Болото

Елизавета Водовозова
Болото

Чрезвычайно трудно заниматься этою работою раннею весною, когда по утрам еще холодно: тогда приходится копать промерзлую землю, стоя на ней босыми ногами, по колено в грязи. Совсем сухою земля не бывает в болоте, разве уж в очень сильные жары, но зато, чем теплее, тем более мучат работников мириады насекомых: они жалят и кусают их до того, что распухает всё тело.

Когда вырытая яма до краев наполнена водою и грязью, несколько рабочих раздеваются, оставаясь в одной рубахе, и опускаются на дно ямы. Хотя торф уже разведен водою и напоминает теперь тесто, но всё еще в нем попадаются большие комки; работники разбивают их, размешивают тесто собственным телом и так месят по два, по три часа, стараясь, чтобы большие комья торфа по возможности распустились. В такой яме они по пояс в грязи: тяжело барахтаясь и разбивая лопатой и руками встречающиеся комья, они медленно двигаются взад и вперед. Торф тихо распускается; густая и липкая грязь облепляет со всех сторон, точно корой, тело работников. Комары и слепни столбом поднимаются над ними, жалят лицо и голову. При этой работе рабочие дышат с большим трудом, точно они всходят на крутую гору, – так трудно двигаться им в густом торфяном тесте, а между тем необходимо делать как можно больше движений, чтобы собственным телом разбить комья и неровности торфа. Когда работа кончена, истомленные и иззябшие работники выкарабкиваются из ямы и отправляются мыться к болотным лужам: окунутся раза два в такой же грязной воде, и опять за лопаты – разрывать новые слои торфа. Рубахи их, насквозь пропитанные торфом, тогда уже окончательно прилипают к мокрому телу, но откуда же в болоте взять чистой воды? Идти на озеро далеко: работник меньше сработает и меньше получит за свою тяжелую работу.

Рейтинг@Mail.ru