bannerbannerbanner
полная версияПро Мамаську

Евгения Ивановна Хамуляк
Про Мамаську

Но чем больше Мамаська училась, чем больше вникала в основную деятельность будущих мам, тем больше ей становилось страшно. А точнее, даже жутко.

Да-да, лучшей ученице Мамкиной школы становилось не по себе от объема будущих работ, от затраченных душевных и физических сил, от нагрузок и тренировок, от потери сна и набора веса.

Все больше и больше она задавалась вопросами.

А зачем? А надо ли становиться мамой? Стоит ли? Может проще в бухгалтерши или юристки податься? Крайний случай – в секретарши, а там уж как-нибудь, по старинке, выскочить замуж и родить по-быстрому, а ясли и детский сад в помощь! Нас же как-то вырастили родители? Ничего, и мы справимся. А если повезет, можно няню взять. А если очень повезет – двух! И как раз с мамкиным дипломом.

Подруги по классу стали замечать грусть и печаль Мамаськи, которая раньше самой первой прибегала в класс, натирала доску перед занятиями, расставляла стулья, раскладывала письменные принадлежности, готовила пластиковых малышей к разминке. А тут плетется самой последней, еле ноги волочит, бледная, нечесаная. Не интересуют ее ни пуки, ни первые агу, ни прикладывание к груди… Успеваемость стала падать, в журнале отметок все чаще стали появляться пропуски.

Поступать в институт с таким настроением – и речи быть не могло. А значит, главная мечта мамаськиных родителей о высокой карьере дочери полетит в тар-та-ра-ры…

Стали подруги беспокоиться за Мамаську. Ведь раньше они на нее равнялись. Думали, вот станут матерями – на практике, так сказать, начнут применять свои знания. И если какой экстренный случай, сразу к Мамаське будут обращаться. Та одним взглядом могла колики остановить, одной рукой рану перевязать, локтем кашу сварить, ногой малыша укачать. Гений материнства!

И решили отправить Мамаську к психологу, опытной мамаше с тремя детьми, прошедшей, что называется, и огонь, и воду.

– Мамаська, расскажи, что тебя мучает? – вопрошала психологиня, мудрая тетя с большими руками, на которых можно было с десяток детишек укачать.

– Понимаете, – грустно начала Мамаська, пуская девичью невинную слезу, – мне кажется, что я не справлюсь с материнством… И даже думаю, оно мне не нужно. Столько хлопот! Тревог! Бессонных ночей! А уж про фигуру вообще молчу, – поджав губу, бросила Мамаська взрослой тетеньке, которая была очень фигуристой: крупные молочные груди, большие руки, два подбородка. И спереди, и сзади, – кровь с молоком! Сразу видно породистую прирожденную мамашу и отличную будущую свекровь или тещу.

Рейтинг@Mail.ru