Бандит-2. Петр Син

Евгений Щепетнов
Бандит-2. Петр Син

Пролог

Боль! Непрерывная, страшная боль!

– Сволочи! Я вас всех убью! Всех! Твари! Я запомнил вас! Запомнил! Аааа!!! Гады! Гады!

– Убьешь… на том свете! Ха ха ха! Гегар, дай-ка мне вон тот прут… да, да… этот! Рукавицей бери, идиот! Руку припалишь, загноится – кто работать будет? Вот сюда прикладывай… поджарь ему… ага, ага!

– Аааа! Сволочи…

– Сомлел. Слабый стал. Вначале-то покрепче был, не сразу уходил. А вообще крепок парень, смотри, сколько продержался! И ведь ничего не сказал!

– А может он и в самом деле не знает, мастер? Потому и не сказал?

– Это его проблемы – палач, он же дознаватель равнодушно пожал плечами – Надо было знать. Раз не рассказал – и с перебитыми ногами, и поджаренный – значит, им займется маг. Ну а когда он его башку выпотрошит – парню останется только ползать по помойкам. Мозгов совсем не останется. И помнить ничего не будет.

– Может и к лучшему? Не помнит – и ладно. Знаешь… мне даже немного жутко стало, когда он смотрел на меня своими голубыми глазищами. Мол, запомнил, изничтожит… а если и правда изничтожит? Вот выпустят его, и все!

– Неа… молодой ты еще, знаешь, сколько их прошло через пытошную… и что? Хоть один пришел мстить? Кто сюда попал – на волю не возвращается. Ни с целой головой, ни с безумной, ни с отрезанным языком. Никак!

– Слушай… а чего мы ему пальцы не сломали? Обычно в первую очередь пальцы ломаем! Иголки опять же под ногти… они сразу петь начинают!

– Это начальник приказал. Говорит – чтобы руки не трогали. И чтобы глаза на месте были, и уши. Не знаю – зачем, но есть одна догадка. Хочет его лекарю отдать, помнишь, возили к нему? Ну этого… растлителя! Да ну здоровяка с татуировкой змеи на шее! Вспомнил? Вот! Этот лекарь постоянно берет наших клиентов к себе в дом. Наверное, делает из них что-то… ну… снадобья там всякие. Колдует, в общем. Вот начальник и не хочет отдавать лекарю сильно помятого парня. Но это так… догадки!

– Но у него рожа побитая… вон, рана какая на скуле, аж кость видать! Кто это его так?

– Говорят – кто-то из агентов приложил. Уж за что – не знаю. Видать как-то ему насолил. Не наше дело, меньше спрашивай – целее будешь. Ладно, все! Давай отливать парня, и снова приступим. Повозимся еще немного, и пойдем докладывать. Пусть им маг занимается! Ух, упрел я сегодня у очага… не та погодка, чтобы допросы учинять! Вот в сезон дождей хорошо – холодно, а тут у нас теплынь, угольки греют! Сиди, попивай горячее вино со специями – хорошо!

Палач вздохнул и со стоном поднялся с табурета:

– Ох-хо-хо… тяжела ты, наша работа! То ли дело аристократы – сидят, холодное винцо попивают… а тут парься, нюхай этого засранца! Ну вот рассказал бы, где его подружка прячется, и спокойно отправляйся на тот свет! Но нет же, надо людям говна подложить, заставить их работать подольше! Вот этот… шпион который – все честно выложил! И почти не пострадал! Ну да – пару ногтей выдернули, так ничего же не сломали! И внутренности не отбили!

– А странно, мастер… этому досталось больше, и он молчит. А того чуть приласкали – и потек, потек!

– Этот – ворк. А ворки – они как животные. Говорят – они почти боли не чувствуют! Вот и приходится нам трудиться. Все, хватит, отливай парня! Лей, не жалей Да смой с него все… воняет же.

Глава 1

– Как тебе это вино?

– Очень недурно. Очень. Дай угадаю… семьдесят восьмой год? Виноградник на склоне Батури?

– Точно! – мужчина улыбнулся – Досточтимый Велур, я знал, что ты знаток вин, но чтобы до такой степени?! Даже не представляю, как ты смог!

– В конце концов, я же маг – седой бородач тоже улыбнулся, довольно осклабился. Он был уже пьян. Это вино имело странное свойство: тому, кто его пил, казалось, что он трезв и прозрачен, как хрустальная пластина, ни одного пятнышка мути. Но если встать – ноги откажутся идти. Да и язык развязывает – что твоя сыворотка правды.

– Так как продвигаются твои опыты по изготовлению магов? – словно бы невзначай спросил собеседник бородача – Есть успехи?

Боородач тут же помрачнел и отставил кубок красного стекла, драгоценный настолько, что наверное дешевле было бы вырезать такой же кубок из настоящего рубина. Кубок охлаждал ту жидкость, которая в нем находилась, и вино (или сок!) всегда было прохладным. А еще – он определял яды. Если в него попало нечто ядовитое, могущее нанести вред хозяину кубка – сосуд становился синим.

Увы, никто так и не сумел повторить изготовление этого древнего артефакта. Маги вырождались. Магия уходила из этого мира. Магов рождалось все меньше и меньше, настолько меньше, что сильный маг ценился на вес золота. Маг, способный делать такие вот артефакты. Даже боевых магов, неспособных на творение стало недоставать. Выродились и лекари-маги: судя по тому, что было написано в старинных рукописях, нынешние лекари жалкое подобие тех могучих врачевателей, которые могли за один час вырастить утраченную конечность, и не считали это каким-то подвигом. Нынешние лекари ничего такого уже не могли. Большинство лекарей. Те, кто славились своим могуществом и могли уподобиться древним все еще существовали, но… увы, не в Империи. Говорили, что такие маги остались на островах в океане, но тамошние волшебники явно не имели никакого желания контактировать с имперской властью.

Вот потому император некогда и объявил на годовом отчетном заседании Гильдии Магов, что он озолотит того, кто найдет способ создавать мага из обычного человека. А еще объявил, что теперь любой ребенок или взрослый, который хоть как-то проявит способности к волшбе, обязан будет обучаться в Академии – так называли школу магии, где магов учили, тренировали, приучая их к мысли о том, что их жизнь это служение Империи. И что только отслужив на благо Империи оговоренный контрактом срок, этот маг имеет право работать на себя – естественно, отчисляя в казну соответствующие налоги.

Указ был объявлен и на всю страну, после чего в Академию и в самом деле начался приток одаренных подростков, среди которых много было и девушек. Указ подписан отцом нынешнего императора пятьдесят лет назад. Но к нынешнему времени ситуация стала еще хуже. Население страны росло, несмотря на постоянные войны то с ворками, то с наглеющими соседями, а магов все-таки не хватало.

Новый указ гласил, что за сокрытие одаренного ребенка, за то, что его не отправили в Академию – следует уголовная ответственность, и наказание – от штрафа в размере пяти тысяч золотых, до полной конфискации имущества и даже казни. Ибо если человек вредит своей Империи, своему Трону – кто это, как не враг?

И это дало свои результаты. Совсем не все родители хотели своим отпрыскам судьбы военного мага, военного лекаря или артефактора, кои совсем нередко гибнут при создании боевых и защитных артефактов. Но если выбирать разорение семейства и учебу его отпрыска в Академии – конечно же, будет выбрана Академия. Тем более не обязательно, что потомок древнего и богатого рода попадет на поле боя и там применит свои боевые умения. Он может осесть в столице, получив выгодную должность при военном министерстве, а когда закончатся оговоренные пять лет контрактной службы – заняться тем, чем он желает заниматься. Например – валяться на подушках и плевать в потолок. Долг стране-то ведь отдан!

А если маг не из семьи аристократа или богатого купца, он вполне спокойно может получить патент (заплатив оговоренную плату), и работать в свое удовольствие, зарабатывая очень даже приличные деньги. Конечно, и тут существует опасность, что его могут призвать на войну в случае неблагоприятного развития военных действий, но во-первых всегда можно откупиться, а во-вторых, такое бывало очень редко. Существовало неписанное правило – не трогать, не отрывать от практики тех же лекарей. Их было гораздо меньше чем боевых магов, способных швыряться огнем и вызвать оползни, так что лучше их лишний раз не беспокоить. Вдруг завтра заболеешь ты, или кто-то из твоей семьи – и куда пойдешь, если лекаря забрали в армию?

Велур происходил из древнего дворянского рода, и в Академию пришел сам – чтобы развить в себе магические способности. Он был пятым сыном спесивого, но не очень богатого (или точнее очень небогатого) дворянина, некогда оказавшего услугу Трону, и за то получившего богатые земли не очень далеко от той же Академии. Увы – мотовство, игра в кости, красивые женщины и пиры совершенно не способствуют увеличению капитала, и когда родился Велур – семье едва хватало на поддержание уровня жизни, при котором соседи-дворяне не будут презрительно морщить носы и отворачиваться, глядя на дырявые сапоги соседа и на его вытертую до дыр куртку.

Теперь Велур был очень богат и влиятелен. И неспроста – он являлся одним из лучших лекарей Империи, а еще – занимался наукой. Магической наукой. Зная про указ Императора, он естественно загорелся желанием обойти своих коллег и первых разработать снадобье, которое сможет изменить обычного человека, превращая его в настоящего мага, способного не только на трюки для любопытной публики – вроде перемещения небольших вещиц одной силой мысли или зажжение фонаря или свечки тем же манером.

Увы, за все время, что он служил и практиковал, Велур так и не смог найти снадобье, которое сделает человека магом. Или нет, не так – сделает человека живым магом. Велур вполне допускал, что кто-то из его пациентов и стал магом, но… только лишь мертвым магом. Потому что он никак не мог проверить магические способности тех, кто скончался у него на рабочем столе, приняв маленькую или большую дозу мутагена.

В конце концов ему это все надоело. Да и накладно – рабы стоят денег, денег на них не напасешься. Можно конечно использовать преступников, приговоренных к смерти, но за них ведь тоже надо платить. Власти неохотно расстаются со своими жертвами, отправляемыми на эшафот. Как власть, так и народ желают получить зрелище – ведь казнь преступника это фактически народное гуляние. Собирается полгорода, лучшие люди и самая что ни на есть последняя чернь – едят пирожки, пирожные, пьют воду и вино, и с наслаждением смотрят на то, как несчастному преступнику перебивают ноги и руки, а потом всячески его казнят. И в толпе даже делают ставки – сколько времени проживет, и моргнет мертвая голова, или нет.

 

Велура злило такое разбазаривание живого материала, но он ничего не мог с этим поделать. Бо́льшая часть преступников постоянно отправлялась на эшафот.

В конце концов Велур уже с прохладцей относился к идее создать безопасный мутаген, и сосредоточился на испытании новых снадобий и заклинаний. Новое – всегда прокладывает себе путь очень трудно. Ну вот например – сделал ты великолепное снадобье, которое избавляет от прыщей. За один день – рраз! И чистая кожа. Вот только у снадобья, как оказалось, есть побочный эффект – на голове не остается ни одного волоса. И как это можно узнать, если прежде не дать лекарство подопытному пациенту? Выпил он снадобье, волосы слетели… все ясно! Изменяем формулу! Еще выпил – ослеп! Еще изменили. Выпил – покрылся волосами с ног до головы. Дал ему первый вариант снадобья – снова волосы облетели. Вернулся к третьему варианту – внес изменения. И вот так можно экспериментировать месяц, два, три! Зато если у тебя получится – озолотишься. Ведь больше так лечить никто не может. Оправдываются средства, вложенные в покупку рабов и заключенных! И полноводной рекой текут деньги.

Глава Клана, который курировал Тайную службу, был давним приятелем Велура. Не другом, но хорошим приятелем. Друзей на свете вообще не бывает – в том смысле, который вкладывают в это слово досужие барды. Леграс, Глава Клана Саламандры, один из советников Императора, поставлял Велуру преступников, которых перед этим допрашивали в подвалах Тайной Службы. За это Велур бесплатно лечил и самого Леграса, и его домочадцев. Это не стоило ему больших усилий, ибо в военных действия Леграс само собой не участвовал, так что выращивать ногу или руку ему не придется, а те болезни, что возникали в его семье были в общем-то болезнями ерундовыми. Простуда, головные боли, ушиб ноги – не более того. Ну… по крайней мере – пока. Зато преступники, поставляемые Леграсом, можно сказать – высший сорт. Они жили дольше, чем другие пациенты, были более выносливыми и сильными. Ну это и понятно – дохляк преступлениями государственного уровня вряд ли рискнет заниматься.

Вот и сегодня Леграс пригласил Велура побеседовать, а заодно полечить неловко подвернутую ногу. Леграс прогуливался по парку своего поместья сидя в седле дорогого коня, гордости Главы Клана, а когда с него слезал – наступил на камешек и подвернул ногу, и эта самая нога довольно-таки сильно опухла и даже посинела. Двадцать минут работы – и никаких проблем. Нога розовая и здоровая. И вот сейчас Леграс почему-то заговорил о старом Указе Императора – зачем? Глава никогда ничего не говорил просто так. Двойной, тройной смысл в словах – это для него обычное дело.

А еще – Велур был глазами и ушами Леграса в Гильдии Магов. Впрочем, Велур подозревал – и не он один. Кстати – и совсем был не против дать Леграсу и кое-какую информацию, и оказать посильные услуги. Леграс едва ли не второй человек после Императора, так что всегда может помочь в щекотливых делах…

– А почему ты спросил? – Велур чуть прищурил глаза, будто пытаясь сфокусировать взгляд и проникнуть в мозг собеседника, узнать, какие мысли там сейчас ворочаются.

– Вчера был на совещании у Императора… – Леграс сделал небольшую паузу, будто собираясь с мыслями, но скорее всего просто хотел показать собеседнику, насколько высок уровень Главы Клана Саламандры. Ведь не со всеми в Империи советуется Император! Велур ждал, молчал.

– Так вот… – вышел из задумчивости Леграс – Его Величество снова интересовался, каковы успехи наших магов, и не мог ли кто-либо из них все-таки достигнуть результата в создании мутагена, делающего простого человека магом. И сказал, что поднял бы этого мага до самых высот, выше некуда!

Велур едва не поморщился – а куда выше-то? Ну сделают Главой Гильдии, и что? Он и сейчас, сидя в заместителях очень даже недурно живет. И что приобретет, став Главой – кроме хлопот на посту администратора? Только если чувство собственной значимости…

– А еще сказал, что позволит этому магу создать свой, собственный Клан – сказал Леграс так просто, так буднично, то сразу становилось ясно – это новость, так новость! Да, это новость, так новость… новых Кланов не создавали уже несколько сотен лет!

– Ну, так что… есть какая-то надежда? – не отставал Леграс – Можешь похвастаться каким-то результатом?

– Нет! – мрачно отрезал Велур – И никто не сможет, если я не смог. Я все эти годы пытался создать мутаген, и вроде как был близок к тому, чтобы его создать. Казалось – вот-вот, и я буду у цели! Вот-вот, и у меня получится! И только лишь напрасно переводил подопытных, которых достать становится все труднее и труднее. Рабы дорожают, преступников вы предпочитаете прилюдно казнить, и на ком мне ставить опыты? Нет, уважаемый Леграс – магом можно только родиться. И никак иначе. Как ни прискорбно мне это признавать.

Леграс посмотрел в лицо Велура – внимательно, серьезно, не мигая – и это было похоже на взгляд змеи или крокодила. Неприятный взгляд, оценивающий, будто решает – получится сожрать, или нет. Затем отвел взгляд и уже мягким, сочным голосом сказал, откинувшись на спинку кресла и полуприкрыв глаза:

– Я тебе приготовил двух заключенных… один убийца, который прикончил самое меньшее полсотни человек, второй… второй предатель. Мои люди их допросили, выудили всю информацию, которую могли достать, и теперь их или на эшафот, или… в общем – можешь забрать себе. Только сразу хочу предупредить – их помяли на допросах, так что вначале тебе придется вылечить парней. И еще – один из них ворк. Тот, что убил полсотни.

– Ворк?! – у Велура непроизвольно вытаращились глаза – Ворк, и убийца?! Это что, горный ворк?

– Нет. Здешний. Но неизвестно откуда взялся – пожал плечами Леграс – Мы так и не смогли узнать, откуда он пришел. Кстати – очень, очень крепкий парень! Вначале вообще ничего не говорил, только ругался и кричал. Потом, когда ему дали сыворотку правды – заговорил. Но и то – чего нужно не сказал. Нес какую-то чушь, вроде как баллады выкрикивал, стихи. Ну и выл, да. Ему ноги сломали в нескольких местах, ребра поломали, но так из него ничего и не выудили. Другой бы на его месте давно умер – били как в стену, а он живой, ругается и обещает найти палачей, отрезать им члены и засунуть в рот!

– Кому?!? – переспросил Велур.

– Что – кому? – не понял Леграс – Палачам, разумеется.

Брови Главы Клана сошлись вместе, он вдруг заподозрил, что Велур над ним издевается. Неужели намекает на то, что эти самые отрезанные части тела должен получить он, Леграс? Впрочем – эти ученые в жизни бывают очень даже туповаты. Не от мира сего!

– Он вообще-то дольше суток проживет? – спросил маг таким тоном, что Леграс поджал губы. Что, этот проклятый лекаришка собирается его упрекнуть? Мол, залежалый товар ему подсунули? Ну да, немного залежалый, так работа есть работа! Пусть радуется, что и такое получил!

– Проживет. Особенно, если ты его вылечишь. Ведь в твоих интересах его вылечить, не так ли? Зато второй – как свежий цветок! Его почти и не били! Шпионил для… в общем – шпион. Нажали на него – он и сознался. Все рассказал! Всего-то и получил десяток кнутов! Слабак! Бывший офицер генштаба – на девке своей погорел. Взял, дурак, да спьяну ей и похвастался, что будет очень богат, и как он это богатство получит. А она, не будь дурой, взяла, да и сдала его. И получила вознаграждение, вместо того, чтобы ублажать его в постели между очередными побоями.

Велур кивнул, как бы показывая, что он услышал, а Леграс подумал о том, что Велур в последний год слишком много о себе возомнил. Кто он вообще такой? Пятый сын Главы захудалого клана! Про который уже все и забыли! Ну да – отличный лекарь, один из лучших, но все-таки не великий! Только и умеет, что составлять снадобья, которых больше ни у кого нет. Вон как вылечил ногу – ни следа растяжения не осталось. И за совершенно ничтожное время! Ладно… мастер он хороший, пусть и с придурью. Нанюхается своих снадобий, вот голова и плохо работает. Забывается – кто есть кто!

– Пациентов доставят в твой дом вечером, я распоряжусь – благожелательно кивнул Леграс, и встал – Рад был тебя увидеть. Спасибо за лечение! Надеюсь, ты все-таки порадуешь меня известием о твоем успехе в деле изготовления мутагена. Очень надеюсь!

Велур промолчал и сквозь легкий алкогольный туман в голове подумал о том, что Глава Клана неплохо на нем экономит. За такое лечение, какое Велур провел сегодня, он взял бы не меньше пяти золотых – соответственно магическому уровню. А уровень Велура восьмой, магов такого уровня в Империи не так уж и много, по пальцам можно пересчитать!

Они попрощались, и скоро карета мага пылила по дороге от поместья Леграса. Сзади на конях четверо охранников, на облучке – возчик, вооруженный мечом, и рядом с ним еще один охранник – с заряженным арбалетом на коленях и мечом на поясе. Так спокойнее. Велур не боевой маг, лекарь, а для разбойников, коих в последние годы развелось просто выше терпимого, что лекарь, что купец – все едино. Отдай деньги и умри. Свидетелей стараются на оставлять, если только это не молоденькая девица. Или смазливый мальчик. Их можно продать в рабство. Остальных же всех убивают, раздевая донага и собирая все мало-мальски ценное.

Велур даже поежился от таких мыслей, представил, как он валяется на обочине со вспоротым животом – и голый. Почему-то именно это обстоятельство – валяться голым пред взглядами всей проезжей черни – больше всего приводило его в ужас. Глупо, конечно, мертвому уже все равно, но мозг нередко мыслит иррационально. Как ученый – Велур знал это наверняка.

Кроме привратника в поместье его никто не встретил. Две дочки-погодки, пятнадцати и шестнадцати лет вместе с матерью сидели в ее комнате и обсуждали покрой своих новых платьев, рассказывая и показывая двум своим швеям, вызванным из мастерской. На мужа и отца они не обратили ровно никакого внимания, и скривившись от накатившего приступа злости, Велур проследовал в лабораторию, находившуюся под домом, в подвале, в дальнем крыле этого самого дома. Для лаборатории имелся отдельный въезд и отдельный вход, так что никто кроме Велура не мог пройти в лабораторию прямо из дома. Не зря он поставил на двери замки, срабатывающие только на его ауру.

Дочки и жена тоже некогда прошли через лабораторию. Велур женился, когда ему было тридцать лет – сразу после того, как отслужил свой срок на имперской службе. Жена Орильда – пухлая, даже толстая, была некрасива, но зато за ней давали хорошее приданое, а что еще надо лекарю, только что покинувшему армейскую часть и не скопившему достаточно денег, чтоб купить себе даже приличный дом? За ней дали это вот поместье, а еще – достаточно земли, чтобы сдавать ее крестьянам и получать стабильный доход. Ну а жену можно и «обстругать», как хороший резчик обстругивает полено, вырезая из него прекрасную фигурку обнаженной девушки.

Не сразу, но Велур все-таки сумел добиться нужного результата. Из толстухи с кривыми зубами и носом, похожим на гнездо ос, будто из кокона бабочка вылетела стройная молодая женщина, с твердыми грудями, крепкой задницей и длинными ногами. И лицо ее было соответствующим – ровное, будто выточенное из мрамора, с тонким аристократическим носом и полными, сочными губами. Эта внешность стоила жизни десяти рабам – прежде чем Велур нашел необходимую концентрацию ингредиентов и магии, дорогостоящие рабы скончались, привязанные к столам в его тайной лаборатории. «Тайной» потому, что он в нее никогда и никого не пускал – кроме двух доверенных помощников и туповатого охранника, который по его приказу убьет любого – даже если это будет высокопоставленный господин или даже маленький ребенок. За это Велур ему хорошо платил, и был уверен, что охранник не предаст. А чтобы украсть секреты у него просто не хватит ума.

Да, Велур гордился своим мастерством. Никто в Империи не мог лучше него сделать из уродины красотку, а из урода писаного красавца. И стоило это огромных денег. Впрочем – как и больших затрат! Одна только драконья кровь оплачивалась золотом по курсу один к пятидесяти, то есть один грамм драконьей крови стоит пятьдесят граммов чистого золота. А для приготовления трансформирующего снадобья нужно не менее чем пятьдесят граммов этой резко пахнущей жидкости. Драконы не очень-то благосклонно относятся к тому, что люди желают набрать их драгоценной крови. Приходится идти на ухищрения, уговаривать их, убеждать. А то ведь и голову может откусить! И такое бывало, насколько знал Велур. Но зато результат был просто впечатляющим! Когда в свете увидели новое тело его жены… очередь на трансформацию растянулась на годы вперед. И теперь Велур мог не беспокоиться за свое будущее – уродин на его долю точно хватит.

 

Увы, когда родились дочки и стали подрастать, выяснилось, что уродство передается по наследству, и если ты трансформировал тело жены, то это не означает, что она стала другой вся, до последней своей клеточки. Родились копии жены – той самой толстухи, уродство которой осталось в достаточно далеком прошлом. И Велуру пришлось потратиться на дочек – естественно, что он не мог вывести в свет таких уродин. Это сильно помешало бы его работе – если он не может сделать своих дочерей красивыми, так может не стоит платить ему такие огромные деньги? Может он просто болтун и аферист?

В состав трансформирующего снадобья входил и еще один важный ингредиент – человеческая кровь, не менее двух литров за один раз. И не просто кровь – а молодая, свежая, только что сцеженная. Она, при определенных катализаторах, внесенных в емкость, сделанную из нейтрального материала, при верно сказанном заклинании – соединялась с драконьей кровью, образуя розовую прозрачную жидкость, которую пациентка принимала внутрь и на обнаженную кожу. А дальше уже в дело вступала чистая магия: Велур подключался к ауре пациентки и руководил трансформацией ее тела, подавая импульсы на изменения в организме.

Пятеро рабов умерли, пока он учился правильно управлять трансформацией. И только когда следующие трое рабов благополучно выжили и сделались красавцами – вернее – один раб и две рабыни – Велур перешел к трансформированию своей жены. Ну и дальше уже пошло по накатанной.

Однако Велур был умным человеком и не остановился на достигнутом. Все эти годы он разрабатывал все новые и новые виды снадобий, упорно работая и тратя много, очень много денег на свои исследования. Ведь рабы стоят денег, а время больших войн уже прошло. Так что пленных, обращенных в рабов стало совсем мало. Цены на рабов выросли, вот и пришлось ему довольствоваться заключенными и всякими бродягами, пойманными на улицах города криминальными ловцами.

Впрочем – и ловцы в последнее время подняли цену – сообщили магу, что работать на улицах стало опасно, якобы появился какой-то демон, вырезающий всех ночных разбойников просто-таки под корень. Вначале думали, что это некий ворк, которого разыскивал покойный Глава преступного мира столицы, но этого самого ворка вроде как поймали и казнили, но убийства на ночных улицах так и не прекратились. Кто-то продолжал убивать охотников, и они теперь с опаской выходили на свой выгодный промысел.

Велур знал, как выйти на охотников за рабами, во время службы в армии он наладил связь с некоторыми своими сослуживцами, которые выйдя в отставку занялись этим самым выгодным делом – нелегальной ловлей рабов. Нелегальной – потому что согласно закона никто не смеет обратить в рабство свободного подданного Империи без достаточных на то оснований (решение суда, например), и уж точно никто не вправе присвоить себе чужого раба. Ведь раб – это имущество, а присвоение чужого имущества есть воровство, грабеж или мошенничество, и за это полагается строгое наказание.

Впрочем – как и за любые преступления. Но ведь совершают! И воруют, и грабят, и насилуют. Кого-то ловят, а кто-то и процветает. Ведь один хороший раб стоит немало золотых монет!

Велур вдруг хмыкнул – убийца пятидесяти человек – а не тот ли это неуловимый ворк, который месяцами вырезал ночных охотников? А что – по всем параметрам подходит! Убил полсотни человек, взяли его агенты Тайной службы, да по слухам – с применением боевых магов! Только опять же по слухам – его убили то ли при аресте, то ли во время пыток в подвалах Тайной службы. А видишь как – он скоро будет здесь, у Велура! Забавный персонаж. Интересно будет на него посмотреть!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru