Не, любить татарина

Евгения Ивановна Хамуляк
Не, любить татарина

В семье Горячновых водилось сразу несколько фобий. А точнее, три. Поэтому Анечку Горячнову с детства поучали никогда не заводить собак и кошек, а лучше никакую живность вообще. Особенно пауков!

Дело в том, что ее бабушку Ольгу Васильевну в детстве укусила собака и кошка тоже, и напал паук. Ну как напал… Упал с потолка на даче, где природа в то лето благоухала так, что некоторые экземпляры вырастали до каких-то неприличных экзотических размеров. И если четвероногих нелюдей она еще как-то брезгливо переносила, наблюдая поодаль и вокруг, то на пауков проявлялась страшная реакция: падать замертво и отходить от шока исключительно в больничных стенах, в реанимационной палате.

Но! Шутка природы – всех и особенно последних внучка Анечка любила до беспамятства, кидаясь на них везде, где только встречала.

Второй серьезный пункт, весьма обоснованный в наше непростое время, – никогда не разговаривать с незнакомыми. Это Анечке тоже давалось с трудом, потому что любознательность, природная открытость и даже обворожительность постоянно толкали незнакомцев к ней на разговор, и она не могла им ответить немилостью. Поэтому запрет нарушался периодически, отступая перед хорошим настроением и дружелюбностью.

Наконец, самым страшным грехом в семье считалось выйти замуж за татарина.

Причем к татарам причисляли всех азиатских и заодно африканских мужчин. Не исключено, что имелись в виду также люди из более дальних земель, например, Южной Америки и Австралии, и Арктики с Антарктидой. Но ужаснее всего было выйти замуж именно за татарина!

Для наличия этого пункта имелись свои причины.

Бабушка Ольга Васильевна, одна из первых красавиц, в свое время выскочила за самого красивого хулигана нашего городка. Он, как вы понимаете, был татарином.

Рослый и красивый Рамиль, с одной стороны, являлся самым страшным пугалищем для местной детворы и пенсионеров, а с другой стороны, самым желанным женихом. Он и в самом деле был красив, как Аполлон, а плохая слава, особенно в женских глазах, только добавляла ореол геройства. О нем ходили самые разнообразные слухи: от ужасных до прекрасных, что делало его героем и звездой того времени.

Одним словом, две звезды, чьи траектории до поры до времени гуляли где-то в разных районах города, однажды-таки встретились в местном городском парке, окончательно переплетясь страстными взглядами, где настоящая природная блондинка с голубыми глазами, оттененными плотным забором ресниц, отразилась в раскосых восточных зеленых глазах высокого бравого брюнета.

Но две звезды на то и звезды, чтоб блистать каждый в своей сфере, и через время они стали своим светом обжигать друг друга.

У Ольги обнаружился абсолютно непримиримый холерический темперамент и стремление идти всему, что стоит поперек горла, исключительно наперекор, а у Рамиля – желание ломать этот перекор и горло, в котором этот перекор рождался и становился поперек. Ломать рукоприкладствуя, к сожалению. Поэтому вспышки безудержной ревности и ярости к молодой красивой жене часто заканчивались драками, которые Ольга терпела ради семьи и скоро народившейся от такой любви и страсти дочери. Но такие муки не могли продолжаться вечно. И в один прекрасный день все-таки закончились тем, что горячая блондинка разбила граненый стакан о лицо любимого хулигана, навсегда оставив на нем непоправимые следы утраченной любви, и покинула любимое гнездо, на прощанье проклиная весь татарский род в лице уже теперь бывшего мужа.

А себе и дочери, и всем поколениям Горячновых, теперь передаваемых исключительно по женской линии, предрекла:

– Никогда! В твердом уме и здравой памяти ни за что не пересекаться с этим отродьем, двести лет, по версии классической истории, итак давившим своим игом на родину славных славян и теперь не оставляющим в покое их дщерей.

И поэтому дочке Лене и внучке Ане с младых ногтей рассказывалась и пересказывалась история о страшных немытых косых бабайках, от которых надо держаться подальше во что бы то ни стало во веки веков.

Рейтинг@Mail.ru