общей беседе. Не выспрашивали "под яркой лампой" о моих родителях и родственниках, я потом поняла, о них они знали уже абсолютно все, из доклада Семеныча. Они рассказывали о своих путешествиях и разных странах. Что дало и мне возможность вставить свои 5 копеек, про Швейцарию и отель Кемпински, мост Капельбрюкке, Стамбул и случай в ванне – когда я не знала, как включить джакузи в номере, про то, как ездила в Стоунхендж и Ливерпуль, и что Ливерпуль мне показался намного интересней.

И тут я понимаю, что мне пора заткнуться. Как-то стало неуютно. А отец и вовсе вышел в коридор, держа в руках телефонную трубку.

И тут до меня дошло, в чем дело, когда я случайно подслушала, как отец Альмариса назвал своего оппонента:

– Семеныч, быстро к нам на адрес. Мухой!

Я поняла, если я сейчас не начну исправлять ситуацию – тучи над моей головой сгустятся еще больше и такой доброжелательной атмосферы мне с его родителями больше не достичь.

 

– Шавкат Нуриевич, а Вы случайно не Семеновичу, бывшему участковому звонили? Он замечательный человек и я его знаю практически со своих лет 10. Он всегда все наши детские шалости предотвращал. А однажды и вовсе помог, от пацанов отбиться.

Ну, ведь не говорить же ему прямо, что он мне «бригаду» подогнал для назидания и выполнения мести над Педофилом.

Взгляд отца Алика просветлел, а Семеныч уже вовсю трезвонил в дверь. АнфисА переморгнулась с мужем и продолжила отвлекать меня рассказом. А Шавкат Нуриевич с Семеновичем вышли в гостиную. Уж не знаю я, о чем они там шептались, но Семеныч меня позвал на кухню для разговора «тет-а-тет».

– Ты что им рассказала про Швейцарию, ведь они тебя узнали. Ведь это ты была победителем в конкурсе, а они там присутствовали. Колись или сдам тебя им, со всеми потрохами!

Я по-быстрому рассказала, о чем именно был рассказ мой за столом, у Семеныча глаза сощурились.

– А… ты с кем там была?

– Ну, Жиль – переводчик… Пуаро – Мастер, ну и Губернатор…

– Охуеть, там девки пляшут! Губернатор… нифига ж себе Земля квадратная, Губу за поворотом встретить! Давно его не видел. Я же служил под его началом.

Глава 4. Дача (18 лет)

Впрочем, выяснить у Семеныча подробностей насчет Губернатора и как они познакомились – времени не было, и я отложила все на потом. Но… такие совпадения, уж очень подозрительны как по мне…

И разговор за столом снова перешел в плоскость дружеского общения. Алик искренне сидел и не мог понять, о чем я это с его родителями разговариваю, да еще и на общие темы и непонимающе таращился и пихал меня под столом ногой.

– Лора, можно тебя на минуту? – он аккуратно отлепил меня от Анфисы, с которой мы уже обсуждали, что стоит взять в винный погреб, а от чего ближайшее время стоит избавиться. Ведь в этом году был шикарный урожай в Испании.

– Да, конечно, простите меня…

И когда я вышла с ним в комнату, начался форменный допрос. Ууууу, как он сначала сверкал глазами, узнав, что я с мужчиной старше его отца, покаталась по миру. Но когда я упомянула имя и отчество Губернатора, расплылся в абсолютной улыбке:

– Так это дядя Губернатор…. Ну так бы и сказала, а я уже черт знает что подумал! Ведь они с отцом начинали бизнес вместе, вот только дядя пошел выше, а папа посчитал, что ему и этого хватит. Быть лучше первым парнем на деревне, чем в пятой сотне городским. А где Вы с Губернатором познакомились?

Я рассказала Альмарису все без утайки как можно короче, и обед по поводу 25-летия семейной жизни родителей продолжился своим чередом. И к концу знакомства я уже была – «своя в доску». Вот так, кто бы мог подумать, что мир настолько тесен.

А назавтра было знакомство с дачей. Ну как с дачей – это тихо сказано – вот так будет лучше – Дача.

Это было родовое гнездо теперь уже нашей общей семьи. Блин, так непривычно – я чья-то невеста. А особенно осознавать, что я – невеста Альмариса.

Семеныч и на Даче был в своей стихии. Там все буквально было нашпиговано камерами. Алик дурачился и корчил рожи, перед каждой, как только мы появлялись в ее видимости.

– Не поняла! И над кроватью тоже? И с боку? Тут что, фильмы снимают? Хмммм, однако – а эта мысль мне нравится…

И еще Алик мне показал – как все это можно отключить, ну так… на всякий случай, ведь все камеры выходили на монитор к Семенычу. Ибо нефиг смотреть, пока мы тут трахаемся как кролики. Щелк тумблером рядом с кроватью – и нет проблем.

Вау! Рядом с Дачей было озеро! И это озеро фактически наполовину принадлежало им. Ведь участок был 48 соток и все сотки располагались вдоль озера, сплошь заросшие деревьями, с садом и дорожками, проложенными строго в соответствии с законами геометрии. Там явно поработал ландшафтный архитектор. Потому, как глаз отдыхал на практически любой детали. И радовал своей эстетичностью, хотя пейзаж внешне казался абсолютно естественным и не тронутый рукой человека.

Что создавало Семеновичу порой немало проблем. Многие думали, что деревья и пляж никому не принадлежат и переплывали озеро в надежде поваляться на песочке, а тут такой бах и охранник, в полном боевом облачении и с автоматом, выскакивает на берег. А им несолоно – хлебавши, приходилось плыть обратно.

– Хватит уже таращиться на листочки с деревьями, скидывай одежку, прыгай ко мне, золотко ты мое!

Алик купался в озере в солнечных очках, от того казался еще более загадочным. И таким нереальным. А у меня сердце щемило от нехороших предчувствий и так хотелось плакать, что просто горло мое перехватило и пришлось сделать вид, что в глаз попала соринка.

– Что? Что случилось, дай посмотрю…

Я разрыдалась, как маленькая девочка… Было так жалко то, чего не произойдет, столь ярко я увидела картинку, что мурашки побежали от самых ног до сердца. Нет-нет-нет-нет… Господи, сделай так, что бы это не оказалось правдой! Мамочки, ну почему мне это придется пройти…

– Эй, ты чего? Тебе больно, любимая, ты чего плачешь?

Глава 5. Я в него влюбилась! (18 лет)

И буквально на следующий день мы подали заявление в ЗАГС. И там – смех, и хохот и приколы. Он не исправим.

Наталью я все так же не посвящала в наше столь стремительное образование новой семейной пары. Все закрутилось столь быстро, что мне просто было некогда. А тут еще потребовалось сразу после ЗАГСа решать вопрос с РЖД о неправомерном увеличении стоимости вагоно-километра при доставке очередной партии. И я вынуждена была ехать поездом в Москву, билетов летом, увы, в кассах Аэрофлота не оказалось.

Провожала меня как раз Наталюха. И в последнюю секунду подскочил к вагону Алик, с пакетом в руках:

– Знаю я тебя! В поезде пригодится, ведь ты как всегда супер-занятая герл… Все, я покатил! После еще надо закупаться на рынке, родители просили, у них сегодня гости.

Чего-чего, но на людях мы себя вели просто как хорошие знакомые, честно, к другому поведению я пока не привыкла – все закрутилось молниеносно.

Я заглянула в пакет – и улыбнулась – курица жареная, вареные яйца, картошка с помидорами свежими… Да мой ты хороший! Это так приятно!

Наталья времени не теряла:

– Добросишь до города?

Поезд планомерно отмерял свой ход, унося меня навстречу неизбежному. Работа тоже не давала много свободного времени. Вот что такое-то? – то сидишь как овощ и в делах тишина, а тут раз – крутишься как белка в колесе. Так и я. И, уже вернувшись с Москвы, первую я увидела Наталью. Всю в слезах:

– Лора! Вовка меня бросил, сказал, что курица не птица, а я хуже курицы… ааааа, ну почему у тебя всегда мужики лучше, чем у меня! Ведь даже Алик сказал, что он никогда со мной в кровать не ляжет, потому как со мной и поговорить не о чем! Ну как не о чем? Ведь так все было хорошо!

ЧТО?

Тссс… стоп… все хорошо… надо просто молча дослушать… не делай выводов, Лора, не делай.

После того, как у них с Вовчиком все было, и он стал получать постоянную и регулярную разрядку – он начал оглядываться вокруг. И обнаружил, что есть гораздо более интересные девушки, с которыми гораздо интересней, чем с Натальей. Я его могу понять, Наталья действительно была очень наивна и по-детски мила в своих чаяниях и надеждах с мечтами о семье. Ведь она всего лишь хотела стать хорошей ему женой, корпящей над выводком «цыплят». Ведь она не видела другого примера перед глазами – многодетная семья дает в основном такую модель. И такая модель не самая худшая.

Но есть же еще и другие девушки – яркие, самодостаточные, гордые, амбициозные – вот как раз на них и западал Вован. А не на все готовую ради него Наталью. Я пыталась до нее донести этот факт – но разве мозги работают, когда ты обижена – поэтому информация пролетела мимо ее прелестных ушек. Кто еще есть в пределах видимости? Ну конечно тот, кого видишь часто.

А часто на глаза стал попадаться Алик. И мы ведь виду не подаем, что между нами что-то есть. Вот Наталья и решила – а охомутаю-ка я Алика. И Наталья приступила к реализации плана.

Как раз тогда, когда меня провожали в Москву, она напросилась помочь ему в покупках на рынке. Ведь реально она в этом разбиралась – приготовь-ка на 11 человек каждый день. И Алик согласился – всяко проще, чем самому все выбирать и покупать. Да когда еще так настойчиво предлагают помощь, в которой ты в данный момент нуждаешься.

Наталья в подробностях рассказывала мне, как они ехали, о чем говорили, как «он посмотрел на нее» и «я ему понравилась» (тут мои брови, наверное, встали параллельно друг другу в недоумении). Как взял ее за руку, когда забирал из рук у нее пакет (???). А потом:

– Лорка, я ему нравлюсь! – он, когда привез меня домой, даже сказал «Что бы я без тебя делал! Спасибо тебе» и поцеловал.

– В губы? – мое недоумение вырвалось наружу.

– Нет,… он такой воспитанный и скромный, в первый раз меня поцеловал в щечку… – а я в него влюбилась!

Рейтинг@Mail.ru