Хелл. Приключения наемницы

Елена Звездная
Хелл. Приключения наемницы

– Как вы меня нашли?

– Браслет активировался, едва ты надела. А я прилетел на Три Мира несколько суток назад по делам, не связанным с нашим маленьким приключением. – Он улыбнулся ей клыкастой улыбкой.

– И что теперь, попытаешься меня убить? – Хелл с трудом удерживалась в пограничном состоянии, чувствуя нарастающее желание уничтожить врага.

Ксиай, улыбаясь, смотрел на наемницу и все больше восхищался тем, как Сайсиен сумел вылепить из человечки превосходного воина, совершенно лишенного чувства страха.

– Я не буду тебя убивать, долг крови уже уплачен, я хотел рассказать о своем подарке.

Боевой транс растворился в удивлении, и Хелл тихо спросила:

– И что же это за подарок?

– Ты можешь забрать одну жизнь, причем так, что никто и никогда не узнает, что же стало причиной смерти. Но только одну, замахнешься на большее, пострадаешь сама.

Хелл едва дышала, не веря в услышанное, и лишь через несколько минут решилась спросить:

– Как ты узнал… как?…

Даркианец чуть прикоснулся к ее руке:

– Когда на Эдхалоре я сказал, что Алекса наказана по заслугам, ты не возмутилась. Ты уважаешь право мести, значит, есть человек, которому ты не можешь отомстить, но должна. – (Наемница судорожно вздохнула, об этой тайне, кроме нее, не знал никто, даже Кайл и Сайсиен были не в курсе.) Даркианец понимающе улыбнулся: – Активировать «Черную смерть» можно, представив образ того, чьей смерти желаешь, телепатические способности у тебя сильные, так что справишься.

– Спасибо… – она почти шептала, – ты не представляешь, как много мне дал.

Демон усмехнулся и, подавшись вперед, легко прикоснулся губами к ее губам:

– Прощай, наемница.

Хелл не смотрела ему вслед, она уже вообще никуда не смотрела, с яростью девушка вспоминала того, кого не сумела убить в период обучения… вспоминала того, кто ранее был недоступен для ее мести… Третий год она мечтала его уничтожить!

Хелл вернулась в академию только вечером. Спокойно прошла мимо тренирующихся наемников второго курса обучения, подмигнув трем членам «Когтей Дракона», поднялась к себе. Вошла в их с Алекс комнату и огляделась. Вот уже три года эта комната была ее домом. Сайсиен настоял на том, чтобы четыре лучшие команды остались на обучении еще на полтора года, теперь они с ребятами были третьекурсниками! Событие для Трех Миров невиданное, однако факт. Совет даже взялся оплачивать их обучение, впрочем, им это было выгодно, так как сейчас наемникам приходилось разрываться между обучением и выполнением заданий Совета Тридцати, эдакое сочетание практики с теорией.

Наемница села на жесткую кровать и с нежностью погладила браслет, она так давно хотела убить Зоргана, всю его команду ей удалось уничтожить за несколько выходных еще на первом курсе, зато сам капитан «Черного Феникса» оставался для нее недоступным. Слишком сильный, слишком защищенный, со слишком высоким положением. Выкладываясь на спарринг-дуэлях, преодолевая дорожку с препятствиями, выполняя очередное задание, она мечтала, что после обучения сможет вызвать его на дуэль и отомстить. Женская жажда мести – это сила, перед которой рушатся стены, теперь она это знала! Но надежда о мести была призрачной до этого момента. Хелл села на кровати поудобнее, обхватила браслет свободной рукой и представила лицо ненавистного капитана. Транс, погружение в образ и стремление охватить пространство – все так, как учил Сайсиен. Время стремительно растворялось, и вскоре перед глазами пронеслись отблески пожаров, смерть любимого и лицо человека, который хрипло произнес на межмирном: «Эту не трогать, сможем продать подороже». Зорган! Она ждала три года, надеясь убить его лично, ждала и понимала, что, если он узнает, кто она, вернется, чтобы проверить тех, кто одной с ней крови, в надежде, что и у них будут уникальные способности. С трудом девушка сдержала слезы, она давно поняла, что эти капельки влаги не помогут. Хелл сосредоточилась и с удивлением поняла, что ее разум переносится не в пределах Трех Миров, а следует на несколько звездных шагов… И она увидела «Черный Феникс» на подлете к Земле, разглядела капитана, стоящего у рубки и отдающего команды первому пилоту, а затем направила всю свою ненависть и страх за родных на Зоргана. Ненависть, боль, страх, ярость и месть… «Сдохни, сдохни, сдохни!..» – Слова транслировали ярость, а Хелл, сжав веки до боли, не увидела, как засиял на ее запястье серебряный браслет, вспыхивая рунами древних деймасов…

Когда Алекса вернулась в комнату, она обнаружила Хелл лежащей на полу и судорожно сжимающей браслет. По губам стекали капельки крови, на оклики девушка не реагировала. Наемница попыталась закричать, но голос еще плохо слушался, и Алекса выбежала к ребятам, не сдерживая слез.

– Зверек, – Сайсиен сидел рядом в больничной палате и с осуждением смотрел на нее, – что ты сделала?

Девушка открыла глаза и огляделась, возле двери стоял Кайл, рядом с ним перепуганная Алекса.

– А что я сделала? – вопросом на вопрос ответила Хелл.

– Ты попыталась снять браслет, – хмуро сказал Кайл, – хотя тебя просили этого не делать.

Она, тяжело дыша, посмотрела на свои руки и заметила, насколько удлинились ногти.

– Сколько я была без сознания?

– Почти два оборота Дерхона, – спокойно ответил Сайсиен.

– Значит, месяц, – удивленно прошептала Хелл.

– Может, расскажешь, чем это ты там занималась? – Голос Кайла был злым. – Мы с трудом вернули тебя назад.

Хелл не ответила, перед глазами стояли добрые глаза мамы, всегда занятый отец, родные сестрички, мастерящие что-то на крыше братья и их дом на Земле. Почему-то она поняла, что теперь им ничего не угрожает, все, кто участвовал тогда в захвате пленников, погибли, откуда-то из глубин памяти донесся дикий и полный боли крик Зоргана.

– Я так счастлива, – тихо произнесла девушка.

– Кайл, забери Алекс, и оставьте нас одних. – Сайсиен строго посмотрел на друга, и Кайл подчинился. Едва они вышли, учитель повернулся к девушке и взял ее за руку: – Ты кого-то защищала все это время, так? Три года ни слова о своей родине, семье, близких. Кайл долго выяснял имена тех, кто продал тебя в Дом Красной розы, и обнаружились интересные совпадения: все работорговцы, которые могли что-то о тебе знать, погибали раз в два месяца, тебе это о чем-то говорит? Молчишь? Ну, тогда скажу я. Это ты их убивала, используя единственный выходной раз в два месяца, убивала методично и быстро, уничтожая все кристаллы записей в их домах. Так?

Хелл молчала, на лице словно застыла маска равнодушия. Сайсиен впервые понял, что она действительно не зря была лучшей ученицей – у нее имелась цель, и девушка шла к ней, невзирая на боль и отчаяние. Кого бы она ни защищала, он понимал, что и его она убьет не задумываясь, если учитель разгадает ее тайну.

– Зверек, расслабься. Я поговорю с Кайлом, и он перестанет копать. – Сайсиен теперь чувствовал, насколько опасной может быть Хелл, если ее прижать к стенке. – Что бы ты ни совершила, это твое право мести. Служба надзора так и не нашла убийцу… и не найдет, ты прекрасно умеешь заметать следы, как-никак моя лучшая студентка!

Хелл с благодарностью улыбнулась Сайсиену, он все понял. Великий Учитель встал и с грустной улыбкой сказал:

– Знаешь, Зверек, я горд уже тем, что ты превзошла своего учителя. Я, к сожалению, своих родных спасти не смог…

Хелл посмотрела на его сгорбленные плечи, на невыразимую тоску в глазах и вспомнила слова учителя Джая о Сайсиене.

– Мы в одном похожи, – так же тихо произнесла она, – мы оба не сможем увидеться с ними, поговорить и просто обнять. Вы потому, что их нет, я потому, что для их безопасности меня не должно быть.

Он кивнул и вышел из ее палаты. Девушка тяжело вздохнула, встав с койки, начала срывать с тела присоски датчиков, она чувствовала себя абсолютно здоровой и абсолютно счастливой.

Кайл Кинжал вошел в кабинет старого друга и, не дожидаясь приглашения, сел в кресло:

– О чем вы с ней говорили?

Сайсиен тяжело вздохнул:

– О том, что ты больше ничего не будешь выяснять о ее прошлом и, надеюсь, выполнишь эту мою просьбу ради собственной безопасности.

– А нечего уже выяснять, – зло усмехнулся Кайл, – Игресса мертва, ее поставщики живого товара тоже. Семнадцать дней назад я выяснил, что незаконными поставками рабынь и материала для киборгов с Земли занимался Зорган.

– Капитан «Черного Феникса», один из Совета Тридцати?

– Да, тот самый любитель молоденьких девочек.

Сайсиен почувствовал, как дыхание немного сбилось, мысль, что у нее могут быть братья или сестры с таким же набором генов на секунду заставила затаить дыхание, но затем учитель вспомнил ее холодный взгляд и понял, что именно этого она и опасалась.

– Ты разговаривал с Зорганом?

Кайл зло рассмеялся.

– В ночь на четвертое изода «Черный Феникс» налетел на астероид и взорвался. Уцелевшие кристаллы выдали интересную информацию, за несколько часов до столкновения капитан схватился обеими руками за голову и начал вопить от боли, через минуту в таком же состоянии оказались все члены экипажа. Корабль потерял управление и разбился уже после того, как они были мертвы! Все, кто видел запись, мрачно выдохнули только одно слово – даркианцы! А теперь сопоставь получение некой особой подарочка от даркианца и странный обморок в тот же день!!!

Кайл сорвался на крик, он понимал, что теперь никогда не сможет обрести власть над собственной протеже, она вообще не поддается контролю.

– Ты хоть понимаешь, Сайсиен, кого мы вырастили? Я ни на секунду не сомневаюсь, кто это сделал, а ты?

Великий Учитель вдруг неожиданно улыбнулся:

– А я горжусь малышкой! И ты должен гордиться. Посмотри на это с другой стороны – она защищает тех, кого любит. Она не бросает друзей. Она меняет отношение к командам наемников, теперь мы все поняли, что лучше формировать небольшие команды, которые идеально сработаны, чем команды с большим количеством воинов, где каждого можно легко заменить. Кайл, расслабься, уже сейчас «Рука Хаоса» – лучшая команда наемников, и этот факт признают все, заметь все капитаны в Совете. У нас появляется прекрасное оружие для управления подвластными мирами, и это нужно использовать, а не вопить как наседка.

 

– А мне плевать на капитанов, Сайс. – Кайл нервно выругался. – Ты знаешь, для чего мне нужна Хелл! Для чего она нам нужна! Еще немного, не более полугода, и мы начнем действовать. Совет капитанов будет уничтожен, власть на Трех Мирах будет принадлежать мне! Я шел к этому слишком долго и без Хелл буду идти еще много лет. Потому-то мне и нужна эта сероглазая дура! Да, девчонка медленно завоевывает авторитет среди наемников, и это неплохо, но в первую очередь я использую ее как Дайкинири.

– Тише, – осадил друга Сайсиен, – еще утром я поддерживал твой план, Кайл, но… как я уже говорил, Хелл взрослеет, она начинает понимать слишком многое. Поэтому оставь свои попытки узнать о ее прошлой жизни, она не зря так отчаянно обучалась, поверь, малышка продумывала месть с первого дня в академии. Теперь представь, на что она способна. Хелл мы используем, без нее весь план полетит к ранинам, но сейчас… сейчас будь осторожнее с ней, она не дура… иной раз данный факт вызывает сожаление, но все же я действительно горд за нее. И за ее команду тоже.

– О, они при чем?

Сайсиен улыбался:

– А как ты думаешь, могла ли она сама на первом курсе так идеально убивать? А? Тут без Стилета не обошлось, не зря до того как попасть к нам, он обучался среди Воинов Смерти.

Кайл с недоверием смотрел на друга:

– А ты как это допустил?

– А я не знал. – Сайсиен неопределенно пожал плечами. – В том-то и суть, что ребята давно переросли академию, а мы и не заметили.

Глава 7
Похмелье

– Тахешесс! За что мы вчера пили? – Хелл с трудом свесила ноги с кровати и посмотрела на стонущую на соседнем спальном месте Алексу.

– Спроси что-нить полегче, – простонала подруга и, накрывшись подушкой, попыталась уснуть.

Хелл спать больше не хотела. Пошатываясь, девушка встала и огляделась. Комната была незнакомая, быстро глянув в окно, наемница поняла, что они не на Трех Мирах.

– Убейте меня кто-нибудь… быстро и без мучений, – прошептала она в пространство. Пространство молчало.

Даже мысли причиняли боль. Лезть в аптечку не хотелось, Хелл прекрасно понимала, что лучше перетерпеть, чем перегружать организм. Алкоголь – яд, похмелье – это передоз, а значит, и нечего травить себя стимуляторами. Зато у Беса был земной аспирин, надо его найти… сначала Беса.

Ванны здесь не имелось, гардеробной также, не было и их запасной одежды. Просто серое помещение с одним окном и двумя кроватями. Дверь оказалась заперта, но одного выстрела из кейтана Алекс хватило, чтобы устранить эту досадную неприятность. Паника поднялась и тут же пропала, грубо задавленная больной головой, которая отказывалась мыслить. Наемница, стараясь ступать очень аккуратно, вышла в коридор и не удержалась от замечания:

– Оригинальненько. Жесть, одним словом.

Коридор был примечательным. Выкрашенный серо-черной краской, со светящимися проемами дверей и сеточкой светящихся линий по стенам и по полу. Но думать о странностях интерьера не было ни сил, ни желания.

Через полчаса путешествий по коридорам и лестницам Хелл вышла на залитый светом двор. Так остервенело она не материлась давно – боль в привыкших к полумраку глазах отдавалась в нездоровой голове сотней ударов.

– Боже, больше никогда. Ни капли. Тахешесс.

Постепенно глаза привыкли к свету, и наемница смогла оглядеться. Ну, двор, большой как пасть у дерсенга, ну, демоны на нем серокожие, и глаза у них злые темные щелки. А Беса нет. Тахешесс! Так, стоп. Откуда демоны? Хелл посмотрела на гуманоидов. Они были выше наемницы головы на полторы как минимум, очень мускулистые и очень злые. Паника охватила ее снова. Девушка ответственно попыталась вспомнить вчерашние события, но вместо воспоминаний появилась нарастающая тошнота.

– О боже, – прошептала наемница и двинулась вперед, вежливо улыбаясь недобрым взглядам демонов.

Думая на ходу, куда податься, Хелл увидела толпу этих серокожих, туда и направилась. Порадовало, что демоны на нее не пялились, хотя какие они к ранинам демоны? Это… разорви твою аптечку, хинары. Хинары! Наемница даже с шага сбилась, едва осознала, куда они попали. Еще бы понять как. И тут кто-то в толпе заговорил, причем очень знакомым голосом. Сердце начало биться, отдаваясь шумом в ушах и значительно ослабив при этом слух. Алкоголичка, тахешесс! Хелл, едва ли не расталкивая хинаров, прошла к арене, и вовремя. Один из серокожих ритуальным клинком рисовал какие-то символы на обнаженном торсе привязанного к столбу Беса. На секунду она подумала, что у нее галлюцинации, и даже тряхнула головой. Но когда открыла глаза, картинка никуда не исчезла, и более того, теперь серокожий приставил кинжал к горлу наемника. И намерения были явно не дружескими.

– Эй, ты, придурок, руки убрал! – Хелл не сразу поняла, что это она крикнула, но, едва хинар обернулся и пристально уставился на нее, девушке стало плохо.

– Кто пос-с-смел? – Мужчина развернулся и в один прыжок оказался рядом. – Ты что с-с-сказ-зала, скарити?

Хелл нервно сглотнула, попыталась отойти назад. Сзади уступать дорогу ей не захотели, даже слегка толкнули в спину, отчего голова отозвалась новой убийственной болью. Это спровоцировало очередной приступ агрессии.

– Я те сказала, руки от него убрал! – Вот нельзя ее злить после пьянки. – Сам скарррити, дебилоид!

– Что-о-о-о???

– Я те на отличном межмирном сказала, руки от него убери, а то подтираться нечем будет!!!

Повисла благословенная тишина, и пока хинары, опешив, взирали на нее, Хелл отчаянно терла виски, пытаясь унять жуткую боль. И знала же, что в таком состоянии кричать нельзя.

– Бес, – раздался ее несчастный голосок, – у тебя аспирин есть? В моей аптечке одни яды и стимуляторы, тахешесс, а мне плохо-о-о.

– Хелл, совсем сдурела? – Девушка обернулась на голос и увидела чуть дальше привязанных к столбам поменьше Стилета и Дейва.

– Ой, привет. А вы вчера с нами пили? Я вас не помню… На фига мы вообще пить начали… Мне так пло-о-о– охо-о-о…

Ребята выглядели слегка побитыми, но в принципе невредимыми. Инстинкты где-то глубоко кричали об опасности, зато ей сейчас было все равно. Хинар с ритуальным клинком оклемался и навис над ней.

– Совс-с-сем плохо? Может, помочь? – Клинок недвусмысленно прижался к ее шее.

– Да пошел ты! И без тебя тошно… совсем тошно. – Хелл брезгливо отодвинула двумя пальцами лезвие, подавила порыв желудка и осмотрелась. – Слушайте, черти похмельные, а вода у вас есть?

«Черти похмельные» тихо зверели.

– Это кто? – на аэллиш спросил хинар с кинжалом у высокого хинара в длинной тунике.

Слава Сайсиену, этот язык она все же осилила, хоть и говорила на нем с трудом из-за обилия шипящих и свистящих.

– Одна из женщин. Их заперли вчера. Странно, что она спустилась, не потревожив сигнализацию. – Все серокожие злобно уставились на наемницу.

Хелл простонала, прошла к лежащему на земле бревну и с наслаждением села: ноги уже не держали.

– Тассишнер ххсен сепиахх дхлиш шьям? (Сигнализация – это странные белые линии?) – спокойно спросила она хинаров.

– Да, но они невидимы, – удивленно ответил серокожий в тунике.

– Они даже светятся, – не желая шипеть, на межмирном произнесла Хелл. А затем, повысив голос до очередного приступа головной боли, громко спросила: – Стилет, мы встряли?

– Черный уровень, – тихо ответил наемник, но она услышала.

Хинары с удивлением смотрели, как девушка расстегивает рубашку, затем открывает карман, замаскированный под кожу (причем ощущение, что карман расположен прямо в теле, возникло у всех непосвященных), и достает оттуда маленькую белую коробочку. Пальцы привычно пробежались по ампулкам, выбрали один из запрещенных в цивилизованных мирах стимуляторов; подкатав брюки, Хелл вколола препарат.

– Ранины подери эту чертову жизнь, – простонала девушка, когда стимулятор начал дробить нервные окончания. У нее был высокий порог болевой чувствительности, но она не сдержала ни слез, ни стонов, ни проклятий. Тридцать секунд, прошедшие, пока стимулятор очищал ее кровь, показались ей вечностью. Пять секунд, прошедшие, пока препарат внедрялся в ее мышцы, по ощущениям походили на вторжение в тело тысячи игл. Когда все закончилось, девушка встала и застегнула рубашку. Боль ушла, агрессивность возросла в разы. Потянувшись, наемница хмуро осмотрела двор и хинаров: – Так, меня зовут Хелл. Это не ругательство, это мое имя. Соизвольте представиться! – обратилась она к хинару в белом, безошибочно признав в нем наиболее расположенного к переговорам. Не зря их натаскивали по психологии видов.

Серокожий ответил не сразу, видимо, мужики тут были слабые и воющих от боли наемниц видели редко. Но она и не торопилась, отчаянно придумывая, как будет извиняться перед тем идиотом с кинжалом. В том, что он тут главный, воительница не сомневалась.

– Мое имя Харсинах. – (Один из приближенных жрецов, тут же классифицировала наемница. Память услужливо подбрасывала факты, видимо, стыдясь позорного провала о событиях вчерашнего дня.) – Я представляю орден Дхарити на Хиарре.

Счастливая от доступа к своим хранилищам память выбросила в воспоминания еще и маленький стишок, который учитель Джай рассказывал на первом курсе:

 
В Хиарре живут хинары,
Любят кишки и наемничьи хари,
С соусом любят и даже без,
Зря ты, мой друг, на Хиарру полез.
 

Эдакий образец наемнического поэтического творчества. Вот это влипли.

– Благородный Харсинах, – Хелл склонилась в вежливом поклоне, – не могли бы вы пролить свет на события, которые привели нас сюда?

Всеобщее угрожающее рычание ей очень не понравилось. Еще раз проанализировав фразу, Хелл не нашла ничего, что могло бы вызвать неудовольствие. Зато типу с кинжалом представление явно надоело. И как это он так быстро оказался возле нее? Ни фига себе скорость у чудика.

– Вы! Вы разрушили храм Великой! Осквернили Собрание! Совратили мою женщину!

– Я не совращала, – в этом Хелл была абсолютно уверена, – честно, не совращала! А зачем мы все остальное сделали?

– Пить меньше надо было! – сдавленно ответил Дейв. – Нажрались с «Когтями Дракона», поспорили и полетели хинарам морды бить!

– А почему не улетели потом? – сдавленно спросила Хелл, игнорируя свирепеющего хинара.

– А Бес тут влюбился, и мы его ждали! – Стилету тоже было плохо, удивительно, как он вообще держался на ногах.

Хелл посмотрела на главного хинара и изобразила невинную улыбку. Не сработало. Хинар смотрел на нее так, словно готов был убить на месте, причем с особой жестокостью. Наемница продолжала глупо улыбаться и оценивала шансы. А шансов не было. Вообще никаких шансов. Ребята связаны, Алекса наверху спит. У нее только иглы, их на штук двадцать хинаров хватит, а дальше мучительная смерть. Шмыгнув носом, девушка изобразила раскаяние.

– Нам очень-очень стыдно. Я больше никогда пить не буду… много. Давайте вести переговоры, я уверена, мы придем к правильному решению.

Хинар совсем зло сузил глаза, но успокоился. По крайней мере, желваки дергаться перестали. Затем на губах, хотя их сложно было назвать губами, появилась мерзкая улыбка, точнее, оскал.

– Мне нравится идея про переговоры. Вас тут сколько, пятеро? Самцы тоже сгодятся. Где-то в хранилище завалялась интересная такая книжка, называется «Камасутра», в корабле прошлых наемников нашлась. Картинки там интерес-с– с-с-сные. Давно хотел попробовать поэкспериментировать с человеками, заодно лично обучу вас местным… позам.

Бес дернулся так, что на треск бревна обернулись все.

– Зато не съедят, – грустно произнес Дейв.

Стилет внимательно посмотрел на него и хрипло произнес:

– Согласен на смерть с пытками!

Хинары начали смеяться, кажется. Ну, если странные хрюкающие звуки, звериные оскалы и подрагивание плеч можно назвать смехом.

– Ладно, мочите нас, – покорно согласилась Хелл, – виноваты так виноваты, что уж тут делать. Все равно лучше умереть… чем экспериментировать.

– А подтираться потом будет чем? – язвительно спросил главный.

– Не гарантирую, – честно ответила Хелл, переступив так, чтобы можно было отпрыгнуть в сторону и достать иглы.

И тут сработала сигнализация. Зажав уши, наемница с грустью подумала, что сигнализацию с таким звуком только садюги могли придумать, а мазохисты поставить. Прижатые к голове руки позволили ей вовремя увидеть, как черный сигнал на браслете сменяется синим. Наемница поняла, что Алекса на подходе, и перешла в боевой транс. Резкий удар – и ближайший хинар упал без сознания. Хелл осознавала, что с главным лучше не связываться, поэтому и атаковала тех, кто послабее. Выхватив нож у очередной жертвы, наемница метнула его в веревку, стягивающую руки Стилета. Даже не глядя в их сторону, она знала, что наемники уже освободились.

 

Браслет завибрировал, когда она душила очередного хинара, одновременно пытаясь уйти от удара второго. Нервно включив связь, Хелл подскочила, оттолкнулась от нападающего и забралась на крышу полуразрушенного здания.

– Да, слушаю.

– Хелл, это Неврос. Мы спускаем к вам катер. – Голос у наемника был виноватый.

– Стой, наш корабль где? – Катер от стратосферы будет идти минут пятнадцать, этого времени у них не было.

Хелл оттолкнула от стены взбиравшегося на нее хинара и посмотрела на друзей. Алекса отстреливалась вторым кейтаном, значит, в первом заряд уже закончился. Стилет дрался левой рукой, правая безжизненно повисла. Бес сражаться не мог, и его прикрывал Дейв, тоже уже выбившийся из сил. А Неврос все не отвечал. Лишь спустя несколько секунд томительного ожидания она услышала его взволнованный голос:

– Ваш корабль в этих руинах, состояние нормальное, взлететь сможете.

– Поняла. Народ, вы слышали?

Алекса: «Да, иду!»

Стилет: «Постараюсь, прикрой Беса».

Дейв: «Да, мы сами не выберемся».

Бес: «Валите без меня, я не смогу».

– Так, ясно. Я к ребятам. – Хелл спрыгнула со стены, перевернулась в воздухе и, приземлившись на плечи одного из хинаров, по головам начала перескакивать к Дейву. Мысль, что после окончания действия стимулятора мышцы будет выворачивать от боли, она проигнорировала. Прыжок, переворот, и она возле Дейва. Иглы закончились уже через минуту, а хинары нет.

– Почему нас не убивают? – хрипло спросила Хелл.

– Приказ брать живыми, – кратко ответил Дейв, вскрывая артерию очередному нападающему.

Кровь у серокожих была темная, с сильным трупным запахом. Краем глаза Хелл заметила, как Алекса и Стилет пробираются к кораблю.

– Дейв, прикрой!

– Интересно, чем? Свою задницу я им подставлять не буду.

Она оценила юмор, но на смех времени не было. Резко присев, наемница достала аптечку, выбрала нужный стимулятор и вколола Бесу. Полный звериной боли рык заставил даже хинаров нервно вздрогнуть, а затем Бес вступил в бой.

– Бес, я тебя оч люблю, но на это нет времени, честно, – мягко произнесла Хелл, заметив, как наемник остервенело душит одного из нападающих. Едва ее слова дошли до сознания, Бес отшвырнул хинара и подхватил ее на руки. – Отпусти, тахешесс. Я на стимуляторах, я продержусь. Хватай Дейва.

Дейв даже не сопротивлялся, но отчаянно отбрыкивался от тянущихся к нему хинаров. Хелл прикрывала отступление, отобрав у Беса его нож. Корабль взлетел, едва они запрыгнули в открытый люк. Уже на лету Бес вышвырнул нескольких серокожих, и люк был заперт.

– Бес, за руль! – прорычал Стилет.

Хелл расслабилась, только когда Бес начал пилотирование. Все-таки здорово иметь лучшего на Трех Мирах пилота, который способен уйти от обстрела наземных орудий.

– А чем это они стреляют? – удивленно спросила Алекс после очередного крутого виража.

– Смолой, способной разъедать обшивку, – спокойно ответил Стилет, он тоже был уверен в способностях Беса.

– А мы вовремя ретировались, – усмехнулся Дейв, устало прислонившийся к люку, – вон их сколько набежало.

Наемники потрясенно молчали, оценивая масштаб происшедшего. Огромный храм из серого мрамора был разрушен, и уже не оставалось сомнений в том, кто совершил сей акт вандализма. На заднем дворе грандиозного дворца из черного камня, где они, собственно, и находились ранее, собралось не менее трех сотен серокожих.

– А я его нашла, кстати, – радостно вскрикнула Алекс, доставая голубой искрящийся кристалл.

– Мы же вчера его потеряли, – потрясенно выдохнул Дейв.

И тут память Хелл окончательно расщедрилась на воспоминания. Пили они вчера на Дикоре, маленькой планетке в трех часах от Хиарры. Обмывали очередное задание, а точнее, рекорд в два часа, за которые с этим заданием справились. Потом прибыли Неврос с командой и присоединились к ним, дабы залить горе по поводу полного провала. Потом они пили много. Потом начали спорить. Хелл покраснела, вспомнив, кто первый начал доказывать, что кристалл Хиарры они достанут за пару часов и докажут, что они лучшие.

– Вспомнила, кто все это затеял? – с усмешкой спросил Стилет, перебинтовывая сломанную руку.

– Я дура, – подвела итог Хелл.

– Умной тебя точно не назовешь, – Дейв пил болеутоляющее, – но и мы придурки, какого ранина согласились? У Невроса в команде пятнадцать воинов, плюс с ними на дело шли «Аваргали», там девять, и «Никейя», там двенадцать. Вот и считай.

– Три корабля и тридцать шесть наемников Третьего круга. По ходу здесь тройка несчастливое число, – усмехнулась Алекс. – Но таки Хелл была права – мы круче их!

– Ага, круче нас только… тахешесс! Нашли куда сунуться! Кстати, а где находился Кристалл? – тихо спросила Хелл, ей было очень стыдно за вчерашнее.

Алекса порозовела и указала на линию бюста:

– А где женщина может спрятать что-либо ценное в моем-то вчерашнем состоянии? Про карман я точно не вспомнила. Оно и к лучшему, учитывая, как нас вчера обыскивали.

– А нас обыскивали? – удивленно спросила Хелл. Мысль, что серокожие шарили по ее телу руками и очередной крутой вираж вынудили метнуться в санитарный отсек.

Когда она вернулась, полностью избавившаяся от тошноты, звездолет уже вылетел в космос. Тихое жужжание – включилась система гравитации.

– Там Неврос на связи, – объявил Бес.

– Да пошел он… – Стилет емко выругался. – Полетели на Димриту, на Трех Мирах нам лучше не показываться, Сайсиен лично убьет, если узнает.

Их остановили на подлете к крупнейшей торговой планете, и пришлось лететь на планету наемников.

Сцена первая: на видео Хелл с распущенными волосами танцует на черном алтаре победный танец аторгов, держа в руках голубой кристалл. Алекса рядом пытается повторить серию прыжков и покачиваний бедрами, но у нее с ее природной сексуальностью это больше походит на эротический танец. Внизу Дейв лениво взирает на них, не забывая прикладываться к бутылке. Стилет, подражая фильмам про ковбоев, отстреливается от пытающихся подойти к разрушенному храму хинаров. Бес в самом дальнем углу отчаянно целуется с хинаркой, наверное, от радости, что нашел женщину одного с ним роста.

Сцена вторая: Стилет храпит на полу, обняв джишку. Дейв пытается найти кристалл, который Хелл все же уронила. Алекса продолжает эротично танцевать, и ввалившиеся толпой хинары оторопело взирают на бесплатный стриптиз. Ну, подумаешь, девушке стало жарко. Бес… да, умеет наемник совращать, такой позы у местной жительницы наверняка никогда не было.

От живописной, наполненной эмоциями и лучшими выражениями на шаерзе картины того, как их схватили, наемники поберегли свои нервы и отвернулись.

– Позор! – бушевал Сайсиен. – И это лучшие воины Трех Миров! Пьяные вдрызг! Алкоголики!

Они находились в личном кабинете Сайсиена в академии. Помимо учителя в кабинете присутствовало и прямое начальство в лице четырех капитанов из Совета Тридцати.

– Ты почему видео с внешки не сняла? – тихо прошептал Стилет, наклонившись к наемнице.

– Так там ты снимал, я нижние убирала, – так же шепотом ответила Хелл.

– Дерьмо дерсенга, а почему я кристаллы не снял, ты не в курсе, а? Ни ранина не помню…

– Стилет! – взревел Сайсиен. – Как глава группы ты был обязан не допустить подобное. А вместо этого ты, наемник…

– Валялся пьяным и храпел! – закончил за учителя Рексар, один из двух влиятельнейших людей на Трех Мирах. – Расслабься, Сайсиен, да, ребята неправы, что позволили себе… хм… хм… Странно, что хинары их сразу не убили. Наверное, решили все же дождаться, пока наемники протрезвеют, чтобы поняли весь ужас наказания! Ха-ха, представляю, как серокожие сейчас бесятся от своей манечки подавать месть холодной. Но, в общем, с заданием ребята справились, и даже с двумя. Стоит ли так им мозги… ну, в общем, переходим ко второй части, объявляем благодарность, выплачиваем премию и идем обмывать.

Наемники, с энтузиазмом поддакивающие капитану Рексару, на слове «обмыть» резко сникли. Хелл и Бес после стимуляторов сутки провалялись в наполненных теплой водой ваннах, потому что иначе боль в мышцах просто убивала. Стилету раздробленную кость срастили, едва они прибыли в академию, но боль-то осталась. Алексе досталось меньше всех, а вообще она в этой истории была главной героиней, все-таки, пока ее нечаянно уронили, успела поднять и спрятать кристалл, а потом еще и пришла всем на выручку. Дейв тихо постанывал каждый раз, когда кто-то начинал говорить громче, ибо он анаболики не принимал, а протеины, которые вынужден был пить, дабы избавиться от слабости после потери крови, вызывали мало того что неприятный зуд по всему телу, так еще и головную боль.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru