Мятеж Реформации. Москва – ветхозаветный Иерусалим. Кто такой царь Соломон?

Глеб Носовский
Мятеж Реформации. Москва – ветхозаветный Иерусалим. Кто такой царь Соломон?

Таким образом, рядом с ассирийским главнокомандующим Олоферном оказывается влиятельный военачальник, как-то связанный с израильтянами, поддерживающий их и вскоре даже оказывающийся в их лагере.

БЕГСТВО КНЯЗЯ АНДРЕЯ КУРБСКОГО В ЛИТВУ

Пора четко сформулировать нашу мысль. В книге Иудифь достаточно ясно описано знаменитое бегство князя Андрея Курбского в Литву (XVI век). Напомним вкратце этот сюжет. Андрей Курбский был личным другом Ивана IV Грозного, пользовался его доверием, в полоцком походе «он командовал авангардом армии… Обычно на этот пост назначали лучших боевых командиров». Грозный приказал Курбскому отправиться в город Юрьев наместником. Он пробыл там год, «после чего бежал в Литву» (Р.Г. Скрынников).

«Побег из Юрьева был делом исключительно трудным, и Курбский писал, что его самого «от гонения на своей вые [шее]» вынесли верные слуги». И далее: «Причиной спешки было то, что московские друзья тайно предупредили боярина о грозящей ему царской опале… [Царь] хотел было его наказать, но тот убежал за рубеж». Важно, что в письме к Курбскому Иван IV Грозный обвиняет его в противодействии завоеванию Германии: «Как же вы тогда испугались литовских войск словно малые дети! А под Пайду же вы пошли нехотя, по нашему приказу, измучали войска и ничего не добились! Это ли ваши старания, так-то вы старались завладеть претвердыми германскими городами? Если бы не ваше злобесное сопротивление, то с Божьей помощью уже вся Германия была бы под православными».

Попутно заметим, что современные переводчики старорусского текста пошли на прямой подлог, пытаясь затушевать истинный смысл процитированного фрагмента письма Ивана IV. Дело в том, что в оригинале фраза, относящаяся к Германии, звучит так: «И тако ли убо претвердые грады германские тщалися утвержати (утвердити)». Из старого оригинала ясно видно, что речь идет не о завоевании германских городов, а об их утверждении, то есть об установлении порядка, о подавлении мятежа в городах, уже, по-видимому, давно принадлежащих Империи. Современные комментаторы не могут, конечно, согласиться с тем, что Русь-Орда в XVI веке уже не первое столетие царила в Германии. И потому грубо меняют текст: вместо «утвердить» вставляют «завладеть». Надеясь, что никто не заметит.

Таким образом, князь Курбский – один из тех, кто мешает Ивану IV подавить мятеж в Европе. Он препятствует карательному походу. Иван IV Грозный отдает приказ схватить его, но в последний момент Курбский бежит в ту самую Литву, которую мешал завоевывать. Оттуда посылает Грозному свои известные письма. То есть как бы «говорит речь». Причем уже из Литвы, то есть из Ветилуи. Как видим, это практически те же события, что и описанные в Ветхом Завете.

Между прочим, Ахиор назван в Библии «наемником Аммона» (Иудифь 6:5). Но имя Аммон практически совпадает с уже известным нам Аман из книги Есфирь. То есть с именем Иван. Получается, что Библия называет Ахиора наемником Ивана. Что точно отвечает русской истории XVI века: князь Курбский действительно находится на службе у царя Ивана IV Грозного.

ПИСЬМО КНЯЗЯ КУРБСКОГО И РЕЧЬ-МОНОЛОГ БИБЛЕЙСКОГО АХИОРА

Речь Ахиора в Ветхом Завете занимает почти целую главу книги Иудифь – 16 больших стихов (Иудифь 5:5 – 21). В ней он рассказывает об истории «этого народа», вкратце говорит об исходе израильтян из Египта по книгам Исход и Иисус Навин. С точки зрения традиционной библеистики не совсем понятно, зачем весь этот рассказ. Отношение к делу имеют лишь заключительные слова речи, в которых Ахиор старается выгородить жителей Ветилуи, заявляя, что они ни в чем не виноваты: «Повелитель-господин, если есть заблуждение в этом народе… и мы заметим, что в них есть это преткновение, то мы пойдем и победим их. А если нет в этом народе беззакония (на что намекает Ахиор – Авт.), то пусть удалится господин мой» (Иудифь 5:2 – 21).

По мнению Ахиора, у жителей Ветилуи никаких заблуждений нет, а потому карать их не за что. Из этого опять-таки следует, что поход Олоферна – не завоевание (при котором речь Ахиора выглядела бы по меньшей мере странной), а именно карательная экспедиция. Если страна «не провинилась», то незачем ее и наказывать.

По-видимому, речь библейского Ахиора – это первое послание князя Курбского Ивану Грозному. Курбский пишет: «Что провинции пред тобою и чем прогневали тя кристиански предстатели? Не прегордые ли царства разорили и подручны тебе их во всем сотворили… Не претвердые ли грады ерманские тщанием разума их от Бога тебе данны быша».

То есть: «Чем провинились перед тобою и прогневали тебя твои подчиненные – христиане? Не прегордые ли царства разорили и покорными тебе сделали во всем? Не претвердые ли города германские от Бога тебе даны были благодаря их разуму?»

По сути дела, здесь сказано то же самое, что и в речи Ахиора. Завоевание земли обетованной, о котором рассказывает Ахиор, – это, как мы уже знаем, история османских-атаманских войн конца XV века. В результате все эти земли, в том числе германские, вновь подчинились новгородскому царю-хану. Фактически то же самое рассказывает и князь Курбский. Причем, как и Ахиор, князь Курбский выгораживает верных слуг царя, покоривших ему Германию. Как мы понимаем, он защищает западноевропейских потомков великих = «монгольских» и османских-атаманских завоевателей, управлявших вассальными землями в Европе и подчинявшихся русско-ордынскому императору. Но в XVI веке усилившихся и решивших отделиться от Империи. Это и были те самые «протестантские князья», которые возжелали освободиться от «скотского (скифского) рабства».

Конечно, сегодня историки пытаются сузить смысл рассуждений Курбского и затушевать тот факт, что речь в письме идет о завоевании Западной Европы Русью-Ордой. А потому, переводя на современный русский язык старый текст XVII века, они подделывают его, искажая смысл. Так, Богом данные Ивану германские города превращаются у них в от Бога дарованную мудрость (?) его полководцев. По-видимому, надеялись, что никто не заметит подлога.

Обратим внимание на то, что объем первого послания Курбского и речи-монолога Ахиора в книге Иудифь примерно одинаковы. Не исключено, что ветхозаветное «послание Ахиора-Курбского» заметно ближе к его утраченному оригиналу, чем дошедший до нас текст первого послания Курбского, отредактированный в XVII веке.

Более того, может быть, в Библии помещен именно оригинал? Ведь попав на страницы Ветхого Завета, он, вероятно, «утратил» свою принадлежность к русской истории вследствие внедрения «новой точки зрения» на Библию как на книгу якобы огромной древности. А потому мог быть «утерян» для романовских историков и счастливо избежал их безжалостной правки в XVII веке. Если это так, то Библия приоткрывает нам еще одну темную страницу русской истории XVI века. Благодаря Библии мы можем теперь многое понять.

Между прочим, само библейское имя Ахиор, то есть А-ХР или А-КР, возможно, происходит от имени Андрей-Курбский или А-КУР. Напомним, что окончание «ский» является грамматической частицей русского языка и при переводе на другой язык пропадает. Впрочем, не исключено и другое объяснение имени Ахиор. Оно звучит как А-Гиор, то есть А-Георгий или А-Юрий. Но ведь Курбский был наместником в Юрьеве. Поэтому в Библии он вполне может упоминаться как юрьевский наместник, то есть А-Гиор.

После бегства в Ветилую, ветхохзаветный Ахиор был принят и обласкан израильским царем Озией (Иудифь 6:17–21). А князь Курбский еще до своего побега в Литву установил контакты с польским королем Сигизмундом II и литовским гетманом князем Радзивиллом. Может быть, Сигизмунд и отражен в Библии под именем царя Озии?

ОТВЕТ АССИРИЙЦА ОЛОФЕРНА ИЗМЕННИКУ АХИОРУ И ОТВЕТ ЦАРЯ ИВАНА ГРОЗНОГО ИЗМЕННИКУ АНДРЕЮ КУРБСКОМУ

В Библии после речи-монолога Ахиора с ответным посланием-речью выступает ассирийский главнокомандующий Олоферн. Его речь занимает половину главы 6 книги Иудифь (Иудифь 6:1–9). Возникает вопрос: отражает ли эта речь какие-то реалии из русской истории? По-видимому, да.

Как известно, ответом на послания князя Курбского стали известные послания Ивана IV Грозного. Интересно, что смысл первого послания Грозного к Курбскому весьма близок к ответу Олоферна Ахиору. Вот суть ответа Грозного (в передаче Р.Г. Скрынникова): «Вся аргументация послания Грозного сводилась к тезису о великой боярской измене. Боярам, писал Грозный, вместо государственной власти потребно самовольство; а там, где царю не повинуются подданные, никогда не прекращаются междоусобные брани; если не казнить преступников, тогда все царства распадутся от беспорядка и междоусобных браней. Боярскому своеволию царь пытался противопоставить неограниченное своеволие монарха, власть которого утверждена Богом».

Грозный также обвиняет Курбского в измене. Кстати, теперь письмо Грозного становится нам понятнее. По-видимому, в оригинальном тексте он писал о мятеже в Западной Европе XVI века, о попытке провинций = вассалов отложиться от Руси-Орды, об измене ордынских бояр-наместников и местных князей. Позднейшая романовская редакция стерла конкретные следы имперско-ордынской терминологии, но суть все-таки уцелела.

Практически то же самое говорит и библейский Олоферн. Слова и выражения, конечно, другие, но суть ответа очень похожа. Угрозы израильтянам, обещание наказания и отмщения, обвинение Ахиора в измене и т. п.

Здесь уместно напомнить, что имя Олоферн звучит похоже на русское имя Лютый, так что «ответ Олоферна», может быть, является ответом не главнокомандующего, а самого «Лютого (Грозного)» царя. Дошедший до нас отредактированный в XVII веке текст первого послания Грозного больше по объему, чем ответ Олоферна в Библии. По-видимому, письма Грозного редактировались романовскими историками особо тщательно. Недаром до нас дошли две редакции его первого послания – краткая и пространная.

Окончательно наша гипотеза выглядит так. Библейская «речь Ахиора восходит к первому посланию князя Курбского царю Ивану IV Грозному. А библейская ответная «речь» Олоферна восходит к первому посланию Грозного царя к князю Курбскому.

 
СЮЖЕТЫ «ИУДИФИ» И «ЕСФИРИ» ОТРАЖАЮТ, В ЧАСТНОСТИ, «РАДОСТЬ ОСВОБОЖДЕНИЯ» ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ ОТ «МОНГОЛЬСКОГО ИГА»

В изобразительном искусстве Западной Европы библейские рассказы об Есфири и Иудифи стали очень популярны именно в XVI–XVII веках (см. например, рис. 1). Считается, что историю Есфири отобразили на своих полотнах следующие крупнейшие средневековые западноевропейские художники: Микеланджело (1475–1564), Тинторетто (1518–1594), Рембрандт (1606–1669), Рубенс (1577–1640), Лоррен (1600–1682) и др. В литературе – Расин (1639–1699), Лопе де Вега (1562–1635) и др. Считается, например, что история Иудифи составляет содержание картины Джорджоне, созданной будто бы в 1504–1505 годах.

В связи с этим сделаем следующее замечание. Сегодня работы перечисленных выше художников и писателей относят к XVI–XVII векам. Встает вопрос: а согласуются ли даты создания этих художественных произведений с предлагаемыми нами новыми датировками событий, описанных в книгах Есфирь и Иудифь? Ведь считается, что сохранились многочисленные картины, отображающие эти же события XV–XVI веков, но написанные будто бы ранее XV века. Наш ответ будет таким.

Во-первых, даты жизни некоторых из перечисленных (и неперечисленных) художников и писателей являются частью скалигеровско-романовской хронологии, а потому сомнительны. Некоторые из них могли жить ближе к нам во времени, чем это считается сегодня. Или некоторые, более поздние картины были им приписаны. Редактировать (подменять) могли не только летописи, но и картины. И наверняка это делали.

Теперь, при восстановлении правильной хронологии, возвращаются на свои правильные места даты жизни многих монархов и целых империй. Даты смещаются вверх, то есть ближе к нам. Но тогда автоматически «поднимутся вверх» и даты жизни некоторых художников и писателей.

Во-вторых, услышав фразу: «На картине такого-то художника изображен сюжет из библейской книги Иудифь или Есфирь, отнюдь не следует думать, будто это очевидно. Например, упомянутая нами картина Джорджоне. Изображена женщина с мечом, наступившая ногой на лежащую на земле мужскую голову. Сегодня эту картину называют «Иудифь». Но из самой картины такое название отнюдь не следует. С подобным же успехом ее можно было назвать, например, «Иродиада с головой Иоанна Крестителя». Все мы знаем, что, согласно Евангелиям, царь Ирод по просьбе дочери Иродиады приказал отрубить голову Иоанну Крестителю. Голову отнесли Иродиаде (Матфей 14:6-11).

А евангельские события (в нашей реконструкции) относятся к XII веку. Так что художник начала XVI века вполне мог изобразить на своей картине этот древнейший евангельский сюжет XII века. Да и кроме того, могла иметься в виду и вовсе другая история, совсем не ветхозаветная. Этот пример показывает, насколько неоднозначно и спорно отождествление живописных изображений с литературными сюжетами.

В-третьих, услышав фразу: «На картине такого-то художника имеется подпись, в которой сказано, что «здесь изображена библейская Иудифь» (или «Есфирь»), следует тут же задать вопрос: а откуда известно, что подпись сделана самим художником? И еще более важный вопрос: когда подпись появилась на холсте или на его раме? Вполне может быть, что она появилась значительно позже, то есть когда скалигеровско-романовская хронология уже сложилась и искусствоведы начали «приводить в соответствие» с ней разнообразный живописный и литературный материал. «Наводить, так сказать, глянец» на историю искусства. Расставляли даты жизни художников и писателей, привязывая их к правлениям королей и императоров, вычисляли даты написания картин и т. п. Но если сегодня в скалигеровско-романовской хронологии царств и империй обнаруживаются грубейшие ошибки, то всю эту работу по хронологизации искусствоведения нужно проводить заново. И трудно сказать заранее, какие новые (то есть правильные) даты появятся на известных картинах знаменитых художников Средневековья. Согласно нашей реконструкции, ясно лишь одно: многие из них сдвинутся ближе к нам. И величина сдвига порой очень значительна.

Согласно нашим результатам, появление большого количества живописных и литературных произведений на темы Есфири и Иудифи в XVI–XVII веках объясняется «радостью освобождения», которую испытали западноевропейцы в результате поражения Руси-Орды и распада Великой = «Монгольской» Империи в XVI–XVII веках.

Символический смысл, который мог вкладываться в изображения, вероятно, был примерно таким: просвещенный Запад наконец-то победил варварский Восток. Вот, мол, прекрасная западноевропейская женщина Иудифь уверенной рукой отрубает голову свирепому лютому восточному чудищу Орды. Такую «правильную точку зрения», по-видимому, начали внедрять в сознание современников местные правители и мятежные наместники Орды на западе расколовшейся Империи. Чтобы подавить еще жившие в народе и в ту пору еще свежие воспоминания об истинной истории Средних веков, на помощь призвали не только «правильную хронологию Скалигера – Петавиуса», но и «правильное искусство».

Может возникнуть вопрос: если многие западноевропейские народы хорошо знали свою недавнюю истинную историю, то как удалось заставить их так легко забыть ее? Об этом мы подробнее говорим в разделе, посвященном Реформации XVI века. Здесь же ответим кратко: это было нелегко. Более того, невероятно трудно. Многие слои западноевропейского общества и целые народы яростно сопротивлялись. И тогда на помощь «слову» был призван меч. «Новую Библию» и «новый порядок» упорно внедряли огнем и мечом. Европу долгое время сотрясали кровавые войны, уклончиво называемые сегодня религиозными. Это войны времен Реформации и последующего XVII века.

Между прочим, терминология авторов книг Есфирь и Иудифь правильно отражает реалии XVI века. Книга Иудифь употребляет имя израильтяне, сыны Израиля, говоря о западных бунтовщиках, которых намерен усмирить Навуходоносор. Действительно, ранее, в XIV–XV веках, Европа была завоевана богоборцами, то есть воинами, израильтянами (в переводе) и стала Xанской Ханаанской) землей. Их потомки взбунтовались в XVI веке. Так что Иван IV Грозный хотел наказать потомков именно сынов Израилевых, то есть воинов Руси-Орды, осевших в Европе.

А книга Есфирь употребляет термин «Иудеи». И это понятно. В данном случае речь идет о богославцах (в переводе), представителях другого сословия. Это не воины, а нечто вроде священников, жрецов. Они находились в столице Ордынской Империи среди приближенных к царскому двору.

Глава 2
Эпоха реформации (XVI–XVII века). Освобождение Западной Европы из-под власти Великой = «Монгольской» Империи

1. В чем состоял подлинный смысл Реформации? Против кого на самом деле боролись реформаторы?

Раскол Руси-Орды наложил глубокий отпечаток на всю мировую историю. Следы этого события нельзя искать среди каких-то мелких, второстепенных исторических перипетий. Он должен был находиться у всех на виду, быть чем-то очень хорошо известным, хотя, возможно, под другим именем. Он должен был произойти где-то в XVI – начале XVII века. Что же это такое? Ответ появляется сразу, как только вопрос задан. Это – знаменитая Реформация. Сегодня считается, что в основном она была религиозным движением. Однако сами историки сообщают много фактов, далеко выходящих за рамки такого узкого толкования Реформации.

В энциклопедии «Xристианство» говорится: «Реформация… одно из крупнейших событий всемирной истории, именем которого обозначается целый период нового времени, охватывающий 16 и первую половину 17 столетия («реформационный период», 1517–1648). Xотя часто событие это называется более определенно религиозной (или церковной) Реформацией, но в действительности оно имело гораздо более широкое значение, являясь важным моментом как в религиозной, так и в политической, культурной и социальной истории Западной Европы.

Самый термин Реформации, которым в 16 веке стали обозначать почти исключительно церковные преобразования, совершавшиеся в то время, первоначально в 15 веке (на самом деле, по-видимому, лишь с XVI века – Авт.), прилагался вообще ко всякого рода государственным и общественным преобразованиям: например, в Германии… были проекты подобных преобразований, носивших названия «Реформация Сигизмунда», «Реформация Фридриха III» и т. п.».

Затем, как сообщает энциклопедия, в трудах позднейших историков смысл Реформации был искусственно сужен до религиозного движения. Сегодня мы начинаем понимать, почему это сделали. Из истории старательно убирали следы «Монгольской» Империи. Что могли – вычищали, остальное – искажали. Одни названия заменяли на другие, в старые названия вкладывали новый смысл. Потом забыли о причинах изменений и начали искренне верить, будто «так было всегда».

Особенно многозначительными теперь представляются следующие обстоятельства. В XVI веке движущей силой Реформации, согласно энциклопедии «Xристианство», стала идея, «оскорблявшаяся «язычеством» «вавилонской блудницы», и… мысль, не сносившая ига непомерной власти «антихриста», как выражались в 16 веке о Римской церкви и о папе. В начале 16 века обнаружилось стремление к национальному освобождению от Рима».

Наша реконструкция проясняет картину. «Антихристом, царством язычников и Вавилоном» осмелевшая Западная Европа начала все громче называть власть «Монгольской» Империи. Как мы показали выше, чрезвычайно сомнительно, чтобы итальянский Рим и его церковь вообще имели какую-то реальную власть в Европе. А уж тем более «непомерную». По-видимому, здесь позднейшие историки проделали незаметную подмену названий. «Непомерной властью» для западноевропейцев в то время была в действительности власть отнюдь не итальянского Рима, а Великой Империи. И проклинаемое слово «Рим» указывало в ту эпоху не на Италию, а на Русь-Орду. Ее столицей в XVI веке стала Москва, ее называли «Третьим Римом». Сегодня считается, будто гордое название «Третий Рим» Москва приняла с некой стыдливостью, как бы ни на что особенно не претендуя. А вот Западная Европа якобы усиленно и неискренне убеждала Русь, что «Вы – действительно Третий Рим и имеете право на мировое господство. И не отказывайтесь, пожалуйста». Но в Западной Европе на самом деле считали иначе.

Посмотрим, что пишут сами историки: «Не удается доказать, что в Московском государстве конца XV–XVI веков существовало самосознание наследника Византийской империи в политическом смысле слова (то есть самосознания мирового господства – Авт.). Однако, на Западе пытались внушить русскому государю эту идею» (Рожицын В.С., Жаков М.П. Происхождение священных книг. Л., 1925). Таким образом, источники доносят до нас средневековый взгляд из Западной Европы на Русь как на центр мирового господства. Современным комментаторам это, конечно, не по нраву, и они пытаются обвинить Запад в неискренности с целью заполучить Русь в качестве союзника в борьбе с Турцией-Атаманией. Причем вплоть до эпохи Романовых – неудачно. На самом деле, как становится понятно теперь, Русь и Турция составляли часть единого целого. А цитированные высказывания на Западе являлись всего лишь констатацией реальной действительности и обычным выражением подданнических чувств.

«Реформаторские» силы Западной Европы в XVI веке начали активно проповедовать «освобождение духа от мертвящей буквы предания», то есть, надо полагать, от древнего православия, утвердившегося первоначально на территории всей Великой Империи. Под знаменем борьбы с господствующей религией развернули борьбу с самой Империей. Пропаганда становилась все более и более разрушительной.

«Результаты Реформации в этом отношении – разрушение религиозного единства Западной Европы, образование новых исповеданий и основание новых церквей». Так оценивает ситуацию энциклопедия «Xристианство». Заменим слова «средневековый католицизм» на «средневековое православие Великой Империи», и мы увидим подлинные события XVI века. Энциклопедия продолжает: «Он (якобы западноевропейский католицизм – Авт.) был целой системой, налагавшей свои рамки на всю культуру и социальную организацию средневековых католических народов: его универсализм отрицал национальность, его теократическая идея давила государство… Где происходил религиозный протест, там проявлялась оппозиция против Рима». На самом деле – против «Монгольской» Империи.

Очень любопытно, какое оружие использовал Запад: борьба велась на базе «идей античной философии и науки, античной политики и римского права». Вот наконец и становится понятным, почему с такой энергией многие литературные произведения XV–XVI веков вдруг начали объявляться «античными», то есть якобы «очень, очень древними», а потому «весьма и весьма уважаемыми». Приписанными «древним авторитетам» опусами стремились расшатать Великую Империю. А именно: «древние» Титы Ливии XVI–XVII веков начали создавать искаженную легенду об «античной» мировой Римской империи с центром якобы в Западной Европе. Которая затем была разгромлена стоявшими на низших ступенях цивилизации нехорошими варварами. И которую теперь, понятное дело, требуется возродить, чтобы освободиться от варварского ига «Монгольской» Империи. При этом умело воспользовались еще живыми воспоминаниями о реальной «античной» Римской Империи. То есть о Великой Ордынской Империи XIV–XV веков (до османского завоевания) с центром в Руси-Орде. Лукаво исказили подлинные события, перенеся (на бумаге) столицу империи – Рим из Великого Новгорода = Ярославля в Италию, а саму «Римскую империю» – в глубокую древность.

 

Выясняется, что именно «для реформы был созван Тридентский собор» в середине XVI века. Становится понятным, почему на столь долгий срок (на 18 лет!) растянулась его работа. По-видимому, на нем имперские силы Европы боролись с реформаторскими. Надо полагать, борьба была яростной. Вряд ли мы сегодня сможем точно узнать, что именно происходило на соборе. Ведь его документы и история тоже преломились через искажающую призму историков XVII века.

В энциклопедии «Xристианство» говорится: «Сами реформаторы 16 века взывают к светской власти, приглашая ее взять дело реформы в свои руки». Отсюда видно, что борьба далеко выходила якобы за рамки исключительно религиозных споров. Западная Европа вела борьбу во имя идей «самобытной национальности, самостоятельного государства и независимого общества». Реформаторы откалывались от Орды-Руси. И совершенно естественно, что «политические партии, начиная с 16 века, очень часто совпадали с партиями религиозными… Одним словом, почти все политические революции 16–17 веков были теснейшим образом связаны с религиозной Реформацией».

По-видимому, сегодня мы довольно смутно представляем начальную историю западного лютеранства. Похоже, что на первых порах оно было чисто религиозным движением и не содержало призывов к разрушению государственной власти Ордынско-Русской Империи. Лозунги религиозных реформ не означали в Империи призыва к ее свержению. Поскольку в Империи действовал принцип веротерпимости. Поэтому сам Лютер, будучи религиозным реформатором, вполне мог оставаться монархистом, сторонником Империи. И лишь затем, после победы политической антиимперской Реформации, история раннего лютеранства (а может быть, и биография самого Мартина Лютера) была тенденциозно переписана заново. Но кое-какие следы все же уцелели. Именно поэтому энциклопедия признает: «Лютеранство… имеет характер монархический, цивинглианство – республиканский (кроме Швейцарии оно распространилось в имперских городах Западной Германии)».

Антиимперская, то есть анти-ордынская, направленность политической Реформации проступает из следующих фактов: «Реформация отторгла от Рима (читай: от «Монгольской» Империи – Авт.) половину западноевропейских наций, причем в некоторых протестантизм одержал полную победу, в других – только победы частные».

Выясняется, что самой пестрой была картина Реформации в Германии, Швейцарии, Нидерландах. По-видимому, здесь Великая Ордынская Империя в свое время создала (по тем или иным причинам) особенно много мелких уделов, и в каждом из них был свой наместник. В эпоху начавшегося западноевропейского мятежа XVI века эти области оказались наиболее расколотыми. Когда власть Империи ослабла, они рассыпались на множество мелких независимых княжеств. Все это происходило в обстановке войн. И это понятно, поскольку сначала многие остались верны имперской идее. Но когда в центре Империи вспыхнула длительная Смута, в конце концов одержали верх стремившиеся к отделению. То есть протестанты. Так их называли именно за неповиновение имперской власти.

В энциклопедии «Xристианство» читаем: «Лишь немногие страны почти совсем не были затронуты движением (Реформацией – Авт.)». Здесь речь идет о южнороманских нациях. Это указание весьма интересно. По-видимому, Южную Европу населяло особенно много потомков завоевателей из Руси-Орды и Османии-Атамании. И в самом деле, мы выяснили, например, в Италии XV–XVI веков было еще много этрусков, то есть русских (см. «Русь и Рим», том 6). Балканы также были практически целиком славянскими. Именно поэтому, вероятно, эти страны особенно упорно сопротивлялись «прогрессивным реформам» и какое-то время еще оставались верными идее Великой Империи. Теперь становится понятным, почему позднейшие «улучшатели прошлого» заменили в истории XV–XVI веков имперский центр, то есть Русь-Орду, именно на итальянский Рим. И гневно обрушились затем «на итальянский Рим и на его церковь». Да потому, что там было много этрусков. Одним ударом убили сразу двух зайцев:

1) изъяли из документов следы упоминаний о зависимости от Руси-Орды;

2) нанесли удар, в частности, по этрускам = русским в Италии, обвинив их в «имперских притязаниях римской церкви».

Любопытно, что, как заявляет энциклопедия «Христианство», «религиозная Реформация началась в Германии, где она соединилась с политической и социальной революцией». Германия того времени была «федерацией княжеств и вольных городов», она пребывала в «хаотическом состоянии». Недаром Иван IV Грозный писал об измене бояр. По-видимому, многие из западноевропейских наместников Великой Ордынской Империи ей изменили и решили отделиться. Вот как это выглядело в Германии: «Княжеской (имперской – Авт.) властью были недовольны и города, и так называемое имперское рыцарство (то есть некоторые имперские ордынские наместники? – Авт.)… да и в интеллигентных кругах Германии были люди, мечтавшие о полном внутреннем переустройстве государства. Из их среды выходили планы и проекты реформ… особенно сильно было движение, происходившее среди имперского рыцарства… Князья были настроены против императора» (Энциклопедия «Христианство»). Чрезвычайно интересен вопрос об императоре Германии этого времени.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru