Litres Baner
Ленина гречка

Евгения Ивановна Хамуляк
Ленина гречка

– А дай-ка бабушку Тулу попросим посидеть? Лифтершу нашу, – предложила бабушка. – Она женщина проверенная: Геннадьевна ей и кота оставляла на Пасху. Он, кстати, гадить перестал после этого. Васильевна внучка своего двоечника подкидывала на выходные, тот теперь примерным четверышником сделался. Она гречка по нации, они люди заморские культурные и воспитанные, недаром у них вона сколько истории! Навалом сказок своих гречичных!

– Гречка – это каша твоя, а Тула Зевсовна – гречанка, – как бы, между прочим вставил дедушка, уже надевая куртку в прихожей.

– Алло, Тула Зевсовна, ага, да, я. Просьба у меня к вам имеется, милейшая, есть ли у вас пару часиков с нашей внучечкой посидеть? Критическая ситуация. Все объясню. Ой, ну весьма-весьма будем благодарны.

И король с королевой, то есть бабушка с дедушкой, взяв свою карету, нагруженную волшебными семенами да ветками, землей, да песком, двинулись по своим волшебным земледельческим делам.

А Леночка ни в одном сонном глазу принимала в гостях у себя Тулу Зевсовну.

– Ой, какое у вас имя интересное, – с любопытством начала девочка. – Это вас в честь города назвали? Или город в честь вас? А вы гречка или гречанка? А почему вы тогда не в Греции живете? А в Греции сказки есть? А каша гречневая? А вы ее с молоком или без варите?

– Ой, какая ты шустрая! – воскликнула лифтерша на всю эту батарею вопросов, которая не закончилась бы, если б она не приложила палец ко рту. – Давай сделаем так: ты ложись вот здесь на диванчике поудобнее, а я буду потихоньку на них отвечать.

– А сказку в конце расскажите? – потирая ручки, заговорила Леночка, вновь обретая надежду.

– Ну а как же без сказочки-то…

– Только умоляю вас, – кукольно сложила ручки девочка, – не про принцесс и не про принцев, и не про королей. Пожалуйста.

– Пожалуйста, – хитро подмигнув, согласилась лифтерша.

– Зовут меня Олимпова Тула Зевсовна, но ты меня можешь звать просто бабушка Тула. Родилась я давным-давно, тогда, когда имя Тула было таким распространенным, как например, Лена. И Зевсов было больше, чем Иванов и Петей. И родина моя, Греция, простиралась далеко-далеко вперед, и немножко назад, а потом чуток вправо и влево. И звалась она не Греция. Да и жили в ней не греки… А большой и сильный народ, сердце которого говорило на одном языке, понимая друг друга на расстоянии, ибо сердца всех людей на планете одинаково говорят.

Леночка, слегка открыв рот, изумленно слушала бабушку Тулу.

– А расскажу я тебе сказочку вот про что. Жила-была на свете одна женщина, красивая прекрасивая, умная преумная, смелая пресмелая, богатая пребогатая. И злая презлая, – страшным шепотом произнесла рассказчица, а Леночка зажала рот ладошкой. – И хоть родилась не принцессой, но жизнь ее с самого рождения складывалась как у принцессы. Отец и мать, да и все вокруг – души в ней не чаяли, и было от чего: такой красивой и такой чудесной она родилась: голосок как у птички, локоны как у куклы, глазки как у феи. И с самого рождения все к ее ногам складывали, все сокровища что имели. А также любовь беззаветную, ласку безграничную. Даже сами боги раз в год спускались с Олимпа на ее день рождения, чтобы одарить своими божественными подарками, которые и не снились другим смертным. Ибо и великие имели на нее свои планы.

– Ой, я смотрела такой мультик, – пропищала Леночка. – Как жаль, что у нас своего Олимпа нету-то.

Бабушка Тула лишь хитро ей подмигнула и продолжала.

– Но как водится, от всякого такого изобилия, человек становится или очень добрым или сильно злым. Ломает или окрыляет внимание богов. И нашу героиню подарки сделали лишь горделивой и капризной, хоть с каждым годом она еще более хорошела и расцветала, будто бутон божественной амброзии.

– Ой, я читала про амброзию в детской энциклопедии. Это очень ядовитое и вредное растение, – нахмурилась Леночка.

– Это написали те, кто просто не умеют ее готовить, дорогая, – похлопала по плечику торопыгу Тула Зевсовна, а потом принялась распускать огромный пучок седых волос, который упал гигантской косой прямо на пол.

– Ой, вы как златовласка… То есть я хотела сказать, как бабушка-златовласка. Какие у вас красивые длинные волосы…

– Да, у нас в Греции это считается достоянием. Ведь именно по косе сверху боги спускают свои подарки…

– Что б, как с телефоном, всегда быть с ними на связи? – рассмеялась Лена. – Я тоже никогда не буду стричь мои волосы, – пообещала она сама себе, представляя себе, а точнее совсем не представляя себе, как это боги по волосам могут куклы и блокнотики, платья и туфли, фломастеры и альбомы спускать?!

– Точно! Ну, так вот, наступило совершеннолетие той красавицы, – продолжала Тула Зевсовна, вновь укладывая свои длинные красивые белые, как снег, волосы, в большой пучок на затылке. – Решено было устроить пир на весь мир. И в этот самый важный день в жизни каждой девушки в дом-дворец ее отца стали стучаться женихи со всех земель в округе, даже приходили издалече, чтобы посвататься к знатной красавице на выданье. И боги не оставили свою избранницу, спускались с небес по очереди, чтобы подарить свои самые дорогие для человека сокровища: неувядающую молодость и долголетие, стойкий характер, кураж и задор, красоту, везение, легкость бытия… Наконец, позвали пифий, что бы те отгадали, кто из пришедших женихов является суженным красавицы, для которого все эти подарки станут приданным его возлюбленной.

Рейтинг@Mail.ru