Кровь алая 3: Верблюд в игольном ушке

Евгений Петрович Горохов
Кровь алая 3: Верблюд в игольном ушке

Примечание

Кровь человека, независимо от расы, национальности, вероисповедания, одинаковая, у человека – кровь алая.

Глава 1

«Шайтан как будто бы слился с человеком, подходящим ему по описаниям, проник в его нутро. Или наоборот, человек своим характером и поведением, стал напоминать шайтана. А может, шайтан и вовсе убрался, скрылся где-то далеко, когда возросло число тех людей, что делают его дело вместо него».

Саддам Хусейн, премьер – министр Ирака в 1979 – 2003 годы.

Ноябрь 2003 года.

Можно сказать: вся горная Швейцария, одна сплошная туристическая открытка. Куда ни кинь взгляд, всюду живописные пейзажи горных вершин, с сочно – зелёными лугами и козами, пасущимися на них. Деревенька Гиммевальд, расположенная в Бернских Альпах – самая глушь среди цивилизации Западной Европы. Жители здесь не имеют автомобилей, так как в деревню не ведёт дорога. Добраться сюда можно лишь пешком или на фуникулёре канатной дороги. В Гиммевальде нет даже магазина, и жители деревни за всем необходимым спускаются в долину, в посёлок Лаутербунен, где начинается цивилизация: сюда ходят автобусы из Берна, Штехельберга и Мюрена, здесь есть кафе, в которых любят отдыхать туристы после восхитительных пеших прогулок по Альпам.

Мало кто согласится жить в такой глуши, согласно переписи 2003 года: в Гиммевальде проживает сто тридцать человек. В апреле 2003 года здесь поселился бывший ливанский бизнесмен Фарух Убая. Соседям он объяснил, что имел в Ливане строительный бизнес, но всё продал и вышел на покой. Гиммевальд он выбрал по той причине, что хочет в тиши заниматься любимым делом – выращивать розы. Со слов господина Убая, его жена в деревню ехать категорически отказалась, и с сыновьями живёт в Женеве. Они даже ни разу не навестили его.

Едва поселившись в Гиммевальде, Фарух Убая занялся строительством оранжереи для своих роз. Местные жители отнеслись скептически к его затее: зимой с севера, с горы Юнгфрау, дуют такие жестокие ветра, что приходится класть на крыши домов камни, иначе крыши срывает. Однако Фарух заявил, что он всё учёл.

За те полгода, что жил ливанец в деревушке, его никто не навестил, потому и удивило местных жителей появление в хмурое ноябрьское утро в их деревне француза, разыскивающего Фаруха Убая. Француз пояснил, что он из организации WFRC – всемирной федерации обществ любителей роз.

– Ну конечно! Кто ещё может разыскивать месьё Фаруха?! – рассмеялся сыровар Мишель Пти. Он проводил француза до дома ливанца.

– Здравствуйте месье Убая, меня зовут Франсуа Лакар, – отрекомендовался посетитель, – у нас в обществе, появилась информация, что вам удалось вырастить голубую розу.

– А разве бывают розы такого цвета? – удивился Мишель.

– У роз отсутствует природный пигмент, благодаря которым, цветы имеют голубой оттенок, – пояснил Убая, – но в мире нет недостижимых вещей, и думаю, мне удастся вывести голубую розу. Сейчас я на пути к этому.

– Что ж не буду вам мешать, – откланялся Мишель Пти и ушёл.

Едва они остались одни, француз спросил по-арабски:

– Скажи Хафиз, тебе не надоело копаться в земле словно червь?

– Месье Лакар, раз вы приехали посмотреть мои цветы, пройдёмте в оранжерею, – ответил по-французски Фарух Убая.

Настоящее имя гиммевальдского любителя роз Хафиз Абд – Салех. Совсем недавно он был полковником иракской разведки Аль – истихбарат аль – аскериа1, служил заместителем VI отдела «Запад», а его гость, был начальником этого отдела. Звали его полковник Хамид аль – Махмуд, он дальний родственник Ибрагима аль – Хасана, дяди Саддама Хусейна.

Пожалуй, Махмуд был единственным из родственников и земляков президента Ирака Саддама Хусейна, (из тех, кто занимал высокие посты), который по своим умственным и деловым качествам соответствовал своей должности. В Ираке при назначении на высокий пост, роль играли не деловые качества человека, а выбор крови. Все важные должности в армии, гвардии и спецслужбах, Саддам назначал людей из родов: кахир, аббас, адб – уль Кадир и других выходцев из города Тикрита, откуда был родом сам.

Все спецслужбы Ирака подчинялись специально созданной службе Дейрат аль – мухабарат аль амма2, отделы этого управления возглавлялись только родственниками Саддама Хусейна. Лишь они могли докладывать ему о международном положении, которое складывается вокруг Ирака. Именно из-за их некомпетентности, Саддам Хусейн совершил те роковые ошибки, которые привели Ирак к гибели.

Придя к власти, Саддам Хусейн первым делом национализировал нефтяную промышленность. В 1973 году цены на нефть сильно выросли, от чего Ирак разбогател. Уровень жизни в стране существенно вырос, Саддам Хусейн стал популярен в Ираке. В соседнем Иране в 1979 году власть взяли сторонники аятоллы Хомейни. Советники из службы Главного управления разведки убедили Саддама, что власть аятоллы непрочная, а сам Иран слаб, значит, самое время его «пощипать». Ирак вторгся в Хузестан – нефтеносную провинцию Ирана.

Однако Иран устоял, мобилизовав все силы, он дал отпор захватчику. Разразилась многолетняя, кровопролитная война между Ираном и Ираком. Она продлилась восемь лет, унесла около миллиона жизней с обеих сторон. Война истощила силы обеих стран, кроме людских потерь, была разрушена нефтяная промышленность в зоне конфликта, у Ирака появились огромные долги.

В 1988 году при посредничестве США, СССР и Великобритании, удалось заключить мир между Ираком и Ираном. Тут советники из ГУР вновь оказали Саддаму медвежью услугу, они подсказали ему, как решить финансовые проблемы: нужно лишь захватить соседний Кувейт. Как можно быть таким недальновидным?! Непонятно!

Кувейт имел прекрасные отношения с США и СССР, и эта агрессия вряд ли вызовет их одобрение. Однако советники убеждали Саддама Хусейна: раз США поддержали Ирак в войне с Ираном, то закроют глаза на захват Кувейта. Саддам Хусейн приказал войскам войти в Кувейт, населению своей страны он объявил, что Кувейт исторически была провинцией Ирака.

США, заручившись нейтралитетом СССР, провели военную операцию «Буря в пустыне». Американцы выбили войска Ирака из Кувейта. Именно тогда вскрылась слабость армии Ирака, но Саддама Хусейна это мало волновало, он удержался у власти и поверил в свою всесильность.

Ещё когда ставился вопрос о вторжении в Кувейт, Хафиз Абд – Салех доказывал руководству ГУР, что это опасная акция. После того как его прогнозы сбылись, он нажил себе много врагов в руководстве ГУР, и его неоднократно пытались убрать из военной разведки, но Хамид аль – Махмуд по достоинству оценил аналитические способности своего заместителя, он отстоял его перед главой ГУР генерал – лейтенантом Тахиром Джаиль Хабибул ат – Тикри.

В начале девяностых годов Хафиз предрёк падение Ирака, он предложил Хамиду аль – Махмуду под прикрытием фирм из арабских стран, выводить финансы в Швейцарские банки. Хамид согласился с этой идеей. Перед руководством ГУР он мотивировал эту операцию, необходимостью противодействия экономической блокаде Ирака. Через подставные фирмы в арабских странах, были открыты счета в швейцарских банках, доступ к ним имели только Хамид и Хафиз.

Нужно признать, что Хамид аль – Махмуд даже получая данные о сосредоточении американских войск в районе Персидского залива, не верил, что США рискнут напасть на Ирак, с его миллионной армией и стотысячной национальной гвардией. Не верил даже тогда, когда госсекретарь США Колин Пауэлл на заседании Совета Безопасности ООН тряс пробиркой со стиральным порошком, утверждая: «Это споры сибирской язвы, добытые разведсообществом США в Ираке».

Хамид аль-Махмуд считал Ирак непреступной крепостью. Всю жизнь, прожив на Ближнем Востоке, он забыл главную заповедь, которая известна здесь ещё со времён Александра Македонского: «Неприступные стены крепости легко перешагивает осёл гружёный золотом».

Те, кому безгранично доверял Саддам Хусейн, его ближайшие родственники и соплеменники, первыми же и продали его. ЦРУ подкупило командующего национальной гвардией генерал – лейтенанта Махер Сафьят ат – Тикри. Тот сдал Багдад американцам, и уговорил иракских генералов следовать его примеру. Армия Ирака разошлась по домам, не дав ни одного сражения. Только одиночки пытались оказать сопротивление американцам, но были легко подавлены их авиацией. Всё это предвидел Хафиз Абд-Салех.

Потом в Ираке наступил хаос, вызванный безвластием, но это Хафиза уже не волновало, он вывез свою семью из Ирака, и поселился в Швейцарии. С Хамидом аль – Махмудом у них заранее были обусловлены каналы связи. И вот спустя полгода, тот любуется розами Хафиза.

– Я за последние месяцы поездил по Ираку, встречался с множеством офицеров, – рассказывал Хамид, разглядывая розы, – они согласны взяться за оружие, чтобы отвоевать свою родину.

– Американцы не для того потратили столько денег, чтобы отдать нефтеносные поля Ирака кучке повстанцев не имеющих реальной силы, – ответил Хафиз, опрыскивая водой куст розы.

– Ты считаешь, наше дело обречённым на неудачу?!

– В таком виде, в каком его замыслил ты, оно будет проиграно, – кивнул Хафиз.

– Что же делать?

– Взгляни, как прекрасны эти розы! – Хафиз показал рукой на цветы. Он поставил опрыскиватель на столик и продолжил: – Люди во все времена стремились ко всему прекрасному. Пророк Мохаммед понимал это, обещая правоверным Рай после смерти. Помани человека красивой сказкой, и он во имя её, пойдёт убивать ближнего, не задумываясь, отдаст свою жизнь. В средние века генуэзские купцы, что бы избавиться от своих конкурентов из Византии, придумали красивую сказку, про спасение гроба Иисуса Христа. Тысячи рыцарей со всей Европы устремились в Палестину, а так как генуэзские купцы оплачивали этот Крестовый поход, то крестоносцы заодно захватили и Константинополь – столицу Византийской империи. Таким образом, конкуренты были уничтожены, и ни один крестоносец не задался вопросом: «Если гроб Господень находится в Иерусалиме, то что же мы делаем в Константинополе?»

 

– Кто будет придумывать эту сказку? – вздохнул Хамид.

– Сказочников на Востоке всегда хватало, – рассмеялся Хафиз, – один из них сидит в норвежской тюрьме. Я говорю о Фараж Ахмед Натджмутдине3. Идеи джихада, прекрасная сказка.

– Но американцы ведут войну с джихадистами4, – покачал головой Хамид аль – Махмуд.

– Что бы устранить конкурентов, американцы поступят так же как генуэзские купцы, они оплатят джихад, – улыбнулся Хафиз, – нужно лишь убедить их, что нас интересует только война с неверными в Сирии и Ливии. Американцы дадут денег и будут помогать, разумеется, тайно.

– Кто же будет убеждать американцев?:

– Я, а ты возьмешь на себя переговоры с Наджмутдином и организационную сторону вопроса.

– Зачем нам нужен этот фанатик?!– не понимал Хамид.

– Не забывай, что мы служили Саддаму Хусейну, который отказал в поддержке джихадистам. Потому нам никто не поверит. На начальном этапе, Наджмутдин со своими людьми, будет нашей ширмой. Естественно к финансовым вопросам мы джихадистов не подпустим, – Хафиз рассмеялся, – а когда мы возьмём все нефтяные вышки Ирака под свой контроль, американцам лишь останется списать выделенные на наше дело деньги в убыток, и убираться из Ирака. Но они не обеднеют, новые доллары напечатают.

***

Хамид сидел в кафе, в посёлке Лаутербунен и ждал автобуса на Берн.

– Зачем тебе обязательно нужно ехать в Горький? – услышал он русскую речь за соседним столиком и вздрогнул.

В семидесятые годы Хамид учился в СССР, в Алма-атинском высшем общевойсковом училище. Он хорошо знал русский язык. В 1986 году, когда он уже служил в военной разведке, он вновь на полгода был послан в СССР, в город Горький. Там в одной из школ Сормовского района были Высшие курсы КГБ СССР. Хамид обучался на этих курсах.

Хамид аль – Махмуд посмотрел на соседний столик, там сидела эффектная блондинка с мужчиной средних лет, у которого была пышная, начинающая седеть шевелюра.

– Ты всё время говоришь по старинке, – улыбалась блондинка, – теперь это Нижний Новгород. Я хочу увидеться с дочерью.

– Но для этого совсем необязательно ехать в Россию, – недовольно говорил мужчина, – скоро начнутся зимние каникулы и Кристина приедет к нам в Израиль.

– А вдруг она не захочет, – махнула рукой блондинка. Она вновь улыбнулась и спросила: – Что здесь такого, если я на недельку слетаю в Нижний Новгород, пока ты будешь в Америке?

– Я не хочу, что бы ты ехала туда, из-за твоего бывшего мужа, – вздохнул мужчина.

– А это уже совсем глупо, – рассмеялась блондинка, – Аносов работает в Чечне.

– Он может приехать.

– Из-за меня вряд ли, – покачала головой блондинка. Она погладила мужчину по голове и ласково сказала: – И потом, что у тебя за комплексы такие? Аносов и мизинца твоего не стоит.

Дальше Хамид слушать не стал, он расплатился за кофе и пошёл к автобусу.

– Знаешь Анжела, я так рад, что повстречал тебя, – сказал мужчина, поцеловав руку блондинке.

Анжела рассеянно смотрела на мужчину, идущего по улице.

«Интересно, как там Ромка?» – думала она о бывшем муже, и спросила:

– Марк, ты долго пробудешь в Америке?

– Всё зависит от многих обстоятельств, – пожал плечами тот, – думаю, дней десять.

В восьмидесятые годы Анжела Мезенцева после школы поступила учиться в Горьковский политехнический институт5. Критерием выбора ВУЗа была не тяга к технике, а то обстоятельство, что там учатся в основном парни, легче замуж выйти. У них на курсе «блистал» Ромка Аносов, капитан факультетской команды КВН. За ним много девчонок увивалось, но выбрал он Анжелу. Сразу после окончания института, в восемьдесят восьмом году сыграли свадьбу, и в этот же год у них родилась дочь Кристина. Пошли пелёнки – распашонки и первые скандалы. В семейной жизни Ромка оказался скучным и обыденным.

В начале девяностых годов в стране начало рушиться всё: армия, промышленность, сельское хозяйство. На предприятиях месяцами не выплачивали зарплату. Не обошла эта беда и Нижний Новгород 6. Стабильно тогда платили только в милиции, и Ромка пошёл работать в уголовный розыск. Дома теперь он был редким гостем, всё время пропадал на работе, скандалы в семье прекратились, трудно поругаться с мужем, если он домой только спать приходит.

В начале 2000 года Ромке ударила в голову блажь ехать в командировку в Чечню. Именно в то время, а точнее в 2001 году, Анжела познакомилась с Марком Айзенштадтом. Он жил в Израиле, и был в командировке в Москве. Анжела ездила в гости к подруге, в общей компании они познакомились. Марк красиво ухаживал, сердце Анжелы не выдержало и дрогнуло. Из Чечни был вызван Аносов, и она объявила ему: их семейная лодка пошла ко дну. Тот возражать не стал, и Анжела быстренько оформила развод. С дочкой Кристиной, тоже удачно сложилось – она осталась жить у матери Аносова.

В Нижнем Новгороде, придя в гости, к своей бывшей свекрови, Анжела неожиданно повстречалась с Ромкой.

– У Вадика Храмова родилась вторая дочка, – пояснил он, – вот он и позвонил мне в Гудермес, просил приехать к десятому ноября. Сегодня отмечаем день милиции и заодно ножки новорожденной обмоем.

Три года назад именно Вадим Храмов уговорил Романа ехать в Чечню.

– Ты мог бы меня взять с собой, – сказала Анжела.

– Мне помнится, ты Вадика Храмова терпеть не могла, – усмехнулся Аносов.

– Это было давно, – пожала плечами Анжела.

– Я, выпив водки, стану аморально приставать к тебе, – вздохнул Аносов.

– На таких вечеринках это неизбежный финал, – кокетливо улыбнулась Анжела.

– Ставить рога нынешнему мужу, своей бывшей жены, пошлый вариант, – рассмеялся Аносов.

Анжеле ничего не оставалось делать, кроме как распрощаться. Уже в отеле, поздно ночью, она позвонила мужу в Нью-Йорк.

– Я возвращаюсь в Израиль, – сообщила она.

– Я так же удачно здесь всё решил, и лечу домой, – обрадовался Марк. Он посмотрел на часы: было 17.45.

«Скоротаю вечерок в баре» – решил Марк и вышел из номера.

В лифте он спускался вместе с лысым мужчиной похожим на Дэвида Суше, когда тот играл сыщика в сериале «Пуаро». Господин похожий на Эркюля Пуаро, с милой улыбкой разглядывал Марка, и тот, что бы заполнить время, пока спускается лифт, сказал:

– Хорошая погода,

– Смотря с чем сравнивать, – благожелательно ответил господин.

Это был Хафиз Абд – Салех. Сразу после разговора со своим бывшим шефом, он вылетел в Нью-Йорк.

«Восток дело тонкое» – заметил один киногерой. Может и так, но то, что Восток – один сплошной базар, это точно. Здесь можно купить любой секрет, дело лишь в цене. В своё время полковник Хафиз имел информаторов в окружении Усамы бен Ладена. Еще, будучи молодым оперативником, Хафиз завербовал ближайшего сторонника бен Ладена – Абу Айюд аль – Масри. Тот воюя в Афганистане, был серьёзно ранен, именно Хафиз организовал его доставку в военный госпиталь из Афганистана. В Багдаде аль-Масри ампутировали ногу. Когда спустя много лет, американцы пытались доказать связь Саддама Хусейна и Усамы бен Ладена, они ссылались именно на это обстоятельство.

Платил Хафиз так же Халлиду Муххамаду – ещё одному ближайшему сподвижнику Усамы бен Ладена. Именно от него в 1996 году пошла информация, о том, что на бен Ладена вышел давний партнёр их семьи – бизнесмен Анвар Хароги. Он предлагал совершить «громкие террористические акты» на территории США, обещал финансировать эту операцию. Для Хафиза не было секретом, что Анвар Хароги сотрудничает с ЦРУ. Однако у него в голове не укладывалось, что бы ЦРУ начинало действовать против своего государства. Непосредственно к вопросам, которыми занимался VI отдел (Запад) службы «Аль истихбарат аль – аскера», вся эта информация никакого отношения не имела. Однако в разведке любые сведения, даже на первый взгляд бесполезные, в своё время пригодятся. Потому Хафиз платил Хамиду Мухаммаду и просил держать его в курсе событий.

Тот доносил, что Усама биться проводить теракты в США, но за идею ухватился его ближайший помощник доктор Айман Мухаммед Рабие аз – Заварихи, и подготовка к терактам идёт за спиной Усамы бен Ладена.

В 1999 году Халлид Мухаммад сообщил Хафизу, что Хароги контактирует с неким Фрэнком Конте. Тут полковнику Хафизу стало совсем интересно: Фрэнк Конте служил в резидентурах ЦРУ в Саудовской Аравии и Турции. С 1994 года он был в отставке, и работал в какой-то частной конторе. После 11 сентября 2001 года события закрутились так стремительно, что не было времени размышлять и анализировать, кто стоит за спиной Конте.

Разводя розы в Гиммевальде, Хафиз из новостей узнал: 10 мая 2003 года на пресс – конференции в Брюсселе комиссар ЕС по гуманитарной помощи Пол Нильсон, заявил, о том, что США «хотят присвоить Иракскую нефть».

«Вот для чего им нужны были теракты 11 сентября!» – изумился Хафиз.

Прилетев в Нью-Йорк, Хафиз позвонил в Таллахасси7 Фрэнку Конте и назначил встречу.

– Парень, ты, кажется, не туда попал, – ухмыляясь, сказал огромный охранник, разглядывая лысого господина с усиками.

– Если это бар «Двойной салун» по 14-ой Авеню, то мне сюда, – ответил Хафиз Абд – Салех.

– Тогда проходи, – охранник отодвинулся.

«Весёленькое местечко выбрал для встречи Конте» – подумал Хафиз, разглядывал бар.

Вся публика была одета в кожаные косухи и увешена цепями. Над барной стойкой прикреплены старые, восьмидесятых годов, телевизоры и такие же старые видеомагнитофоны. Показывали порнофильмы 70-80-х годов. Кругом раздавались сальные комментарии по поводу происходящего на экранах и взрывы хохота.

Фрэнк Конте сидел за столиком в самом углу зала.

– Местечко непрезентабельное, зато здесь собирается только местная публика, а им нет никакого дела до нас, – улыбался Конте, – и выпивка тут очень дешёвая, но еды нет.

 

Основная задача каждой разведслужбы – стоять на страже национальных интересов государства. Но существуют и частности: иногда разведке поручается приглядывать за оппозицией, живущей за рубежом, делается это уже для защиты правящего режима. Для ЦРУ, главная задача состоит в обеспечении приоритетных позиций американским корпорациям в международной торговле, обеспечение безопасности финансовых потоков, принятие всех мер для установления выгодных для американских корпораций правил международной торговли. И только потом идёт речь о защите национальных интересов США. Именно по этой причине на должности директора ЦРУ назначается представитель одной из корпораций. Однако если руководителем ЦРУ оказался генерал или адмирал либо политик, то его заместителем, обязательно является представитель американских корпораций.

В 2002 году на должность заместителя директора ЦРУ был назначен Конрад Бренд, бывший ранее членом совета директоров инвестиционно – банковской группы «Джи Си Уайт Инкорпорейтед». К нему, сразу после встречи с Хафизом Абд – Салехом, поехал Фрэнк Конте.

Конрад Бренд после беседы с Конте, тут же позвонил в Таиланд и просил приехать в Лэнгли Джину Распел. После событий 11 сентября 2001 года, США объявило о борьбе с «Аль-Кайдой»8. Для этих целей во многих странах были созданы особые тюрьмы ЦРУ, в которых содержались пойманные боевики «Аль – Кайды»9. Сотрудникам ЦРУ, работавшим в этих тюрьмах, разрешалось использовать «более эффективные методы ведения допросов», проще говоря – пытки. Все эти меры нужны были для того, что бы выявить других членов террористических группировок. Но это на словах, а на деле, требовалось совсем другое. Истинные цели операции с тюрьмами, в ЦРУ знали всего лишь несколько человек: было необходимо получить как можно больше информации обо всех лидерах исламистских группировок, это нужно для составления их психологического портрета, что бы просчитать их действия в будущем. Ответственной за выполнение этой сложнейшей задачи, была возложена на Джину Распел. В Таиланде она руководила спецтюрьмой ЦРУ под названием «Кошачий газ». Туда свозились особо интересные «клиенты» из числа боевиков. С ними работала сама Джина.

Вся эта операция задумывалась для того, что бы с помощью исламских группировок дестабилизировать ситуацию в странах Ближнего Востока, создать там хаос. Конечная цель этих планов – нефть и газ.

Так как основные потребители этого товара находятся в Европе, то им географически выгодно получать энергоносители из России. Однако действия Путина непредсказуемы и идут во вред интересам США. Потому необходимо лишить Россию основного источника доходов, то есть найти Европе другого поставщика нефти и газа.

Есть на Аравийском полуострове маленькое королевство Катар, там огромные залежи нефти и газа. Нужно лишь протянуть оттуда трубопровод в Европу, а потом контролировать эту трубу. Этот трубопровод пройдёт по территории Сирии, следовательно, там необходимо сместить местный режим. В Сирии не нужна никакая власть. Район, где будет проходить труба, станет контролироваться армией США, а в других местах пусть будет хаос, там начнут плодиться исламские группировки. Всем этим шейхам снится и видится огромный Халифат, куда войдут страны, в которых живут мусульмане. Как тараканы из-под грязной тряпки, джихадисты полезут с Ближнего Востока в Россию. Они создадут там напряжённую ситуацию, что, в конечном счете, и нужно. Вот это и являлось основной задачей Джины Распел.

Она прилетела в Вашингтон на следующий день после звонка Конрада Бренда.

– Джина, необходимо собрать и проанализировать всю информацию на содержащегося в норвежской тюрьме Фаража Ахмед Наджмутдина и его помощника пребывающего пока на свободе, некоего Абу Мусабу аз – Заркави.

Днём ранее Брэнд дал указание начальнику Оперативного центра Карлу Мэнингу предоставить информацию по бывшему полковнику иракской военной разведки Хафизу Абд – Салеху. Кондраду Бренду в ближайшие дни надлежало принять важное решение.

1Аль-истихбарат аль-аскериа – Главное управление военной разведки Ирака при Саддаме Хусейне.
2Дейрат аль – мухабарат аль амма – Главное управление разведки Ирака.
3Фараж Ахмед Наджмутдин – родился в 1956 году в Ираке. В 1990 году эмигрировал в Норвегию. Получил там статус политического беженца, спасающегося от режима Саддама Хусейна. После нападения США на Ирак, взял себе имя мулла Крекар. Курдистанский исламист, лидер террористической джихадисткой организации «Ансар аль-Ислам».
4Джихад – в переводе с арабского языка означает «усердие на пути к Аллаху». Исламистские террористы именуют джихадом войну со всеми «неверными». Таких террористов именуют джихадистами.
5Горьковский политехнический институт – современный Нижегородский государственный технический университет имени Р.Е. Алексеева.
6Нижний Новгород – с 1932 по 1990 годы, этот город назывался Горький.
7Таллахасси – столица штата Флорида.
8«Аль-Кайда» – организация, признанная в РФ террористической.
9«Аль-Кайда» – организация, считающаяся в РФ террористической.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru