Невидимый мир. Глоцинад. Книга третья

Howard Han
Невидимый мир. Глоцинад. Книга третья

Глава 1

Луакрианский планетарный уровень.

Три хайвы до выхода армады Мирвара из Чрева.

***

– Генерал! Фрактальная болтанка! Мы почти у цели! – взволнованно выкрикнула Серена.

Мирварианский повелитель вцепился в трон и всеми мускулами могучего тела отрабатывал неистовую тряску.

– Генау! – злобно брызжа слюной, прорычал Кентару, и тут же, хватаясь за поручни, спотыкаясь, к нему подбежал полковник.

– Выясни, почему так трясёт! Быстро!

– Слушаюсь, генерал! – испуганно рявкнул Генау и поспешил к капитану флагмана, который во всё горло орал на своих операторов.

– Не лезь к нему! – преградил путь Калатит. – Что тебе нужно?

Генау закричал Калатиту в ухо:

– Генерал послал меня спросить про тряску. Что происходит?

– Капитан понятия не имеет! – прошипел Калатит и заблокировал доступ к капитанскому мостику, встав поперёк марша. – Я не пущу тебя! Не сейчас! Уходи!

– Ты думаешь, такой ответ устроит Кентару?! – оскалив клыки, прорычал разгневанный Генау.

Глаза Калатита налились кровью. Сквозь зубы он ответил:

– Раньше в Чреве так не трясло. Скажи, что подобное творится на всех кораблях армады, а значит, речи о неисправности быть не может! Это само Чрево!

Генау гневно сощурился:

– Ну, смотри! Я так и передам генералу!

– Давай! – улыбнулся Калатит.

Генау схватился за поручни, быстро вернулся к генералу и доложил, перекрикивая стоны металла:

– Корабль исправен! Калатит считает, что с Чревом что-то не так!

– Раньше такого не было! – свирепо огрызнулся Кентару.

Полковник ретировался.

– Внимание! Выходим из Чрева! – бешено взвыла Серена.

Причудливые лиховолны за иллюминатором исчезли. Вместо них остались только тьма и планета, лежащая прямо по курсу. Флагман в последний раз тряхнуло, и вибрация пропала. Флот Мирвара вышел из Чрева.

В командном зале воцарилось молчание. Мирварианцы приходили в себя от зубодробительной тряски, беспокойно озираясь по сторонам.

Внезапно один из операторов схватился за голову и заорал, точно стая амунианских пираний одновременно вгрызлась в его разум и тело.

– М-м-м! – замычал второй, вскочил с кресла и мгновенно упал на пол, забившись в конвульсиях.

– Твою мать! – прорычала Серена и вытерла кулаком жирную каплю крови у себя под носом.

Не прошло и тридцати аркосий, как весь экипаж начал бесноваться, изрыгая рвоту и белую пену.

– Медика ко мне, быстро! – брызжа кровью, проорал генерал.

Но не тут-то было. Все словно сошли с ума. Капитанский мостик обуяло безумие. Кто-то бегал, расшибая себе лбы о приборные панели, кто-то бился в припадках на полу.

Кентару оказался чуть крепче остальных. Закалённый в жестоких боях, ветеран вскочил с трона и бросился через весь командный зал к медицинской ячейке, встроенной в стену возле выхода.

Снося на своём пути одуревших подчинённых, он добежал до заветной кнопки и со всей силой ударил по ней кулаком. Дверца открылась, и рука генерала обрушилась на полки, сбив все медикаменты на пол.

Препараты разлетелись на несколько сотеров. Упав на колени, Кентару стал маниакально искать пневмошприцы с инъекцией лиха.

Уже на грани провала в безумие он нашёл заветный металлический цилиндр, прислонил его к шее и нажал на кнопку. Игла пронзила мышечную ткань, и лихо проникло в тело.

Сплюнув сгусток кровавой слизи, Кентару мгновенно почувствовал облегчение. Он взял в руки шприцы и шаткой походкой направился на капитанский мостик, где в агонии бился Калатит.

Генерал тяжело выдохнул, встал на колени и вонзил иглу в шею полковника.

– На! Успокойся!

Тот перекатился на спину и пришёл в себя. Кентару со стонами встал и пнул Калатита в бочину.

– За работу!

Смахнув кровавые сопли, Калатит поднялся на ноги и принял управление кораблём на себя.

Генерал осмотрелся, дошёл до Генау, достал следующий шприц и нанёс удар в шею.

– Коли лихо всем, кого видишь! Шприцы возле аптечки, – встряхнул он Генау за плечи. Затем выпрямился и грозно зарычал:

– Р-а-а! Что это было?!

– Возможно, нас атакуют! – проревел Калатит, согнувшись над интерфейсом радара.

– Кто-о-о?! – свирепел генерал.

– Два корабля противника сошли с орбиты и летят в нашу сторону! – прохрипел Калатит.

– Активировать защитные экраны! Приготовиться к бою! – выкрикнул генерал.

– Защитное поле активировано, – раздался измученный женский голос. Серена вернулась на рабочее место.

Кентару внезапно почувствовал, как что-то щёлкнуло в мозгу. Его состояние резко улучшилось. Мистический лихококон укрыл флагман от агрессивной реальности и атак неизвестного врага. Перемены были столь кардинальными, что многократно превзошли благотворные эффекты от индивидуальной спасательной инъекции. Генерал на акросию замер, коснулся ладонью правого виска и обвёл взглядом весь командный зал. Мирварианцы приходили в себя. С пола поднимались даже те, кому не успели сделать укол.

– Щиты закрыли нас от какого-то адского излучения, – сдержанно произнёс генерал.

Изнурённые солдаты вняли словам повелителя и закивали в знак согласия. Генау, держась за голову, подошёл к генералу и дрожащим голосом сказал:

– Такое ощущение, что мы открыли портал в Ад.

– Тише ты! – рявкнул Кентару. – Разведданные говорят об обратном. Ждём визита хозяев. Там видно будет.

– Что это за страшное оружие? Как вы думаете? – отчищая лицо от соплей и крови, спросил полковник.

– Может, это и не оружие! Не факт, что нас вообще атаковали! – болезненно сощурился Кентару и тяжело сглотнул слюну.

– Тогда что, в конце концов, происходит? – тихо, чтобы никто не слышал, спросил Генау.

Генерал с презрением посмотрел на полковника:

– Не напрягай меня. Возьми себя в руки. Думай! Ты же изучал устройство Вселенной и прекрасно знаешь, что такое возможно. И мир, на который мы собирались напасть, изучал тоже! Прекращай изображать идиота.

– Простите, повелитель. Тяжело соображаю, – тоскливо склонил голову Генау.

– Ладно, – важно произнёс Кентару, усаживаясь в трон, – действуем по стандартной схеме.

– Если это то, на что вы намекаете… Мы будем атаковать? – сдавленно произнёс полковник.

– Безусловно! – прорычал Кентару.

– А если у них есть чем ответить? – боязливо спросил Генау.

– Ты-ы! Слабоумный недоносок! Меня когда-нибудь это останавливало? – зашипел Кентару.

– Нет, генерал! Не припоминаю! – растерялся полковник.

– Знай, с кем пререкаешься! Так можно договориться и до расстрела!

– Молчу повелитель. Приношу свои извинения! – склонил голову Генау. – Это всё шок.

Кентару свысока посмотрел на кающегося полковника, перевёл взор на капитанский мостик и панорамные иллюминаторы флагмана.

Два сверкающих болида на огромной скорости неслись к флоту Мирвара. В отличие от мрачного вида боевых кораблей мирварианской армады, суда хозяев напоминали транспортники царских персон.

– Корабли противника затормаживаются! – доложила Серена.

– Давай-давай, – стуча пальцами по подлокотнику, скалился Кентару.

– Противник запросил видеосвязь! – доложила Серена, повернувшись вполоборота к генералу.

– Включай, – важно произнёс тот.

– Связь установлена! Принимаем изображение! – кивнула Серена, и в тот же миг на видеоинтерфейсе появилась фигура пришельца.

Синеликий человекоподобный гуманоид в военной форме, с короткими белыми волосами и голубыми глазами появился на экране. Сразу стало понятно, что его поразила внешность непрошеных гостей. Усмирив эмоции, пилот болида обратился к визитёрам. С экрана донёсся то ли свист, то ли пение, отчего весь персонал командного зала поморщился в недоумении.

– Активирован переводчик, – сообщила Серена.

Свист стал мало-помалу переводиться:

– Кто вы есть? Откуда прилететь и цель?

– Генерал! Прошу прощения за качество перевода! Пока мало данных! – тревожно сообщила Серена.

– Ничего, ничего. Я прекрасно понимаю, что он говорит. Они все говорят примерно одно и то же, – сказал генерал, и в командном зале послышались усмешки.

– Ты-ы! – воскликнул Кентару, глядя в видеоэкран. – Назови себя! Назови планету! И скажи! Зачем ты атаковал нас?!

Пилот смутился и завертел головой, переключая интерфейсы в своём корабле.

– У них тоже есть переводчик, – прошептал Генау, посмотрев в сторону генерала. Тот с ухмылкой кивнул.

– Моё имя Вириар! Мой планет Луакра! Мы не нападать на вас! – произнёс пилот.

Генерал задумчиво прищурился, незаметно для окружающих поводил языком по нёбу и спокойным голосом спросил:

– Зайдёшь на мой корабль пообщаться?

– Нет! Сначала назвать себя. Цель вашего визита? – нахмурился Вириар.

На лице генерала нервно дёрнулись мускулы и появилась ехидная улыбка.

– Перед тобой армада Мирвара! Мы прибыли с дружеским визитом!

Пилот смущённо выслушал перевод реплики пришельца и с выдохом сказал:

– Ваш флот не выглядит, как друг! Зачем вы пришёл к нам с таким количеством оружие? Кто вы?

Правое веко генерала дёрнулось в тике.

– Я Кентару! Повелитель армады! Флот меня сопровождает! Я так хожу в гости, луакрианин!

Вириар ещё больше нахмурился.

– Что ваш интерес?

– Ты знаешь… – затянул генерал, – меня интересует Луакра.

– Луакра? – переспросил Вириар. – Что вам забыть на Луакре?

Генерал кашлянул, прикрыв рот кулаком.

– Так ты заходи ко мне на корабль, я тебе всё объясню!

– Внимание! Делать вам предупредить! Уводить свой армада! Я доложить своему командование! У вас агрессивные намерения! Наш флот прибудет сюда в течение пять кастх! – взволновано возразил пилот.

– Да ты сам какой-то агрессивный, – сухо сказал генерал. – Я-то с тобой по-хорошему. В гости тебя приглашаю. А ты…

 

Генау, стоящий рядом, расплылся в улыбке.

– Мы вас не звать! Вы плохо говорить! Я сообщить на Луакру! Сейчас будет другой разговор! – пригрозил Вириар.

– Да что ты, – улыбнулся Кентару. – Ну давай посмотрим, что ты нам приготовил.

– Внимание, с орбиты планеты сошла большая группировка кораблей. Флот противника набирает ход в нашу сторону. Время прибытия – семь хайв, – строгим голосом доложила Серена.

– Так ты отказываешься от моего великодушного приглашения зайти на беседу? – грозно спросил генерал, всматриваясь в экран видеосвязи.

– Я опознать ваш вопрос как попытка сделать захват, пленить! Мой ответ – отказаться! – мрачно сказал Вириар.

– Что ж! – пожал плечами генерал, посмотрев на экран исподлобья. – Я предлагал тебе три раза.

Калатит медленно повернулся к генералу и зловеще сверкнул глазами.

– Того что слева – в расход. Вириара – ко мне! – подчёркнуто спокойно распорядился Кентару.

Калатит повернулся назад и пересёкся взглядом с Сереной:

– Отключи связь.

Изображение пропало.

– Внимание! Объект слева – уничтожить! Объект справа – захватить! Пилот нужен живым! – скомандовал Калатит.

– Огонь! – заревела Серена.

Обнаружив угрозу атаки, левый борт Луакры заложил вираж и тут же был поражён выстрелом. Плазмоид сокрушительной мощи настиг беглеца и разорвал корпус корабля на мельчайшие кусочки.

Вириар резко рванул штурвал, пытаясь уйти с линии огня, но неведомая сила лишила корабль энергии. Двигатели погасли, все приборы отключились. Луакрианский болид начал притягиваться к грозному мирварианскому флагману.

– Противник захвачен! – доложила Серена.

– Ко мне этого дерзкого негодяя, – рявкнул Кентару.

– Генерал! Луакрианский флот открыл по нам огонь! – крикнула Серена.

– Всем кораблям рассредоточиться и принять бой! – разнёсся на всю армаду

приказ Калатита.

– Калатит! – позвал генерал полковника. – Чем по нам стреляют?

– Генерал! Мы опознали не все выстрелы! Частично это стандартные лучи смерти, по нашей классификации, а также плазмоиды в различных вариациях. Но есть и ещё кое-что… – запнулся полковник.

– Что же это? – поинтересовался Кентару.

– Неизвестно! Но прямо сейчас наши щиты пытается прорвать странная энергия! – потряхивая головой, выкрикнул Калатит.

– И что? Как наши щиты? – продолжал изображать спокойствие Кентару.

– Нагрузка сверхвысокая! На пределе! Но запас ещё есть. Выдержим!

Генерал резко подался вперёд и проревел:

– Открыть ответный огонь! Пусть знают! Мы не с пустыми руками сюда пожаловали! Атакуйте!

– Слушаюсь! Атакуем. Огонь! – скомандовал Калатит.

Армада вспыхнула плазмой. Навстречу Луакре полетели лучи и волны возмездия. Оба флота рассредоточились в пространстве, уворачиваясь от встречных ударов.

– Время контакта с противником тридцать аркосий! – прокричала Серена, держась за поручни.

Флагман пошёл на манёвр уклонения.

Всё засверкало. Заряды противника достигли области, где хайву назад дислоцировался флот Мирвара. Сияние и вспышки! Глаза резануло. Генерал накинул ремень безопасности и с прищуром посмотрел на театр боевых действий.

– Выпустить истребители! – закричал Калатит, и могучий флагман породил целый рой мелких смертоносных пчёл. Гравитационные катапульты в одно мгновение выстрелили тысячами штурмовиков, и те молниеносно взяли курс на флот противника.

– Схождение! – доложила Серена. – Три, два, один…

Противники перехлестнулись и увязли в бою. Тёмный металл Мирвара и блестящие структуры Луакры.

Полились реки плазмы. Засверкали лучи. В смертельной битве сошлись два разъярённых роя. Искушённый в войнах флот Мирвара и мистический флот Луакры. Грозными лучами они жалили друг друга. Испепеляли волнами. Разрывали таранами.

Флагман Кентару превратился в эпицентр фейерверка. Он неистово палил во все стороны разноцветными огнями. Прицельно. Очень точно.

Мистики Луакры оказывали поддержку с планеты: сводили с ума пилотов вражеских истребителей, лишённых мощного защитного поля. Разрывали им черепа, выводили из строя оборудование. Мирвар сокрушал числом и мощью. Армада, закалённая в тысячесменной войне, не ведала страха и с полным пренебрежением к смерти бросалась в любую схватку.

Хозяева – «теоретики» Луакры, благостные благочестивые воины – то и дело становились жертвами вероломной тактики прожжённых бойцов Мирвара.

Поднятый по тревоге флот Луакры ещё десять кастх назад вёл размеренную службу на орбите домашней планеты. И такое положение сохранялось с незапамятных времён. Тишина и спокойствие. Никаких боёв. Никаких визитёров. И тут, откуда ни возьмись, пришёл враг и сразу навязал бой. Армия Луакры была застигнута врасплох. И несмотря на это, воины бились так, будто родились и жили в военное время, а теперь и умирали. Безусловная отвага была и с той и с другой стороны, но боевой дух и военная выучка мирварианцев имели в этой схватке решающее значение. Луакра – миролюбивая планета. Мирвар пришёл убивать.

***

В космосе нет звуков. Только искры… Жуткая, скоротечная бойня. Парад смерти и боли. Лишь холодный вакуум знал, что в каждое мгновение погибала по меньшей мере сотня живых существ.

Вскоре вспышки стали затухать. Облако осколков и металлической рвани возникло на орбите Луакры.

***

Последние нимеши доживали славные пилоты Луакры, а мирварианские истребители, предвкушая скорую победу, издевались над противником, играя в поддавки. В эфире армады стоял злобный гогот и кровожадное улюлюканье.

Ещё мгновение и последний корабль луакрианского флота разошёлся надвое под рассекающим лучом лиха. Спустя всего четверть мухурты бой был закончен. Флот Луакры перестал существовать. С орбиты больше никто не срывался, а значит, Мирвар праздновал победу в схватке.

– Собрать строй! – грозно скомандовал Калатит. – Серена, отключи эфир с громкой связи!

После невероятного всплеска эмоций и адреналина в командном зале воцарилась тишина.

На лицах операторов, военачальников, капитана и самого генерала застыл животный оскал. Хищники наслаждались победой. Слабый пал жертвой сильного – непередаваемое чувство насыщения после изнурительной погони.

Грозные воины Луакры превратились в космическую пыль. Перед слегка потрёпанной армадой Мирвара сияла беззащитная, осиротевшая планета.

– Группы захвата на все орбитальные станции! При отказе экипажей сдаться – уничтожить! – скомандовал Кентару.

В сторону Луакры устремились истребители и десантные корабли, яростно сверкая зелёным лихом. Судьба уцелевшей орбитальной группировки теперь была в их руках.

– Поздравляю, генерал! – захлёбываясь от переполняющего восторга, воскликнул Генау.

Кентару сменил оскал на улыбку.

– Ну что ты. Не стоит. Это всего лишь очередная победа. Общая заслуга, – с наигранным дружелюбием ответил он.

– Генерал! Есть данные по потерям! – обратилась к повелителю Серена.

– Докладывай, – посмотрел на неё Кентару.

– Потери в истребителях – 356, в десантных кораблях – 48, в эсминцах – 1, в кораблях технического обеспечения – 1, в планетарных перепахивателях – 12, потери в живой силе – 1469 солдат и офицеров. Флагман без повреждений. Оценка ущерба от столкновения – 17 процентов, – закончила Серена.

– Один из лучших моих боёв, – покачал головой Кентару. – Какой-то мизер.

Все закивали. Раздалась пара неловких хлопков от особо эмоциональных персон, желающих в порыве радости одарить повелителя овациями.

Генерал медленно и важно поднялся с трона, опираясь могучими руками на подлокотники, и с достоинством склонил голову.

– Право, не нужно комплиментов! Все же понимают, что это только начало и предстоит ещё много работы. Я думаю, вы согласитесь, что инцидент на выходе из Чрева слегка омрачает нашу победу.

– Да делов-то осталось! – расплылся в улыбке Генау.

– Завали пасть, – внезапно озлобился генерал.

Полковник изменился в лице.

– Всем спасибо! Я удаляюсь на беседу с военнопленным! – сказал Кентару благодарной аудитории.

– Браво! Браво! – послышалось с разных сторон.

Генерал отмахнулся и неспешной походкой направился к выходу из командного зала. Вечный спутник Генау последовал за ним.

***

– Подхалимаж в нашем коллективе зашкаливает, – сказал генерал, как только за ним и полковником сомкнулись двери.

– Что вы, повелитель! Это искренние эмоции преданных воинов, – мгновенно подхватил Генау.

– И ты, Генау, самый мерзкий из всех известных мне подхалимов, – прорычал Кентару.

Полковник округлил глаза, замедлил шаг и вскоре вовсе остановился.

– Пойдём! Я пошутил! – обернулся Кентару.

Генау вышел из ступора, бегом догнал военачальника и пошёл по коридору вровень с ним.

https://vk.com/howardhan

Глава 2

Энергетический захват затянул болид Вириара в шлюз флагмана, и на стоянке его окружили воины армады. Какое-то время все молча разглядывали корабль, пока группа техников не нарушила тишину, с грохотом подкатив к болиду телегу с оборудованием.

– Вот здесь дверь! Видишь рамку?! Настраивай резак! – сказал один техник другому.

Возле корабля появился начальник ангара, встал напротив лобового иллюминатора корабля, через которое виднелся контур луакрианского пилота, и жестами показал, чтобы тот надел дыхательное оборудование.

Тем временем в руках одного из техников затрещал плазменный резак. Но не успел он коснуться корпуса корабля, как по ту сторону послышался механический звук, и через несколько аркосий люк открылся. Перед солдатами возникла фигура Вириара – воина Луакры – в респираторе, трубки от которого уходили ему за спину, к ранцу, где находился баллон со сжатым луакрианским воздухом.

Вириар обвёл пленителей тяжёлым взглядом, медленно поднёс руку к лицу и отодвинул маску. Мирварианцы стояли молча и мрачно смотрели на него.

Вириар осторожно вдохнул, попробовав инопланетный воздух на вкус. Его лицо в тот же миг исказилось в гримасе отвращения: стоял терпкий запах жжёной резины. Но обонятельные рецепторы быстро адаптировались, и Вириар совладал с собой. Он перекрыл подачу дыхательной смеси и убрал маску за пояс. Превозмогая дурноту, он начал дышать воздухом Мирвара.

– Кто-нибудь, – вполголоса сказал техник, взгляд которого застыл на лице пилота, – принесите лестницу.

Солдаты стали перешёптываться и взволнованно переглядываться. Бластеры опустились, и от былой напряжённости не осталось и следа.

Воин Луакры молча стоял и ждал, пока один из техников добежит до корабля с лестницей в руках. Тем временем на лицах присутствующих нарастало изумление. Все, кому был доступен лик Вириара, начали млеть и расслабляться.

Крюки лестницы брякнули по металлу корабля.

– Пожалуйста! – сказал взволнованный техник.

Хотя Вириар, кроме бурлящего клокота, ничего не услышал, дальнейший ход действий был предельно ясен: он медленно спустился по трапу.

Три воина, спокойно и совсем не по-военному, подошли к пленнику. Двое встали по обе стороны от него, а один – напротив. Взоры мирварианца и луакрианина встретились, но, не выдержав прямого взгляда, зелёный воин тут же опустил глаза в пол.

– Мы сопроводим вас в комнату для допросов, – пробурлил солдат и показал наручники.

Взор Вириара слегка заострился, и он просто кивнул в ответ, предположив, о чём может идти речь. Пленник вытянул руки, и на запястьях тут же сомкнулись оковы.

Поведение мирварианца выдавало растерянность, но, пытаясь напустить на себя военную крутость, он резко, хотя и неуклюже, развернулся на сто восемьдесят градусов и показал остальным, что пора идти.

Группа зашагала к выходу из ангара. Оставшиеся воины Мирвара скучковались и стали смотреть им вслед.

– Знаешь, друг, – сказал один солдат, положив могучую руку на плечо товарища, – с этим синим что-то не так.

– Ты тоже это почувствовал? – взволнованным шёпотом ответил тот, не отводя взгляда от уходящего пленника.

– Я встречал много разных представителей других рас, но такого вижу впервые, – с восхищением произнёс первый.

– Представителей? Других рас? Ничего себе ты завернул! Раньше же были «инопланетяшки», – сказал второй и тут же смутился.

– Язык не поворачивается так назвать синего, – ответил первый.

– Слушай! – обернувшись сказал второй. – Я тоже почувствовал. Я даже думать плохо о нём не могу. Что происходит?

– Не понимаю, – выдохнул первый.

– Не знаю, дружище. Этот луакрианин крут, по-моему. Очень крут. Но вот в чём? – ответил второй.

– Мне тоже кажется, что он неплохой парень.

– Я тут подслушал ваш разговор, девчонки, – воткнулся в беседу третий, – думаю, вы оба грёбаные слюнтяи! Ведёте себя как тухлые сладкожоры! Распустили сопли, твою мать!

 

– Да пошёл ты! – ответил первый.

– Кусок говна! – поддержал второй.

***

Солдаты вывели пленника в заполненную персоналом основную галерею флагмана. В этой части гигантского корабля кипела суматошная жизнь. То и дело пролетали кары, перевозящие грузы или солдат. Все куда-то спешили, были напряжены и заняты своими делами.

Картина выглядела вполне обычно для крупного судна с многотысячным экипажем, если бы не одно но. После столкновения с неизвестной энергией все без исключения выглядели так, словно с жуткого похмелья или после пьяной драки: взъерошенные волосы, засохшая кровь и разводы от слёз и слизи на лицах.

Но всё резко изменилось, когда в центральную логистическую артерию корабля вступили четверо идущих из ангара. Искушённая мирварианская публика, повидавшая немало экзотических инопланетных гуманоидов, была потрясена обликом синеликого пришельца. Пленник был хорошо сложен и на голову возвышался над окружающими. На фоне широкоплечих солдат он казался стройным красавцем.

Луакрианин приковал к себе всеобщее внимание, и артерия встала. Где-то осиротело бибикнул кар, и даже движение транспорта прекратилось.

Увидев странное поведение своих соплеменников и ощутив, как все пялятся на Вириара, группа сопровождения заметно растерялась. Но армия – дело такое: «Теряйся не теряйся, а идти всё равно надо!»

– Дайте дорогу! Разойдитесь! – прикрикивал ведущий конвоир. Народ молча расступался, продолжая смотреть на пленника.

Инъекции лиха и защитное поле вокруг флагмана оберегали мирварианцев от смерти в безумии, и сейчас, приходя в себя, созерцая идущего инопланетянина, они, один за одним, отчего-то стали улыбаться. Это странно, неправильно и крайне нетипично для Мирвара, но факт остаётся фактом: огромная толпа мирварианцев мило улыбалась, глазея на синеликого гостя.

Конвой раздвигал толпу, прокладывая дорогу. Галерея была длинной, и задача эта была не из лёгких, но бойцы как могли справлялись.

– Дорогу! Разойдись! – повторял впередиидущий.

Так, с криками и толканиями, они дошли до нужной двери и скрылись в одном из многочисленных коридорных ответвлений от центральной артерии.

Как только стало спокойнее, ведущий солдат на ходу оглянулся на пленника и задумчиво отвернулся.

– Кто ты такой? – мрачно произнёс он вполголоса. Вириар услышал, как спереди что-то отвратительно проклокотало.

Через несколько хайв они предстали перед входом в допросный пункт. У двери был выставлен караул: два солдата с бластерами.

– Привели пленника! – доложил ведущий солдат.

Караул даже не посмотрел на него. Взор солдат тут же захватил образ пришельца.

– Проходите, пожалуйста! – сказал один из караульных и дотронулся до панели замка. Дверь распахнулась. Группа зашла внутрь.

В просторном помещении для наблюдения стояли стол и несколько кресел, в которых сидели мирварианские военачальники в чёрных кожаных плащах. Свет был приглушён, на зелёных лицах появились тени улыбок. За большим затемнённым стеклом находилась ещё одна комната, та самая допросная, к которой подвели пленника.

Старший сопровождающий открыл дверь и посмотрел на Вириара.

– Заходи, – с виду спокойно, но всё же с какой-то опаской произнёс он и дополнил приказ приглашающим жестом руки.

Вириар всё понял и шагнул в допросную. Двери за ним сомкнулись. Немного осмотревшись, он выбрал себе одно из двух кресел, стоящих по обе стороны большого стола, скромно сел и сложил руки на коленях. Посмотрев на стекло, которое с обратной стороны было прозрачным, он увидел своё отражение.

– Ясно, – тихо выдохнул Вириар.

Хайв десять пленник находился в одиночестве и свыкался с отвратительным мирварианским воздухом. Пару раз он прикладывал к лицу маску, чтобы вдохнуть родной дыхательной смеси, а затем снова пытался приспособиться к атмосфере корабля. Он так сильно погрузился в этот процесс, что вздрогнул от неожиданности, когда дверные панели разъехались и на входе появился знакомый по видеоконтакту повелитель армады.

Кентару на аркосию замешкался. Оказалось, что созерцать инопланетянина на экране и вживую не одно и то же. Лик Вириара смущал, и, хотя генерал не выдал этого, мысли его спутались, а полный гнева настрой улетучился.

– Ну, здравствуй! – настороженно сказал он, и в ушах Вириара раздалась луакрианская речь.

– Здравствуйте! – ответил синеликий на мирварианском и с удивлением осмотрелся.

– Это звуковой луч. Я говорю – ты слышишь синхронный перевод с моего языка на твой и наоборот, – пояснил генерал. – Я, пожалуй, присяду, – косясь на Вириара, вежливо сказал Кентару.

Пленник непроизвольно кивнул, и генерал уселся напротив.

Пристально посмотрев на Вириара и напустив на себя хмурости, он произнёс:

– Ты в курсе, что флот Луакры пал?

Вириар моргнул бездонными голубыми глазами и смущённо ответил:

– Вы в этом уверены?

– На все сто, – медленно протянул генерал. – Ты просто не видел саму схватку. К сожалению.

Вириар медленно опустил взгляд и уставился в стол.

– Ваши солдаты неплохо сражались, – сверля пришельца изучающим взглядом, сказал Кентару.

– Вы напали на нас, – ожил Вириар, – но зачем? Кто вы? Откуда вы пришли?

– Я понимаю, тебя мучают вопросы, и я, конечно же, постараюсь удовлетворить твоё любопытство. Но надеюсь, что и ты не уйдёшь в молчанку. Надеюсь, что у нас получится разговор. Нормальная беседа. Не как в прошлый раз, когда у нас не заладилось.

– Что вы от меня надеетесь услышать? – настороженно спросил Вириар.

– Немного про вашу планету, про её жителей, про некоторые виды энергии, которыми ваш флот нас атаковал. Ничего особенного я не спрошу. Просто дружеская беседа на разные темы, – улыбнулся Кентару.

– Я преданный воин Луакры. Военных секретов вам выдавать не собираюсь. Можете делать со мной что угодно. Не теряйте времени. Я буду молчать.

– Военных секретов? Умоляю тебя. Какие секреты? Вашей армии больше не существует. Я не пытаюсь узнать, как победить вас. Я уже и так это сделал. Тебе больше нечего защищать и отстаивать. В космическом пространстве Луакры больше нет воинов, нет сопротивления. Ваш дом в полном нашем распоряжении. Так что расслабься. Просто поведай, для истории, что это было? Уверяю, мой интерес исключительно познавательный.

Вириар прикрыл глаза и прислонил маску к лицу. Немного продышавшись своим воздухом, он убрал её под стол и посмотрел на генерала.

– Можете подтвердить свои слова? – задал он вопрос печальным голосом.

– Ну конечно, – развёл руками Кентару.

Вириар слегка прищурился, пытаясь разгадать намёк собеседника.

– Разве мы общались бы с тобой сейчас, в случае вашей победы? – спросил генерал.

Вириар опустил взгляд в стол.

– Нет… Ладно, я понял вас. Но кто вы?

Кентару убрал мускулистые руки под стол и сменил позу, чуть наклонившись вперёд.

– Я с планеты Мирвар. Ты мог видеть в космосе один из наших флотов. Я генерал Кентару, повелитель этой армады.

– Зачем вы сюда прилетели?

– Всё очень просто, луакрианин. Мы делаем это уже на протяжении тысячи смен.

– Что вы имеете в виду? – поинтересовался пленник.

– Захватываем миры. – Кентару стал сверлить взглядом собеседника.

– Захватываете? Вы захватчики? Вот так просто? – возмутился Вириар.

– Так просто… А что тут такого? – улыбнулся мирварианец.

– Это немыслимо. Что вами движет? Зачем вы это делаете?

– Что значит немыслимо? Всё вполне объяснимо, – парировал генерал. – Ресурсы, технологии, знания. Вот короткий список нашей мотивации.

– Кто дал вам право так поступать? – прищурился Вириар.

Генерал откинулся на спинку.

– Знаешь, никто. Но никто и не был против. Понимаешь? – медленно и важно протянул он. – Знакомо тебе право сильного?

– Нет, конечно. Что за право такое? – поморщился пленник.

– Не лукавь. Ты же воин! Неужели не понял, о чём идёт речь?

– Впервые слышу. Что вы имеете в виду? – Вириар сделал несколько вдохов из маски.

– Право сильного – брать что хочешь и когда хочешь! – сверкнул глазами генерал.

– Это очень примитивно, – покачал головой синеликий.

– Ты так считаешь? – Брови Кентару поползли вверх от удивления.

– Не существует такого права в мире людей. Сила – аргумент животных, – ответил Вириар. – Что же за мир такой у вас, если вы решили вести себя подобным образом?

– Ты очень грамотно заметил, луакрианин. Мир у нас не простой, прямо скажем. Жестокий и даже где-то безжалостный. И не только по отношению к таким, как вы, но и к нам самим. Наша доктрина прославляет культ силы, велит нам действовать и использовать все права, связанные с этим преимуществом.

– Что за безумие?

– Отнюдь. Это право, которое даровало нам время, – протянул генерал.

– Я не понимаю вас, – смутился пленник.

– А я объясню. В прошлом, когда Мирвар только вставал на ноги, мы пытались общаться с такими, как вы. Миром пытались налаживать контакты. Но всё всегда кончалось печально. Война! Знаешь, когда со слабыми разговариваешь как с равными, они начинают борзеть. Приходилось показывать им положенное место. И так было раз за разом. Что греха таить – каждый раз. Всегда было одно и то же. Поэтому наши правители в незапамятные времена утвердили доктрину о захвате любого обнаруженного мира. Она гласит, что нет смысла тратить время на разговоры. Никто по доброй воле нам ничего не отдаст. Именно поэтому Мирвар стал действовать таким образом. Ну а как конкретно, ты уже и сам понял.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru