Принц фейри

Габи Вольраб
Принц фейри

Все внимание Тии было обращено на двух женщин-фейри, которые увидев, что они приехали, бросились к ним из тенистой беседки. Девушка старалась смотреть на них украдкой, потому что фейри обладали не только совершенной грацией, но и были одеты в благородные одежды, которые затмевали любое одеяние человеческих королев. Фейри приблизились. У одной из них были черные, цвета вороного крыла волосы. Она была не такой юной, как сначала показалось Тие. У второй волосы цвета золотистого меда были красиво заплетены. Она оказалась совсем молодой.

Темноволосая дама обхватила лицо Киприана. Выражение ее глаз было серьезным.

– Наконец-то ты вернулся. Представители дворов уже прибыли. – Она опустила руки и сделала шаг назад.

Юная фейри, сияя от счастья, бросилась Киприану на шею.

– Я знала, что ты вовремя вернешься! Я поставила на то, что ты успеешь, и выиграла спор!

– И сколько я тебе принес? – улыбнулся Киприан.

Девушка звонко рассмеялась.

– Достаточно! Например, серьги с зелеными кристаллами и цветами кливии[2]. Думаю, уже сегодня смогу надеть их. – Девушка быстро чмокнула Киприана в щеку. – Я доложу о твоем прибытии! Сейчас же!

Ее платье развевалось на легком ветерке, когда она, развернувшись на каблуках, побежала во дворец.

Киприан обратился к оставшейся фейри.

– Передай Савериану, что его ложные надежды не оправдались.

– Я так и думала, – задумчиво кивнула фейри.

Киприан положил руку на плечо Тии.

– Матушка, это Тия. – Девушке стало понятно, почему женщина-фейри показалась ей знакомой. – Она под моей защитой.

Только сейчас мать Киприана посмотрела на Тию. Было очевидно, что фейри не обратила бы на девушку никакого внимания, если бы ее сын сам не заговорил о ней.

– Меня зовут Вивьен. – Мать Киприана изменилась в лице и положила руку на сердце, словно защищаясь. – Как так? – прошептала она и посмотрела на Киприана, требуя объяснений.


– Я объясню тебе все позже. Сначала я бы хотел показать Тие, где она может отдохнуть, у нее сегодня был напряженный день.

– Ты бы лучше… да, конечно, – осеклась Вивьен и натянуто улыбнулась сыну. – Увидимся. – После этих слов она хотела отвернуться и уйти, но Киприан остановил ее.

– Матушка, со мной все будет хорошо, если ты никому ничего не расскажешь.

– Я думаю, что твой брат… – поджав губы, произнесла Вивьен.

– Ему тем более не стоит рассказывать.

Мать Киприана наклонила голову – жест, который мог означать все, что угодно, – и ушла.

Тия была совершенно сбита с толку.

– Что во мне такого странного? Твоя мама… она испугалась, когда увидела меня… Почему? И что она не должна рассказывать?

– Не волнуйся, просто ты похожа на кое-кого. Болезненное воспоминание, не более. Хватит об этом, пойдем со мной. Пройдем через черный вход.

Киприан повел Тию к заросшей восхитительными алыми розами калитке. Они переступили через порог и вошли в лабиринт коридоров из белоснежного мрамора, который золотили солнечные лучи, проникавшие сквозь огромные окна. За стеклянными дверьми Тия видела роскошные комнаты и пышно цветущие сады. Мимо пролетали птицы или проходили павлины. Небольшая группа фейри попалась им по пути. У одних кожа напоминала кору дерева, у других на голове были небольшие рога, у третьих кожа сияла голубоватым цветом, а на спине трепетали нежные крылья, как у бабочек. Бессмертные удивленно смотрели на Киприана и Тию, но стоило ему проявить недовольство, фейри быстро опустили головы и поспешили дальше.

Киприан резко толкнул дверь и впустил Тию. У девушки перехватило дыхание. Залитая солнцем комната была сказочной. Пол светился белоснежным мрамором, а посередине возвышалось дерево, ветви которого переплетались и создавали потолок. Под ним стояла кровать, изголовье которой срослось со стволом и было покрыто ковром мягкого мха. На ветвях висело бесчисленное количество фонариков. Тия подумала, кто их все зажег.

– Ты здесь живешь? Кто ты? Принц?

– Собственной персоной, – ответил Киприан, отвесив галантный поклон.

Тия потрясенно уставилась на него. Лишь когда он улыбнулся в ответ на ее взгляд, девушка снова обрела голос.

– Почему ты ничего не сказал мне? – прошептала она.

– Зачем было говорить об этом? Я ведь так до сих пор и не услышал от тебя, почему ты хочешь получить аудиенцию у короля.

– Я…

Дверь в комнату внезапно распахнулась, и вошел фейри потрясающей красоты. Сходство с Киприаном было явным, только у вошедшего волосы были золотого цвета, и он казался старше. Вполне возможно, что разница в возрасте между братьями была в несколько сотен лет.

– Приветствую тебя, брат, – произнес он и подошел к Киприану. В его движениях было что-то кошачье. – Я слышал, ты принял решение.

– Да, это правда. Благодарю за дружественный прием. Я отпустил ее.

Тия в волнении хватала ртом воздух. Ей стал понятен смысл произнесенных слов.

– Я правильно тебя понимаю? Вижу, ты привез с собой игрушку. На мой взгляд – слишком худощавая.

– Твоего мнения я не спрашивал. И Тия – не игрушка! Прошу относиться к ней со всем уважением.

Брат Киприана выразительно приподнял бровь, выражая свое сомнение в правильности решения младшего брата.

– Матушка была рассержена до такой степени, что, задав пару вопросов, я легко понял причину. Не то чтобы я находил очевидное сходство, для меня все люди выглядят одинаково, но не думаю, что матушка ошибается.

– Делай что хочешь.

Тот растянул губы в ехидной улыбке.

– Кажется, в этой семье любят наступать на одни и те же грабли.

– Она под защитой нашего гостеприимства, не забывай об этом. – Темные глаза Киприана перехватили взгляд Тии. – Прошу прощения. Мой брат порой забывает о манерах. Позволь мне представить его – Савериан.

На мгновение Савериан сбросил маску равнодушия, и Тия испугалась той безграничной жестокости, которая отразилась на его лице. Секунду спустя его черты разгладились, и лицо снова стало равнодушным. Он безучастно кивнул Киприану.

– Если так, то… Жду тебя, будь, пожалуйста, пунктуален.

Савериан важно прошествовал к выходу. Стук каблуков его сапог о мраморный пол еще долго затухал в коридоре.

Киприан, сощурившись, проводил брата взглядом.

– Значит, это он гидру… – выдохнула Тия.

Киприан предупредительно поднял руку.

– Не важно. Ты же видела – мой брат не в самом хорошем расположении духа, не стоит злить его еще больше. Можешь сейчас остаться здесь, отдохнуть и пообедать. Ближе к празднику я приду и заберу тебя. Или…

– Я не хочу отдыхать!

– Хорошо, тогда моя служанка обо всем позаботится. Ты можешь доверять ей во всем.

Без лишних слов Киприан вышел из комнаты, а Тия осталась одна. По крайней мере, она так думала, пока не почувствовала легкое прикосновение к своей руке. Девушка вздрогнула и повернулась. Перед ней стояла пожилая женщина. Кажется, она была из гномов, потому что ростом еле доходила Тие до груди. Кожа женщины была морщинистой, со странным серым оттенком, а глаза немного мутными. Когда она начала говорить, Тия с тревогой заметила два ряда заостренных зубов.

– Меня зовут Ямбок. Господин прислал меня, чтобы помочь тебе собраться на праздник.

– Но я… – посмотрев вниз, пробормотала Тия.

– Это платье не ваше, вам его дали на время, – плотно стиснув губы, сказала Ямбок. – Оно принадлежит госпоже Салис. Тебе ведь не хочется, чтобы она потребовала его назад посреди праздника в честь лунного ветра? У меня есть для тебя кое-что другое, но сначала надо принять ванну.

Тия хотела возразить, что уже купалась сегодня утром, но подавила возмущение. Видимо, она недостаточно чистая для фейри, а может, дело в человеческом запахе, который вызвал неудовольствие Ямбок, но тогда здесь не помогут и двадцать ванн.

– А ты не знаешь, на кого я так похожа? Они постоянно обсуждают это, но ничего не объясняют, – вырвалось у Тии. Как только девушка задавала этот вопрос, то сразу заметила появившееся пренебрежительное выражение на лице Ямбок и поняла, что она ничего ей не скажет. Внутри у Тии все закипело от ярости. – Почему ты мне не отвечаешь?

Черные глаза Ямбок быстро взглянули на девушку.

– Положи свой лук на скамью и пойдем со мной, – спокойно сказала она. Тие ничего не оставалось, как выполнить ее указания. Она молча последовала за маленькой женщиной в соседнюю комнату, которая, по всей видимости, была чем-то вроде ванной. В центре располагался бассейн размером с небольшой пруд. К нему вели широкие мраморные ступени. На поверхности воды ослепительно плясал солнечный свет. Нежно-голубые гроздья глицинии росли вдоль стен и достигали стеклянного купола.

Тия по указанию Ямбок сняла платье и положила его на лавку. Послышался шорох среди изумрудных листьев глицинии, и оттуда появилась стайка лесных духов с полупрозрачными крыльями, как у стрекоз. Они подлетели к Тие, желая помочь ей искупаться. Было так странно ощущать заботу. Через некоторое время маленькие существа отлетели от нее. Тия вылезла из бассейна и послушно ждала, пока Ямбок вытирала ее мягкой тканью, посыпая тело восхитительной золотой пудрой. Затем женщина-гном причесала Тию и надела на нее тонкое платье. Ткань выглядела так, словно она была соткана из солнечного света. Она золотой струей ниспадала к полу. Служанка моргнула и неодобрительно цокнула языком, затем начала затягивать шнуровку на талии, пока лиф платья плотно не обтянул ее.

– Удивительно, что долгая зима пощадила тебя. Видны ребра, но грудь у тебя на месте, пусть и небольшая. Немного округлости тебе не повредит, но в целом неплохо. Надевай сандалии, а то поранишь ноги.

 

Тия сделала, как велели, и Ямбок тут же туго затянула ремешки сандалий вокруг ее лодыжек. Затем она подбросила в воздух сверкающее зернышко, и перед Тией появилось большое, в человеческий рост, зеркало. Девушка от неожиданности отскочила, насмешив лесных духов.

Тия не обращала на них внимания. Она большими от удивления глазами рассматривала свое отражение в зеркале. Ее кожа источала золотистый блеск, щеки порозовели от горячей воды, а уложенные в высокую прическу волосы блестели, словно шелк. Отражение в зеркале было знакомым и в то же время чужим.

– Что ты со мной сделала? Это что – заклинание?

– Заклинание приличной ванны. Ты выглядишь очень даже хорошо, после того как тебя тщательно отмыли и распутали воронье гнездо на голове.

Зеркало так же внезапно исчезло, как и появилось. Раздавшийся за спиной звук заставил Тию обернуться.

Позади нее стоял, прислонившись к дверному косяку, Киприан и внимательно разглядывал ее. Он протянул девушке руку.

– Пойдем.

Тия рассматривала его. Он еще раз переоделся. На нем была одежда простого кроя, но было очевидно, что она сделана не человеческими руками. Казалось, небесные звезды украшали черную ткань туники. Именно они и заставляли одежду сверкать, словно ночное небо. На этот раз Киприан выглядел как настоящий принц, но от его красоты меркли даже эти роскошные одеяния. На ватных ногах Тия подошла к нему и подала руку, которую фейри ободряюще пожал.

– Праздник продлится три дня. Формальная часть уже закончена, – сообщил он девушке, ведя ее по дворцу. – Сейчас в зале подадут еду. Она будет простой, но бери то, что буду брать я, тогда сможешь быть уверенной, что еда не причинит тебе вреда.

– У меня есть к тебе пара вопросов…

– Знаю. Отвечу на все, но чуть позже.

Тия молча следовала за Киприаном по длинным коридорам. Спустя несколько минут они прошли через украшенный цветами портал и вышли на широкую лужайку. Здесь собралось несколько сотен фейри. Увидев их лица, Тия судорожно сглотнула. Некоторые фейри выглядели изумленными, на лицах других читалось непонимание и даже откровенная неприязнь. Среди них раздались шепот и бормотание. Тия прижалась к Киприану. Почувствовав, что он рядом, девушка выпрямила спину.

Высоко подняв голову, она шла рядом с ним сквозь толпу, которая расступалась, словно разгоняемый ветром снег. Несмотря на то, что фейри недружелюбно встретили Тию, она не могла не восхищаться представшей перед ней картиной. И в восторге рассматривала элегантных дам в роскошных платьях, сотканных из кружев, тонких, как паутина. Некоторые вплели в волосы цветочные венки, на головах других красовались диадемы из перламутрового речного жемчуга или сверкающего хрусталя. Некоторые фейри были в наброшенных на плечи плащах из вороньих перьев, другие скрывали лица за полумасками.

Киприан направился к опушке леса, где приглашенные толпились возле длинного стола, уставленного восхитительными яствами. Изобилие овощей, мяса, фруктов, сладостей, различных десертов, которые были искусно оформлены, притянуло внимание и Тии. Большая часть блюд была ей совершенно неизвестна.

Фавн, с блестящими копытами и покрытый до пояса курчавой шерстью, уступил им место, пронзительно посмотрев на Тию своими странными карими глазками. Девушка хотела отвернуться от него, но ее взгляд задержался на его великолепных витых рогах, украшенных сусальным золотом. Губы фавна растянулись в сладкой усмешке. Он словно намекал на что-то. Киприан издал тихий, рычащий звук, и фавн, взяв со стола огромный кусок паштета, поспешно исчез в толпе.

– Знай, что длину рогов фавна сравнивают с другой частью тела. – Подав Тие тарелку, произнес Киприан.

Девушке понадобилось время, чтобы понять смысл его слов. Внезапно показалось, что ей стало очень тесно и жарко в тонком платье. Она схватила ближайшее к ней яство.

– Не надо, – Киприан быстро переложил то, что она взяла, на свою тарелку. Фейри с серебристыми волосами, одетая в платье, которое казалось сотканным из тумана, насмешливо поджала губы. Тия смутилась еще больше. Теперь она брала только те блюда, которые выбирал Киприан. Еда была восхитительной, она ни разу в жизни не ела ничего подобного. Фейри вокруг доброжелательно улыбались Киприану, перебрасывались с ним ничего не значащими фразами. На Тию же они не смотрели вовсе, делая вид, что она – пустое место, но в присутствии принца никто не осмеливался открыто выразить свою неприязнь.

– Я им не нравлюсь, – прошептала она, отодвигая пустую тарелку.

– Фейри, как правило, не очень любят людей. Не последнюю роль сыграла в этом щедрость вашего короля, который охотно отваливает золото за каждого мертвого фейри. – Киприан предложил Тие бокал с кроваво-красной жидкостью. Девушка неохотно взяла его. – Вино фейри. Пей медленно, иначе оно быстро ударит тебе в голову.

– Ты рассказал им, почему я здесь?

– Нет. Они считают тебя моей любовницей.

Тия поперхнулась вином.

– Объяснись!

– Чтобы окончательно разозлить тебя? Успокойся, ты на празднике в честь лунного ветра, через пару часов здесь не останется ни одного трезвого.

– Ну, хотя бы твоя мать знает, что я не твоя любовница? – в ужасе спросила Тия.

– Я не посвящаю матушку в свои отношения, да и она не ждет от меня такой откровенности.

Тия хотела что-то ответить, но ее внимание привлекла одна из многочисленных служанок, которые торопливо убирали пустые тарелки с банкетного стола. Молодая девушка была не гномом и не фейри. Ее пшенично-светлые волосы были туго зачесаны назад, открывая круглые уши. Она стояла всего в паре шагов от Тии и, склонившись над столом, разливала вино по бокалам для фейри. Тия осторожно прикоснулась к ее плечу. Она повернулась и… Тия посмотрела в ее глаза, голубые, как небо, но совершенно пустые. Под глазами залегли темные тени. Девушка выглядела изможденной.

Тия тепло улыбнулась ей.

– Прошу прощения, я не ожидала встретить здесь человека.

Та, как птичка, наклонила голову. Казалось, она прислушивается к звуку голоса, но ничего не указывало, что смысл слов дошел до нее. Ее лицо оставалось невыразительным, как будто красивое тело представляло лишь оболочку, без души и разума.

– Она не понимает, что ты ей говоришь, – заметил Киприан.

– Что с ней не так? – спросила Тия, с тревогой посмотрев на него.

Девушка стояла без движения, словно ждала чего-то.

– Ты можешь продолжать работу, – произнес Киприан. Она отвернулась, чтобы продолжить разливать вино по бокалам. Словно ее никто не прерывал.

– Что с ней произошло? – прошептала Тия, позволив Киприану увести ее в сторону.

– Я предупреждал тебя, что ты увидишь здесь ужасные вещи.

– Но почему… почему она такая потерянная?

– Потому что она последовала в королевство фейри за моим братом. Когда он устал от нее, не отослал назад, а затуманил ее разум. Теперь она живет словно тень и не помнит ничего, что было раньше. Она делает только то, что ей велят.

– Это жестоко! – воскликнула Тия, отшатнувшись от принца.

– Это цена, которую она платит.

– Цена? За то, что влюбилась в принца фейри? – Тия не могла выразить словами тот ужас, который испытала в этот момент. – И ты… ты считаешь, что это нормально?

– Я этого не говорил.

– Но ты не предпринимаешь ничего против этого!

Киприан лишь крепко сжал губы и промолчал в ответ.

– Ты не можешь позволить ей жить вот так. Это бесчеловечно!

– Я не человек.

– Да, – расстроенно отозвалась Тия, – я поняла это. Просто не хочу верить, что все написанное о вас в книгах – правда! Я надеялась, что это ложь, но теперь…

– Мой брат – это не весь мой народ. – Киприан говорил сдержанно, но Тия услышала в его голосе злость. – Именно поэтому я исполняю желание отца.

– Как…

– Не здесь. – Киприан слегка сжал ее руку и стал пробираться сквозь толпу.

Большинство фейри стояли группами и болтали, но когда один из фавнов вышел в центр лужайки и заиграл на свирели, вокруг него образовались первые танцующие пары. Тия посторонилась от совсем юных фейри, почти детей, которые, держась за руки, образовывали хороводы. Пары взрослых фейри грациозно кружились. Они были такими легкими, что едва касались травинок. Некоторые фейри танцевали в одиночестве. Тия видела все словно сквозь вуаль. Потерянное лицо девушки преследовало ее, и ей хотелось плакать. Они с Киприаном нырнули под зеленую тень леса и пару минут шли по тропинке. Фейри привел Тию на край поляны, где они и расположились на теплых от солнца камнях. Девушка прислонилась к шершавому стволу векового дерева. Киприан специально привел ее сюда, тем самым давая время прийти в себя. Здесь было тихо и мирно, и как бы Тия ни была подавлена, она не могла противиться магии этого места. В центре поляны находился круглый пруд с белоснежными кувшинками. На гладкой поверхности воды отражалось небо. Длинные усики вьюнка покрыли ближайшие деревья, на кронах которых цвели цветы, сияющие мягким белым светом.

– Они все распустятся сегодня вечером, – заметил Киприан, проследив направление ее взгляда. – Это лунные ветры, в честь которых назван наш двор. Есть и другие: Утренней росы, Весеннего дурмана, Ночных теней. Ты видела их представителей на празднике, например, мужчины в масках прибыли из Двора ночных теней.

– Почему твоего отца нет на празднике?

– Он умер. Несколько недель назад.

– О, мне очень жаль, – совершенно искренне воскликнула Тия. И тут ей в голову пришла мысль, сильно испугавшая ее. – Значит… твой брат теперь станет королем?

– Об этом и речь. Савериан всегда был наследным принцем. Его растили и готовили к тому, что он станет королем, возьмет на себе обязанности по управлению королевством. Вот только незадолго до смерти отец выразил свое последнее желание: он хотел, чтобы я стал королем, а не Савериан. Я никогда не думал, чтобы стать наследником, но ты видела моего брата.

– И ты согласился?

– Да. В начале этого праздника я официально объявил о своем решении. Если меня выберут, я приму управление королевством.

– Вот почему он так зол…

– Он никогда не любил меня, теперь же у него есть все основания ненавидеть.

– Ужасно, – прошептала Тия, – я очень надеюсь, что ты победишь!

– Можешь подождать, пока не объявят нового короля, или довериться мне и рассказать, о чем ты хочешь поговорить с ним.

Сердце Тии начало биться быстрее. Все складывалось совсем не так, как планировалось, но, возможно, озвучить свою просьбу Киприану лучше, чем его отцу.

– Я хотела просить короля снять с моей страны проклятие зимы. Ты не знаешь, как твой отец сделал так, что мир тонет во льду и снеге? Должно же быть какое-то средство, чтобы все отменить… ну хоть что-то… – задыхаясь, выпалила Тия. Наконец она все рассказала…

– Боюсь, что не смогу тебе помочь.

Воцарилась тишина. Слова Киприана выбили у Тии из-под ног землю. Казалось, она проваливается в черную дыру, но не может пошевелить даже пальцем.

– П-почему, – пробормотала она. – Проклятье может снять только тот, кто его наложил?

– Нет, дело не в этом.

– Для этого нужно быть королем?

Киприан отрицательно помотал головой.

– Никто из фейри не сможет помочь тебе.

– Но…

– Тия, мы не накладывали это проклятье.

Девушка непонимающе посмотрела на него.

– Не вы?

– Нет. Мы, фейри, не имеем к этому никакого отношения.

– Ты уверен? Может, ты просто не знаешь, возможно, твой отец…

– Нет. Я абсолютно уверен. Фейри не виноваты в этом проклятии.

Тия погрузилась в себя. Что-то внутри нее отказывалось верить словам Киприана.

– Я так долго искала вас, – прошептала она, – думала, что это возможно… Если зима не прекратится… еще несколько лет… мы умрем. Все.

Тия не замечала, как слезы текут у нее по щекам. Киприан прикоснулся и аккуратно вытер слезы.

– В одном ты права, – тихо сказал он, – это проклятие, и за ним кто-то стоит.

– Но кто… – слова девушки повисли в воздухе, голос дрожал.

– Я помогу тебе.

– Серьезно? – повернувшись к Киприану, недоверчиво спросила Тия.

– Проклятью уже шестнадцать лет. Ты знаешь историю про человеческую королеву, которая бросила своего мужа и стала любовницей короля фейри Валириана?

– Ее все знают.

– Мой брат ненавидел эту королеву даже больше, чем наша матушка. Мне было пять, когда отец привез Катарину. Савериан тогда уже был взрослым. Она осталась у нас на лето, вместе со своей маленькой дочкой Антеей. Катарина сильно отличалась от фейри, среди которых я жил. Возможно, поэтому она мне очень сильно нравилась. Она была дружелюбной и… с очень добрым сердцем. Я сильно плакал, когда Катарина покинула нас.

 

– Почему она ушла от вас?

– Из-за страха за свою дочь. Антея упала в воду и чуть не утонула. Савериан заманил девочку к озеру и столкнул ее. Когда отец призвал его к ответу, он все отрицал и обвинял меня, но Катарина поверила мне. После этого случая она покинула королевство фейри и вернулась с дочерью к королю Реймару. Только он не простил ее и отослал с ребенком из замка. Вскоре после этого Катарину нашли мертвой, а Антея исчезла. После и началась зима. Люди обвиняют в этом нас…

– Если не твой отец наслал проклятье… то кто тогда?

– До сих пор мне было все равно, но встреча с тобой заставила меня задуматься. Я покажу тебе, почему.

Киприан вытащил золотую цепочку с медальоном, которые были спрятаны под туникой. Он снял их и протянул Тие. В медальоне был портрет темноволосой молодой женщины с жемчужными заколками в волосах. Тия вскрикнула.

– Она выглядит словно моя сестра. Это Катарина?

– Да. Вы с ней похожи, потому что она – твоя мать.

Тия резко вдохнула воздух.

– Этого не может быть! Я не принцесса!

– Почему бы и нет? Когда я увидел тебя, бродящей по лесу, то заметил сходство. К тому же у тебя есть небольшой шрам, как и у Антеи. Вот он, на брови. Его практически не видно, но он есть. Он остался у тебя после того дня, когда Савериан хотел утопить тебя.

Тия дрожащими пальцами дотронулась до места на брови, где был тонкий шрам.

– Он всегда был здесь, сколько я себя помню. Правда, не знаю, как получила его. Также я не помню, чтобы была в королевстве фейри. – Как она могла бы забыть такое?

– Тебе не было и двух лет, когда ты покинула наше королевство. Ты была слишком маленькой, чтобы помнить. Ты буквы своего имени с трудом выговаривала и называла себя вместо Антея – Тия.

– Антея, – пробормотала Тия, прислушиваясь к тому, как звучит имя, но оно не вызвало никаких воспоминаний. Девушка покрутила в руках медальон. Он был украшен драгоценными камнями, а искусно выполненный портрет казался шедевром. Какое-то время она сидела молча, пытаясь осмыслить услышанное. Если все это – правда, король Реймар фон Хоэнспер – ее отец. Было очень странно внезапно узнать, кто она есть на самом деле, и страшно оказаться дочерью короля, самого могущественного человека в стране. Как это – быть принцессой? Тия думала о балах, блеске и пышных нарядах. Она не могла представить, что больше не придется охотиться на морозе, что можно будет есть досыта. И пробовала понять, как это – иметь отца, да еще и отца-короля. Как она сможет рассказать ему об этом? Он, скорее всего, даже не поверит ей. Она и сама с трудом может поверить в этот абсурд и все же…

– Откуда у тебя медальон?

– Достал в замке, во время бала.

– Ты украл его?

– Мне показалось разумным предоставить тебе вещественное доказательство, чтобы ты сама смогла увидеть сходство. Мне сразу было понятно, для чего ты так отчаянно хочешь поговорить с королем фейри.

– Ты знал и все равно заставил меня так волноваться!

– Ты не задала мне ни единого вопроса на этот счет, и я решил ничего не рассказывать. И так у меня появилась возможность присмотреться к тебе и попасть в замок.

Тия вспомнила о той женщине, которую он так бесстыдно обнимал. Попасть в замок – наверное, это самые безобидные слова, которые описывали то, чем он занимался той ночью.

– Я помню, как ты… исчез с той… леди, – съязвила она, прежде чем успела прикусить язык.

Конечно, от Киприана не ускользнул ее тон. Он насмешливо улыбнулся.

– Племянница короля, обладательница прелестного имени, Хризантима была так любезна, что провела меня в строго охраняемое королевское крыло. – Принц изучающе посмотрел на Тию. – Неодобрительное выражение твоего лица говорит о многом.

– Ты же понимаешь, почему я неодобрительно отношусь к этому?

– Меня всегда раздражало, как люди испорчены.

Тия бросила на Киприана сердитый взгляд.

– Кстати, я думаю, что ты неплохо придумала с именем Антея. Хризантима, кстати, не только предоставила мне свободный доступ к королевским покоям, но и передала очень интересную информацию. – Киприан сделала краткую паузу. – Она уверена, что это сам король Реймар произнес проклятье.

– Что? Этого не может быть? – вздрогнула Тия.

В детстве она слышала один очень интересный разговор, смысл которого дошел до нее спустя годы.

– Но… зачем проклинать собственную страну?

– А зачем он выгнал собственного ребенка из замка? Он не контролировал себя, но потом, конечно, неоднократно сожалел, что выслал вас. Хризантима рассказала, что после того, как вы исчезли, ее дядя заперся у себя в покоях на несколько недель и практически ничего не ел. Окна в замке тогда занавесили, все придворные должны были носить только черную одежду, даже собакам повязали траурные ленты. В первые недели никто из слуг не осмеливался даже улыбаться, не то что смеяться. Все ходили на цыпочках, чтобы не раздражать и не беспокоить короля. Реймар много лет отказывался жениться снова. Когда же его брат обратился к нему с этой просьбой, он разбушевался и кинул в него стакан…

Тия хранила молчание во время рассказа Киприана.

– Что мне теперь делать… – пробормотала она, не ожидая услышать ответа.

– Узнать как можно больше об этом. Возможно, король сейчас раскаивается в том, что произнес это проклятие.

– … и не знает, как его отменить.

– Мы выясним все, что нужно.

– Мы?

– Я же сказал, что помогу.

– Благодарю.

– Не благодари, – Киприан указал на дерево. – Я хотел тебе здесь кое-что показать. Скоро все начнется.

Сумерки постепенно опускались на землю. Внезапно, словно по чьему-то приказу, все бутоны спящих лунных ветров распустились. Цветы источали чарующий аромат, из их воронкообразных соцветий сочилась сверкающая пыльца. Она формировалась в облачка и медленно опускалась на землю, покрывая мягкий мох нежным серебристым сиянием.

– Какая восхитительная красота!

Киприан провел по ее волосам, и серебряная пыль окутала их.

– Ты весь в пыльце.

– Ты тоже, – улыбнулся он. – Теперь ты благословлена фейри.



Они отправились обратно. Еще до того, как они добрались до поляны, Тия услышала шум праздника. Музыка стала более ритмичной, к свирели присоединились флейты и барабаны, тут и там раздавался веселый смех. Рядом послышался шорох, и из-за живой изгороди ежевики появилась пара молодых фейри. Они смущенно хихикали, их щеки покраснели, а нежные крылья выглядели мятыми. Платье девушки было все в зеленых пятнах от мха. Они ушли так же быстро и легко, как и появились. На траве остались лежать несколько цветов из их венков.

Тия с Киприаном вышли из рощи, и девушка в изумлении остановилась. Зрелище, которое она увидела, лишь издалека походило на картинки из ее книг. Действительность намного превосходила скудную фантазию авторов. Феи в разноцветных одеждах водили хороводы с козлоногими фавнами и тонкими нимфами, гномами и другими волшебными существами, которых Тия никогда не видела. Они кружились вокруг, вовлекая всех зрителей в это буйство, сопровождаемое звуками музыки. В кронах деревьев кто-то шумел. Подняв голову, Тия увидела лесных духов, которые порхали между ветвями, зажигая маленькие фонарики. Мириады огней зажглись в ветвях.

– Я бы хотела посмотреть поближе, – попросила Тия Киприана. Он в ответ тихо рассмеялся.

– Хочешь потанцевать?

– Лучше не стоит… я не могу и не умею.

– У меня другое мнение.

Тия энергично помотала головой. Она не собиралась окончательно опозориться перед всеми. Танцы фейри были совершенно не похожи на жесткие и равномерные шаги и фигуры, которые она осваивала в замке короля Реймара. Здесь пары грациозно кружились, каждое их движение было полно жажды жизни и внутренней силы. Мелодия становилась все быстрее, танцоры ловко следовали ритму. Тия незаметно для себя начала отбивать такт ногой. Желание танца охватило девушку. На мгновение она задумалась, а не стоит ли отбросить все опасения и потанцевать. Танец выглядел беззаботным и свободным… Потом ей вспомнились истории о людях, которые, начав танцевать с фейри, не могли больше остановиться и двигались до тех пор, пока ноги не начинали кровоточить, и они не падали замертво. Тия с трудом отвела взгляд.

– Будет лучше, если я пойду в свою комнату.

– И все пропустишь?

– Никто не должен видеть, как дочь ненавистного им короля танцует здесь.

– Отговорки. Хотя мой брат уже наверняка позаботился, чтобы каждый гном на этом празднике знал, кто ты. Только вот тебе должно быть все равно.

– У тебя наверняка есть другие дела, кроме заботы обо мне.

– Я волен делать что мне нравится, а вот ты противишься. Прошу у тебя об одолжении.

– О каком одолжении? О, за те три подарка к турниру… – Тия испуганно подняла взгляд. Лицо Киприана не дало девушке ни малейшей догадки относительно того, что он замыслил. В душе она искренне надеялась, что он не задумал ничего невозможного для нее. – Ты сказал, это не будет то, чего я не смогу отдать или сделать. Значит, мне нечего бояться.

2Кливия – род многолетних вечнозеленых травянистых растений семейства амариллисовых.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru