Питерские заметки

Харитон
Питерские заметки

Предисловие от автора

Какое забавное слово – автор. Мне до сих пор кажется, что я во все это играю, и что все понарошку, и скоро я снова рассажу все игрушки на диван от самого большого к самому маленькому. Поставлю им оценки, вылечу их, продам книжки и тарелочки и уложу всех спать. Потом поиграю во взрослую деловую даму, надену мамины каблуки, возьму папин портфель и пошагаю из комнаты в комнату. Потом мне захочется спасти своего брата (зайца), я натяну маску, обвяжусь поясами, возьму кинжал и буду прыгать через горы и лаву со спинки дивана.

А теперь настоящее предисловие. К двадцати одному году я вдруг решила, что страсть как хочу играть на сцене. В июне записалась на прослушивания и поехала. В Москве все удачно провалила, в Питере тоже, но об этом мне захотелось рассказать отдельно. К сожалению, дневник эмоциональной стабильности я начала вести не сразу, поэтому первые дни будут выжимкой из тех воспоминаний, что остались в голове. Далее вас ждут чистые чувства, никакого сокрытия, все инфантильно, пошло и честно. «Любить», «страдать», «рыдать» – вам придется перетерпеть несколько таких потерявших смысл на бумаге слов.

Перед тем, как все-таки начать, я скажу еще и такую фразу – совпадения вымышлены, герои нереальны, да и в Питер я не ездила. Думаю, все догадались, что я имела в виду. Все мысли принадлежат только мне, и если кто-то узнает тут себя и возмутится: «Да не думал я так!», – все верно, это я подумала за вас. Метафорично не получится, это же все-таки дневник, но никаких имен, паролей и цвета ваших глаз. Спасибо. Можем начинать!

День первый

Я приехала в Санткт-Петербургкт в девять пятьдесят двадцать шестого июня на московский вокзал. Город испугал меня сразу же – я стояла в оцепенении перед огромной дорогой без пешеходных переходов и не понимала, в какую сторону двигаться. Из глаз вываливались обе линзы, поэтому я знала, куда пойти первым делом. Нашла в картах на телефоне ближайшую оптику, но до нее было не добраться из-за этой бешеной магистрали, поэтому я просто двинулась за людьми. Я шла по какому-то проспекту под палящим солнцем и ничего не понимала. Каким-то чудом увидела оптику в одном из дворов, но милые женщины оттуда благополучно послали меня в аптеку на дороге. В аптеке фармацевт негодовала, почему уже второго человека в поиске линз посылают сюда, а тут их отродясь не было. Я расстроилась, и тогда она расписала мне целую карту сокровищ, а точнее автомата с линзами, который я потом называла банкоматом. Я пошла к гостинице «Москва» ровно по ее наставлениям. Автомат должен был стоять где-то справа от торгового центра. Я снова долго шла, глаза уже слезились, прохожие не помогали, в навигаторе он, конечно, не значился. Когда я уже отчаялась и злая переходила километровый пешеходный переход за отмеренные тринадцать секунд, я решила зайти внутрь торгового центра и, о чудо, увидела там светящуюся голубую коробку. Потом я поднялась поесть в токио-сити. Я пока не решила, стоит ли использовать названия заведений, ведь они не платили за рекламу, но так как я противник капитализма, буду разглашать информацию направо и налево. Итак, я заказала тыквенный крем-суп с кокосом и какие-то маленькие роллы с сыром и семгой, одни из самых свежих и вкусных, что я ела. Проще и лучше не придумаешь. А вот суп был странно-сладким, но зато я снова стала видеть мир без стекла в глазах и без пустоты в душе.

Удовлетворенная я отправилась в метро покупать карту «подорожник», где минут пять не могла разобраться с автоматом-банкоматом. С горем пополам спустилась в метро, встретилась со своей преподавательницей по театральному мастерству, попутно опаздывая на встречу с моим другом. Будем называть его Даня, потому что без имени воспринимать информацию и чувства сложнее. Конечно, перед этим я успела насладиться прогулкой по Михайловскому саду с мороженым из сливок за пятьдесят рублей, успела побеситься из-за закрытых ворот и сложностей с ориентацией в пространстве. Я шла, чтобы забрать ключи у моей подруги, но случайно оказалась в этнографическом музее. В такие места ноги ведут меня независимо от указаний головного мозга. Я попала в царство ковров, алеутов и грузинов. Из всего этого глаз зацепился на страшных театральных масках для проведения обрядов, волынке из козы и свадебных костюмах украинцев. Наверное я все-таки выйду замуж в венке с лентами и в расшитом костюме. Мечты, мечты!

Итак, после музеев, ключей и полной дезориентации, я оказалась на Сенной станции метро и встретилась с Даней. Я не видела его очень давно и уже забыла, какой он высокий! Он добродушно забрал мой рюкзак, и мы отправились в путь. Зашли в Новую Голландию, посидели на траве, покидались ей, поболтали о каких-то интересных взрослых вещах. Сходили в туалет. По раздельности, конечно. Тут я впервые столкнулась с неопределенностью – ждать Даню внизу на стыке мужского и женского или подняться по лестнице наверх и стоять на улице. Как истинный товарищ из деревни я решила остаться внизу, ну не бросать же его на произвол туалетной судьбы. Через какое-то время он спустился сверху и сказал, что по этикету надо было выйти и ждать снаружи. Вот и первая питерская оплошность! Ну ничего, дальше мы пошли гулять по Адмиралтейскому району.

Готовы? Сейчас начнется красота. Я почувствовала этот ветер с Балтийского моря, который звал меня в завоевательные походы, увидела краны и гудящие корабли, а главное рыбаков с удочками, смотрящих вдаль с тяжелого бетонного пирса. Сила, мощь, голос, – вот, что можно обрести на этом огромном мосту. Волны, синева, огромная вода, с которой так не хотелось уходить. Впервые за долгое время я не притворялась, что мне что-то нравится, а действительно наслаждалась. Знаете, я часто использую насильственный метод – мне тут не нравится, но я обману мозг и внушу себе, что мне кайфово, то есть улыбайся, чтобы было хорошо, а не улыбайся, когда тебе хорошо. А тут я просто кричала, что стану моряком и завоюю Турцию, и мне действительно захотелось поступить в морской институт, чтобы бороздить просторы океана с попугаем на плече и ромом на поясе. Стойте, я же не пират, а честный моряк. Честным морякам полагается ром?

После этого мы отправились на Васильевский остров, там рассуждали о колледжах прошлого века, что оттуда все образование и революция шли, а теперь только за дипломами приходят. Посмотрели на дома. У меня остров вызвал необычные иностранные ощущения, будто мне точно нужно будет вернуться, но погулять бы очень хотелось. Мы открывали калитки, смотрели на собак и на художественную академию с конюшней. Я придумывала в голове над-шутки, чтобы было еще веселее, но в целом я ощущала комфорт и спокойствие в этот день. Все шло как детстве своим чередом, мы ели булки и смеялись над вырванными из разговоров фразами. Потом мы ходили по Петроградке, самому спокойному району, где главными гангстерами были мы. Забрали пиво и решили, что пора домой.

Рейтинг@Mail.ru