Мечта идиота-2, или «Мечта идиота. Бойся своей мечты, она может и сбыться»

Евгений Щепетнов
Мечта идиота-2, или «Мечта идиота. Бойся своей мечты, она может и сбыться»

Глава 3

Через две недели лежания на кровати она едва ходила, и это притом, что ежедневно приходила массажистка и растирала Маше все, что можно и нужно было растереть – ноги, руки, спину. Маша похудела, хотя в нее и вливали глюкозу прямо-таки литрами и литрами. В первый же раз, когда она встала и попросила сиделку подвести ее к зеркалу – глядя на себя голую расплакалась, и целый день лежала, отказываясь говорить и даже смотреть на мир. Просто лежала с закрытыми глазами, и из-под ее век текли слезы. Ее прекрасное тело превратилось в ужасную пародию на прежнее, великолепное, ухоженное, такое желанное мужчинами. Уродливый вспухший шрам пересекал живот, левый сосок казалось смотрел куда-то в сторону – его так и не смогли как следует пришить, слишком велики были повреждения. Плечи, спина, бедра – все в уродливых извилистых шрамах, чем-то напоминающих шрамы африканских дикарей, таких способом доказывающих мужественность и считающих подобные уродства очень красивыми. Изуродовали даже ее прекрасную «киску», гордость Маши и объект вожделения любого мужчины…

Уродина, только и скажешь. От прежней Маши – только шея и лицо. Все, что ниже – сплошные шрамы. Вообще было непонятно – как она, при таких ранениях, при таком кровотечении все-таки осталась жива! Как сказал Шеф, а он всегда прав – из чистого упрямства. Не этим козлам ее убить! Дожить, и убить их – вот чем она жила во время нескончаемой, страшной муки, которую ей пришлось перенести.

Но вообще, восстанавливалась она довольно-таки быстро, и когда Шеф переместил ее на виллу (ту самую, с которой начиналось их «приключение» на Багамах, он ее купил) – Маша вполне сносно ходила и управлялась со своим телом сама, даже без помощи сиделки. Однако Шеф все равно настоял на том, чтобы рядом с ней всегда находились медработники, и Маша получала все возможные восстановительные процедуры. Начиная с обычной ночной сиделки и заканчивая тренершей по фитнесу. Маша покорно исполняла все, что требовал Шеф – лечилась, занималась, и ждала – когда наконец войдет в силу, и когда она призовет ее на службу.

И призовет ли вообще… Вот отправит домой, скажет, что больше не нуждается в ее услугах, и что тогда делать? Да – он даст ей денег столько, сколько она захочет. Столько, что ей и за всю жизнь не истратить – он ведь совсем не жадный, даже можно сказать патологически не жадный. Только не нужны ей деньги…ей нужен Он. Пусть хоть как позовет, хоть собачкой быть у своих ног – она приползет и будет эти самые ноги лизать. Теперь у нее только мама, да Он. Детей у нее не будет никогда. Четырех. Двух мальчиков и двух девочек. Очень похожих на Него.

* * *

– Кого?! Его?! Да ты что?! – Михаил сидел вытаращив глаза, и мотал головой, будто не веря в сказанное – А последствия? Ты подумал о последствиях? И мы еще не до конца готовы! Оборона острова – на самом зачаточном уровне, ПВО смехотворное – только от самолетов и вертолетов, да и то не всех! Сбросят со стратегического бомбера подарок – и нам хана! И сбежать не сможем – куда бежать? А если они ракетками начнут кидаться?

– Сам же говорил – мы слишком ничтожны, чтобы тратить на нас ракету. В общем, так: одеваемся в черное, на лоб – повязки с арабской вязью. Автоматы – возьмем обычные калаши 7.62. Чего нам выеживаться? У ИГИЛа их пруд пруди. Броники одеваем – на всякий. Морды само собой – в балаклавы. Покрошим и тех, кого рядом увидим – и хрен с ними.

– Когда хочешь?

– Да хоть сейчас. Честно сказать, я давно жду этого. Смотрел на цирк под названием «Выборы США», и просто бесился! Вот как назвать этих уродов?! Мат один идет! Мало того, что выборы у них на самом деле фиктивные – они выбирают выборщиков, выборщики выбирают президента – так еще и в этом обнаглевшие суки всех надули! Ну такую тварь выбрали – слов нет! Рептилоид чертов, ей-ей! Как бы он вообще третью мировую не начал. Не думал над этим?

– Честно? – Михаил усмехнулся – не думал. Мне так на них насрать, ты и не представляешь! Ты идеалист. Думаешь, уберем этого – придет лучше? Да они все там мрази! Замучаешься их давить!

– И что теперь? Клопов не травить, если они все равно размножатся? – Константин сердито свел брови – А ты расслабился, Миша. На курорте-то! Тебе уже ничего и не нужно – сиди себе, потрахивай двух девок сразу, и в море плескайся – что еще нужно для жизни, правда?

– Хмм…расслабился, да… – Михаил широко улыбнулся – И девки хорошие! Так для того ты их сюда и завез! Сам-то тоже не плошаешь. У тебя сразу три! Кстати, Машка-то знает?

– Знает – нахмурился Константин – Она сама и предложила их кандидатуры. Говорит – сама пока не может, и неизвестно сможет ли вообще. Мол, как представит это самое дело, так сразу…в общем, ты понял. А меня она знает – я зверею без баб.

– Интересно, как же ты обходился без баб, когда мы с тобой по лесам ползали? – хмыкнул Михаил – Честно сказать, не замечал за тобой такого…хмм…усердия в этом деле.

– Сам не замечал – признался Константин – Думал над этим. После того, как с браслетом связался – началось. С тех пор. Вначале не замечал, а потом, дальше, все сильнее, сильнее…что-то навроде алкоголизма получается. Не могу уже без этого. Ненормально, я понимаю, но ничего не могу с собой поделать. Каждый день, и не один раз в день – иначе сам не свой. Злюсь, рычу, бешусь, как гонный олень.

– Знаю – усмехнулся Михаил – Бойца чуть не отлупил, когда он на посту тебя проморгал. Тот чуть в штаны не наделал. Боятся тебя парни, а ведь раньше не боялись. И что характерно – боятся и те, кто знал раньше, еще по группе. Говорят – сильно изменился. Выглядишь, даже ходишь иначе. И взгляд – как глянешь, так будто по башке пыльным мешком врезал. Падай на колени и колись, чего сотворил. Из-за браслета, думаешь?

– Думаю – из-за браслета – вздохнул Константин – Что-то он со мной делает. Мутирую я, как это называется научно. Сам заметил. Худой стал – жир убежал. Быстрее двигаюсь, реакция стала быстрее, хотя и раньше не жаловался. И вот этот чертов сексуальный голод – вечный, как волк голодный! Кстати – Машка мне первая об этом сказала. Мол, девки от меня тащатся, все влюблены, как одна. И мечтают со мной переспать. Честно сказать – я и внимания на них не обращал, не замечал. А она-то все видит. И они ей еще и рассказывали, типа плакались в жилетку.

– Кстати, как Маша? Я ее уже недели две не видал – Михаил вздохнул – А насчет девок…знаешь, иногда даже обидно. Спят со мной, а видят тебя! Ты как вожак в стае волков – главный, желанный, и все самки твои. Хорошо, что я не женат – представляю, если бы моя жена мечтала с тобой переспать! Тебя нельзя подпускать к своим бабам, точно.

– А я виноват?! – сердито фыркнул Константин – Думаешь, мне это нужно?! Да мне это мешает, черт подери! Все время смотреть на эти голодные глаза девок, готовых тут же задрать перед тобой юбку! И на парней, которые их к тебе ревнуют, хоть и боятся! Я стараюсь поменьше бывать в кают-компании, заметил? Именно потому! Как вылезу, так тут же, как снежный ком обрастаю девками, и каждая норовит прикоснуться, погладить, подышать в ухо! И смех, и грех! Ну что так смотришь? Миш, не надо делать такую морду! Я абсолютно серьезно говорю! Мне излишнее внимание к своей персоне совсем ни к чему! Даже если это красивые девки!

– Радуйся, что не мужики! Хо хо! – утробно хохотнул Михаил – На мужиков ты производишь совсем другое влияние! Представляю, если бы тебя обступала толпа мужиков…ласковых таких!

– Тьфу на тебя! И язык-то повернулся такое ляпнуть! – фыркнул Константин – Ну ничего святого! Солдафон, как есть солдафон!

И тут же посерьезнел:

– Сейчас вот сообразил – похоже что с мужиками у меня тоже…неспроста. Чего им меня так пугаться? Браслет действует?

– Наверное – пожал плечами Михаил – Ты меня спрашиваешь? Да я о нем впервые узнал…совсем недавно! Когда ты соизволил рассказать! И ты МЕНЯ спрашиваешь?

Помолчали. А о чем еще говорить? И правда – какого черта он Михаила начал расспрашивать? Он вообще тут сбоку-припеку. В общем, нужно вести наблюдения за самим собой – что изменилось в поведении, что изменилось во внешнем облике, ну и вообще – что меняется при использовании браслета. То, что Константин мутирует – это было ясно без всяких сомнений. Браслет внедряется в его тело, управляет нервными окончаниями. Как это называлось в фантастике? Нейросети?

Честно сказать – Константин не знает, что такое нейросети. Читал о том, как некие персонажи устанавливают себе нейросеть, и их телом потом управляет компьютер, придавая некие сверхвозможности. Так вот – почему бы таким компьютером не быть браслету? Это Костя его называет: «браслет», а что тот на самом деле? И как сумел вжиться в тело таким образом, что оно воспринимает его единым целым с собой?! Тут ведь какая еще штука…смешно, но он чувствует браслетом прикосновение! Будто браслет – часть тела! Ну вот как руку трогает, чувствует нажатие, шероховатость пальца, тепло, так же чувствует это и браслетом. Он – часть тела. И если этот браслет каким-то образом начал его преобразовывать…

«Мне немного страшно. Я не знаю, чего он от меня хочет, и что со мной будет в конце преобразования. Кем я буду? Сразу приходит в голову фильм производства ЮАР, где над городом висел космический корабль пришельцев-насекомых. Сюжет там долгий, но главное – герой фильма, простой „ботан“, случайно пролил на себя некую жидкость, и после того мутировал в самого настоящего пришельца. У него появились жвала, руки превратились в некие хватательные ноги, тело обросло хитином. Я не хочу превращаться в разумное насекомое! Впрочем – и в неразумное – тоже.

Михаилу об этом говорить не стал. Наверное – никому об этом не скажу. И вообще надо завязывать эту болтовню – дела ждут, не терпят. Давно у меня руки чесались на этих подлецов, и вот – момент настал! Пора!»

– Я одного не пойму – нарушил молчание Михаил – Зачем тогда ты затеял эту стройку? Зачем устроил суету с яхтой? Вызвал людей? Потратил и тратишь кучи и кучи денег?! Зачем все это?! И не достроив до конца, бросаешься «причинять добро»! Ерунда какая-то. Нелогично! И не похоже на тебя. Ведь ты всегда был абсолютно практичным человеком!

 

– И глупым – усмехнулся безрадостно – И правда, зачем вся эта суета? Когда проще всего бегать по миру, перемещаться и отстреливать тех, кто портит людям жизнь. Тогда ни вычислить, ни поймать меня не смогут. А вот как-то сразу и понял – бесполезная суета. Но только продолжать ее все равно будем. Почему? Да просто потому, что я так хочу! Остров? Да я мечтал иметь остров! Прикинь – начнись в мире апокалипсис, а нам он пофиг! Зомби бегают по миру, а нам на это плевать с высокой башни Замка. У нас есть электричество – сколько угодно – солнца тут всегда хватает, ветер всегда дует. У нас есть вода из опреснителей. У нас есть оружие, чтобы защитить свои владения. У нас есть яхта и вертолеты, чтобы перемещаться туда, куда хотим довольно-таки большим отрядом. У нас есть бойцы и вдвое больше красивых девушек – мы даже можем начать новую цивилизацию! Красиво, правда?

– И все ради этого затеяно? Ради фантастической идеи об апокалипсисе?

– Ради нее, родимой – усмехнулся Константин, и улыбка сошла с его лица – Когда я начну ЭТО, ты уверен, что не начнется третья мировая? Что мир не погрузится в хаос? Нам нужна база, где мы можем отсидеться. И где сможем отбиться от любой атаки врага. Вот так, Миша…друг мой боевой.

– И ты готов ввергнуть мир в третью мировую только ради того, чтобы ухайдокать несколько негодяев? – Михаил недоверчиво смотрел на друга, и неверяще помотал головой – да ты спятил, Костя!

– Подожди! – досадливо поморщился Константин – Я же не сказал, что третья мировая обязательно грядет! Я сказал, что она МОЖЕТ быть! С той же вероятностью, с какой полоумный, одержимый ненавистью к России старик, который сейчас пришел к власти в Америке, начнет эту самую третью мировую! Понимаешь? Скорее всего мы как раз и предотвратим эту самую войну! Он ведь не остановится ни перед чем, чтобы нам нагадить! Он поддерживает войну на Украине, поддерживает их профашистский режим, он вводит санкции, чтобы наш народ плохо жил. Он делает все, чтобы нам было плохо! Заслуживает ли он смерти? Безусловно! Будет ли после его убийства мега-шум? Само собой! Так вот наше дело – сделать так, чтобы никто и никогда не мог подумать на Россию, не мог подумать, что за акцией стоят русские.

– Тогда надо и автоматы брать американские – пожал плечами Михаил – Играть, так уж играть!

– Наверное, ты прав – тоже пожал плечами Константин – У нас оружия море. Сам ведь помогал мне грузить ящики.

– Кстати, Кость…я предлагаю посвятить в тайну еще одного человека. Я уже если честно задолбался грузить ящики – то с деньгами, то с оружием. Человек надежный, ты его знаешь.

– Серега Мартынов? – усмехнулся Константин.

– Он.

– Обижается на меня, я чувствую – Константин вздохнул, задумался.

– Еще бы не обижаться! Сколько вы с ним пудов соли съели? Сколько он тебя прикрывал? А помнишь, как он тащил тебя раненого по лесу? Кстати – такую тушу! Да бегом!

– На то он и Лось – улыбнулся Константин, припомнил старый позывной Мартынова.

– Лось и есть – тоже улыбнулся Михаил – У него силища просто неимоверная! Ты же помнишь – он гвоздь узлом завязывал. Кулаком в доску забивал. А как уазик за бампер поднял – помнишь? На спор!

– Болван! – хохотнул Константин – Еще бы не помню! Силы много – ума мало!

– Это ты зря – нахмурился Михаил – Серега мужик умный. Просто немного тормозной, но когда надо – быстрый, как электровеник.

– Да знаю я…сорвалось просто – досадливо поморщился Константин – ругался я тогда на него. Жалкий приз – ящик пива, а мог себе спину сорвать. Глупо же! Все по-пьянке, черт возьми!

– Не пьет он сейчас, как и я. Да ты сам видел. А то, что на тебя обижается, сухо с тобой разговаривает, так кто ты сейчас, а кто он. Ты теперь богатей, с ним не общаешься, только со мной. А он – как чужой. Вот и выкинул тебя из своей души. Понимаешь?

– Понимаю. И погано в моей-то душе! – сознался Костя – Мы же на соседних раскладушках спали. Он меня прикрывал вторым номером, и я знал – если Лось за спиной – никто не пройдет, я спокоен. А видишь, как все вышло. Кстати, вот и информация к размышлению: брал бы на работу чужих парней, которые меня не знают – все было бы проще. Я для них – как инопланетянин. С Марса прилетел. Богатый, успешный, непонятно откуда взявший невероятные деньги. А тут…свой в доску, и вдруг…зазнался! Бухать вместе не ходит, прошлое не вспоминает, к себе особо не приближает. Работай за зарплату, да и все тут. Обида! Кстати, из-за обиды он не сдаст нас? Скажет где-нибудь то, что не надо – и мне кирдык. За мной такая начнется охота, что небо с копейку покажется. Убьют, заберут браслет, и…такое начнется, что лучше бы я себя сразу подорвал связкой гранат. Я и представить боюсь, что такое оружие как браслет попадет в плохие руки. Кошмар! И расширяя число тех, кто о нем знает, я увеличиваю риск разоблачения. Ты это осознаешь?

– Осознаю. Только скажу тебе про Серегу: он никогда и никого не сдаст. Я его знаю, и ты его знаешь. А еще – он ненавидит всю эту мразь, которую ненавидим мы с тобой – наших чиновников-предателей, зарубежных тварей вроде Байдена и прочих Соросов. Он ненавидит их лютой ненавистью, и сам готов начать отстрел – даже без тебя. Семьи у него как и у меня – нет. Тут он нашел девчонку, с ней и живет. Но так, без особой любви, как я понял. Потрахушки. Да и вроде бы решил ее прогнать – начала права на него качать, чтобы на сторону не смел смотреть, чтобы ботинки ставил, как положено, чтобы…много чего чтобы. Как сварливая жена. А Серега не тот человек, на которого можно ТАК наезжать. Нет, он никому и ничего не скажет. И ради меня, и ради тебя. Хоть и обижается, но он тебя очень уважает. Сам слышал. И кстати – когда я ему позвонил и сказал, что ты проявился и просишь помощи – он тут же сказал, что за тебя всех порвет. Понимаешь? Это потом он узнал, что ты в полном порядке, и что тебе нужна ЧВК. Удивился, но не особенно. Сказал, что всегда считал тебя головастым парнем, и знал, что ты далеко пойдешь. Вот так, Костя!

– Миш…знаешь, а ведь Машу они спрашивали о том, что делается на острове. Кто у нас главный, что строят и зачем. Играли так…в шпионов. Типа поймали шпионку, насилуют ее и пытают – чтобы добыть сведения. Они ее на ленточки резали, а она им ни слова не сказала.

– Уверен? Что не сказала? – вздохнул Михаил, и нахмурил брови – Кость, пытки, это такое дело…их никто не выдерживает. Может и сказала, да перед тобой хочет выглядеть…только ты не обижайся, ладно? Ты любишь ее, и для тебя она идеал того, как должна выглядеть женщина. Я даже завидую тебе – влюбиться, так сказать на старости лет? Мы с тобой пятый десяток добиваем, видали виды, тертые-перетертые циничные вояки, и найти друзей после сорока лет, а тем более влюбиться по уши…для нас такое почти невыполнимо. Так что… Это неважно, если она и сказала. Совсем неважно! Главное, мы успели, информация не ушла, куда не надо. И это самое главное.

– Она не сказала! – упрямо повторил Константин – Если бы сказала, они бы знали, что я могу перемещаться в пространстве через порталы! А они этого не знали! Так что…не наговаривай!

– Ладно, забей! – поморщился Михаил – Может я и не прав. Просто у меня скептическое отношение к женскому полу и бабской верности. Может мне просто не везло. Ну что, позвать Серегу? Он сейчас должен быть у себя в кабинете, развод проводил.

– Зови – кивнул Константин и снова ушел в свои мысли. А они были нелегкими. Как-то все сумбурно, не по уму…вдруг и правда он устроит апокалипсис, к которому и готовится! Вдруг ввергнет мир в хаос, после которого хоть вешайся? Погибнут миллиарды, и все ради его мечты о справедливом наказании для подлецов?!

Нет, не может этого быть. Не может. И он будет делать то, что делает! А Миша-то догадался насчет опасности апокалипсиса, и без его, Кости, подсказки… Он всегда был умным мужиком. Только вот насчет Маши – зря. Она точно ничего не сказала подлецам. Эх, жалко мало их помучили! Ну что за смерть – в зубах акулы?! Чик – и все закончилось! Надо было резать их по частям…как они резали Машку! Хорошо хоть лицо сохранилось в целости…случайно, как она говорит. Их лидер не любил, когда у девушек изуродовано лицо. Интересно, сколько они уже девчонок загубили? Много, наверное…дурехи клюют на дорогую яхту, а тут…тут их ждет Ад. Рептилоиды, точно, рептилоиды! Разве люди могут быть такими мразными?!

* * *

Лось – он Лось и есть. Длинноногий, якобы неуклюжий и медлительный, а на самом деле быстрый и опасный, способный и по болоту пройти аки посуху, и мчаться по бездорожью со скоростью автомобиля. Позывной такой просто так не дают. Ладонь – как лопата, пальцы – сосиски. Еще бы такими пальцами гвозди не завязывать в узел! Он и лопату в трубочку сворачивает! – вспомнил и улыбнулся Константин.

Лось на его улыбку не отреагировал. Подошел по-воински, печатая шаг, только что честь отдавать не стал – головного убора-то нет. Руку тоже протягивать не стал. Морда нейтральная, «кирпичом». Ну да, обижается парень…отдалился Костян, не дружит. Зазнался! Ну и хер бы с ним. Зарплату платит вовремя, не обижает – так чем не жизнь? Сиди себе на острове, да руби «капусту»! И девок потрахивай. Благо что тут такой цветник – глаза разбегаются.

– По вашему приказанию прибыл! – рапортует Серега, и Костя встает ему навстречу:

– Здорово, Лось!

– Здравствуйте…Константин Петрович! – бесстрастно отвечает Серега, и глаза его едва заметно сужаются.

– Присаживайся – вздыхает Константин и садится на место. Похоже, что разговор предстоит непростой. Ничего в мире нет простого! Вот как он должен был вести себя со старым боевым другом? Выпивать вечерами? С возгласами «А помнишь?!» – вспоминать былые дни? Он выбросил это все из своей жизни, ушел в тишину и покой – маленький домик на краю города, любимая жена…толпа котов, которые постоянно куда-то лезут и требуют жратвы. Кстати, им тут ужасно понравилось, на цветущем острове. Приходят только пожрать, а потом исчезают непонятно куда. Константин даже озаботился сказать охране и руководителю коллектива турецких рабочих, что если хоть один кот погибнет, или пропадет – он, злой русский, вывернет всю турецкую диаспору на острове наизнанку, а виновного бросит акулам. Поверили. Дыхнуть боятся на котов. А те – спят на солнышке, бродят по острову, ходят попрошайничать в комнаты к девчонкам – те их обожают. Особенно Нафаню – огромного, наглого черного котищу совершенно самостоятельного и чем-то похожего на хозяина (как девчонки говорили, это уж ему Маша донесла). Говорят – хоть не с Шефом, так с его котом переспим! В общем – «шоб мы так жили!» – как его коты.

– Ну что стоишь-то? – нахмурился Константин, когда после его слов Сергей и не подумал сесть.

– Благодарствуйте, я постою! – бесстрастно, но с явной издевкой ответил Лось – Прошу вас изложить, зачем меня позвали. У меня сейчас время отдыха, потом по графику тренировка. Не хотелось бы пропустить – люди ждут.

– Я сказал – сядь! – резко бросил Константин, чувствуя, как закипает злость. А Михаил лишь задумчиво улыбался и поглядывал за окно. Вроде как наблюдая за укладкой бетона на взлетную полосу. Нарочно не встревает – мстит, мерзавец! Пусть мол, Костян отдувается! Он заварил кашу – так пускай и расхлебывает.

Сергей протестовать не стал, сел на краешек стула, замер, вопросительно глядя на Константина. Тот смотрел в глаза ему. Смотрел, смотрел…да вдруг и расхохотался:

– Ха ха ха…господи, Лось, ты бы видел себя со стороны! Ну мля обиженная институтка, да и все тут! Пришла, понимаешь ли, к жениху, который ее отверг! И рожи тут строит! Может хватит такую рожу делать? Или будешь девочкой невинной сидеть?

– Да пошел ты… – фыркнул Сергей, но выражение глаз его изменилось. Уже не колючее, настороженное, а внимательное, любопытное. Вроде как выпустил пар.

– Вот что, Серега – начал Константин, и замолк на секунду – Во-первых, как младший – дуй-ка к двери и запри ее на замок. То, что я сейчас тебе расскажу, не должен услышать никто. Ни слова, ни полслова. Давай, чего зыришь на меня, как удав на лягушку! Метнулся и закрыл! Салага! Хех…

– Не забыл еще армию, Костян! – довольно хохотнул Михаил – Все, все, молчу!

– Садись на место – скомандовал Сергею Константин – То, что я тебе сейчас расскажу, это секрет высшей категории секретности. И знают его кроме меня только два человека мире. Михаил, и…Маша. Мы тут посоветовались с Мишей, и решили, что единственный, кому сейчас можем довериться, это ты. Ты нам нужен. И после того, как я тебе все расскажу – дороги назад не будет. Ты или молчишь, и делаешь все с нами, или…

– Что – или? – нарушил паузу Сергей – Башку мне прострелишь?

 

– Прострелю, Серега – грустно сказал Константин – Даже тебе, моему старому другу, человеку, который меня спас и которому я всегда верил на сто процентов. Прострелю. Слишком много беды может принести разглашение тайны. Повторюсь – назад дороги не будет. Или с нами – или против нас. Так что решай прямо сейчас. Пока не поздно. Это все будет опасно, очень опасно. И во что выльется – я и сам не знаю.

– Заманчиво! – ухмыльнулся Лось, и пожал плечами – Долго подводишь…командир. Может, к делу? Хватит сопли жевать!

Михаил и Константин переглянулись, и Михаил улыбнулся:

– А я тебе что говорил? Если не он, то кто? Третьим будешь, Серега?

– Четвертым уж тогда – тоже улыбнулся совсем уж оттаявший Лось – Третий у вас Маша. Кстати – где она? Совсем пропала. Слухи разные ходят. Некоторые говорят, что ее и в живых-то уже нет. Раз уж пошла такая пьянка – не расскажете, куда Маша подевалась? В Россию отправили, что ли? Жаль. Классная девчонка! Красивая, аж шею все сворачивали!

– Она… – Константин задумался, а потом все-таки решился – В беду она попала. Только опять же – это секрет, который выдавать нельзя. Усвоил?

– Все, что происходит в группе – в группе и остается! – процитировал бывшего командира Сергей, и Михаил согласно кивнул головой.

– Вот-вот, тут пускай все и останется – кивнул Костя – Похитили ее. Изнасиловали, изувечили. Лечится она сейчас. И физически, и психически.

– Кто?! – построжел лицом Лось – Наказали?!

– Наказали. Акул кормят – кивнул головой Константин – Ладно, к делу давай. Я тебе сейчас такое расскажу, что покажется сказкой. А ты слушай, и не перебивай.

* * *

Константин уложился в пятнадцать минут. Рассказал основное – откуда взялись деньги, и самое главное, что собирается делать. После чего Лось просидел минут пять молча, только таращил глаза в одну точку, как переваривающий капибару удав, и молчал, не говоря ни слова. А когда заговорил, то в голосе его слышалось не просто удивление…он был потрясен до глубины души.

– Ну вы даете…отцы-командиры! Всего, чего угодно ожидал, но чтобы ТАКОЕ?! Петрович, я теперь понимаю твою замкнутость и…в общем, все понимаю. Тебе не до общения и не до развлечений! Тебе вообще не страшно? Ты представляешь, что на себя берешь?

– Честно? – Константин вздохнул – Не представляю. Но у меня есть шанс исправить. Есть шанс наказать негодяев. Скажи, ты бы упустил такой шанс? Я ничего больше не умею – только уничтожать злодеев. И ты такой же. И Миша. Что мы можем? Как еще мы поможем нашему миру, нашей стране? Нашим людям! Смог бы ты купаться в роскоши, зная, что мог бы помочь миллионам людей, но палец о палец не ударил, чтобы это сделать! Я вот – так не могу!

– Наверное, не смог бы – вздохнул Лось – мы с тобой одной крови, командир. Значит, нас теперь четверо. Командир…Машке не сильно досталось? Извини, что спрашиваю…она твоя девушка…но она одна из наших. Из нашей группы. Своя. Переживаю.

– Сильно. Детей иметь не сможет, а для нее это просто катастрофа. Лицо только осталось прежним – после паузы ответил Константин. Вначале не хотел отвечать, но потом передумал. Если уж свой – так во всем свой – Крепко изуродовали. Ее исполосовали всю, на ленты резали. И порвали – изнутри.

– Яхта? Тогда, когда она пропала – яхту видели возле острова, она уходила в море. Наши не успели буквально чуть-чуть.

– Яхта – кивнул Константин – Но она уже на дне. А насильников она выпотрошила, прежде чем вырубиться. Но не будем об этом. Поговорим о деле. Итак, теперь ты один из моих доверенных людей. Но никто не должен об этом знать. Когда понадобишься – я тебя позову. Твои обязанности: во время операции прикрывать нас огнем, если понадобится, а еще – служить рабсилой. Мышцы-то у тебя вона какие, тебе грузить, да грузить! Мы с Мишей старенькие, нам не положено руками работать! Хе хе… А если серьезно…когда я открываю портал, тратится некая энергия, которой у меня запасено не так уж и много. После двадцати минут поддержания портала у меня носом идет кровь и болит голова. Возможно, если буду держать дольше – меня и удар хватанет. Значит, нужно произвести больше действий на единицу времени. То есть: представь, что перед нами груда ящиков, и надо перетаскать их в наш склад, и успеть до закрытия портала перетащить как можно больше объектов. Обычно я это делал один. Потом стал делать с Машей. Потом – с Михаилом. И вот теперь – ты. Втроем мы утащим больше. А это – и деньги, и оружие, и патроны с прочими гранатами, и все, что нам нужно. Понял?

– А не вычислят? Ну…деньги-то ты откуда-то тащишь! Если из банка – могут быть засвечены.

– Знаешь что…не учи отца! – усмехнулся Константин – Это левые деньги. Черные. Банки я не трогаю. Хотя…скоро и тут нам прикроют лазейку. Слишком много я денег уже жахнул. Миллиард, больше.

– Миллиард! Черт подери! Костян, у тебя аппетиты… – ахнул Лось Да куда тебе столько?!

– Остров – сорок миллионов евро. Яхта – тридцать. А обустроить остров? Стройка эта – знаешь, во что обошлась? Видел камазы стоят с кунгами? Знаешь, что это такое?

– «Красуха-4», знаю – хмыкнул Лось.

– А сколько стоит, знаешь? Я тебе и говорить не буду, чтобы не расстроился. А без комплекса – там сюда пару-тройку «Томогавков», и мы гавкнем. Из яхты сделать рейдер – знаешь, сколько стоит? Автоматические пушки, титановая броня и все такое. Вертолеты скоро прибудут – два «крокодила», два легких импортных и ми-8. Самолет собираюсь купить – пассажирский. Чтобы вылететь в любую точку мира. Это еще шестьдесят пять миллионов баксов. Плюс парочку маленьких самолетов. Снарягу – надо? Патроны мы и сами добываем, но честно сказать уже задолбались ящики таскать. Лучше денег натаскать, да купить официально. Радиолокационная станция – нужна? Вышки и огневые точки защиты периметра острова? А персонал? Ты представляешь, во что обходится содержание персонала? Ведь других источников денег кроме как спереть – у меня нет. Вот так, друг Серега. И вот что…конечно же, ты теперь не на зарплате. Сразу положим тебе десять лимонов баксов на счет, а ты напишешь, кому завещаешь их в случае…ну, ты понял. Ну и на расходы – сколько угодно. В разумных пределах. У тебя же дочка есть, так?

– Есть…с матерью живет – вяло ответил Сергей – Десять лимонов – это, конечно, хорошо. Но хотелось бы прожить их самому и дочке отдать в живом так сказать виде.

– Так не пренебрегай безопасностью, и все будет норма – усмехнулся Константин – Мы с Мишей выходим на акцию в бронниках, шлемаках, с оружием наготове. Уверен, скоро все эти хранилища черных касс будут оборудоваться видеокамерами и сигнальными датчиками. И охраной. Так что можно огрести больших неприятностей. Вот такие дела, Серега…

– Интересные дела, чего уж там! – повеселел Лось – Это не в дурацком ЧОПе сидеть, штаны просиживать. Да на сработавшую сигналку выезжать! И деньги другие – я таких за всю жизнь не заработаю, даже не представляю – что с такими делать. И вообще жизнь тут – самый настоящий курорт! Кроме мордобоя между турецкими гастерами – никаких тебе проблем!

– Опять подрались? – нахмурился Михаил.

– А то! – ухмыльнулся Лось – Уже сегодня, с утра! Стенка на стенку! С лопатами! Тридцать особей одновременно! Вопят! Матерятся!

– Ты что, турецкий понимаешь? – удивился Михаил.

– Немного понимаю – ухмыльнулся Лось – Только они по-русски матерятся! То ли у наших на острове научились, то ли когда работали в России – только такой мат выдают, уши вянут! В стиле: я твой мама имел и твой дом труба шаталь.

– Причина конфликта? – заинтересовался Константин – Им-то чего надо?

– Да там не поймешь – махнул рукой Лось – Какие-то местные разборки. Я так понял, что среди них часть курдов, и вот эти курды конфликтуют с собственно турками. У них же теракты происходят и все такое. И вот – слово за слово, хреном пО столу. И понеслось! Пришлось нашим бойцам из автоматов поверх голов стрелять, чтобы успокоить. Разве стрельбы не слышали?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru