Litres Baner
Вертолетчики Новороссии. Даешь Киев!

Георгий Савицкий
Вертолетчики Новороссии. Даешь Киев!

© Савицкий Г., 2016

© ООО «Издательство «Яуза», 2016

* * *

Посвящается молодежи Донецкой Народной Республики. Нам не стыдно за тех, кто придет нам на смену!


Пролог

«Тиха украинская ночь…» – и в этой ночи к западу от Днепра рубил темноту лопастями винтов русский боевой вертолет Ми-28 Н «Ночной охотник». Угловатая тень плавно скользила в черном небе в серебристом свете луны. Радиолокатор «Арбалет» в шарообразном обтекателе над плоскостью несущего винта пока не работал на излучение. Пилот и штурман-оператор десятитонной винтокрылой машины пользовались инфракрасной системой ночного видения. Массивные кибернетические шлемы обеспечивали обзор в режиме «дополнительной реальности», пилотажно-навигационные данные проецировались на внутреннюю поверхность прозрачного забрала. Интегрированный комплекс бортового оборудования Ми-28 Н обеспечивает пилотирование с огибанием рельефа местности как в ручном, так и в автоматическом режиме.

Молодой пилот старший лейтенант Селезнев предпочитал как раз ручной режим, его штурман-оператор Артем Климов – тоже. Сейчас они были на «свободной охоте». Западнее Днепра местность на Украине контролировалась различными бандами бандеровских националистов и просто головорезов. В их отношении действовал однозначный приказ – найти и уничтожить!

Символом победы Воздушно-космических сил России в Сирии стал мощный истребитель-бомбардировщик Су-34. Неотразимые высокоточные удары «Громовержцев» управляемыми бомбами и ракетами сломили яростное сопротивление террористов ИГИЛ. Но на Украине огромная разрушительная мощь Су-34 была явно избыточной.

В небе Украины после очередного бандеровского Майдана царили вертолеты. И именно русские вертолеты отыскивали и уничтожали тайные схроны и логова украинских националистов. Для этого приходилось буквально стричь винтами верхушки деревьев.

* * *

– Влад, я засек «засветку» на тепловизоре, перепад с внешней средой порядка 50—100 градусов. На удалении пятнадцати километров, азимут 120 градусов. Предполагаю искусственный тепловой источник.

– Понял тебя, подтверждаю. Разворот на курс 120 градусов, скорость 250 километров в час. Здесь могут быть гражданские?

– Что-то я очень сомневаюсь, что мирные грибники выбрались на пикник в районе, где за неделю до этого бандеровцы сожгли два украинских села. Запугивали, суки, местных, чтобы те отказались от русской «гуманитарки»!

– Да и для грибов сейчас не сезон…

– Цель подтверждаю, запускаю «Ведьму», – штурман-оператор старший лейтенант Климов в передней угловатой кабине «Ночного охотника» навел перекрестье электронно-оптического прицела и нажал на гашетку.

Из-под короткого широкого крыла ударного вертолета стартовала малогабаритная самонаводящаяся ракета. «Ведьмой» ее назвали не зря. Самонаводящийся снаряд длиной чуть меньше двух метров весил 25 килограммов и приводился в движение толкающим воздушным винтом. После старта с катапультной установки раскрылись короткие широкие крылья ракеты. Скорость «Ведьмы» на подходе к цели составляла всего лишь 300 километров в час. Это позволяло оператору опознать и доразведать цель на подлете. «Ведьма» относилась к новому типу управляемого барражирующего боеприпаса. Первыми в этом направлении были израильтяне, создавшие «Гарпию» для поражения зенитно-ракетных комплексов и других важных военных объектов. Ну, а русская «Ведьма» явилась следующим шагом в развитии этого типа «умных боеприпасов».

Миниатюрный бензиновый двигатель в сочетании с толкающим винтом был практически бесшумным. «Ведьма» тихо скользила в темноте украинской ночи, пока не вышла к цели. Оператор, управляя небольшим джойстиком, заставил ее заложить вираж. Расстояние от барражирующего боеприпаса до цели составляло всего лишь пару километров. Артем Климов внимательно всмотрелся в широкоформатный цветной монитор.

– Данные доразведки подтверждены: это действительно лагерь бандеровцев. Наблюдаю группу вооруженных людей. Атакую! – оператор вновь нажал на гашетку.

«Ведьма» развернулась на боевой курс. Кормовой отсек с толкающим винтом и бензиновым мотором отстрелился пиропатронами. Включился твердотопливный реактивный двигатель, почти мгновенно разогнавший «Ведьму» до скорости 1000 километров в час. Бандеровцы вообще ничего понять не успели. Взрыв кассетной боеголовки накрыл лесную поляну, разметав националистов изломанными окровавленными манекенами.

Если бы разведывательная информация не подтвердилась, Артем Климов отвел бы «Ведьму» в сторону и подорвал самоликвидатором.

– Цель поражена! Влад, жми вперед – добьем НУРСами!

– Понял, Артем, – обороты на максимуме! – Влад Селезнев двинул рычаг шаг-газа вперед, одновременно подав вперед и ручку управления вертолетом, связанную с автоматом перекоса несущего винта.

Обе турбины взвыли тоном выше, и «Ночной охотник» понесся сквозь ночь. В кибершлемах с синтезированным изображением от инфракрасной обзорно-прицельной системы яркое «тепловое пятно» отлично просматривалось. Из-под коротких крыльев ударного вертолета Ми-28 Н рванулись огненные стрелы 82-миллиметровых ракет С-8. На выходе из атаки Влад отстрелил тепловые «ловушки» и выполнил резкий разворот, чтобы сбить прицел у стрелка переносного зенитного комплекса, если такой вдруг окажется под пологом леса. Сверкающие рукотворные звезды повисли в ночном небе.

– Цель поражена, возврат на «точку».

Глава 1. Небо в огне

Пуля от крупнокалиберного «Утеса» была серой и еще хранила тепло выпустившего ее ствола. Свинцовая оболочка развернулась «розочкой», но остроконечный бронебойный сердечник застрял в лобовом бронестекле толщиной 42 миллиметра. Прямо напротив лица пилота русского ударного вертолета. Приземлившись, Влад Селезнев аккуратно вытащил смерть калибра 12,7 миллиметра, заглянувшую прямо ему в глаза.

– Повешу на цепочку и буду носить на шее, как оберег, – пояснил пилот своему штурману-оператору Артему Климову.

Тот только молча пожал плечами, стащил с мокрой от пота головы шлем вместе с подшлемником и направился к беседке на краю летного поля. Там сидели вернувшиеся с боевого задания вертолетчики. Курили, жадно затягиваясь, пили сок или прохладную воду. Короткий отдых, пока техники обслуживают винтокрылые машины, и снова – на взлет.

Аэродром в одном из пригородов Донецка гудел круглые сутки, как растревоженный улей. Штурмовые вертолеты Ми-28 Н стояли на краю летного поля, все запыленные, с отметинами пулевых и осколочных попаданий. Угловатые машины словно бы не летали, а мотались по пыльным ухабистым дорогам под жарким донбасским солнцем. Рядом с двумя звеньями «Ночных охотников» стояли и более старые, транспортно-десантные вертолеты Ми-8 МТ. Они использовались для переброски десанта и высадки тактических групп.

Еще на авиабазе ВВС ДНР базировались восемь бронированных штурмовиков Су-25 СМ3. Но «Грачей» берегли – использовали только в особо важных случаях.

Летали на штурмовиках и на винтокрылых машинах исключительно пилоты Новороссии, подготовленные в Ейске, Липецке, Сызрани и Торжке. Россия не оставила в беде братьев, сражающихся на западных рубежах Русского Мира. После ряда очередных кровавых провокаций украинских националистов Россия решилась предоставить самые современные военные технологии. Тем более что вертолеты Ми-28 Н выпускались совсем рядом – на Ростовском вертолетном заводе.

Над выгоревшей на солнце травой полевого аэродрома повисла зеленая ракета. Тревога! Снова – в воздух.

Пилоты и штурманы-операторы подхватили планшеты с полетными картами и шлемы и побежали к своим винтокрылым машинам. Влад Селезнев и Артем Климов быстро забрались в кабину Ми-28 Н. Привычно наброшены лямки парашюта, застегнуты привязные ремни. Шлем подключен к бортовым разъемам связи и системы управления оружием. Перегнувшись через борт кабины, техник на стремянке помогает Селезневу выполнить карту запуска. Пальцы в раз и навсегда заученном порядке щелкают рядами переключателей, оживляя винтокрылую боевую машину. Тонко воет турбостартер турбины, проворачиваются лопасти несущего ротора.

– От винта!

– Есть от винта!

Техник спрыгивает, подхватывает стремянку и проворно отскакивает за пределы круга, обметаемого несущим винтом вертолета.

Десять с половиной тонн брони, оружия, сложнейшей электроники и прочих механизмов, управляемые двумя отважными двадцатилетними парнями из Донбасса, поднялись в воздух.

* * *

Нынешнее лето в Новороссии выдалось таким же жарким, как и за несколько лет до этого. То лето, 2014 года, тоже было жарким. Бандеровские оккупанты тогда рвались к столице края шахтеров и металлургов. На их пути встали ополченцы Донбасса. Вооруженные преимущественно только стрелковым оружием и трофейной, «отжатой» бронетехникой, они сражались с отчаянной храбростью. Сила духа, патриотизм и решимость оказались сильнее украинских «Градов», «Ураганов» и танков. Тогда Донецк, Луганск и вся Новороссия выстояли.

В то жаркое лето Влад Селезнев видел кружащие над Донецким аэропортом боевые вертолеты Ми-24 с трезубцами на бортах. Они полосовали реактивными снарядами и аэропорт, и жилые дома рядом. Рев воздушных винтов и грохот взрывов, вспышки выстрелов навсегда отпечатались в памяти семнадцатилетнего паренька.

Штурмовые вертолеты с сине-желтыми кругами и трезубцами, штурмовики Су-25 с такими же опознавательными знаками «утюжили» жаркое небо над Донбассом, раскрашивая его в цвета крови и огня. В Горловке под удар украинских самолетов попала молодая мать, почти девчонка. Она так и истекла кровью, прижимая к груди мертвое тельце своего ребенка. В Луганске украинский МиГ-29 нанес удар неуправляемыми ракетами по центру города, прямо по зданию Дома Правительства. И опять погибли мирные жители.

 
* * *

Влад с самого начала хотел стать вертолетчиком, но теперь он еще больше жаждал подняться в небо, чтобы навсегда смахнуть самолеты и вертолеты с трезубцами из бездонной синевы донецкого неба.

Но путь к мечте, как водится, оказался тяжел. Сначала – военный лицей в Донецке, потом – военное училище в Сызрани. Путь к мечте пролегал через дебри математики и физики. Сплошные формулы, графики, вычисления. И все это вдалбливалось в головы курсантов суровыми преподавателями. Отдушиной для вертлявого и непоседливого от природы Влада Селезнева были военное дело, тактика, история вооруженных конфликтов, физподготовка. В Донецке он занимался в военно-патриотическом клубе «Беркут», проходил военно-полевые сборы. Так что к армейской дисциплине был готов.

После школы – строгий отбор медкомиссии и долгожданные курсантские погоны. Среди молодых ребят, вчерашних школьников, курсанты из Донецка и Луганска отличались большей серьезностью и целеустремленностью. На их малой Родине война все еще шла, но Большая Родина – Россия – дала им в руки исключительно грозное оружие. С самого начала подготовка шла на новейшем ударном вертолете Ми-28 Н.

Но прежде чем его освоить, пришлось пройти программу сначала на учебно-тренировочных «Ансатах-У», потом – на надежных и неприхотливых «восьмерках». И лишь после этого курсанты пересели на грозные «Крокодилы». Винтокрылые «старички» долетывали свое в училищах, готовя новую смену пилотов-вертолетчиков и штурманов-операторов. Несмотря на возраст, Ми-24 были в идеальном состоянии.

«Старичок» Ми-24 и его модификации рассматривались в училище как базовые, и первые ознакомительные полеты молодые вертолетчики выполняли именно на «Крокодилах». Тяжеловесный боевой вертолет подавлял одним только своим видом. Он был создан для безусловного доминирования на поле боя и задачу свою выполнял даже сейчас – в эпоху изощренно-электронных войн пятого поколения. Летать на нем Владу и Артему нравилось: молодой пилот получил первые навыки управления тяжелой винтокрылой машиной, а штурман-оператор учился работать с прицельно-навигационным комплексом, пускать управляемые и неуправляемые ракеты.

Огромное значение инструкторы придавали слетанности молодых экипажей, взаимодействию в воздухе. Все учителя имели за плечами боевой опыт чеченских конфликтов, Дагестана, Сирии, а некоторые из «аксакалов»-вертолетчиков застали еще и афганскую войну.

– В воздухе вертолетчик всегда ищет и оценивает площадку для аварийной посадки. Будьте готовы перейти на авторотацию, когда у вас внезапно «обрежет» двигатель! – без устали повторяли инструкторы. И нещадно «обрезали» двигатели вводными, казалось, в самые неподходящие моменты полета.

У штурманов в особенности были жесткие критерии обучения. Полеты по визуальным ориентирам проходили днем и ночью в самых хреновых погодных условиях, когда не то что летать – пешком ходить сложно. Инструкторы передавали молодежи реальный боевой опыт, усвоенный потом и кровью на афганской и чеченской войнах, во множестве локальных конфликтов. Практиковались и «слепые полеты» – только по приборам, под специальной шторкой. При этом курсант взлетал, выполнял маршрут и приземлялся, абсолютно не видя окружающего пространства, ориентируясь только по приборной доске. Таким образом, взлететь можно было на одном аэродроме, выполнить несколько промежуточных посадок на совершенно разных полосах и вернуться к себе домой, ни разу не взглянув за борт.

– Товарищ капитан, а зачем нам полеты в горной местности, мы ведь не в Афган и не в Чечню летать будем? Донецкая степь – она ведь ровная…

– А Карпатские горы, товарищ курсант? Кстати, не припомните, какова высота Говерлы?..

– …

– Понятно – наряд вне очереди!

– Есть наряд вне очереди!

– Высота Говерлы, товарищи курсанты, составляет 2061 метр. Вторая по высоте вершина Украинских Карпат – гора Сивуля, 1818 метров, третья – 1748 метров. Видите, я в Сызрани знаю больше, чем вы, об Украине!

* * *

И, наконец, желанный миг! Самостоятельный вылет уже слетанного и дружного экипажа Влада Селезнева и Артема Климова на Ми-28 Н, «Ночном охотнике»! До того оба курсанта успели вместе пуд соли съесть, набить мозоли автоматом и лопатой и сломать себе мозги расчетами и формулами. Но ради этого момента стоило перетерпеть все.

После «старичка» «Крокодила» Влада Селезнева поразила стремительность «Ночного охотника». Десятитонная бронированная машина буквально танцевала в небе. И все благодаря двум форсированным турбовальным двигателям ВК-2500 Ф3. Максимальная скорость стала 370 километров в час, возросли приемистость и удельная мощность. Влад буквально купался в небесах!

Штурмана-оператора Артема Климова сразил наповал прицельно-навигационный комплекс с развитыми системами искусственного интеллекта. Экипаж сразу же стал осваивать штатные шлемы с отображением визуальной информации на забрале-дисплее и нашлемной системой наведения оружия. Важной особенностью стало и дублированное управление вертолета в передней кабине.

Полеты на «Ночном охотнике» проходили так же интенсивно, как и раньше. Гораздо больше времени стали уделять вылетам на полигон – стреляли из всего: пушка, НУРСы, управляемые ракеты!.. Даже бомбометание практическими бомбами! Чаще стали летать на предельно малых высотах, маскируясь складками местности. Запускали управляемые ракеты, выставив только надвтулочную РЛС в шарообразном обтекателе над несущим винтом.

* * *

Позиция военного руководства России была четкой и однозначной – союзники в борьбе с бандеровским фашизмом должны получить новейшие боевые винтокрылые машины! В современной войне качественное превосходство ультрасовременных «интеллектуальных» комплексов вооружения является решающим. Это со всей очевидностью продемонстрировала блестящая боевая операции Воздушно-космических сил России против террористов ИГИЛ в Сирии. Но ультрасовременное оружие предъявляло высокие требования к тем, кто готовился его применять совсем скоро в боевой обстановке. Даже надежный автомат Калашникова необходимо чистить и смазывать. Что уж говорить об ударном всепогодном комплексе. В общем, техника в руках дикаря – груда бесполезного металлолома.

* * *

После окончания программы обучения курсантам положен отпуск – это закон. После курса молодого бойца, казармы, казенной, хоть и сытной пищи, после вообще всего казенного четыре недели заслуженной и выстраданной в нарядах «гражданки». Словно отпуск в другую реальность – не цвета хаки, а яркую, разноцветную. Где есть крепкое рукопожатие отца и разговор по душам с ним под рюмочку. И мамина улыбка, и мамины, самые вкусные на свете, пироги. И можно спать хоть до полудня, а гулять – до полуночи с девчонкой. И не надо спешить на построение…

Всего этого были лишены курсанты из Донбасса. Программа летно-тактической подготовки у них была насыщенной до предела, а потому они оставались в училище и на летних каникулах. За эти четыре недели молодым парням из ДНР и ЛНР нужно было пройти форсированный курс различных летных дисциплин.

Курсанты из Народных Республик обучались вместе с будущими вертолетчиками со всей России. Они мало чем отличались от своих сверстников, разве что – взглядом. Слишком взрослым и внимательным взглядом тех, кто уже видел боль, кровь и слезы на родной земле.

Так вот, все остальные курсанты-вертолетчики из самых разных уголков огромной России проявили солидарность и написали начальнику летного училища рапорта с просьбой о продлении учебной летной практики.

Вся Россия верила в свободолюбивый Донбасс, так же как верила и в Крым. И это было действительно великое и щемящее чувство единения граждан огромной и великой страны.

* * *

Через два с половиной года интенсивной летной подготовки настал торжественный и волнующий день выпуска. Молодые курсанты с черно-сине-красными триколорами на эмблемах замерли в четком строю. Позади них выстроились массивные боевые вертолеты, похожие на зеленых шмелей.

– Равняйсь!

– Смирно! Равнение на Знамя!

Курсанты строем прошли мимо трибуны, на которой, приложив ладонь к виску, стоял начальник Сызранского ВВАУЛ. Суровый командир сам водил вертолеты в бой над Грозным в первую чеченскую войну, потом – вторая Чечня, Дагестан. «Крайней» командировкой для полковника стала Сирия. Борьба с террористами ИГИЛ добавила Звезду Героя России на грудь и седины на виски.

Полковник с надеждой смотрел на ребят, идущих сейчас строем. Он надеялся, что им все же не придется применить все, чему научили молодых «орлят» суровые инструкторы. Но все равно знал – война не за горами. Этим ребятам вскоре придется пикировать на танковые клинья бандеровских фашистов, на сверхмалой высоте уходить от огненных плетей зенитных скорострельных пушек. Именно они, молодые вертолетчики ДНР, станут главным щитом и мечом своей Республики.

* * *

Влад Селезнев рвался скорее обратно – в родной Донецк. Но после базового курса вертолетной подготовки курсантов из Новороссии направили в Торжок, в Центр подготовки летчиков фронтовой авиации. Здесь программа подготовки была еще более серьезной.

Инструкторы учили молодых курсантов из воюющего Донбасса прикладным приемам пилотирования – маневрам уклонения от зениток, посадкам на ограниченные по размерам площадки, взлету с перегрузом, аварийным полетам на одном двигателе.

Владу особенно нравились полеты у самой земли – на высоте метров пять, а то и ниже. Словно мчишься на болиде «Формулы-1»! Штурман-оператор Климов умудрялся на такой бешеной скорости и сверхмалой высоте засекать и атаковать цели. При этом, несмотря на сверхэффективную автоматику наведения, Артем предпочитал работать в ручном или же в полуавтоматическом режиме.

Торжок стал для молодых вертолетчиков из Донецка своеобразной поворотной точкой на маршруте. Их не спешили бросать в бой, а прогоняли раз за разом по всем адовым кругам боевой учебы. Курсанты буквально жили в воздухе, летали на одном двигателе, садились на вынужденную на авторотации, взлетали с ограниченных площадок.

На виртуальных пилотажных тренажерах молодые вертолетчики танцевали танго со смертью, лавируя между огненными трассами зениток, уходили на предельно малой высоте от управляемых ракет. Инструкторы учили: заметил пуск ракеты – иди прямо на нее. Самонаводящаяся смерть не успеет навестись на твой вертолет и пройдет мимо. А к позициям зенитных скорострельных пушек нужно подкрадываться почти вплотную, а потом атаковать молниеносно, взвиваясь над деревьями и кроша зенитки кинжальным огнем 30-миллиметрового скорострельного орудия БМП. Именно такая пушка установлена на турели боевого вертолета «Ночной охотник».

Влад вместе с Артемом осваивал теперь не только новые приемы пилотирования и боевого применения, но и новейшее оружие. Боевые вертолеты действуют на переднем крае, и для них главное – простота и надежность боевого применения. Поэтому основным оружием «Ночного охотника» оставались все-таки неуправляемые ракеты. Но все же «умное» оружие давало большую гибкость боевого применения.

Одним из таких «изделий» стала управляемая ракета «Ведьма». Назвали ее так за поистине дьявольский «характер» – как и всякая женщина, «Ведьма» сочетала в себе скромность и покладистость с поистине взрывным темпераментом.

Управляемая ракета подкрадывалась на малой скорости, используя обычный поршневой мотор с пропеллером. Оператор опознавал цель с помощью электронно-оптической системы наведения. А потом в дело вступало «альтер-эго» «Ведьмы» – ракета сбрасывала хвостовой отсек и разгонялась до 1000 метров в секунду, разнося все вдребезги осколочно-фугасной или термобарической боеголовкой. Благодаря сменным боевым частям «Ведьма» могла уничтожать и танки противника, уничтожать защищенные железобетонные бункеры или превращать живую силу врага в неживую.

Кроме «Ведьмы» в Ижевске, Коломне и Туле были созданы не менее впечатляющие «подарки» для тех, кто собирался поднимать «русню на ножи» или «москаляку на гиляку» – на ветку то есть.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru